Т С Медведкин - Проблемы развития внешнеэкономических связей и привлечения иностранных инвестиций региональный аспект - страница 71

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115 

8,7

8,5

8,3

8,2

Машиностроительные виды деятельности

5,9

6,5

6,9

7,3

7,6

Электроэнергетика

4,9

4,5

4,2

3,9

3,7

Строительство

3,5

4,6

5,7

6,6

7,0

Транспорт и связь

9,0

9,1

9,2

9,2

9,4

Торговля

10,5

10,7

10,7

10,8

10,8

Услуги

20,6

20,6

20,5

20,4

20,3

Всего

100

100

100

100

100

Аналогичные исследования провели ученые стран-членов Таможенного союза Клоцвог Ф.Н, Сухотин А.Б, Чернова Л.С, которые, сопоставляя уровень ВВП, прогнозируемый на 2015 г. по двум сценарным вариантам, получили оценку величины интеграционного эффекта. Относительно более высока эта величина для Украины, где прогнозируемый объем ВВП на 2015 г. во втором варианте более чем на 33 млрд. гривен, или на 8% превышает уровень первого варианта. Достаточно высокий интеграционный эффект ожидается для Республики Беларусь, где в 2015 г. ВВП по второму варианту превышает уровень первого варианта почти на 2 трлн. бел. руб., или на 7,3%. Несколько меньший интеграционный эффект ожидается для России: к 2015 г. прогнозируемый уровень ВВП во втором варианте будет почти на 560 млрд. руб., или на 5,7% выше, чем в первом варианте. Наименьший интеграционный эффект ожидается для Казахстана, где прогнозируемый на 2015 г. уровень ВВП во втором варианте примерно на 200 млрд. тенге, или на 2% выше, чем в первом.[5]

Страна

Таблица 3 - Среднегодовые темпы прироста ВВП стран ЕЭП, %

Россия Беларусь Казахстан Украина

2006-2015 гг.

I вариант

ІII вариант

3,2 7,0 9,0 4,5 3,8 7,7 9,2 5,3

Проведенные исследования позволяют сделать следующие выводы.

1. Углубление экономического взаимодействия между Россией, Беларусью'', Казахстаном и Украиной может стать достаточно сильным фактором противодействия негативным тенденциям, связанным с экономическим кризисом.

2. Активизация интеграционного процесса создания ЕЭП России, Беларуси, Казахстана и Украины имеет высокую экономическую эффективность как для всех интегрируемых стран в целом, так и для каждой из этих стран в отдельности. Суммарный интеграционный эффект, измеряемый дополнительным производством ВВП, к 2015 г. составит примерно 170 млрд. долл., или 5,8% прогнозируемого уровня суммарного ВВП четырех стран по первому варианту. При этом каждая из стран будет иметь значительный интеграционный эффект. Россия за счет интеграционного фактора в 2015 г. получит дополнительно 7,4% современного уровня ВВП (разница ВВП за 2015 г. по первому и второму варианту, отнесенная к уровню ВВП в базовом году), Украина - 12,4%), Беларусь - 14,3% и Казахстан - 4,5%.

Таблица 4 - Темпы мнимого и реального роста объема внешней торговли государств-членов Таможенного союза со всеми странами, 2011 г.

в % к 2010 г.

 

| Оборот

 

Экспорт

Импорт

Таможенный союз со всеми странами

В стоимостном выражении, долл. США

133,0

134,2

131,1

В натуральном выражении, кг

104,3

102,8

116,6

Индекс инфляции, %

127,5

130,5

112,4

Республика Беларусь со всеми странами

В стоимостном выражении, долл. США

148,3

174,8

124,1

В натуральном выражении, кг

128,3

137,7

104,5

Индекс инфляции, %

115,6

126,9

118,8

Республика Казахстан со всеми странами

В стоимостном выражении, долл. США

143,3

151,7

118,5

В натуральном выражении, кг

115,3

115,8

109,2

Индекс инфляции, %

124,3

131,0

108,5

Российская Федерация со всеми странами

В стоимостном выражении, долл. США

130,9

129,9

132,7

В натуральном выражении, кг

101,8

99,8

118,7

Индекс инфляции, %

128,6

130,2

111,8

3. Интеграционный эффект достигается, прежде всего, за счет расширения рынка взаимного товарообмена продукции обрабатывающих отраслей промышленности и продукции сельского хозяйства, которая по своим конкурентным возможностям не может быть реализована на рынке других стран. Это относится в первую очередь к машиностроительной продукции, продукции сельскогохозяйства, легкой и пищевой промышленности. Для Украины интеграционный эффект в значительной мере обусловлен расширением поставок из стран СНГ энергоресурсов, а для Беларуси - ростом закупок из стран СНГ зерна.

4. Активизация интеграционного процесса требует переориентации российского экспорта топливно-энергетических и сырьевых ресурсов с рынка стран Запада на рынок стран ЕЭП. Увеличение поставок российских топливно-сырьевых ресурсов в эти страны будет способствовать дополнительному росту их экономики и, следовательно, расширению емкости рынка для экспорта российской продукции.

5. Активизация интеграционных процессов создания ЕЭП стран России, Беларуси, Казахстана и Украины требует принципиального изменения интеграционного механизма, перехода от преимущественно микроэкономической интеграции к эффективному применению методов макроэкономической интеграции, обеспечивающих максимальное использование совокупного ресурсного потенциала интегрируемых стран для достижения согласованных конечных целей социально-экономического развития.

6. Первым практическим шагом по реальному созданию ЕЭП стран России, Беларуси, Казахстана и Украины должна стать совместная разработка специалистами этих стран согласованного макроструктурного прогноза на среднесрочную перспективу. Эту работу целесообразно начать с обсуждения результатов прогноза, разработанного в ИНП РАН, и внесения в него необходимых корректив, отвечающих интересам каждой из четырех стран.

7. Создание ЕЭП стран России, Беларуси, Казахстана и Украины может стать катализатором интеграционных процессов на всем постсоветском пространстве. Постепенно к нему могут присоединяться и другие заинтересованные страны СНГ и мира, что приведет к созданию на постсоветском пространстве нового крупного центра мировой экономики.[5]

Теперь, чтобы вовсе развеять и исключить несправедливо часто складывающееся, порой навязываемое, негативное отношение к поднятому вопросу, приведем следующие статистические данные за 2011 и 2012 годы.[6]

Таблица 5 - Темпы мнимого и реального роста объема внешней торговли государств-членов Таможенного союза со странами СНГ, 2011 г. в

% к 2010 г.

 

|              Оборот |

Экспорт

| Импорт

Таможенный союз со странами СНГ

В стоимостном выражении, долл. США

138,0

137,4

139,1

В натуральном выражении, кг

113,4

111,1

118,7

Индекс инфляции, %

121,7

123,7

117,2

Республика Беларусь со странами СНГ

В стоимостном выражении, долл. США

155,3

161,2

145,9

В натуральном выражении, кг

115,2

128,2

105,4

Индекс инфляции, %

134,8

125,7

138,4

Республика Казахстан со странами СНГ

В стоимостном выражении, долл. США

164,2

176,8

146,4

В натуральном выражении, кг

157,5

173,2

115,9

Индекс инфляции, %

104,3

102,1

126,3

Российская Федерация со странами СНГ

В стоимостном выражении, долл. США

133,4

131,1

137,4

В натуральном выражении, кг

107,0

101,4

121,4

Индекс инфляции, %

124,7

129,3

113,2

[5] расчеты выполнены под руководством д.э.н., проф. Симчеры В.М.

Как видно из приведенных таблиц в условиях мирового финансово-экономического кризиса и падения объемов международной торговли как в ведущих странах и экономических союзах, государства-участники ТС продемонстрировали увеличение объемов товарооборота и доходной части своих госбюджетов и это факт.

Украина является одним из ведущих торговых партнеров ТС, занимая по объему взаимной торговли первое место среди государств СНГ и пятое - среди всех стран после Китая, Нидерландов, Германии и Италии. Внешнеторговый оборот между Украиной и ТС в 2011 году составил 65,6 млрд. долл. США, что составило 38,4% от общего объема товарооборота, а с ЕС-27 соответственно 50,6 млрд. долл. США и 29,6%. За период январь-сентябрь 2012 года внешнеторговый оборот между Украиной и ТС составил 47,3 млрд. долл. США, что составило 37% от общего объема товарооборота, а отрицательное сальдо -5,5 млрд. долл. США, со странами ЕС-27 составил 36,6 млрд. долл. США и 28,6 % соответственно, а отрицательное сальдо -6,5 млрд. долл. США.[1] Таким образом, около 40% товарооборота Украины приходится на страны Таможенного союза, что на 23% больше, чем со странами ЕС-27. Потерять исторически сложившиеся рынки в условиях глобальной конкуренции и мирового финансово-экономического кризиса, для Украины просто недопустимо.

Внешнеторговый оборот товарами с Украиной в 2011 г. по сравнению с 2010 г. вырос на 40,4% и составил 61,2 млрд. долл. США. На долю Украины приходилось в 2011 г. 6,7% общего товарооборота ТС. Совокупный экспорт государств-членов ТС в Украину в 2011 г. составил 37,3 млрд. долл. США и увеличился по сравнению с 2010 годом на 41,6% (удельный вес в общем объеме экспорта ТС - 6,4%). Основными статьями импорта являются минеральные продукты, прежде всего газ и нефть (61%) и химическая продукция (10%).

Импорт из Украины в ТС в 2011 г. составил 23,9 млрд. долл. США и увеличился по сравнению с 2010г на 38,5% (удельный вес в общем объеме импорта ТС - 7,3%). Основными статьями импорта являются машины и оборудование (34%), металлургическая продукция (21%), минеральные продукты (14%) и продукция АПК (12%).

Сальдо взаимной торговли с Украиной положительно для ТС и составляет 13,4 млрд. долл. США, увеличившись по сравнению с 2010 годом на 4,3 млрд. долл. США.

Во взаимной торговле государств - членов ТС удалось достичь более высокой степени диверсификации товарной структуры, чем во внешней торговле с третьими странами. Большую долю занимает продукция с высокой степенью переработки. Так, если во внешней торговле 72,6% экспорта приходится на минеральные продукты, то во взаимной торговле только 41,1%. Машины, оборудование и транспортные средства занимают 19% объема взаимной торговли, в то время как доля продаж этих товаров за пределами Таможенного союза составляет лишь 2,4% совокупного экспорта.

В I полугодии 2012 года суммарный объем внешней торговли государств-членов Таможенного союза с третьими странами составил 459,6 млрд. долл. США, в том числе экспорт товаров - 302,9 млрд. долл. США, импорт - 156,7 млрд. долл. США. По сравнению с I полугодием 2011 года внешнеторговый оборот увеличился на 8,0%, экспорт - на 9,7%, импорт - на 4,8%. Сальдо внешней торговли сложилось положительное в размере 146,2 млрд. долл. США, что на 19,7 млрд. долл. США больше, чем в аналогичном периоде 2011 года.

В I полугодии 2012 года в рамках интеграционного объединения две трети объема взаимной торговли (66,3 %) приходилось на Российскую Федерацию. Доля Республики Беларусь составила 24,1 %, Республики Казахстан - 9,6 %.

В товарной структуре взаимной торговли государств-членов ТС наблюдается более высокая степень диверсификации по сравнению с товарной структурой торговли с третьими странами.

Так, удельный вес топливно-энергетических ресурсов, оставаясь важнейшей статьей экспорта в I полугодии 2012 г., занимал во взаимной торговле 40,6%, тогда как в экспорте в третьи страны - 72,9%.

Доля машин, оборудования и транспортных средств в экспорте товаров стран Таможенного союза в i полугодии 2012 года составляла 19,3% (18,6% в i полугодии 2011 г.), металлов и изделий из них - 12,2% (12,5%), товаров химической промышленности - 8,7% (9,3), продовольственных товаров и сырья для их производства - 9,9% (9,7%).

Достигнутый интеграционный эффект связан со структурными изменениями в экономиках стран, входящих в Таможенный союз, обусловленными установлением тесных кооперационных связей в различных отраслях, объединением конкурентных преимуществ, снижением производственных и реализационных издержек, отсутствием административных барьеров. При этом интеграционный эффект будет усиливаться по мере создания полноценного единого рынка товаров, капиталов, услуг и рабочей силы. Для этого проводится работа по переводу в практическую плоскость существующих между странами Таможенного союза соглашений в макроэкономике и финансах, транспорте и энергетике, торговле и инвестициях, промышленном и агропромышленном комплексах.

По расчетам Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития интеграция в рамках единого экономического пространства к 2030 году может дать ежегодный прирост ВВП России на 75 млрд. долларов, Белоруссии - на 14 млрд. долларов и Казахстана - на 13 млрд. долларов в ценах 2010 года.

Важным направлением интеграционных процессов, имеющих значительный экономический эффект для ТС и ЕЭП, является развитие единой транспортной политики. 5 сентября 2012 г. был представлен проект Концепции транспортной политики Единого экономического пространства. Документ разработан с учетом текущего состояния и развития транспортных комплексов государств-членов ТС и ЕЭП, анализа национальной договорно-правовой базы, а также международного опыта интеграции. В перспективе Единое экономическое пространство может стать основой транспортного коридора из Юго-Восточной Азии в Европу.

Таким образом, исходя из проведенных прогнозов тенденций мирового развития, существующих глобальных угроз и опасностей, экономических трансформаций, и негативного влияния мирового финансово-экономического кризиса, перспективным вариантом нормализации ситуации для Украины есть углубление интеграции с государствами СНГ - вступление в Таможенный союз Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации.

Теория и практика подтверждают перспективу данного выбора, при котором для Украины открываются новые возможности и горизонты, достичь которые самостоятельно она практически не сможет из-за негативного вмешательства и влияния мировых игроков.

Современная система международных отношений характеризуется тенденциями к глобализации, она все более полицентрична и взаимозависима на глобальном и региональном уровнях, а отношения ведущих государств состоят из сложного и переменного сочетания сотрудничества и соперничества, которые могут перерасти в военный конфликт. Поэтому нужно экстренно определиться с ролью и местом в мировой системе координат, четко сформулировать новую идеологию развития и создать наиболее приемлемую перспективную модель.

Мир уже живет в геоэкономической системе координат, а мы все продолжаем пристально всматриваться в политическую карту мира, нагнетая геополитические страсти, подогреваемые психозом суверенизации. На политической карте мира нет экономических границ, поэтому мы не понимаем, что национальные образования уже давно разорваны экономической интернационализацией и хозяйственной транснационализацией на отдельные части, ставшие звеньями разных глобальных воспроизводственных интернационализированных циклов (ядер). Эти ядра предопределяют экономические границы, поскольку ядра подвижны, вслед за ними смещаются и экономические границы, которые уже давно увлекли за собой национальные интересы государств на новые экономические рубежи и плацдармы, а мы всё еще разыскиваем их на политических картах.

Геоэкономика давно оттеснила геополитику на второй план, она все более сращивается с геостратегией, вплетая военную компоненту в геоэкономические (внешнеэкономические) доктрины. Мир вступил в фазу здорового прагматизма, сформировалась новая, геоэкономическая картина мира, которая требует своей карты, не плоской, политической, а объемной, т. е. геоэкономического атласа мира, где политическая карта выступит только одной из его «страниц».[7]

Как при происходящих трансформациях правильно выбрать направление развития, избежать стратегических ошибок, при этом недопустив втягивания в конфликты и навязывания чужого видения и копирования чуждого нам опыта, когда самые передовые и благополучные страны мира расшатали свою некогда непоколебимую позицию в результате ряда последовательных в корне неверных экономических шагов.

Именно эти решения попутно и привели к неустойчивому колебанию экономико-географических весов, чаши которых теперь замерли, готовые склониться в пользу развивающегося мира. Если в ближайшие десять лет не произойдут радикальные политические перемены, то право решать, кто чем владеет, быстро перейдет к Китаю, Индии, России или Ближнему Востоку, а сегодняшнему индустриализованному Западу гарантирован бесповоротный экономический упадок.

Крах оказался кульминацией целого ряда ошибок и недочетов политики, которые накапливали инерцию в течение последних пятидесяти лет и прорвались наихудшим финансовым кризисом со времен Великой депрессии. И сейчас, как ни странно, многие государства не отказались от этого ущербного курса, как будто не замечая истинных причин краха 2008 года. По существу дела, то, что произошло в 2008 году, ознаменовало очередной этап фундаментального перехода от одной экономической силы к другой; от Запада к остальному развивающемуся миру.[8]

Но возможен и более равновесный сценарий развития событий в рамках новой, неоэкономической модели. Россия способна, исходя из огромных инновационных воспроизводственных заделов и с учетом большой этнонациональной, духовной, культурологической палитры, сформировать такую этноэкономическую систему, которая позволит войти в более гармоничное русло цивилизационного развития.[7]

Теория целостности наиболее подходит под теоретическую основу создания Евразийского экономического союза. Целостность этого союза возникает в результате углубленной интеграции между отдельными государствами Содружества, другими государствами, социально-политическими и этнополитическими системами, при взаимодействии их свойств, признаков, функций и т.п., но в рамках единого, общего, целого.

Целостность - первичный доминирующий и детерминирующий фактор как целого, как системы. Нужно честно признать, что во многих странах происходит кризис основополагающих нравственно-правовых ценностей общества, духовной нищеты, политической стагнации, экономического застоя, идеологического догматизма, что грозит в конечном итоге развалом общества и государственности. На словах мы провозглашаем, что интеграция приведет к потере независимости, а на практике игнорирование интеграционных процессов, в первую очередь с государствами Содружества, реально ускоряет зависимость из-за потери стратегических эффектов и мощи государства.

Поэтому мы имеем уникальный шанс при вхождении в Евразийский экономический союз избавиться от негативных свойств прежней системы, которые должны в новой системе рассеяться, а остаться те, которые качественно преобразуются и адаптируются к своему новому состоянию.

Во-первых, в социально-политической и экономической системе объективно необходима центр-сила (верховенство) целого над частями и элементами, целостности целого над целостностями частей и элементов. Проанализировав создавшуюся ситуацию в мире и мощь государств, мы пришли к выводу, что объединить части и элементы в единое целое и самой стать центром-силой способна и Россия. На втором же месте по показателям после России среди государств Содружества идет Украина, но ее реальный объем ВВП более чем в 10 раз ниже чем в России, не говоря уже о других государствах.

Во-вторых - целостная социо-эколого-этно-экономическая система - единственно возможная форма существования Евразийского экономического союза.

В-третьих - потеря целостности граничит с деградацией.

Принимая судьбоносные для наших стран и народов решения, нельзя также игнорировать теории национальной безопасности, теории развития народов, теории управления, не учитывать вопросы войны и мира и отрицать при этом закон борьбы каждой нации за жизненное пространство.

После развала СССР мы все по отдельности стали слабее, понесли колоссальные потери, упустили 20 лет своего развития, чтоб возвратиться на уровень лишь 1990 года, а мир то ушел далеко вперед. Разумеется, еще рано праздновать, победу потому что на прочность у нас еще не было настоящих испытаний, слава Богу, (ни наводнений, землетрясений, голода, техногенной катастрофы, ни войны) и неизвестно как мы сами с ними справились бы и вышли бы вообще победителями? Наоборот, Бог дал нам время, чтобы мы стали опытнее и мудрее, а мы его преступно растратили.

Большинство же объективных критериев подтверждает, что мы постепенно скатились в зону неоколониализма - форму современного экономического империализма, когда сильные нации ведут себя как колониальные силы империализма, бесцеремонно вмешиваются в дела более слабых стран, используют их ресурсы и осуществляют экономический контроль, а порой и диктат разными способами и формами.

Пока мы бездарно растрачиваем время на непродуктивные дебаты - нужна нам экономическая интеграция или нет, мировой финансово-экономический кризис не ждет того, когда мы примем правильные решения, а другие страны и регионы в это время интегрируются. Так министр иностранных дел ФРГ Гидо Вестервелле (Ошс!о \Vesterwelle) призвал Евросоюз и США к созданию зоны свободной торговли в целях преодоления долгового кризиса как для Европы, так и для Америки. "ЕС должен теснее сотрудничать с Соединенными Штатами не только в сфере внешней политики и безопасности, но и в экономике", - сказал он в интервью газете №1Ю Osnabrйcker Zeitung, опубликованном 27 октября т. г. "Я призывают Европу и Северную Америку к скорейшему началу переговоров о создании трансатлантической зоны свободной торговли. Свободная торговля - вот многократно и надежно испытанный мотор экономического роста", - подытожил глава внешнеполитического ведомства ФРГ.

Исходя из теории и практики мирового экономического развития можно сделать главный вывод, что в настоящий период складывается благоприятная ситуация, когда необходимо ускорить процесс создания Евразийского экономического союза, внедрить проект нового монетарного инструмента, обеспечить переход российского рубля на региональную валюту. Тогда Россия сможет о себе заявить как центр-сила на Евразийском континенте. А государства Содружества получат реального лидера, способного мобилизовать вокруг себя государства по возрождению новой цивилизации на базе этноэкономической транснационализации, на ноосферных принципах, законах гармонии и инновационной экономики.

Евразийский экономический союз - как экономическая основа новой цивилизации должен создать мощный потенциал и необходимую энергию для того, чтобы справиться, прежде всего, с основными глобальными вызовами такими как:

- становление постиндустриальной цивилизации;

- демографический вызов;

- экологический императив;

- технологический переворот;

- экономические трансформации;

- преобразование политических и государственно-правовых отношений;

- переход к интегральному социокультурному строю;

- радикальные инновации;

- революции, связанные с бионикой и психонетикой.

Для этого необходимо принять на высшем уровне - Совете Глав государств Содружества - политическое решение и утвердить план мероприятий по реализации данной стратегической цели, тем более, что уже существует утвержденная Стратегия экономического развития Содружества Независимых Государств на период до 2020 года и Межгосударственная Программа инновационного сотрудничества государств-участников СНГ на период до 2020 года.

Безотлагательность разработки и реализации указанных мероприятий объясняется создавшимися на данный период времени благоприятными предпосылками для осуществления качественного прорыва России на мировой арене, как внутренней, так и внешней ситуацией, вызывается мощными мотивационными силами и следующими основными условиями: внутреннее социально - экономическое и политическое напряжение, вызванное структурными диспропорциями, требует немедленной разрядки; исчерпал себя потенциал производственных мощностей, благодаря которым происходило оживление производства при улучшении экономической конъюнктуры; накопившиеся ожидания государств Содружества в отношении центральной объединяющей роли России достигло апогея - или Россия станет центром-силой и сохранит единое этноэкономическое пространство Содружества, или оно будет разорвано другими центрами -силы; благоприятная для России мировая конъюнктура; макроэкономическая стабилизация и финансовая устойчивость государства, громадные международные золотовалютные резервы; смена технологических укладов; мировые геополитические процессы; системный кризис мировой финансово-экономической системы; глобальные угрозы планетарного масштаба, с которыми без привлечения ресурсов и потенциала России мировому сообществу не справиться, вопросы безопасности и территориальной целостности без России уже тоже не решить.

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115 


Похожие статьи

Т С Медведкин - Проблемы развития внешнеэкономических связей и привлечения иностранных инвестиций региональный аспект