Р М Дупай - Оцінка ролі іноземних інвестицій в процесі структурної модернізації економіки україни - страница 69

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69 

В промышленности преобладала тяжёлая индустрия. В 1986 году в общем объёме промышленной продукции на группу «А» (производство средств производства) приходилось 75,3 %, на группу «Б» (производство предметов потребления) — 24,7 %.

Доходы СССР за 70-80-е годы по экспорту нефти составляли 180 млрд. долл. Большая их часть была потрачена на военно-промышленный комплекс, на закупку сельхозпродукции и товаров широкого потребления.

По 1960-1987 гг основные фонды народного хозяйства (оборудование, техника, здания) выросли в 8 раз, а их отдача понизилась в 2 раза.

Из 160 млн. т стали, выплавлялась в СССР, 20 млн. т шло на стружку.

60% производимой продукции не пользовалось спросом.

На одну единицу оружия, производивших страны НАТО, в СССР производилось 7.

Теневая экономика («Цеховики») потребляла 10% ресурсов, производила - 20% национального дохода.

К началу 80-х годов СССР выпускал больше США: тракторов - в 5 раз; железной руды -в 4 раза; нефти, цемента, стали, станков - в 2 раза.

В 70-е годы промышленное производство в СССР составляло 33% от американского; сельское хозяйство -14%.

Относительное сокращение вСССР расходов на научные исследования, углубления научно-технического разрыва с США. Так, в 1985 г. в США работало 1500 тысяч новейших ЭВМ и 17 млн персональных компьютеров, то в СССР - лишь несколько десятков тысяч аналогичных машин устаревших моделей.

В начале 80-х годов в промышленности ручной труд составляла 40%, строительстве -60%, сельском хозяйстве - 75%.

В результате, с начала 80-х годов граждане страны стали испытывать на себе серьезные социальные трудности: талонное распределение продуктов, изматывающие очереди за товарами повседневного спроса, полнейшее расстройство государственных финансов. С мо­мента прихода к власти в 1985 году М. С. Горбачева о рынке заговорили вновь. Силы российского предпринимательства прорывались наружу через разрешенные арендные отношения, кооперативы, индивидуально-семейную трудовую деятельность.

Но поскольку дальше разговоров о рыночной экономике дело не продвигалось, в стране начался системный кризис. Положение усугубилось антиалкогольной компанией 1985 - 1986 годов, приведшей к потере 10% государственного бюджета. Одна за другой происходили аварии на транспорте. Колоссальные средства затрачивались на импорт продовольствия. В 1988 году СССР импортировал 40 млн. тонн зерна, в 1989 году - 60 млн. тонн. Летом 1989 года в России обнаружился "рабочий вопрос": забастовки охватили многие промышленные центры, наиболее активно они проходили в России. Такой нагрузки страна не выдержала произошел распад СССР. Последствия распада СССР

После распада СССР в 1991 г. произошёл одновременный распад единого экономического пространства, повлекший разрыв научно-технических и воспроизводственных цепочек в обеих странах. Закономерным итогом разрушения единого народно-хозяйственного комплекса стало падение ВВП в обеих странах приблизительно на 45%, спад промышленного производства на 60%, обвал инвестиций в основной капитал на 80%, двукратный скачок смертности и пятикратный рост бедности. В 1990-е гг. обозначились большие различия в демографическом развитии европейских и азиатских стран СНГ. Если в Белоруссии, России и на Украине естественный прирост в 1990-е и нулевые годы имел отрицательные значения, то в мусульманских странах он был положительным. Это сказалось на росте различий по объему ВВП на душу населения. В частности, соотношение максимального и минимального отношений долей стран в ВВП к долям в населении увеличилось с 1,28 : 0,32 до 1,41 : 0,14, или с 4 до 10 раз.

Одной из основных проблем для Украины после распада СССР стал разрыв экономических связей, который подчеркнул что экономика страны не является самодостаточной и не обладает достаточным внутренним платёжеспособным спросом, который    бы    мог    обеспечить    окупаемость    базовых    отраслей    экономики ивысокотехнологичных производств.

Данные Госкомстата относительно производства в стране тех или иных товаров и услуг

в 1990 году и 2010-м.

_Таблица 1. Производство продукции в Украине за 20 лет._

 

1990 год

2010 год

Изменение, %

Ткань, млн кв. м

1210

88,2

-92,71

Обувь, млн пар

196

22,5

-88,52

Сливочное масло, тыс. т

444

79,5

-82,09

Бытовые холодильники, тыс. шт.

903

164

-81,84

Сахар

6791

1805

-73,42

Стальные трубы, тыс. т

6494

1957

-69,86

Колбасы, тыс. т

900

281

-68,78

Автомобили, тыс. шт.

196

75,3

-61,58

Цемент, млн т

22,7

9,5

-58,15

Минеральные удобрения, тыс. т

4815

2285

-52,54

Готовый прокат, млн т

28,6

17,6

-38,46

Производство    электроэнергии, млрд кВт-ч

298

189

-36,57

Аммиак, тыс. т

4941

4163

-15,74

Бумага и картон, тыс. т

369

437

+18,42

Подсолнечное масло

1070

3030

+183,17

Главным фактором разрушения единого народнохозяйственного комплекса СССР стало появление барьеров на пути товаропотоков между новыми государствами в виде новых государственных границ. На первых порах взаимные торговые связи поддерживались благодаря бартеру и нелегальным торговым операциям, что помогло многим производствам выжить в период высокой инфляции и безденежья.

Разъединение пространства было обусловлено также резким повышением транспортных тарифов. Помимо большой протяженности сообщений сдерживающее действие транспортного фактора на взаимных связях проявлялось и через высокую степень транзитности взаимных перевозок. Из 66 возможных двусторонних торгово-транспортных связей между 12 членами Содружества - 44 требуют транзита по наземным коммуникациям других постсоветских стран.

Страны-транзитеры, через которые осуществляется транзит, стремились и стремятся, используя свое положение, получить определенную экономическую и политическую ренту. В связи с этим для международных сообщений были установлены транспортные тарифы заметно выше, чем для внутренних. В ответ страны, зависящие от транзита, начали использовать или строить альтернативные коммуникации. Одним из первых и крупных проектов нового евразийского транспортного коридора из Китая через Центральную Азию и Южный Кавказ в Европу стал так называемый проект ТРАСЕКА.

Республиканская специализация в хозяйственном комплекс СССР при суверенном существовании превратилась в монополию стран на производство отдельных видов товаров и услуг. Это заставляло страны развивать импортозамещение, защищая национальных производителей тарифными и нетарифными мерами что, безусловно, ограничивало потенциал взаимной торговли. С середины текущего десятилетия доля взаимной торговли в общем объеме внешней торговли стран СНГ имела тенденцию к стабилизации. В среднем по всем странам за 2005-2009 гг. она составила 22-24%. Это означает, что взаимные торговыесвязи в этот период росли в одном темпе с торговлей в целом. Данная пропорция устояла и в кризисном 2009 г., и в 2010 г.

Резкое ослабление торгово-экономических связей в 1990-е годы было тесно взаимосвязано с глубоким экономическим спадом. Пик спада пришелся на 1994-1998 годы и был довольно неравномерен по странам. Наиболее сильно пострадали Таджикистан, Грузия, Молдова, Азербайджан и Украина, сократившие физический объем ВВП по сравнению с 1991 г. более чем в 2 раза. С наименьшими потерями 1990-е годы прошел Узбекистан. В среднем по СНГ максимальный спад ВВП, выраженный в постоянных ценах, по отношению к 1991 г. достиг 39% в 1996 г., промышленного производства - 50% в 1996 г., сельскохозяйственного производства - 37% в 1998 г., инвестиций в основной капитал - 71% в 1999 г., перевозок грузов предприятиями транспорта - 78% в 1998 г., экспорта - 67% в 1992 г., импорта - 72% в 1993 г.

Высокие темпы роста ВВП в 2000-2008 гг. во многом были обусловлены динамичным ростом внешней торговли. В 2005 г. страны превысили объем советского экспорта в 1991 г., а в 2007 г. - объем импорта. Однако объемы взаимной торговли в 2008 г. довольно сильно не дотягивали до уровня 1991 г. В 2008 г. взаимный экспорт составил 80% от объема 1991 г., а взаимный импорт - 91,9%. В 2009 г. это соотношение отступило до 53,7% для экспорта и 61,3% для импорта. Иными словами, экономический рост стран СНГ, в первую очередь, был связан с наращиванием внешнеэкономических связей со странами дальнего зарубежья, в которых устойчиво рос спрос на топливные и сырьевые товары. Экономически рост базировался на традиционных отраслях, прежде всего топливно-сырьевого сектора.

Высокая динамика региона была прервана глобальными финансово-экономическим кризисом 2008-2009 гг., который по-разному затронул страны Содружества. В экономиках Армении и Украины по итогам 2009 г. произошел сильный, на 15% спад, а в Азербайджане, Узбекистане и Туркменистане наблюдались довольно высокие темпы роста. В 2010 г. рост экономики наблюдался у всех стран Содружества за исключением Кыргызстана. Но достижение уровня экономики 2008 г. Арменией, Украиной, Россией и Молдовой - странам, которые испытали сильный спад, - можно ожидать в 2013-2015 гг. В целом же за 1991-2010 гг. общий ВВП стран Содружества увеличился всего на 15%. Доля стран Содружества в мировом ВВП в 2009 г. составила 4,3%, увеличившись на 1% по сравнению с концом 1990-х гг., и примерно сравнялась с их долей в мировом населении - 4,1%.

Возможен ли был китайский путь для СССР?

Постепенный переход от плановой системы к рыночной, успешно осуществленный в Китае, был в принципе возможен и в СССР, и только ошибки тогдашнего руководства привели к тому, что эта возможность осталась нереализованной, считает экономист ICSEAD Назрул Ислам (Nazrul Islam).

Результаты реформирования в постсоветских республиках не могут не вызывать разочарования, особенно на фоне очевидных успехов. Так что вопрос об общей оценке эффективности проведенной во многих из постсоветских республик шоковой терапии требует дальнейшего изучения. Многие экономисты сегодня изменили свой взгляд на шоковую терапию и не склонны высоко оценивать возможности такой формы преобразований. Джеффри Сакс, один из основоположников так называемой гипотезы Сакса-Ву, напротив, по-прежнему придерживается той же точки зрения. Сакс является одним из главных теоретиков Шоковой Терапии, принимавшем участие в ее разработке и внедрении в странах СНГ.

Сторонники Шоковой Терапии продвигают идею о том, что в Китае — преимущественно сельскохозяйственной стране с переизбытком рабочей силы — реформы могли вылиться в рост новых секторов за счет вовлечения свободной рабочей силы.

СССР, напротив, имел огромный промышленный сектор и полную занятость, так что для него реформы означали в основном реструктуризацию существующей экономики, асвободная рабочая сила могла появиться лишь в результате ликвидации ранее созданных предприятий. В результате, по их мнению, постепенное реформирование было для СССР невозможным.

В то же время, другие исследователи, такие как Назрул Ислам, доказывают ошибочность этого мнения. Общие рассуждения понятны даже интуитивно. В то время как реформа китайских госпредприятий продвигалась успешно и в конечном счете доказала свою эффективность, реформа советских госпредприятий шла крайне неудачно и окончилась распадом СССР и переходом постсоветских республик к шоковой терапии. Столь разные исходы сигнализируют о том, что не структуры экономик России и Китая стали главной причиной несхожести результатов. Однако остаются два вопроса.

Во-первых, насколько важным был большой сельскохозяйственный сектор для реформирования китайских госпредприятий?

Во-вторых, если причина расхождения результатов реформ не лежит в структурных различиях, тогда где ее стоит искать?

Процесс реформирования госпредприятий обычно имеет два основных компонента: а) конструкция реформы, и б) механизм ее проведения.

Конструкция реформы в свою очередь, имеет два аспекта: 1. «внешняя среда», т.е. управление цепью поставок и распределение выпуска, и 2. «структура внутренней мотивации» — заинтересованность акционеров в результатах деятельности предприятия. Отсюда следует, что механизм проведения реформ следует анализировать как на микроуровне, то есть на уровне предприятия, так и на макроуровне.

Сравнения же следует проводить на основе четырех взаимосвязанных направлений реформирования (см. рис. 4).

Анализ показывает, что, как по конструкции реформы, так и по механизму проведения, китайская и советская реформы госпредприятий имели существенные различия. С точки зрения «внешней среды» Китай принял систему «двойных цен». То есть китайский вариант реформы строился на четком разграничении (количественном и качественном) между сферой действия плановой экономики с ее замороженными ценами, и рыночными секторами, где ценообразование было свободным.

В отличие от Китая, СССР явно не желал переходить к рынку, стараясь остаться в системе координат плановой экономики. Запоздалая попытка перейти к рынку при помощи Закона о государственных предприятиях в 1987 г. не возымела должного эффекта. Формально закрепленное разделение плана (госзаказов) и рынка (договоров) оставалось расплывчатым и сложным в применении. В итоге, Закон создал неопределенность для госпредприятий и привел в конечном счете к закрытию и гибели многих их них.

С точки зрения системы внутренних стимулов, китайцы перешли от модели «аккумуляции прибыли» к модели «ответственности прибылью», а затем создали налоговую систему, ориентированную на поощрение получения прибыли. Возрастающая прибыль китайских госпредприятий зависела почти полностью от рыночных цен, так что полученная ими прибыль была рыночной по своему характеру.

Советские же реформаторы пытались на разные лады усовершенствовать принципы хозрасчета и соответствующих фондов стимулирования. А прибыль, которая аккумулировалась в подобных фондах, строго говоря, не была рыночной, она была производной от плана и плановых цен, а потому и не была ни результатом рыночной деятельности, ни каналом влияния на производителя со стороны рынка.

Что же касается механизмов проведения реформы на микроуровне, то и здесь Китай и СССР двигались в разных направлениях. Приняв «систему ответственности менеджмента» и огранив роль партийных комитетеов на предприятиях, китайцы передали больше власти менеджерам. Последние фактически стали действовать как предприниматели в рыночной экономике. В СССР пошли по другому пути — отказались от единоначалия и ввели систему, в которой управлять предприятием стали рабочие и избранные ими директора. Но этивыборные директора объективно не могли адекватно реагировать на рыночные сигналы, потому что, с одной стороны, были зависимы от рабочих, а с другой — от властей, которые не хотели лишаться «тотального контроля» над предприятиями.

Анализ механизмов проведения реформы на макроуровне показывает, что и тут Китай и СССР двигались в разных направлениях. Китай не менял политического руководства и поэтому сохранил возможности довести реформы до конца. А в СССР были одновременно с экономическими инициированы политические реформы. В итоге завершать преобразования было некому.

Оценивая роль сельскохозяйственного сектора в реформе госпредприятий, можно отметить, что возникновение городских и сельских (муниципальных) предприятий и других негосударственных предприятий само по себе в большой степени было ответом на китайскую реформу госпредприятий. Система одновременного функционирования рыночных и плановых механизмов, дала негосударственным предприятиям возможность эффективного использования имущества прежних предприятий, например, на основе его аренды.

Иначе сконструированные советские реформы, в отличие от китайских, не смогли правильно использовать избыток рабочей силы, скопившийся в госпредприятиях и сельском хозяйстве.

Основной вывод состоит в том, что пути реформаторов в Китае и СССР разошлись не потому, что объективные исходные условия были принципиально разными, но прежде всего потому, что конструкции преобразований и механизмы их реализации были изначально разными, так же как и механизмы их проведения. То есть различные результаты преобразований связаны именно с различиями в проводимой политике, а не предопределены исходными объективными обстоятельствами. Иными словами, судьба преобразований определена позициями политических лидеров двух стран. Если Китай при Дэн Сяопине был осторожен и прагматичен в своих преобразованиях, то советский лидер Михаил Горбачев показал крайне поверхностное понимание экономики и политики.

В основе советского экономического проекта лежали ложные идеи и представления о совершенстве человека и всесилии разума, из которых исходили в своих архаичных теориях утопические социалисты - Маркс и Энгельс, и которые взялся претворить в жизнь Ленин. Тем не менее, страна не просто просуществовала семь десятилетий, но и добилась немалых успехов по целому ряду важных социально-экономических вопросов. Достижению этих успехов, вероятно, способствовало значительное ограничение коррупции в жёстко централизованной вертикали власти, особенно на первых этапах развития государства. Плановая экономика, не способная существовать в чистом виде, оказалась достаточно живучей, будучи дополнена неформальным "административным рынком", представляющим собой сложные отношения внутри колоссального бюрократического аппарата.

Главным козырем советской системы заслуженно считалась высокая способность к мобилизации. Эта способность является необходимой на этапе догоняющей индустриализации, когда очевидны цели и задачи развития. Однако, советская система ни идеологически, ни организационно не была способна перешагнуть индустриальную эпоху. Даже понимая, что наука движет прогресс, и вкладывая в нее огромные средства, СССР не способен был обеспечить инновационное развитие нигде, кроме ВПК. И неудивительно, ведь предпринимательство было под запретом. Возможности для реализации творческой энергии были крайне ограничены, ведь с политэкономической точки зрения СССР был доведенной до логического абсурда системой "ограниченного доступа". Поэтому утрата мобилизационных качеств не была ничем компенсирована. В результате всего этого экономика становилась все менее эффективной.

Однако она могла бы стагнировать еще долго, если бы не крах идеологии. Социально-экономические конструкции в СССР поддерживались мощными политические, идеологическими и репрессивные подпорками. Когда в середине 80-х годов, не справившисьс лавиной надвигающихся проблем, сами центральные власти страны стали демонтировать одно за другим сначала идеологические, потом политические, и, наконец, репрессивные подпорки, экономика не стала перестраиваться, не показала своей способности к действительному реформированию. Она просто рухнула.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ:

1. Абалкин Л. Экономическая история СССР. - М.: «ИНФРА-М», 2007. - 496 с.

2. Грегори П. Экономический рост Российской империи (конец XIX - начало XX вв.). Новые подсчеты и оценки / Пер. с англ. - М.: РОССПЭН, 2003. - 254 с.

3. Гусейнов Р. История экономики России: Учебное пособие. - М.: ИВЦ " Маркетинг", 000 "Издательство ЮКЭА", 1999. - 352 с.

4. Дубровский В. Лукоморья больше нет // Зеркало недели. - 2013. - №1.

5. Ислам Н. Возможен ли был китайский путь для СССР [электронный ресурс] // Экспертный портал "Открытая экономика". - Режим доступа к статье: http://www.opec.ru/1348593.html

6. История мировой экономики: Учебник для вузов / Под ред. Г.Б. Поляка, А.Н. Марковой. - М.: ЮНИТИ, 2002. - 727 с.: ил.

7. Історія економіки та економічної думки: ХХ ст. - початок ХХІ ст. : навч. посіб. / за ред. В.В. Козюка, Л.А. Родіонової. - К.: Знання. - 2011. - 582 с.

8. Калабеков И. СССР и страны мира в цифрах [электронный ресурс] // - Режим доступа к статье: http://kaig.ru/ussr.html

9. Леоненко П., Юхименко П. Економічна історія: Навч. Посібн. - К.: Знання-Прес, 2004. - 499 с.

10. Попов В. Закат плановой экономики [электронный ресурс] // «Эксперт» - Режим доступа к статье:

http://expert.ru/expert/2009/01/zakat_planovoi_ekonomiki/


[1]Трансакційні витрати - витрати, які пов'язані з організацією справи, розв'язанням формальностей при укладанні контрактів, вирішенні адміністративно-бюрократичних перепон, отриманням інформації, веденням переговорів тощо.

[2]Синергізм : в економіці - додаткові економічні переваги, які отримують від об'єднання (злиття чи поглинання) та взаємодії двох або декількох підприємств; ефект примноження результату функціонування системи, який перевищує суму окремих результатів функціонування її складових; цілеспрямоване посилення впливу явища-каталізатора шляхом поєднання окремих явищ.

© Шаховалова Є.О., 201З

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69 


Похожие статьи

Р М Дупай - Проблеми та перспективи іноземного інвестування в економіку україні

Р М Дупай - Оцінка ролі іноземних інвестицій в процесі структурної модернізації економіки україни