С Б Сорочан - Экономические связи херсонеса со скифо-сарматским населением крыма в г в до к э-v в н э - страница 1

Страницы:
1  2 

САИ Свод археологических источников (Археология -СССР)

ESA Eurosia Septentrionalis Antiqua

IosPE Inscriptiones orae septentrionalis Ponti Euxini

С. Б. Сорочан

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ СВЯЗИ    ХЕРСОНЕСА СО СКИФО-САРМАТСКИМ НАСЕЛЕНИЕМ КРЫМА В Г В. ДО К. Э.-V В. Н. Э.

Изучение археологических материалов, полученных в ходе раскопок многочисленных скифо-сарматских городищ и селищ западной части Крымского полуострова, не оставляет сомнений в том, что Херсонес поддерживал со скифами прочные эконо­мические связи. На основании этих материалов В. И. Кадеев н Т. Н. Высотская установили состав товаров, которыми обмени­вались Херсонес и туземное, население Крыма, наметили глав­ные магистрали, по которым осуществлялась эта торговля, по­ставили вопрос о ее характере[1]. Однако в их работах рассмат­ривались различные аспекты экономики Херсонеса или истории поздних скифов. Поэтому, говоря о торговле города с населе­нием Таврикн, они не ставили в качестве главной задачи изуче­ние этой проблемы, которая, на наш взгляд, нуждается в спе­циальном рассмотрении. Раскопки крымских поселений и мо­гильников, предпринятые в последние годы, дали много новых археологических материалов[2]. В совокупности с ранее известны­ми находками они позволяют уточнить торговые пути Херсоне­са и их границы в Крыму, объем и характер торговли города с местным туземным населением, а главное, проследить те изме­нения, которые происходили в этой торговле на протяжении шести столетий.

Херсонес издавна поддерживал экономические связи с севе­ро-западной частью Крымского полуострова. Однако мы не рас­полагаем данными о сколько-нибудь заметной торговле города

'Кадеев В. И. Очерки истории экономики Херсонеса Таврического в I—IV веках н. э. Харьков, 1970, с. 151—158. Высотская Т. Н. Поздний скифы в Юго-Западном Крыму. Киев, 1972, с. 160—179.с этим районом в первые века н. э. Северо-Западный Крым, ви­димо, был захвачен скифами[3], н столкновения с ними мешали' налаживанию устойчивых сношений. Вероятно поэтому усилив городских торговцев, владельцев промыслов и мастерских долж­ны были сосредоточиться на укреплении связей с близлежащей округой в Юго-Западном Крыму. Необходимость пополнять за­пасы продовольствия и сырья заставляли Херсонес развивать торговлю с туземным населением Юго-Западного Крыма. Ввиду сложности внешнеполитических событий в 1 -в. до н. э. город только начал налаживать эти экономические контакты. Они ста­ли более тесными к концу столетня, когда Херсонес сосредото­чил свою торговлю главным образом в северо-восточном направ­лении, вдоль третьей гряды Крымских гор. Малоазийская кера­мика и стеклянные изделия I в. до н. э. I в. н. э., имеющие аналогии в Херсонесе, встречаются на Северной стороне Севас­тополя[4]. Но наиболее интенсивные связи город поддерживал с населением нижнего течения р. Бельбек, где обнаружено нес­колько могильников I начала IV в. н. э.[5] Особенно обильным херсонесский экспорт становится здесь во второй половине Iпервой половине II в. и. э., то есть совпадает по времени с об­щим подъемом торговли города.

С конца I в. н. э. Херсонес вел также торговлю в Качинской долине. Об этом свидетельствуют находки амфор, черепицы и краснолаковой керамики в поселении деревни Суворовка и Крас-нозоринском городище, в нижнем течении р. Качий. Вместе с тем, количество находок здесь заметно меньше, чем в долине р. Бельбек. Более оживленным представляются связи Херсоне­са с населением долины р. Бодрак. Раскопки озернинских мо­гильников показали, что торговля с этим районом велась с ру­бежа н. э. вплоть до IV в.

Крупным центром, с которым имел устойчивые связи Херсо­нес, явилось городище Алма-Кермен в среднем течении р. Аль­мы. Оно погибло во второй половине Ш в., однако на его тер­ритории в V—VI вв. продолжало существовать небольшое по­

* ГХМ, инв. № 3/36758, 4/36758, 6/36758, 2/36758. Высотская Т. Н. Указ. соч., с. 26.селение[6]. Возможно, его обитатели поддерживали определенные контакты с городом. Об этом свидетельствует находка золотой ■серьги с пирамидкой из шариков, подобной тем, что изготовля­лись в это время в Херсонесе[7]. Несколько иначе развивались связи с населением нижнего течения р. Альмы. Краснолаковая и простая посуда конца I в. до н. э. III в. н. э., обнаруженная на Усть-Альминском городище и в могильнике, имеет аналогии среди херсонесских форм. Однако характер ее глины с примесью слюды не соответствует херсонесской. Вероятно, на городище существовало собственное гончарное производство, о чем свиде­тельствуют остатки шлака и гончарных печей[8]. Связи Херсонеса с этим районом представляются очень слабыми.

Конечным пунктом херсонесской торговли в Юго-Западном Крыму до второй половины III в. и. э. являлся Неаполь Скиф­ский. Временами его торговыми партнерами являлись Ольвия, Керкинитида, Калос Лимен и Боспор. Это затрудняет определе­ние степени участия Херсонеса в торговле с Неаполем. Кроме того, следует учитывать, что в городе существовали собственные косторезное, бронзолитейное, а возможно, и гончарное произ­водства. В I в. до н. э. торговля Херсонеса с Неаполем велась неустойчиво[9]. Однако, как показывают археологические мате­риалы, она стала крепнуть с конца столетия и, за исключением крупных военных столкновений 50—60-х гг. I в., развивалась без особых помех.

Новое расширение экономических связей Херсонеса в севе­ро-восточном направлении произошло во второй первой поло­вине III в. Очевидно, это объясняется продвижением римских отрядов в глубь Крыма и возникновением новых поселений. Ке­рамика, редкие херсонесские и римские монеты IIIII вв. были найдены в районе Радиогорки, сёл Верхне-Садовое и Красный-Мак11. Но особенно усилились контакты Херсонеса с населением междуречья Альмы, Качи и Бодрака. В сёлах Долинное, До­

" Стржелецкнй С. Ф. Основные этапы экономического развития и периодизация истории Херсонеса Таврического в античную эпоху. ПИСП. М., 1959, с. 81. Савеля О. Я. Отчет о разведках на Северной стороне Се­вастополя и в Бельбекской долине в 1964—1965 гг. Архив ГХМ, д. Да 1198, л. 16—17. Кадеев В. И. Указ. соч., с. 154. Кропоткин В. В. Римские импорт-вые изделия в Восточной Европе. М., 1970, с. 51, № 142, 143.рожноє, на городищах Болта-Чокрак, Карагач, на горе Чабов-ского встречаются римские монеты амфор IIIII вв.1* Две мо­неты херсонесской элевтерии были найдены на Альминском го> роднще[10]. Керамика херсонесского производства преобладает в скалистинских могильниках II-V вв.'[11] Несколько римских мо­нет IIIII вв. были обнаружены в верховьях р. Качи[12]. Более поздние монеты изредка встречаются на Северной тсороне, в сёлах Малое Садовое, Оборонное и на Чуфут-Кале|е.

С 1 в, и, э. Херсонес также осуществлял торговлю в Юго-восточном направлении с населением Инкерманской долины и Южного берега Крыма. Изучение всего комплекса материалов из могильника у совхоза «Севастопольский» позволяет предпо­ложить, что в I в. н. э. сношения Херсонеса с этим районом велись спорадически, в незначительных масштабах. Со второй половины I в. и во II в. и. э. начинается подъем этой торговли, ставшей особенно интенсивной на рубеже столетий. Судя по монетным находкам и другим материалам, новое оживление экономических связей наблюдалось в середине III—-начале IV в. Однако во второй половине IV в. это оживление постепенно перешло в спад.

На южном берегу Крыма важным центром херсонесской торговли с конца I в. н. э. являлся Харакс. Видимо, упрочение связей с ним было обусловлено размещением в Хараксе рим­ского гарнизона, база которого находилась в Херсонесе[13]. Здесь, безусловно, были свои ремесленники, но римляне, и в определен­ной мере местное население нуждались в постоянном подвозе продовольствия, военного снаряжения и разнообразных изделий ремесла из города. Раскопки могильника Харакса показывают, что часть этих товаров продолжала поступать к местному на­селению и в конце IIIпервой половине IV в., то есть после того, как римские войска покинули крепость.

12 Кропоткин В. В. Экономические связи Восточной Европы в I ты­сячелетни н. э. Л1„ 1967, с. 39, № 573. Высотская Т. Н. Указ. соч., с. 28— 32, 131.

"Кропоткин В. В. Клады римских монет на территории СССР. М,, 1961. с. 66, № 636. Его же: Новые находки римских монет в СССР.—■ НЭ, т. VI, 1966, с. 88.

Расширение херсонесской торговли в юго-восточном направ' лении с селением Балаклавы, Карадезской, Шульской, Инкер-манской и БайдарскоЙ долин произошло не ранее II—III вв, н. э. Именно к этому времени относятся керамика, светильники, украшения, обнаруженные в Балаклаве[14]. В самой Балаклаве и по дороге к ней через Сапун-гору изредка встречаются херсо-несские и римские монеты III начала IV в. Херсонесские й малоазийские амфоры II—III вв., краснолаковая и стеклянная: посуда, монеты II—IV вв. поступали также в поселения в райо­не Мартыновской балки, селі Терновка, на городище «Ревущий верблюд»[15]. Особенно тесные экономические связи с Херсонесом поддерживало население, оставившее Чернореченский могиль­ник IIIV вв. Амфоры, обломки пифосов херсонесского произ­водства, черепица, бронзовые и серебряные монеты II начала III вв. обнаружены также в восточной части БайдарскоЙ доли­ны (сел. Широкое, Ново-Бобровское, Родниковое и других)[16].

В IVV вв. Херсонес продолжал вести торговлю с этим районом и Южным берегом Крыма. Так, подавляющее число на­ходок, сделанных в Инкерманском могильнике, относится к IV столетию. Однако они не столь богаты и разнообразны, как прежде. Еще беднее находки из другого могильника, располо­женного у высоты «Сахарная головка».

Вероятно, определенные связи продолжали существовать с населением, жившим в районе нынешнего с. Терновка. Об этом, свидетельствуют редкие находки пряжек, серег, украшенных пи­рамидкой из шариков, которые, как указывалось, имеют анало­гии среди местных изделий Херсонеса VVI вв.[17]

Уже с III в. н. э. велась торговля с Мангупом. В числе экс­портируемых товаров были: керамическая.тара, черепица, гон­чарная и стеклянная посуда, архитектурные детали из прокон-несского мрамора, украшения[18]. Монетные находки ннтересую­щего нас времени в этом районе очень редки. Несколько монет IV—V вв. было найдено около крепости Каламита и поселения у с. Родниковое83.

На существование торговли Херсонеса с Южным берегом Крыма в IV—V вв. указывают материалы могильника Суук-Су. К предметам, привозившимся сюда из Херсонеса, могут быть от­несены красноглиняные миски, аналогичные по форме херсонес-ским, бусы из египетского фаянса, двухпластинчатые фибулы, серьги с пирамидкой из «зерни», монеты24. Несколько золотых монет IVV вв. было обнаружено в районе Гурзуфа25.

Итак, можно выделить два основных направления торговых связей Херсонеса в Юго-Западном Крыму. Северо-восточное на­правление вело к Неаполю Скифскому вдоль третьей и второй гряды Крымских гор. Другое, юго-восточное, имело своей конеч­ной целью Южный берег Крыма и охватывало территорию Ин-керманской, БайдарскоЙ и других близлежащих долин. В целом, состав товаров, поступавших по этим направлениям из города, был достаточно велик и разнообразен. Видимо, особым спросом у местного населения пользовались гончарные изделия. При этом количество херсонесской продукции уступало прочен при­возной керамике. На некоторых поселениях и в могильниках находки малоазийской и самосской посуды, поступавшей через Херсонес, в три-четыре раза превосходят по количеству херсо-несскую. Экспорт последней начал расти со второй половины II в. н. э., и в IIIIV вв. число изделий малоазийских гончар­ных мастерских в Юго-Западном Крыму заметно сократилось. Исключением являлся только привоз амфор IIIII вв., которые принадлежали, главным образом, южнопонтинеким и восточно-средиземноморским центрам.

Очевидно, Херсонес вывозил не только гончарную, стеклян­ную посуду, шкатулки, украшения, косметические средства, но и оливковое масло, импортные вина, соль, а также, возможно, продукты рыбного промысла. Устричные раковины, остатки ры­бы и крабов встречаются в Неаполе Скифском и во внутренних районах предгорного и горного Крыма. Вместе с тем, херсонес-

копкк 1938 г.). МИД, № 34, 1953, с. 339, 383, 387—389. Ее же: Черепицы с метками из раскопок 1938 г.—МИА, № 34, 1953, с. 430.

и В е й м а р и Е. В. Раскопки Инкерманского могильника в 1948 г. ИАДК. Киев, 1957, с. 237, прим. 3. Кропоткин В. В. Указ. соч., с. 65, № 618—619.

м Репников Н. И. Указ. соч., с. 106—107, 109—ПО. Его же: Неко­торые могильники области крымских готов.—.ИАК, вып. 19, с. 15, 17, 62, табл. 1, 4; 6; VII, 2. Его же: Некоторые могильники области крымских го­тов, ч. II,—300 ИД. т. XXVII, 1907, с. 112; 117,121,138, табл. III, 5,7, XVI, 3. Кропоткин В. В. Указ. соч., с. 63, № 577. «

" Репников Н. И. Указ. соч., с. 104. Кропоткин В. В. Указ. соч., с. 63, № 675.ские вина, вероятно, не могли пользоваться здесь широким спросом при наличии у скифов собственного товарного виноде­лия. У местного населения было развито также ткачество[19]. Од­нако это не исключало существования потребностей в импорт­ных тканях и коврах. Обитатели бассейна Дона, судя по из­вестному замечанию Страбона, покупали у купцов аналогичные товары27. Следовательно, импортные ткани, привозившиеся в Херсонес, могли находить спрос и у зажиточных слоев туземно­го населения Юго-Западного Крыма.

Наличие монет на городищах и селищах, окружавших Хер­сонес, указывает на то, что денежное обращение было знакомо их обитателям. Об их употреблении в качестве денежных еди­ниц свидетельствуют, например, находки монет вместе с остат­ками кожаного кошелька из могильника Бельбек I[20]. Наиболее развитыми представляются денежные отношения в непосредст­венной близости от Херсонеса, в районе Инкерманской долины, а также в Хараксе. Сложнее это установить в отношении Неа­поля Скифского, где находки монет единичны. Вместе с тем, по­близости от городища встречаются крупные клады, содержащие боспорские и римские монеты II начала III в.

Количество монет в Юго-Западном Крыму начало увеличи­ваться к концу I в. Это может быть объяснено расширением торговли, но следует заметить, что такое же явление наблюда­лось и у других племен, проживавших на территории Украины[21]. Своего максимального развития денежные отношения достигли во IIIII вв. н. э. Но даже в этот период их размеры совершен­но не соответствовали обилию привозной продукции. Кроме то­го, в основе денежного обращения у туземного населения лежа­ла медная монета, которая могла служить только для мелких торговых операций. Очевидно, торговые связи носили преиму­щественно характер натурального обмена н лишь частично бы­ли денежными[22]. Это нарушало греческие правила продажи, подразумевавшие денежную торговлю[23]. Однако ведение торго­вых связей на основе товарного обмена не было исключитель-

м Высотская Т. Н. Указ. соч., с. 176. 27 Strabon, XI, 2, 3.

я Кропоткин В.  В. Указ, соч., с. 39663—39665, №   127, 573, 609.ным явлением и существовало в первые века и. э. как на вар­варской периферии античного мира[24], так и в наиболее развитых областях Римской империи[25].

Следует заметить, что в IVV вв. торговля Херсонеса с Юго-Западным Крымом в еще большей степени приобретала меновый карактер. Единичные находки монет этого времени свидетельст­вуют о натурализации хозяйства местного населения.

Везде, где было возможно, в том числе и в Крыму, преоб-'адало более выгодное и быстрое морское сообщение. Морем і.оддерживалась связь Херсонеса с северной стороной Севасто­польской бухты, Инкерманом, устьем Бельбека, Балаклавой и Южным берегом Крыма. Даже из БайдарскоЙ долины лес и другие продукты удобнее было вывозить через бухту Ласпи, не­далеко от которой находилось крупное поселение[26]. Однако значительные внутренние пространства полуострова были отре­заны от судоходных водных путей.

Главная торговая и одновременно военно-стратегическая су­хопутная магистраль от Херсонеса к Неаполю Скифскому про­ходила в Инкерманской долине около устья р. Черной, по Ме-кензиевым горам и дальше, вдоль второй и третьей гряды Крым­ских гор, приблизительно по маршруту современного шоссе Се­вастополь Симферополь[27]. Можно предположить, что важны­ми транзитными пунктами на этой дороге служили селища в районе села Верхне-Садовое и Алма-Керменского городища, расположенные на расстоянии дневного перехода друг от дру­га. Таким образом, торговцы достигали Неаполя за троечетве­ро суток[28]. Другие поселения были связаны с этой магистралью путями местного значения, проходившими по долинам рек Бель­бека, Качи, Альмы и Бодрака. Судя по находкам монет, еще одна дорога из Херсонеса шла по линии нового Балаклавского шоссе, через Сапун-гору в Балаклаву. Сообщение с Южным

!| Рикман Э. А. Экономическая история населения Поднестровья и прилегающего Придунавья в первых веках нашей эры. М., 1975, с. 230—232. Высотская Т. Н. Указ. соч., с. 177. Шелов Д. Б. Денежный рынок Танан-са — ЗОАО, т.  I   (34),  1960, с. 134—135.

31 Голубцов Е. С. Очерки социально-политической истории Малой Азии в IIII вв. М., 1962, с. 62. Бокшанина А. Г. Социальный кри­зис Римской империи в 1 в. н. э. М., 1954, с. 55. Дилигенский Г. Г. Северная Африка в IV—V вв. М., 1961, с. 3.

35 Кондараки В. Байдарская долина (в Таврическом полуострове). ЗООИД. т. 7. Одесса,  1868, с. 289—290.

36 Капур Н. П. Археологічна карта Інкерманськоі долини.—АП УССР, т. XIII, 1963, с. 7. Кадеев В. И. Указ. соч., с. І56. Савеля О. Я. Гаврское поселение в долине Бельбека. В сб.: Херсонес Таврический. Ремесло и культура, Киев, 1974, с. 95.

3 Заказ э974 33

I

берегом Крыма осуществлялось, в основном, по пешеходным и вьючным тропам, которые пересекали яйлу через перевалы в районе Байдарских ворот, Шайтан-Мердвень и Эски-Богаз[29]. Ко­лесная дорога в. Харакс могла идти по. Инкерманской и Байдар­скоЙ долинам,, через поселения у сел. Широкое, Ново-Бобров-■ское, Родниковое, в районе Чертовой лестницы она превраща­лась в опасную тропу, которую с трудом преодолевали навью­ченные лощади36. Еще одна колесная дорога к южному побе­режью вела из Неаполя Скифского вниз по р. Салгир, через се­лище рядом с убежищем Джамал, городище у сел. Доброе й Ан­гарский перевал[30]. В IVV вв. в связи с гибелью одних и пере­мещением других поселений в предгорные районы "Крыма про­изошло некоторое изменение торговых путей. Они ограничились на севере бассейном р. Альмы и сместились восточнее главной трассы в горные долины. Основными центрами на' этом пути, очевидно, стали Чуфут-Кале, Мангуп или Эски-Кермен, связан­ные с южным побережьем через перевалы Гаспра-Богаз и Гур­зуфское седло[31]. Е. В. ВеЙмарн также отводил роль транзитного пункта Каламите[32], однако последняя находилась слишком близко от Херсонеса. Поэтому предположение о необходимости устраивать в ней ночные привалы для тех, кто перевозил торго­вые грузы, вызывает сомнение.

Все вышеприведенные данные позволяют сделать некоторые общие выводы о состоянии торговли Херсонеса с окружающим скифо-сарматским населением. Очевидно, в силу указанных об­стоятельств, эта торговля велась преимущественно в Юго-За­падном Крыму. Область, связанная постоянными экономически­ми контактами с Херсонесом, простиралась на север до р. Сал­гир. На востоке она ограничивалась южным побережьем, дохо­дя до мыса Аю-Даг, Видимо, не случайно здесь же проходила

" Соломоинк Э. И, НЭПХ. Киев, 1964, с. 127—128. Ее же: НЭПХ. К., J 973, с. 127, № 59. Б е р ть е-Д е л е г а р д А. Л, Остатки древних со­оружений в окрестностях Севастополя и пещерные города Крыма. ЗООИД, т. 14, 1886, е. 17J. Путешествие по Крыму академика Палласа в 1793 и 1794 годах. ЗООИД, т. 12, 1881, сс. 128-129, 145.

43 В е й ы а р н Е. В. Указ. соч., с. 75.сфера обращения боспорских и римских монет[33]. Эта террито­рия составляла около 3200 кв. км и была сравнительно плотно заселена, особенно в междуречье Бельбека и Черной.

Обращает на себя внимание то, .что круг наиболее интенсив- . ных торговых связей Херсонеса со скифо-сарматским населени­ем Юго-Западного Крыма проходил приблизительно в границах римских военных коммуникаций и постов.

Существует мнение, что внешняя торговля у скифов находи­лась в руках правящей верхушки общества, н основная масса полученных товаров попадала только к племенной знати, жре­честву и высшему слою дружинников[34]. Однако одинаковый.на­бор инвентаря почти всех погребений нз могильников Юго-За­падного Крыма заставляет усомниться в этом предположении. Видимо, покупателем привозных товаров была основная масса рядового населения, а не только знать. Отдельные н немного­численные предметы роскоши, которые приобретались предста­вителями туземной верхушки, не могли существенно повлиять на баланс этой торговли.

В I в. до н. э. экономические связи Херсонеса с Юго-Запад­ным Крымом были неустойчивы и слабы. Период их укрепления во второй половине I первой половине II в. совпадал с общим подъемом херсонесской внешней торговли. Границы области, связанной торговыми интересами с Херсонесом, еще более рас­ширились во II начале III в. за счет новых предгорных рай­онов полуострова, расположенных к востоку и северо-востоку от города. Наряду с разнообразными изделиями из Херсонеса, сю­да поступали товары Боспора и Неаполя Скифского. Последний также поддерживал непосредственные контакты с другими го­родами Северного Причерноморья. Но, очевидно, экспорт Бос­пора и Неаполя был незначителен и со второй половины III в. н. э. он совсем не прослеживался в Юго-Западном Крыму. Ги­бель Неаполя, разгром многих городищ и селищ Крыма[35] долж­ны были привести к резкому сокращению торговли в северо­восточном направлении. Со второй четверти III в. монеты встре­чаются только южнее р. Бельбек и в горных долинах Крыма. Основная их масса найдена в долине р. Черной. Херсонес про­должал поддерживать торговые связи с этим районом до кон­ца IV в., когда нашествие гуннов прервало жизнь в предгорьях и вызвало новое передвижение местного населения в глубины

Страницы:
1  2 


Похожие статьи

С Б Сорочан - Понятие «прибыль» и размеры торгово-ремесленных доходов в раннесредневековой византии

С Б Сорочан - Товарные склады в раннесредневековой византии

С Б Сорочан - Об исследованиях византийского претория ix в вцитаделихерсона

С Б Сорочан - Сугдея в темные века

С Б Сорочан - Экономические связи херсонеса со скифо-сарматским населением крыма в г в до к э-v в н э