Т С Медведкин - Проблемы развития внешнеэкономических связей и привлечения иностранных инвестиций региональный аспект - страница 113

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115 

Удельный вес организаций, осуществляющих затраты на технологические инновации, в общем числе предприятий в 2011 году составлял 22,7%, в 2004 году всего лишь 13%. Затраты на технологические инновации в организациях промышленности за 2011 год составили 8763,7 млрд. руб. [2]. Затраты на технологические, организационные и маркетинговые инновации малых организаций республики в 2011 году составили 148,6 млрд. руб. Удельный вес затрат на технологические инновации в общем объеме затрат на инновации составил 84,5%. Структура затрат на технологические инновации показывает, что преобладали затраты на продуктовые инновации. Их доля в 2011 году составила 81,9%, в то же время расходы на процессные инновации, занимали незначительную долю -18,1%. [3]

При этом для предприятий мясоперерабатывающей промышленности затраты на технологические инновации - это в большей мере затраты на приобретение машин и оборудования, производственное проектирование, производство продукции с применением новых добавок, приобретение новых и высоких технологий, приобретение компьютерных программ и баз данных.

За последнее десятилетие в отрасли осуществлялся ввод в действие производственных мощностей за счет строительства новых и реконструкции действующих предприятий. В числе проведенных мероприятий по техническому перевооружению в 2007-2010 гг.: введение в эксплуатацию новых линий по убою животных, обвалки и жиловки мяса, производства пельменей, полуфабрикатов высокой степени готовности, модернизация холодильников и компрессорных цехов, перевооружение производств с заменой технологического оборудования, реконструирование котельных. Техническое переоснащение позволило многим организациям получить сертификаты соответствия системы менеджмента качества требованиям СТБ ИСО 9000-2001 и внедрить международную систему качества по подтверждению соответствия принципам системы анализа рисков и критических контрольных точек НАССР, а также внедрить новые стандарты на сырокопченые и сыровяленые колбасные изделия, мясные натуральные полуфабрикаты, с 2008 г. новые белорусские стандарты на мясные изделия гармонизированы с аналогичными нормативными актами Российской Федерации для устранения барьеров во взаимоотношениях Беларуси и стран ближнего и дальнего зарубежья. Источниками финансирования реконструкции производств в мясоперерабатывающей отрасли явились: прибыль, остающаяся в распоряжении предприятий, и инвестиции, направляемые в отрасль в соответствии с Программой развития организаций мясной и молочной промышленности на 2005-2010 годы. [4]

Структура финансирования инновационной деятельности, осуществляемой организациями промышленности Республики Беларусь, представлена следующими источниками: собственные средства организаций - 39,2%, средства республиканского бюджета (средства инновационных фондов, местных бюджетов, бюджета Союзного государства) - 6,5%, кредиты и займы - 36,7%, средства иностранных инвесторов - 15,9%, прочие средства - 1,7% [5]. При этом доля средств инновационных фондов составляет всего 4,3%, а собственные средства предприятий занимают наибольший удельный вес в структуре финансирования. Однако большинство малых и средних предприятий не имеют достаточно собственных средств для приобретения новых видов техники и технологий, что обусловливает необходимость изыскания альтернативных источников финансирования инновационных процессов, а также применения различных форм и механизмов вложения денежных средств в инновационную сферу.

На основе анализа приведенных статистических данных можно сделать вывод о том, что механизм финансирования инновационных процессов в нашей стране недостаточно эффективен. Среди основных причин данного положения можно выделить следующие:

- недостаток собственных оборотных средств организаций;

- высокая стоимость нововведений, как следствие - низкий платежеспособный спрос на инновационную продукцию;

- высокая степень риска инновационной деятельности;

- отсутствие системы коммерциализации инноваций;

- неразвитость рынка научно-технической продукции и трансферта технологий.

Решить проблему могло бы венчурное инвестирование, которое в мировой практике является одним из самых эффективных механизмов ускорения инновационных процессов. За рубежом, главным образом в США и некоторых странах Западной Европы, механизмы венчурного финансирования инновационных проектов широко используются на практике уже не одно десятилетие и получают в последние годы все более широкое распространение. Именно венчурный капитал во второй половине XX века сыграл важнейшую роль в реализации крупнейших научно-технических нововведений в области микроэлектроники, вычислительной техники, информатики, биотехнологии и других наукоемких отраслях. Поэтому развитию венчурного финансирования активно содействуют государственные органы ряда ведущих индустриальных стран.

Венчурное финансирование осуществляется венчурными фондами, а также другими венчурными инвесторами, в роли которых, кроме венчурных фондов, могут выступать частные лица, банки, корпорации. Доход от инвестиций венчурные инвесторы получают, в абсолютном большинстве случаев, не в виде дивидендов, а в виде возврата инвестиций при продаже через несколько лет своей доли в проекте партнерам или другим заинтересованным компаниям.

Венчурное финансирование отличается от любого другого вида инвестирования следующими характерными чертами:

- в случае венчурного финансирования заранее учитывается возможность необязательного возврата финансовых средств;

- венчурное финансирование обслуживает, как правило, малый бизнес как наиболее мобильный сектор экономики;

- предметом венчурного финансирования в большинстве случаев являются высокотехнологичные инновации, производство наукоемкой продукции;

- при венчурном финансировании реализуется принцип диверсификации риска;

- для разработчика венчурный механизм дает возможность безгарантийного получения кредита;

- венчурные инвесторы выступают в роли участников финансируемого проекта и их успех (или убытки) зависит от успеха (или неудачи) реализации проекта.

Рассматривая доли стран на рынке венчурного капитала можно отметить, что сегодня США совместно с Канадой в этом бизнесе обладают 60%, на втором месте - Европа с долей 25%, Азия - 9%, Африка - 2%, Латинская Америка и СНГ - по 1%.

В США венчурное предпринимательство возникло еще в 1950-е годы и стало типичной формой хозяйствования в 1970-1980 гг. Для американской модели характерна ориентация на мелкие венчурные фирмы. Для стимулирования вложений применяются системы льгот, налоговые стимулы. Государство играет активную роль в общей координации научно-исследовательских работ в стране, в реализации широкомасштабных программ развития НИОКР и поощрения частных компаний.[6]

Япония занимает второе место в мире после США по уровню развития науки и технологий. В Японии с середины 1980-х годов мелкие венчурные фирмы также стали рассматриваться в качестве источника будущего экономического роста. Успеху японской модели венчурной деятельности способствовало создание внебиржевых рынков ценных бумаг для мобилизации капиталов в крупнейших городах. Одна из целей японской политики венчурного финансирования - создание мелких, но гибких активных инновационных предприятий, специализирующихся на стадиях инжиниринга и разработки новых технологий и продуктов.

Великобритания является безусловным лидером в Европе по развитию индустрии венчурного капитала. На нее приходится почти половина всех европейских венчурных инвестиций. Государство предоставляет венчурное финансирование через специальные программы или фонды. Участие государства в венчурном финансировании осуществляется через Инновационный фонд высшего образования - Higher Education Innovation Fund, который был основан в 2000 г. и финансирует венчурные проекты с учетом региональных приоритетов. Средства при этом выделяются на три года.[7]

В Израиле венчурная индустрия существует около 14 лет. В 1992 г. правительство страны сформировало инвестиционную компанию Yozma с общим объемом финансирования 100 млн. долл. Данный фонд был использован для капитализации 10 других венчурных фондов, каждый с капиталом 20 млн. долл. США. К формируемым фондам предъявлялось требование наличия американского или европейского партнера, которые бы обучали израильских коллег методике и принципам инвестирования, развития компаний и ведения дел фонда. В обмен они получали 8 млн. долл. США из фонда Yozma (или 40% своего бюджета). Особенностью политики фонда Yozma было то, что он претендовал не на долю от прибыли, полученную венчурными фондами, а на банковский процент на вложенный капитал, составлявший в то время в среднем 5%. Впоследствии 8 из 10 фондов были выкуплены частными соучредителями, и сам фонд также приватизирован. К 2000 г. их капитал за счет привлечения новых участников и полученных доходов превысил 2,9 млрд. долл. США, а доля высокотехнологичного сектора экономики Израиля увеличилась до 67%.[8]

В Финляндии формирование венчурной индустрии начиналось исключительно за счет государственных средств. Они использовались в качестве первоначального капитала. Главным финансовым учреждением, финансирующим начальный бизнес в высокотехнологичной сфере, стал финский Национальный фонд исследований и развития - SITRA, который финансирует начинающие фирмы венчурным способом - в обмен на долю акций, от 15% до 40%, и на суммы от 200 тыс. до 2 млн. евро. В настоящее время в активе SITRA значится сотрудничество с 70 компаниями и участие в шести региональных фондах, обслуживающих в основном университеты Финляндии. Ежегодные инвестиции из этого фонда составляют около 50 млн. евро. Как только компании проходят первый этап становления, в них начинают поступать частные средства.[7]

Германия в области высоких технологий вначале ориентировалась на опыт США и технологически крупные программы; был также использован опыт развития инкубаторов США, научных парков Великобритании, Франции и Японии. С начала 1980-х годов был сделан акцент на создание сети региональных инновационных фондов с постепенным перенесением центра инновационной деятельности на малые и средние предприятия. Причем подобные инновационные фонды создавались исполнительной и законодательной властью совместно с заинтересованными частными структурами.[9]

В Росси венчурный бизнес существует уже более пяти лет. Венчурное инвестирование, как правило, осуществляется в малые и средние частные или приватизированные предприятия без предоставления ими какого-либо залога или заклада, в отличие, например, от банковского кредитования. В России функционирует Венчурный инновационный фонд (ВИФ) и Российская венчурная компания (РВК). Основной целью деятельности ВИФ является формирование организационной структуры системы венчурного инвестирования и организация привлечения инвестиций (в том числе зарубежных) в высокорисковые инновационные проекты. Российская венчурная компания - государственный фонд венчурных фондов Российской Федерации. Она служит источником недорогого финансирования для инновационных компаний, находящихся на ранней фазе развития. РВК инвестирует свои средства в инновационный сектор посредством частных венчурных фондов, предоставляя каждому из них 49% от их инвестиционных ресурсов. В настоящее время в России действует более 20 венчурных фондов, у которых под управлением находится около 2 млрд. долл.США. Примерно 25% от этой суммы инвестировано.[10]

Опыт различных стран (США, Японии, Израиля, Финляндии) доказывает, что венчурное финансирование способствует расширению предложения инвестиционных ресурсов и степени их доступности. Кроме этого, мировой опыт свидетельствует, что в развитии венчурной деятельности существенную роль играет государство. В своей основе этот опыт вполне применим и в формировании венчурного механизма в Республики Беларусь. Существующая система финансирования инновационной деятельности предприятий мясоперерабатывающей промышленности в Республике Беларусь в основном опирается на собственные средства организаций, которые весьма ограничены, бюджетные источники и кредиты банков, зачастую слишком дорогие.

В Республике Беларусь потенциальными венчурными инвесторами могут являться: крупные промышленные предприятия; государство; инновационные, инвестиционные, пенсионные, благотворительные фонды; страховые организации; банки; национальные и

ПPOБЛEMЫ PASB^ra BИEШИEЭKOИOMИЧECKИX CBЯЗEЙ И ПPИBЛEЧEИИЯ ИИOCTPAИИЫX ИИBECTИЦИЙ:

PEГИOИAЛЬИЫЙ ACПEKT

иностранные индивидуальные инвесторы. В настоящее время в Республике Беларусь для финансирования НИОКР и инновационных проектов применяются такие механизмы как:

- выделение средств областных инновационных фондов на возвратной основе, в том числе за счет средств Белорусского инновационного фонда,

- финансирование мероприятий в рамках выполнения региональных и отраслевых научно-технических программ,

- льготное кредитование субъектов малого предпринимательства.

В связи с тем, что финансирование является ключевым аспектом осуществления инновационной деятельности предприятиями мясоперерабатывающей промышленности, необходимо совершенствование системы финансовой поддержки инновационной деятельности в Беларуси. Наряду с тем, что в Республике Беларусь государственный бюджет является основным источником финансирования инновационной деятельности, при нехватке собственных оборотных средств организаций, возникает необходимость создания новых субъектов инновационно-инвестиционной сферы - венчурных фондов, способствующих эффективному взаимодействию инновационно-активных организаций и инвесторов. При этом необходим учет региональных особенностей для коррекции и сокращения регионального социально-экономического неравенства и сбалансированного развития регионов.

В целом, венчурный капитал можно рассматривать в Беларуси в качестве важного дополнения к существующей системе механизмов финансирования, обладающего широкими возможностями решения существующих проблем финансовой поддержки инноваций. Вместе с тем, налаживание механизмов венчурного финансирования, как показывает международный опыт, является сложной задачей, требующей значительных усилий и глубоких перемен.

ClfflCOK ИCTOЧИИKOB:

1. Mяcникович, M.В. Структурная политика и модернизация экономики Республики Беларусь / M.В.Mяcникович // Белорусский экономический журнал. - 2011. - №2. - С.4-5.

2. Беларусь в цифрах // Национальный статистический комитет Республики Беларусь [Электронный ресурс]. - 2012. - Режим доступа : http://belstat.gov.by/homep/ru/indicators/science.php. - Дата доступа : 15.12.2012.

3. Пресс-релиз: Об инновационной деятельности малых организаций в Республике Беларусь в 2011 году // Национальный статистический комитет Республики Беларусь [Электронный ресурс]. - 2012. - Режим доступа : http://belstat.gov.by/homep/ru/indicators/pressrel/small-entities-innovation-activity-2011.php - Дата доступа : 15.12.2012.

4. Шумак, Ж.Г. Состояние и тенденции развития мясоперерабатывающей промышленности / Ж.Г.Шумак // Экономика, моделирование, прогнозирование: сб. науч. тр. Вып. 5 / ред. коллегия: M.K Кравцов (гл. ред.) [и др.]. - Mинcк : НИЭИ Mин-ва экономики Респ. Беларусь, 2011. - 364.

5. Об инновационной деятельности в Республике Беларусь в 2011 году. Статистический сборник. - Mинcк : Национальный статистический комитет Республики Беларусь, 2011. - 99 с.

6. Рогова, Е^. Корпоративное венчурное инвестирование и его роль в повышении инновационной активности компаний / ЕМ. Рогова, А.А. Золотарев, Э.А. Фияксель // Экономика и управление. - 2008. - № 3. - С.61-66.

7. Нехорошева, Л.Н. Организационно-экономический механизм венчурной деятельности : методология формирования и перспективы развития / Л.Н. Нехорошева, С.А. Егоров // Белорусский экономический журнал. - 2008. - №1. - С. 103-121.

8. Mалашенкова, О. Кто не рискует, тот отстает / О. Mалашенкова // Директор. - 2009. - №7. - С. 31-33.

9. Егоров, С. А. Финансирование венчурной деятельности / С. А. Егоров // Финансы. Учет. Аудит. - 2006. - №10. - С. 30-32.

10. Официальный сайт Российской венчурной компании [Электронный ресурс] - Режим доступа : http://www.rusventure.ru. - Дата доступа: 10.03.2010.

PE3OME

У статті розкриваються проблеми, пов'язані з фінансуванням інноваційної діяльності підприємств м'ясопереробної промисловості Республіки Беларусь. Визначено перспективні напрями інноваційного розвитку підприємств галузі. Вивчена існуюча система фінансування інноваційної діяльності, розглянуто можливості застосування венчурного фінансування.

Ключові слова: інноваційна продукція, інноваційна діяльність, м'ясопереробна промисловість, інвестиції, джерела фінансування інновацій,

венчурне фінансування

PE3OME

В статье раскрываются проблемы, связанные с финансированием инновационной деятельности предприятий мясоперерабатывающей промышленности Республики Беларусь. Определены перспективные направления инновационного развития предприятий отрасли. Изучена существующая система финансирования инновационной деятельности, рассмотрены возможности применения венчурного финансирования.

Ключевые слова: инновационная продукция, инновационная деятельность, мясоперерабатывающая промышленность, инвестиции, источники финансирования инноваций, венчурное финансирование

SUMMARY

The article describes the problems associated with the financing of innovation in enterprises meat industry of Belarus. Perspective directions of innovative development of the industry. Study the current system of financing innovation, consider the use of venture financing. Key words: innovative products, innovation, meat processing industry, investment, financing innovation, venture financing

CTAБИЛИЗAЦИЯ БAИKOBCKOГO CEKTOPA ^^AXCTA^: ПPOБЛEMЫ И ПУТО PEШEИИЯ

Шустова E.tt профессор, проректор по международному сотрудничеству, университет «Кайнар» (Семей), Казахстан1

Одной из важных проблем развития казахстанской экономики является стабильность функционирования банковской системы. Банковская система Казахстана, ощутившая на себе негативное влияние мирового финансового кризиса, особенно серьезно пострадала в период 2008-2009 годов. Во многом это было связано с недостатками ее институциональной основы, главным из которых являлись:

преобладающее использование внешних источников при формировании ресурсной базы банков;

высокая концентрация кредитных рисков (кредитование осуществлялось преимущественно в сфере строительства и торговли);

• отсутствие эффективной системы оценки рисков и, как следствие, низкое качество ссудного портфеля.

Все эти факторы в совокупности с непродуманной рисковой политикой ряда банков оказали негативное влияние и поставили банковскую систему на грань дефолта. Однако государство предприняло ряд мер по стабилизации банковского сектора. Общая сумма средств государства, направленных на поддержку финансового сектора, составила 4 млрд. долларов, из которых около 2,3 млрд. долларов -вливания в капитал банков. В результате данных интервенций доля активов банковской системы, находящихся в государственной собственности (АО «Альянс банк», АО «БТА банк» и АО «Тємір банк») превышает 25%. В результате масштабной государственной

© Шустова E.rn.,2013поддержки удалось не допустить банкротства, решить проблему облуживания внешних долгов, провести реструктуризацию заимствований проблемных банков и стабилизировать банковский сектор.

Однако, несмотря на определенную стабилизацию, угрозы дестабилизации, как внешние, так и внутренние для казахстанской банковской системы сохраняются.

Опыт кризисного периода и посткризисное развитие сегодня требуют от банковской системы перехода на качественно новую модель деятельности, фундаментом которой становится системное усиление регулирующей роли государства в финансовом секторе страны, основанное на принципах: государственно-частного партнерства, контрцикличности, макропруденциального и законодательного регулирования.

Новый подход будет заключаться в максимальном снижении рисков, возникающих на уровне финансовой системы в целом, минимизации негативного воздействия внешних факторов на состояние экономики и финансовой системы страны и нивелирование внутренних дестабилизирующих факторов. [1]

Внешние угрозы исходят от мировой финансовой системы, стабильность которой остается достаточно слабой, несмотря на определенное оживление мировой экономики. Другая внешняя угроза связана с сохранением высокого уровня чувствительности банковской системы к колебаниям цен на сырьевые ресурсы.

Достаточно вспомнить конец 2008 года, когда цена на нефть опустилась до рекордно низкой отметки в 25 долл. за баррель. В результате бюджет республики недополучил более 150 миллиардов тенге. Реальные темпы роста экономики были снижены с 5-7 % до 4%. Правительству пришлось в срочном порядке создавать перечень бюджетных программ, финансирование которых могло быть отодвинуто на неопределенный период. Пострадали многие отрасли экономики и в первую очередь строительство, до того развивавшееся бурными темпами. [2]

Прямым следствием снижения цен на нефть является снижение курса национальной валюты. Для страны, экономика которой настолько зависима от колебания цен на нефть любое, искусственное поддержание высокого курса денежной единицы может сильно затормозить экономический рост. Это станет просто необходимо для оживления экономики и стабилизации банковского и торгового баланса. Однако если девальвация тенге и возможна, то только постепенная. Резкая же девальвация сможет сильно осложнить выплату внешних долгов для финансовой системы Казахстана.

Кроме цен на нефть и металлы перспектива девальвации тенге тесно связана с подобными процессами в соседних странах, главным образом в тех, откуда в Казахстан поступает импорт и куда идет экспорт соответственно из РК. В 2009 году Астана вынуждена была пойти на этот шаг вслед за Россией, Белоруссией, Украиной и Турцией. Казахстан девальвировал свою валюту одним из последних. Следовательно, и в случае появления новой опасности будет заранее понятно, что она приближается. Пока цены на нефть растут, говорить об угрозе девальвации тенге преждевременно.

Пресс-служба министерства экономического развития и торговли Казахстана в 2011 году обнародовала прогноза социально-экономического развития страны на 2012-2016 годы. В нем немалая часть была посвящена возможным ценам на нефть. Так, в 2012 году прогнозный уровень цен для базового сценария составляет 80 долларов за баррель, в 2013-2016 годах - на уровне 70 долларов. Рассматриваются и менее благоприятные условия, при которых цены на нефть могут опуститься соответственно до 60 и 40 долларов за баррель. [3]

Наряду с внешними угрозами опасность представляет внутренняя кредитоспособность. Средний рейтинг банков находится в категории В (не инвестиционный уровень). И хотя достаточность капитала, без учета реструктурированных банков, выше минимальных норм, однако общая база капитала сузилась, и рентабельность находится под давлением. Несмотря на то, что совокупная ликвидная позиция является достаточной, динамика роста кредитования остается слабой. В настоящее время банковское финансирование ограничивается лишь предоставлением краткосрочных ресурсов для целей финансирования оборотных средств и реструктуризации существующих долгов предприятий. При этом сдержанный подход к долгосрочному финансированию объясняется 2-мя основными факторами - недостатком длинных ресурсов для финансирования проектов и недостатком качественных заемщиков.

Другая существенная внутренняя угроза для банковской системы исходит от качества ссудного портфеля.

Исследование статистических данных об объемах проблемных кредитов в банковской системе Казахстана и анализ деятельности отечественных коммерческих банков по возврату проблемных кредитов позволяют сделать вывод о неэффективности текущей работы с проблемной задолженностью, так как ее доля в совокупном кредитном портфеле банковской системы РК продолжает оставаться на достаточно высоком уровне.

В структуре кредитного портфеля банков по состоянию на 1 января 2012 года доля стандартных кредитов составила 25,8%, сомнительных - 52,4%, безнадежных - 21,8%. (на 01.01.2011 года доля стандартных кредитов - 26,4%, сомнительных - 53,5%, безнадежных - 20,1%).

Сумма кредитов, относящихся к сомнительным займам 5 категории и безнадежным (с учетом провизий по однородным кредитам), так называемые неработающие кредиты, составила 3 651,8 млрд. тенге или 35% от совокупного ссудного портфеля, увеличение данного показателя за год составило 697,4 млрд. тенге или на 23,6%. Займы, по которым имеется просроченная задолженность по платежам свыше 90 дней на 1 января текущего года, составили 3 195,7 млрд. тенге или 30,6% от ссудного портфеля банков, увеличившись за год на 1 042,3 млрд. тенге или на 48,4%.

По состоянию на 1.10.2012 (рисунок 1, таблица 1), доля безнадежных займов в структуре ссудного портфеля составляет 29,2%, увеличившись на 7,2% с начала 2012 года. Доля неработающих займов составляет по состоянию на 1.10.2012 - 36,7%, увеличившись на 1,6% с начала года. Сумма сформированных провизий за рассматриваемый период возросла на 642,8 млрд. тенге и составила на 1.10.2012 -4008,5 млрд. тенге. [4]

В настоящее время, несмотря на активное использование казахстанскими банками различных технологий управления проблемными кредитами, отсутствует единый подход к пониманию данных технологий, механизмов, методов и инструментов, как в теоретическом, так и методологическом аспектах. Массовое использование отдельных механизмов и технологий управления проблемными кредитами без сведения их в единую методику в банках порождает проблемы, обусловленные зависимостью банковской организации от выбранного метода. В этой связи необходимо регулирование данного процесса со стороны государственных надзорных органов. Кроме того, существует необходимость совершенствования законодательной базы.

Необходимо отметить, что процессу реструктуризации кредитного портфеля отчасти мешает налоговое законодательство, так как согласно Налоговому кодексу РК при списании безнадежных кредитов за баланс происходит, соответственно, возврат провизий, в результате чего возникает дополнительное налогообложение. Сейчас Правительство РК рассматривает возможность отмены этого положения и внесения соответствующих поправок в Налоговый Кодекс РК. [5]

Другой проблемой является отсутствие рыночных механизмов работы с залогами, переходящими в собственность банков после дефолта заемщика.

Таким образом, проведение комплексной санации банков, направленной на уменьшение доли неработающих кредитов, тормозится действующей системой налогового администрирования, нормативно-правового регулирования и отсутствием рынка продажи некачественных активов.

В этих условиях, когда усложнен поиск средств для обеспечения достаточности банковского капитала, сокращены источники формирования ресурсной базы и ужесточено государственное регулирование, усиливает неопределенность в казахстанской банковской системе и риски снижения темпов экономического роста. [6]

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115 


Похожие статьи

Т С Медведкин - Проблемы развития внешнеэкономических связей и привлечения иностранных инвестиций региональный аспект