Л И Антошкина - В рамках черноморского экономического сотрудничества и гуам - страница 1

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101 

Донецкий национальный университет Регіональний філіал Національного інституту стратегічних досліджень в місті Донецьку

Посвящается 75-летию Донецкого национального университета,

20-летию Национального института стратегических исследований

Сборник научных трудов основан в 2003 году

ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ СОТРУДНИЧЕСТВА МЕЖДУ СТРАНАМИ ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ В РАМКАХ

ЧЕРНОМОРСКОГО

ЭКОНОМИЧЕСКОГО

СОТРУДНИЧЕСТВА И ГУАМ

Сборник научных трудов

АЛБЕНА-ДОНЕЦК-2012

УДК 339.9/332.122+332.14 ББК У58я73

Проблемы и перспективы развития сотрудничества между странами Юго-Восточной Европы в рамках Черноморского экономического сотрудничества и ГУАМ.- Сб. науч тр. - Албена-Донецк: ДонНУ, РФ НИСИ в г. Донецке, 2012. - 366 с.

В сборнике помещены статьи, в которых обобщены результаты научных исследований работников высших учебных заведений, академических и отраслевых научных организаций, а также ведущих предприятий важнейших отраслей промышленности Украины, Болгарии и других стран. Представлены также статьи сотрудников международных, государственных и региональных организаций, органов власти, занимающихся вопросами развития внешнеэкономических связей на соответствующих уровнях.

Регион Черного моря с древних времен был перекрестком культур. В этом регионе проходил Шелковый путь, Янтарный путь, зарождались и развивались многие цивилизации.

В сборнике рассматриваются вопросы глобализации и регионализации современных национальных экономик, рыночной инфраструктуры в ОЧЭС, развития трансграничного сотрудничества, еврорегионов, развития международных транспортных коридоров, функционирования свободных экономических зон и территорий приоритетного развития, транснациональных корпораций, интеграционных процессов в рамках ОЧЭС, развития сферы услуг, туризма, экологии и рекреационных ресурсов, международных проектов (ТРАСЕКА), Балто-Черноморское сотрудничество, интеграция стран региона в ЕС и СНГ.

Рассчитан на научных работников и специалистов.

Учредитель - Донецкий национальный университет

Сборник публикуется по решению ученых советов Донецкого национального университета, Приазовского государственного технического университета и Хозяйственной академии им. Д. А. Ценова (Болгария)

Соиздатели выпуска сборника:

Донецкий национальный университет, экономический факультет Донецкая областная государственная администрация

Региональный филиал Национального института стратегических исследований в г. Донецке

Приазовский государственный технический университет

Центр экономического образования и консалтинга «Внешконсалт»

Таганрогская межрайонная торгово-промышленная палата

Хозяйственная академия им. Д. Ценова (г. Свиштов, Болгария)

Институт экономики промышленности НАН Украины

Издается при участии:

Национальная академия наук Украины Академия экономических наук Украины Торгово-промышленная палата Украины Донецкий областной Совет Болгарская академия наук Донецкая торгово-промышленная палата ЗАО "ММК им. Ильича",

Ассоциация выпускников экономического факультета Донецкого национального университета.

Все статьи, представленные в данном сборнике были получены редакционной коллегией

с 01 по 25 июня 2012 года.

Издание осуществляется при финансовой поддержке Приазовского государственного технического

университета

Сборник включен ВАК Украины в перечень специализированных изданий по экономике (Постановление Президиума Высшей аттестационной комиссии Украины № 1-05/5 от 18.11.2009 г.)

© Донецкий национальный университет

Издательский совет

Егоров П.В. - и.о. ректора Донецкого национального университета, д.э.н., профессор, заслуженный работник образования Украины

Беспалова С.В. - проректор по научной работе Донецкого национального университета, д.ф.-м.н., профессор

Омельченко В.Я. - заместитель декана экономического факультета Донецкого национального университета, д.э.н., профессор

Редакционная коллегия

Адамов В. - ректор Хозяйственной Академии им. Ценова, г. Свиштов, Болгария, доктор экономики Александров И.А. - профессор Донецкого национального университета, д.э.н., профессор Амерханов Р.А.   -   президент   Таганрогской   межрайонной   торгово-промышленной палаты (Российская федерация)

Амоша А.И. - директор Института экономики промышленности НАН Украины (г. Донецк), академик НАН Украины, д.э.н., профессор

Балабанов К.В. - ректор Мариупольского государственного гуманитарного университета, Почетный консул Республики Кипр в Мариуполе, д.полит.н., профессор

Волошин В.С. - ректор Приазовского государственного технического университета (г. Мариуполь), д.т.н., профессор

Воротин В.Е. - советник директора Национального института стратегических исследований, д.н.гос. упр., профессор

Дмитриченко Л.И. - профессор Донецкого национального университета, д.э.н., профессор Калинина С.П. - доцент Донецкого национального университета, д.э.н.

Кожокару В. - проректор Молдавской экономической академии (г.Кишинев), д.э.н., профессор Крстич Б. - доктор, профессор Университет г. Ниш (Сербия)

Лукьянченко Н.Д. - профессор Донецкого национального университета, д.э.н., профессор Макогон Ю.В. заведующий кафедры "Международная экономика" Донецкого национального университета,   директор   Регионального   филиала   Национального   института стратегических исследований в городе Донецке, член Делового Совета ГУАМ, заслуженный деятель науки и техники Украины, д. э. н., профессор

Мартякова Е.В. - заведующий сектором Института экономики промышленности НАН Украины, д. э. н., профессор

Никитина М.Г. - заведующий кафедрой международной экономики Таврического национального университета им. В.Н. Вернадского, г. Симферополь, д.г.н., профессор Орехова Т.В. - профессор Донецкого национального университета, д.э.н.

Писаренко С.М. - профессор Львовского национального университета имени Ивана Франко, д.г.н., профессор

Саркисян А. - главный координатор по международным связям и проектам Хозяйственной академии им. Ценова, г. Свиштов, Болгария

Черниченко Г.А. - декан экономического факультета, ДонНУ, д.э.н., профессор, профессор Гаванского университета (Республика Куба)

Чижиков Г.Д. - президент Донецкий торгово-промышленной палаты, д.э.н., профессор Шаульская Л.В. - профессор Донецкого национального университета, д.э.н., профессор Шевченко В.П. почетный ректор Донецкого национального университета, Герой Украины, академик НАН Украины, д.ф.-м.н., профессор

Янковский Н.А. - Народный депутат Украины, Герой Украины, член Парламентской Ассамблеи ЧЭС, д.э.н., профессор

Яновский В.П. - первый вице-президент ТПП Украины, Генеральный секретарь ТПП Украины, к. э. н.

Кравченко В.А. - доцент кафедры "Международная экономика", Донецкий национальный университет, к. э. н., ученый секретарь конференции

Хаджинов И.В. - ведущий научный сотрудник Регионального филиала Национального института стратегических исследований в городе Донецке, секретарь редакционной коллегии, к.э.н., доцент

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ СОЮЗЫ В РАЗРЕЗЕ МИРОВОЙ ИСТОРИИ И СОВРЕМЕННОСТИ

Антошкина Л.И., д.е.н., профессор, ректор Бердянського университета менеджмента и бизнеса

Постановка проблемы. В прошлом и в современной мировой экономике возникали многообразные формы интеграции, преследующие цели более эффективного международного разделения труда, усиление влияния групп стран на важных для них рынках товаров и услуг, координации действий для облегчения движения товаров, капиталов и людей, взаимной оптимизации тарифной и налоговой политики и т.д. На определённом этапе развития такие формы интеграции преобразовывались в форму экономических и экономико-политических союзов, предполагающих создание наднациональных структур у правления и делегирование им некоторого числа полномочий за счёт национального суверенитета. В этих своеобразных «акционерных» обществах влияние участников всегда определялось их экономической (и не только) силой, вследствие чего декларированные цели скоро становились бутафорией и верх брали экономические или политические интересы сильнейшего участника. Заложенное в них действительное неравноправие неизбежно становилось причиной разногласий и конфликтов.

Однако и выживание в одиночку сопряжено со многими рисками и проблемами, в связи с чем таким странам (мы называем их «неприсоединившимися») приходится искать альтернативы, то есть решать исключительно актуальные вопросы форм и методов взаимодействия с моровым сообществом.

Цель статьи состоит в выработке для таких стран рекомендаций, аккумулирующих позитивный опыт и негативные проявления экономического союзничества.

Изложение материалов исследования.

1. Пессимистические ожидания

Некоторая неопределённость в оценке будущего мирового экономического развития выражается в многочисленных прогнозах, диапазон которых слишком велик — от оптимистических ожиданий в связи с признаками научно-технологического оживления и общего роста в развитых странах и фактами повышенной активности в ряде крупных развивающихся стран до вполне мотивированных тревог по поводу неустойчивости показателей развития в посткризисный период: они слишком напоминают «экономические качели», когда небольшой рост уже на следующий год сменяется таким же или даже ещё большим спадом, а потом картина снова повторяется. Наученные горьким опытом кризиса, специалисты не спешат возводить признаки роста в тенденцию, а потому в их суждениях преобладают сдержанность или осторожность, близкая к пессимизму.

Мировая экономика демонстрирует тенденции, характерные для кризиса 1930-х годов — Великой Депрессии, — заявила, выступая в Госдепартаменте США глава Международного валютного фонда Кристин Лагард [1]. По её словам, к таким тенденциям стоит отнести экономическую изоляцию, растущий протекционизм ряда стран, а также продолжающееся сокращение производства. К. Лагард констатировала: «Нет больше в мире экономик, включая бедные, развивающиеся и развитые страны, которые бы имели иммунитет к кризису». Она также отметила, что наступающая рецессия не коснётся одной группы стран, а окажет негативное влияние на всю мировую экономику: «МВФ считает, что все страны, независимо от государственного и политического устройства или религии, должны объединиться для борьбы с кризисом» [1].

Объединительный мотив этого обращения следует считать знаковым — вероятно, созрело понимание, что разрушать мировую экономическую систему можно в одиночку (хотя «разрушители» поимённо названы не были), а восстанавливать — только сообща, укрепляя (спасая) существующие экономические союзы и создавая новые. Хотя и остаётся неясным, как поведут себя в дальнейшем «спасённые» сегодня союзы, то есть чем и как они «отплатят» за это «спасателям» из развивающихся и бедных стран. Вопрос, отнюдь, не риторический — ведь спич главы МВФ очевидно указал на необходимость «спасения» союзов развитых стран, и что если этого не сделать, то «пострадает вся мировая экономика». Логично ожидать теперь как поведёт себя МВФ в отношении тех стран, которые этот призыв «не услышат».

Не случайно, что в комментарии на речь главы МВФ газета The Wall Street Journal обратила внимание на призыв ко всем странам, которые «имеют какие-либо возможности», оказать помощь прежде всего Европе (еврозоне). Она отметила, что «государства еврозоны не могут самостоятельно выйти из долгового кризиса, а коллапс европейской финансовой системы нанесёт удар по всей мировой экономике» [2]. Надо полагать, от жалости к «бедной еврозоне» ручьём потекут слёзы из глаз украинцев, россиян и других, кто в эту «зону» не входит, а их тощие кошельки раскроются сами собой в благотворительном порыве, чтобы предотвратить «ужасы коллапса европейской финансовой системы» (к возникновению которого ни не имеют ни малейшего отношения).

Столь же страстно к мировому сообществу обратились лидеры стран G20 (а это главным образом — развитые страны) на своём саммите в ноябре 2011 года: необходимо расширить финансирование МВФ для борьбы с долговым кризисом в еврозоне; европейские банки должны направить МВФ 200 млрд. евро для помощи пострадавшим от долгового кризиса странам; была высказана похвала странам Евросоюза за обещание увечить европейский стабилизационный фонд до 1 трлн. евро (которое так и не было исполнено, вероятно, в надежде, что это сделают «посторонние благодетели» [3].

Впрочем, такая риторика лидеров группы G20 (как и более узкой группы G8) давно никого не удивляет, потому за призывами, похвалами в адрес одних и упрёками — в адрес других стран не просматривается конструктивных начал в разрешении своих же проблем собственными же силами, но преобладают попытки переложить их друг на друга и на остальной мир. Это подтвердилось и основной идеей доклада Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), опубликованного в ноябре 2011 года: рост в крупнейших экономиках мира будет возможен лишь при условии, что действенные меры для его поддержания примут не только они, но и другие страны. В этом случае, согласно прогнозу ОЭСР, рост GDP стран «Большой двадцатки» составит в 2011 году достигнет 4,6% [3]. Как это повлияет на всю мировую экономику, прогноз ОЭСР не разъясняет.

О перспективах можно судить по документам ООН. Экономисты это организации резко изменили свои прогнозы относительно роста мировой экономики, скорректировав их в сторону понижения. В своём докладе, озаглавленном «World Economic Situation and Prospects 2012» («состояние и перспективы мировой экономики 2012»), экономисты ООН прогнозируют весьма низкие темпы роста, предупреждая, что развивающимся странам грозит глубокий спад, обусловленный четырьмя факторами: кризис суверенной задолженности; слабость банковского сектора; низкий совокупный спрос; паралич политики [4].

Директор департамента ООН по вопросам экономического развития и политики Роб Вос предостерегает о том, что миру угрожает новый экономический спад: «Не исключено, что мы находимся на грани новой рецессии. Хотя наш базовый сценарий предполагает, что в ближайшие два года глобальная экономика может, как мы это называем в нашем докладе, «кое-как выстоять», в том смысле, что Европе, может быть, удастся в определённой степени урегулировать долговой кризис, а проблемы, испытываемые американской экономикой, существенно не обострятся. Однако это означает, что проблемы остаются, в том смысле, что темпы экономического роста остаются весьма низкими. Уже сейчас мы видим, что ситуация ухудшилась по сравнению с 2010 годом, когда происходил хоть какой-то подъём» [4].

Как всегда в таких случаях, МВФ рекомендует странам принимать меры жёсткой бюджетной экономии для урегулирования глобального экономического кризиса — это общее правило, согласно которому строится кредитная политика фонда. Его не интересуют социально-экономические последствия применения такого правила в конкретной стране, нуждающейся в кредитах; в частности, то, что приемлемо в развитых странах с их раздутыми бюрократией, военными расходами и вызывающими вопросы социальными программами «для бедных», но может стать катастрофой в других странах значительная часть реально бедного населения которых кое-как выживает благодаря социальным статьям их бюджетов.

© Антошкина Л.И., 2012

ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСТЕ^^Ы РАЗВИТОЯ CОTPУДПИЧECTBA МЕЖДУ СТРАПАМИ ЮГО-BОCTОЧПОЙ ЕВРОПЫ В РАМКАХ ЧEPПОMОPCKОГО ЭKОПОMИЧECKОГО CОTPУДПИЧECTBA И ГУАМ

Именно поэтому помощник Генерального секретаря ООН по вопросам экономического развития Д.К. Сундарам предостерегает против подобных рекомендаций МВФ: «Эти меры по ужесточению бюджетной политики лишь усугубили экономический спад во всём мире... » [4]. Справедливость этого замечания подтверждается многими фактами не только посткризисного, но и предыдущих периодов конца ХХ века и начала нынешнего. Ответственные власти каждой страны сами могут (и должны) находить эффективное решение бюджетных проблем, а диктат потенциальных кредиторов лишь затрудняет поиск таких решений. Тем более, что политическим лидерам теперь ещё труднее принимать политические решения, поскольку им приходится учитывать то, как эти решения могут повлиять на ситуацию на финансовых рынках и каким последствиям приведут в социальной сфере внутри страны. Вместо поиска разумного консенсуса с ними, МВФ (и другие мировые кредиторы) больше заняты интересами богатых стран и их союзов, предпринимают адекватные давлению меры с тем, чтобы созданные ими же проблемы преодолевались с помощью пострадавших от них стран. Для тех стран, которые ещё находятся вне подобных союзов, но рассматривают возможные варианты вступления в них, сейчас есть время переосмыслить эти варианты.

2. Экономико-политические союзы, обстоятельства их возникновения и развития: общие суждения

Потоки товаров, людей и капитала в крупнейших развивающихся экономиках становятся всё более решающим источником экспорта, рабочих мест, финансового и экономического роста этих динамичных фигурантов современного мира. Эта тенденция отход от торговых и инвестиционных потоков, в которых доминирует западный потребительский спрос — способна изменить мировую экономику. Усиление экономических связей с развивающимся миром может дать тот самый толчок, в котором столь нуждается глобальная экономика, всё ещё ищущая выход из кризиса и посткризисных последствий.

Но для науки и практики всё ещё неразрешёнными остаются вопросы принципиального характера: на каких условиях может оказаться приемлемым сближение, тем более, соединение Запада и развивающегося мира, если обеими сторонами осознана неотвратимость этого интеграционного процесса; по каким правилам будет действовать динамичный развивающийся мир в период организационного оформления процесса интеграции (то есть «лечения» западной экономики) и будут ли достаточными перераспределяемые ресурсы для воссоздания социально-экономических систем самих развивающихся стран (то есть стран-«доноров»); не окажутся ли они обескровленными, если западные страны «забудут» о своих встречных обязательствах по части научно-технологической и интеллектуальной помощи и кооперации

и т. д.

Эти и другие подобные вопросы актуальны для научной разработки несмотря на то, что в настоящее время абсолютно большая часть объёма экономических отношений в мире приходится на взаимный товарооборот между развитыми странами. Так, объём экспорта США в Европейский Союз почти в 3 раза больше, чем в Китай; а если рассматривать экспортно-импортные потоки в мировой торговле, то на страны Первого мира приходится почти весь объём наукоёмкой и высокотехнологичной продукции, и лишь мизерная часть такой продукции (причём, из разработок прошлых лет) попадает в развивающиеся страны. Тем не менее, разработка этой проблематики важна в плане даже не очень далёкой перспективы.

На эту тему вполне откровенно рассуждает международный эксперт Найалл Фергюсон [5]: соединённым Штатам необходим процветающий экспорт, чтобы их экономика росла мало-мальски приличными темпами; но в Европе практически неизбежна «вторая волна» рецессии, вследствие чего европейский рынок для американских экспортёров надолго сузится; поэтому нужно как можно быстрее развивать экспортную экспансию в странах остального мира; действуя таким образом, американцы отодвинут от своей страны многие опасности европейского кризиса, которые пока ещё не вышли за пределы этого континента.

Расчёты вполне прагматичные, можно даже назвать их циничными; но они важны главным образом тем, что показывают, как будет осуществляться «интеграция» с развивающимися странами и чьи интересы при этом будут главенствовать, если остальной мир на подобные союзы с развитыми странами пойдёт.

В отличие от экспертов, подобных Н. Фергюсону, ведущие политики развитых стран тщательно вуалируют свои экспансионистские цели рассуждениями о неисчислимых благах, которые прольются на развивающиеся страны, если они включатся в интеграционные схемы с Западом; доминантной в их рассуждениях является мысль о том, что именно в интересах развивающихся стран как можно быстрее становиться в очередь к странам Первого мира; и лишь в дальнем конце списка ожидающих бедные страны «благ» можно найти короткие признания того, что «кое-какие» выгоды получат и «презревшие сирот» развитые страны.

Именно по такой схеме велись обсуждения на ноябрьском саммите 2011 года стран организации Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) на Гавайях под фактическим «патронатом» Президента США. В своей речи на открытии саммита 13 ноября 2011 года он заявил, что 3 млрд. чел., проживающих в 21 стране АТЭС, «... надеются, что эта организация даст им новые возможности через расширение торговли, которое ускорит экономический рост и позволит создать новые рабочие места» [6]. Дальше были призывы к странам АТЭС «объединить усилия ради более быстрого, стабильного и долговременного экономического роста снять торговые барьеры и сократить пошлины в регионе...», а потом — признания, кто получит в результате главные дивиденды: экономический рост и удвоение экспорта США. Для придания должной убедительности различным проектам интеграции было сказано, что для США этот регион является одним из самых приоритетных, что США не смогут вернуть своим гражданам работу и поднять свою экономику, если Азиатско-Тихоокеанский регион также не будет преуспевать [6].

США и 8 других стран АТЭС (Австралия, Бруней, Чили, Малайзия, Новая Зеландия, Перу, Сингапур и Вьетнам) объявили о достижении рамочного соглашения о создании Транстихоокеанского партнёрства как «модели для формирования более широко зоны свободной региональной торговли». На более широкое участие в этом «партнёрстве» большинство стран АТЭС не решилось, а Китай вообще критически отнёсся к его созданию, заявив, что оно отражает «протекционистские тенденции в АТЭС» [6].

Этот анализ обозначил новые тенденции в развивающемся мире в его отношениях с развитыми странами. Они свидетельствуют о том, что проходит эпоха, когда сколачивание «союзов» под экстренные потребности богатых стран было делом лишь их желания. Растущие связи перенаправляют инвестиции, торговлю и, в некоторой степени — миграционные потоки, меняя и роль стран Первого мира (прежде всего, США) в глобальной экономике, способствуя переформированию политических альянсов и разжигая новые образцы геополитического соперничества. Мир находится лишь в начале этого меняющего историю процесса.

Стивен Кинг, главный экономист банковского гиганта HSBC, прогнозирует, что потоки торговли и капитала между развивающимися регионами мира — Азией, Африкой, Ближним Востоком и Латинской Америкой — могут вырасти в 10 раз за ближайшие 40 лет. Он называет эти новые связи «версией оригинального азиатского Шёлкового пути в исполнении XXI века», который «Призван революционизировать мировую экономику» [7].

Признаки этого процесса явно различимы везде. Китай, а не США, стал крупнейшим торговым партнёром Индии — объём торговли между этими двумя странами вырос в 28 раз за последние 10 лет (до 62 млрд. долларов в 2010 году). В декабре 2010 года стороны подписали новые торговые и финансовые соглашения на 16 млрд. долларов, а США смогли договориться только на 10 млрд. долларов (в ноябре 2010 рода). В 2011 году Индия и Бразилия уже экспортировали на развивающиеся рынки больше товаров и услуг, чем в развитые страны. Китай стал крупнейшим иностранным инвестором в экономику Бразилии, и тем самым бросил вызов историческому доминированию США в Латинской Америке. Инвестиции китайской нефтяной компании CNOOC в аргентинскую энергетическую компанию Bridas в размере 3,1 млрд. долларов стали крупнейшей сделкой по приобретению в Аргентине в 2010 году. Российский «Русал», крупнейший в мире производитель алюминия, в 2010 году решил устраивать своё первичное публичное размещение акций (IPO) не в Лондоне или в Нью-Йорке, а на Гонконгской фондовой бирже, став первой поступившей так российской компанией.

Эти примеры являются не только подтверждением новых тенденций, складывающихся во взаимоотношениях развивающегося и Первого мира, но и обозначают начало новой философии устройства международных отношений. Вопреки декларациям о равноправии и равновыгодности, любые соглашения в прошлом между странами разных экономических полюсов (следовательно, разной силы) строились на явном или маскируемом диктате сильных, а в создававшихся в разное время экономических союзах этот принцип воплощался в долговременной политике извлечения выгоды развитыми странами в обмен на какие-то политические преференции бедным странам.

Например, в периоды противостояния супердержав модной была «услуга по защите интересов» слабых стран, и все союзы тогда фактически (то есть независимо от формального названия) были политико(военно)-экономическими. За право попасть под такой «зонтик» слабые страны расплачивались природными ресурсами по бросовым ценам, территориями, утратой суверенитета.

Подлинная суть таких «союзов» раскрывалась адекватно экономическому развитию бедных стран, росту самосознания населения и формированию национально ориентированных политических сил. В связи с этим попытки развитых стран продолжать такую же политику и в XXI веке всё чаще натыкаются на противодействие со стороны всё большего числа развивающихся стран, а пока не входящие в какие-либо «братские союзы» страны становятся объектами активной «обработки» (посулы экономической помощи, инвестиций, «особых» отношений, всё той же «защиты» и пр.).

Свидетельством вызревания новой философии в мировых отношениях является небольшой историко-экономический экскурс. Взаимный рост торговли и инвестиций среди развивающихся стран является радикальным переключением режима того, как обычно мировая экономика работала в течение нескольких веков. Традиционно торговые потоки шли между «Севером» и «Югом» — развитыми и развивающимися мирами. Природные ресурсы, от специй до шёлка, поставлялись на индустриализированный Запад, который в обмен экспортировал текстильные и другие промышленные товары.

После Второй мировой войны эта система стала более сложной, благодаря улучшившимся системам транспорта и связи. Азиатские «восходящие звёзды», типа Южной Кореи и Сингапура, превратились в богатых и изобилующих за счёт outsourcing. Их обильная и дешёвая рабочая сила способствовала тому, что там начали делать одежду, обувь и электронику, как правило, — с дизайном и по технологиям фирм с Запада, и потом эти товары поставлялись потребителям развитых стран.

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101 


Похожие статьи

Л И Антошкина - В рамках черноморского экономического сотрудничества и гуам