Л И Антошкина - В рамках черноморского экономического сотрудничества и гуам - страница 3

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101 

2) расчёты автора.

Беспрецедентно понизив жизненный уровень собственного населения, власти стран EU15 своими щедрыми вливаниями обеспечили фантастический рост экономик «молодых» членов Европейского Союза. Однако потенциала этого роста за счёт дармовщины хватило лишь до мирового кризиса, когда иссякла благотворительность с Запада, а старательности и умения зарабатывать собственным трудом, а также привычки к скромности в потреблении не прибавилось — во второе десятилетие XXI век практически все New Member States Евросоюза вошли в состоянии рецессии (табл. 3):

Таблица 3.

Динамика GDP в странах «новой Европы» (New Member States), в %%

Страны

2005

2006

2007

2008

2009

2010

Средний за 2005-2010 гг.

1

2

3

4

5

6

7

8

Болгария

6,4

6,5

6,4

6,2

-5,5

0,2

3,03

Кипр

3,9

4,1

5,1

3,6

-1,9

1,1

2,82

Чешская Республика

6,8

7,0

5,7

3,1

-4,7

2,7

3,43

Эстония

8,9

10,1

7,5

-3,7

-14,3

2,3

1,8

Венгрия

4,0

3,9

0,1

0,9

-6,8

1,3

0,57

Латвия

10,1

11,2

9,6

-3,3

-17,7

-0,3

1,6

Литва

7,8

7,8

9,8

2,9

-14,8

1,4

2,48

Мальта

3,7

2,8

4,3

4,3

-2,6

2,9

2,57

Польша

3,6

6,2

6,8

5,1

1,6

3,9

4,53

Румыния

4,2

7,9

6,3

7,3

-6,6

-1,9

2,87

Словакия

6,7

8,3

10,5

5,9

-4,9

4,2

5,13

Словения

4,0

5,8

6,9

3,6

-8,0

1,4

2,28

ЕИ27

2,0

3,3

3,1

0,5

-4,3

1,9

1,08

Ешчжопе17

1,7

3,2

3,2

0,4

-4,2

1,9

1,03

Источники: Те же, что и к табл. 2.

Убедительной иллюстрацией крайне плохой совместимости «старых» и «новых» членов ЕС является статистика безработицы в их странах (табл. 4). Провальное состояние экономики «новых» членов ЕС вновь резко увеличило эмиграцию и эмиграционные настроения в них, особенно в прибалтийских странах. Нехарактерно высокого уровня достигла безработица в «опорных» странах Евросоюза Франции, Италии, Швеции, Великобритании, Германии как одна из форм платы за воплощение идеи «единой Европы».

Таблица 4

Динамика уровня безработицы (в %% по состоянию на конец III квартала каждого года) в некоторых странах Евросоюза

Страны

2008

2009

2010

2011

1

2

3

4

5

«Старые» члены ЕС:

Австрия

4,1

4,5

4,9

4,4

Дания

3,0

5,7

7,6

7,5

Франция

7,6

8,8

10,1

9,5

Германия

7,4

7,6

7,3

6,2

Италия

6,6

6,9

8,8

8,3

Нидерланды

2,8

2,8

4,1

4,2

Швеция

5,8

8,0

8,7

7,7

Великобритания

5,2

6,6

7,9

7,6

«Новые» члены ЕС:

Болгария

3,7

4,9

6,7

7,3

Чешская Республика

4,4

5,5

7,9

6,9

Эстония

4,0

11,1

15,5

14,3

Латвия

6,1

16,1

22,3

17,2

Литва

4,3

15,1

15,8

17,3

Венгрия

7,6

9,2

11,0

11,8

Румыния

6,2

5,8

7,6

7,4

Словакия

9,9

10,5

14,1

14,0

Словения

4,5

5,0

6,7

8,1

ЕИ27

6,7

8,3

9,6

9,5

США

5,1

8,5

9,7

8,8

Япония

3,9

4,4

4,8

4,6

Источник: Те же, что и к табл. 2.

Политическим «романтикам», воплощающим идею «единой Европы» за счёт собственных народов, ещё долгие десятилетия придётся их вынуждать нести на себе «новую» ношу, для того чтобы выровнять уровень жизни «нового пополнения» под европейские стандарты. Очевидно, что за счёт определённого ущемления интересов населения базовых стран Евросоюза доход на душу населения новых членов ЕС несколько подрос, но остаётся всё ещё крайне низким. Если сравнивать показатели табл. 5 по среднему уровню каждой группы стран, то разрыв в 4-5 раз вряд ли будет преодолён в обозримом будущем, при том, что за свою «жертвенность» «старые» члены Евросоюза ничего не

получают взамен.

Таблица 5

_Сравнение среднедушевого дохода в странах Европейского Союза (GDP nominal per capita, euro) по данным за 2010 год_

Страны

«Старые» члены Евросоюза (EU15)

«Новые» члены Евросоюза

Рост GDP за 2007-2010 гг., раз

1

2

3

4

Люксембург

82 100

 

1,11

Дания

42 200

 

1,03

Швеция

37 000

 

1,03

Нидерланды

35 400

 

1,03

Ирландия

34 900

 

0,82

Австрия

34 100

 

1,09

Финляндия

33 600

 

1,00

Бельгия

32 600

 

1,10

Германия

30 300

 

1,03

Франция

29 800

 

1,02

Великобритания

27 400

 

0,83

Италия

25 600

 

1,00

Испания

23 100

 

1,01

Греция

20 400

 

1,01

Португалия

16 200

 

1,02

Кипр

 

21 600

1,10

Словения

 

17 300

1,04

Мальта

 

14 800

1,14

Чешская Республика

 

13 800

1,14

Словакия

 

12 100

1,20

Эстония

 

10 700

0,92

Венгрия

 

9 700

0,98

Польша

 

9 300

1,14

Литва

 

8 300

0,96

Латвия

 

8 000

0,85

Румыния

 

5 700

0,98

Болгария

 

4 800

1,17

ЕШ7

24 400

-

0,99

Источник: Те же, что и к табл. 2.

Европейские аналитики, ещё в период дискуссий относительно распространения евроинтеграционной экспансии на слабые экономики в основном из бывшего «соцлагеря», предупреждали, что «смешение» разнородных систем не только нарушит достаточно эффективную управляемость сообщества из 15 стран, но приведёт в действие механизмы саморазрушения новой конструкции и лишит её «опорную» часть необходимых ей (и создаваемых только ею) ресурсов для развития и преодоления вероятных «сбоев» из-за глобальных влияний. Но это не остановило экономических «романтиков» — здравый (экономический) смысл был принесен в угоду политическим резонам, а вскоре сбывшиеся прогнозы окончательно доказали, что искусственные «союзы» на основе «политической целесообразности» недолговечны, и, в лучшем случае, приносят кратковременную выгоду только тем «инициаторам», которые располагают экономической мощью и военной силой. Таковых в Европе не оказалось, поэтому «богатые» стали беднее, а «нищие» — не обогатились. Сути этого «финала» не меняет то, что экономические «романтики» заговорили о крахе ЕС и еврозоны, а некоторые из ярых сторонников их расширения признают, что эта идея была их «фатальной ошибкой» [14].

Тем не менее, вопреки, казалось бы, неопровержимым фактам, коллективный марш в пропасть продолжается: высшая бюрократия ЕС выстроила очередь для нового пополнения (кандидатами являются Турция, Исландия, Хорватия, Македония и Черногория) и в стадии рассмотрения находятся заявления Албании, Сербии, Норвегии и Швейцарии. Кроме Швейцарии и Норвегии пополнение — в высшей степени «достойное» с точки зрения опасностей для существующей системы: у каждого из «кандидатов» есть свои резоны для вступления в ЕС. Бывшие страны Югославии надеются на «европейский кошелёк» для восстановления их экономики после агрессии НАТО, в которой кроме США принимали участие их европейские союзники; Турции нужен официальный статус для защиты миллионов своих гастарбайтеров, которые сейчас находятся на полулегальном положении в Германии, Италии, Франции; Швейцария надеется на этот статус как на способ улучшить своё реноме государства-оффшора для теневого капитала со всего мира. Таким образом, ни одна из этих стран не преследует благоглупых целей типа «коллективного строительства европейского дома», «консолидации сил для укрепления европейского единства», «спасения от дефолта одних за счёт жертвенности других» и пр. Понятно, что у такого «Вавилона» будущего нет.

На этом фоне очень своеобразно (по медицинским показаниям) смотрится истерика, затеянная некоторыми кругами в Украине по поводу неподписания до конца 2011 года соглашения об ассоциации с Евросоюзом. Они называют этот факт «главным поражением Украины в 2011 году», предсказывают «углубление международной изоляции Украины и ухудшение отношений Украины с ЕС», пугают «усилением давления России на Украину» [15]. Понятно, что безотлагательное установление союза с Украиной — это для Евросоюза «судьбоносная» задача (из-за отсутствия более важных). Но почему эти силы (состоящие в массе своей из людей, по праздникам посещающим церковь, то есть набожных) не хотят признать, что сам Бог спасает Украину от ещё больших бедствий, чем те, которые она испытывает? Скорее потому, что них совсем другие цели.

Мы можем порекомендовать им просмотреть хотя-бы экономическую публицистику основных СМИ США, начиная, например, с 2010 года. Внимание специалистов, выполняющих для своих газет и журналов обзоры экономики стран Евросоюза, всегда было обусловлено тем интересом, какой должен вызывать статус главных мировых конкурентов. С бухгалтерской тщательностью фиксировался процесс нарастания разногласий в способах вывода из состояния дефолта отдельных участников, анализировалось ухудшение качественных показателей финансовой системы Евросоюза, постоянно сравнивалось динамика государственного долга и бюджетных дефицитов в Евросоюзе и Америке с акцентом на то, что в Америке дела идут гораздо лучше благодаря более высокому качеству государственного управления. Практически всегда в таких обзорах упор делался на том, что «европейцы» слишком увлеклись идеей тотальной интеграции, самоубийственно подрывая управляемость Союза, смешивая в нём разнородные экономические и этнокультурные элементы, лишая их тем самым возможности самим искать решение своих проблем.

Но, как видно, такие обзоры не читают не только в Евросоюзе, но и в Украине. Характерная деталь: американские эксперты недоумевают, почему их коллеги в Европе не замечают, что в одной из сильнейших экономик Евросоюза — Германии — до сих порсохраняется большое различие макроэкономических показателей её восточной и западной частей, хотя после их воссоединения прошло более 22 лет (с 3 октября 1990 года). Они задаются риторическим вопросом: неужели инициаторам евросоюзничества не ясно, что проблемы воссоединения экономических систем одной страны относятся к совсем иному уровню сложности, чем проблемы строительства «квазигосударства» из «обломков» тоталитарной системы? Актуальность таких вопросов становится особенно очевидной при анализе проблем еврозоны.

4. Проблемы валютных союзов (на примере еврозоны).

К концу 1990-х годов Европейский Союз, состоявший из 15 государств, достиг реальных успехов в осуществлении основополагающих идей, и, главное, стал сильным конкурентом Америки, обогнал её по численности населения (500 млн. против 300 млн. чел.) и по общему объёму GDP(ВВП). Уместно, однако, заметить, что структура этого превосходства не была столь убедительной: 60 совокупного GDP Евросоюза производили 6 стран, основавших Союз, то есть на долю остальных 9 стран приходилось 40%; а среднедушевой доход в Союзе был значительно меньше, чем в США (примерно в 1,5 раза). Тем не менее, в 1990 году лидеры Евросоюза осуществили ещё один пункт из программных положений — создали валютную зону, хотя количественно она оказалась меньше Союза, так как из 15 стран 3 категорически отказались заменять свою национальную валюту на евро (Дания, Швеция и Великобритания).

Последующие события подтвердили мудрую дальновидность правительств этих стран. Отметим также, что этот амбициозный проект был осуществлён не столько для облегчения взаимных расчётов, сколько для того, чтобы в перспективе заменить ею американский доллар во всей мировой экономике. В дальнейшем, после расширения Евросоюза до 27 государств, еврозону составили только 17 — кроме упомянутых 3 стран в неё вошли Болгария, Чешская Республика, Венгрия, Латвия, Литва, Польша, Румыния. Сейчас очевидно, что если бы и эти страны были включены в валютный союз, то общеевропейское сообщество рухнуло бы гораздо раньше, вместе с экономикой этих бедных стран.

Равно как и в период дискуссий о формате евроинтеграции, эксперты скептически высказывались относительно преобразования Евросоюза в валютный союз. Например, бывший председатель Федеральной резервной системы США Алан Гринспен доказывал, что эффект культурных различий в странах еврозоны был сильно недооценен. По его мнению, создать единую валюту можно только в культурно близких странах, например, в Германии, Нидерландах, Австрии, а нынешний формат еврозоны нежизнеспособен и, скорее всего, закончится её распадом [16]. Говоря о культурных различиях, эксперты имели в виду прежде всего разную культуру труда, разную ответственность за его качество, неприятие «иждивенчества» одними народами и легкомысленность других. Например, некоторые аналитики говорят: не румынская бедность тащит Евросоюз ко дну, а греческая привычка жить не по средствам [17].

Признавая, что объединение полумиллиарда людей в Евросоюзе и переход двух третей из них на единую валюту — одно из величайших начинаний в мировой истории, исследователи считают, что такого рода союзы хороши в основном концептуально и когда все участники строго соблюдают общие правила, например, чтобы дефициты госбюджетов были не больше 3% GDP(ВВП) государственные долги не поднимались выше 60% GDP, инфляция была низкой и т.п. Но на деле сами же инициаторы евро — Франция и Германия — ещё с начала 2000-х годов постоянно сводили свои бюджеты с превышением маастрихского 3%-го лимита, однако, органы управления ЕС не отваживались делать им замечания. Постепенно нарушения финансовой дисциплины стали обычным делом, и бюджетные дефициты и рост госдолгов приняли лавинообразный характер, вследствие чего «богатым» странам (главным образом, Германии) приходится покрывать долги так называемых «бедных».

Роль «доноров» сейчас настолько тяготит сильные экономики Евросоюза как экономически, так и психологически, что от декларативного «единства» остаётся всё меньше и всё чаще высказываются радикальные предложения резко сократить число участников, например, вернуться к формату 15 стран или даже — 6.

Но при новом «форматировании» придётся учесть, что перманентные финансовые проблемы в течение всего десятилетия создают как раз сооснователи Союза — Португалия, Ирландия, Италия, Греция, Испания. Следовательно, остаются Германия, Франция, Великобритания и ещё несколько стран, которые могли бы составить новый Союз, но большая их часть и сейчас не состоит в зоне евро. Таким образом, возникают патовая ситуация и опасность полного краха евроинтеграционных иллюзий. В зону евро вряд ли удастся кого-то «загнать», потому что отказ от собственной валюты лишает страну возможности ответственно вести своё хозяйство, а привыкшие к «иждивенчеству» в еврозоне страны не нужны гипотетическому новому союзу, с идеей которого выступила Германия (как видно, доведенная до отчаяния меньшими «евробраьями»). Президент Евросовета Херман Ван Ромпей заявил: «Еврозона не выживет, если не сумеет преодолеть долговой кризис... Мы все должны работать для того, чтобы еврозона выжила, поскольку, если распадётся еврозона, распадётся и весь Евросоюз»

[16].

Кроме подобных заклинаний используются и угрозы. Например, глава Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу отметил, что «расчленение» зоны единой валюты невыгодно самой Германии, поскольку может привести к падению её GDP(ВВП) на 3%. Почти такой же прогноз адресован Франции [18]. Но реалии таковы, что Европа не в состоянии справиться с региональными различиями в экономическом и социальном плане, а все инициативы по преодолению системных противоречий предпринимаются слишком поздно и всё чаще окрашиваются политической риторикой (например, упоминаются некие «внешние опасности» [19]).

Сдержанно и объективно исследовал ситуацию в Евросоюзе профессор Нью-Йоркского университета Нуриэль Рубини, Нобелевский лауреат по экономике [20]. Фундаментальные проблемы региона, и в первую очередь экономическое неравенство стран блока, остаются нерешёнными. Это означает, что в скором будущем страны Европы прибегут к спонтанному решению долговых вопросов, что приведёт к распаду валютного союза. Н. Рубини напоминает, что с самого момента своего создания, этот союз не удовлетворял критериям единой валютной зоны. Лидеры стран ЕС надеялись, что отставание ряда стран будет ликвидировано благодаря структурным реформам. Однако этого так и не произошло.

Напротив, безответственное пренебрежение финансовой дисциплиной в Греции и Португалии сопровождалось лишь ростом «пузырей» на рынках активов Испании и Ирландии. Проведение структурных реформ откладывалось, а несоответствие роста зарплат текущему уровню производительности труда в ряде стран постоянно усиливалось. Итогом данной политики стала потеря конкурентоспособности экономиками ряда стран, входящих в еврозону. Н. Рубини предполагает, что груз частного и государственного долга этих стран будет постоянно расти и станет окончательно неподъёмным самое позднее к 2013 году. С этими рассуждениями сходятся эксперты швейцарского банка UBC, которые уже подсчитали, во что обойдётся для населения выход стран из зоны евро. Так, первый год после выхода из еврозоны для обременённой долгами и экономически ослабленной страны будет «стоить» каждому её жителю трудоспособного возраста от 9,5 тысяч до 11,5 тысяч евро, что составит около половины её GDP(ВВП). В случае отказа от евро таких стран, как германия, «плата» за этот шаг составит в первый год от 6 до 8 тысяч евро на одного взрослого жителя. Из числа стран еврозоны в тисках кризиса суверенных долгов уже оказались Греция, Испания, Италия, Ирландия и Португалия. Эксперты не исключают распространения кризиса и на других участников европейского монетарного союза [21].

В последнее время появляется всё больше подтверждений того, что от теоретической возможности распада еврозоны процесс входит в плоскость действий. С требованиями вернуться к национальной валюте выступили ведущие политики Германии, Италии и даже Греции, 55% населения которой поддерживают этот шаг [22]. Поскольку уже точно известно, что распад еврозоны приведёт и к развалу Евросоюза, к катастрофе наиболее уязвимых и ослабленных экономик «новых» членов Союза, и, в конечном итоге, — к потере статуса ведущего глобального игрока. Для его спасения «бросают» всё больше заёмных денег. Собираются увеличить в два раза (до 1,5 трлн. Евро) объём общеевропейского стабилизационного фонда (European Financial Stability Facility) и повысить «гибкость» расходования средств этого фонда. Чтобы обеспечить надёжную страховку странам ЕС и поддержать падающий курс евро на мировом валютном рынке [23]. Отсрочивая катастрофу, эти меры загоняют сообщество в ещё более глубокую долговую яму. Очевидно, что в ней окажется любая страна, которая в этот смутный период сама или под влиянием «дружественных» призывов захочет вступить в «нерушимый экономический союз Европы».

Выводы. Таким образом, странам, уже пробившимся в авторитетную мировую организацию, какой является ВТО, следует крепить двух- и многосторонние отношения с её участниками, отрабатывать свою законодательную и нормативную базу под стандарты ВТО,

ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСТЕ^^Ы РАЗВИТОЯ CОTPУДПИЧECTBA МЕЖДУ СТРАПАМИ ЮГО-BОCTОЧПОЙ ЕВРОПЫ В РАМКАХ ЧЕРПОМОРтеОГО ЭKОПОMИЧECKОГО CОTPУДПИЧECTBA И ГУАМ

внешнеполитическими мерами способствовать своим компаниям укрепляться на традиционных рынках и осваивать новые. Опыт показывает, что страны, не «впутавшиеся» в какие-либо союзы, более свободны в выборе вариантов внешнеэкономического поведения, не несут обременительных экономических и политических обязанностей по отношению к разного рода «наднациональным» органам (чем одновременно способствуют уменьшению процесса «размножения» мировой бюрократии), не загоняют себя в тупиковые ситуации. Когда не могут в полной мере воспользоваться своим национальным суверенитетом.

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101 


Похожие статьи

Л И Антошкина - В рамках черноморского экономического сотрудничества и гуам