А П Загнітко - Лінгвістичні студії - страница 22

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68 

(3) АЦ вымяраюць з дапамогай ртутнага сфігмаманометра ці танометра у міліметрах ртутнага слупка па метадзе, адкрытым Каратковым.

Наконец, возможна и трансформация лексического компонента в предикативную единицу в форме атрибутивной придаточной части сложного предложения (4):

(4) АЦ вымяраюць з дапамогай ртутнага сфігмаманометра ці танометра у міліметрах ртутнага слупка па метадзе, які быу адкрыты Каратковым.

Поскольку во всех предложениях выделенные единицы занимают одну и ту же позицию, перед нами явление одного порядка: единица па метадзе остается во всех предложениях релятивной и выполняет функцию предлога, т.е. форманта синтаксемы. Разница лишь (повторим за Т.В. Шмелевой) в техническом решении -материальном выражении лексического компонента.

Иное дело, что с усложнением лексического компонента усложняются и функции форманта, особенно если он, как в нашем случае, восходит к полнозначному слову. В предложениях (3) и (4) на предложную функцию накладываются и другие функции, которые должно выполнять данное существительное в силу его согласовательной связи с причастием (3) и относительным местоимением (4).

2. Приведем еще несколько положений из известной монографии «Очерки по теории сложного предложения» [Черемисина, Колосова 1987], которую и сегодня можно рассматривать как программу актуальных и перспективных исследований в области релятивной грамматики. В силу солидарности с мнением авторов положения из данной работы даем в виде цитат.

2.1. «Выявление всех скреп, выгоажающих обоюдную зависимость, которая, вероятно, не во всех случаях заслуживает названия взаимного подчинения, исследование их свойств и построение их типологии - актуальная задача синтаксиса сложного предложения, но одновременно и того раздела языкознания, который должен заниматься инвентаризацией строевых элементов языка, которые до сих пор не получают должного освещения в словаре» (с. 104).

2.2. «Наш опыт работы... показал, как мало пока накоплено «положительных» знаний о скрепах, как беден и неупорядочен метаязык, как неточны и приблизительны слова и выражения, с помощью которых мы только и можем говорить о скрепах, сравнивать их, различать и противопоставлять друг другу. В этом направлении мы делаем пока самые первые шаги. Еще предстоит не только выявлять структурные типы скреп, но и продолжать работу над инвентаризацией скреп, составлением полного списка «элементов множества», подлежащего упорядочению под разными углами зрения. В нашем распоряжении пока очень мало эмпирического материала, в то время как нужен материал огромный; мало терминов и еще меньше понятий;

1 Поскольку работа над формированием реестра белорусских предлогов велась с постоянным сопряжением и сопоставлением белорусского и русского языкового материала, то сказанное здесь о корреляции предложных и союзных единиц в белорусском языке справедливо и к аналогичным подсистемам русского языка.очень слабо осознаны нашей наукой лингвистически значимые признаки (категории), которые могут и должны быть положены в основание классификации» (с. 109).

2.3. «Многие знаменательные слова, регулярно воспроизводимые в составе сложного предложения, постепенно утрачивая свою знаменательность, приобретают признаки служебных слов и, конкретнее, союзных скреп или их компонентов» (с. 124).

2.4. «Понятие о союзе должно иметь такое определение, опираясь на которое можно было сделать одно из двух: или, противопоставив союзы каким-либо другим аналитическим показателям связи, отграничить союзные предложения и от предложений с показателями «не союзами» (разного типа), и от предложений вообще без аналитических показателей; или же, наоборот, объединить в понятии о союзе представления обо всех аналитических показателях связи и тогда противопоставить союзные в зависимости от типа аналитического показателя. Но, к сожалению, современное представление о союзе не позволяет сделать ни того, ни другого» (с. 98). И далее: «Термины «союз», «аналог союза», «союзный аналог», «союзное соединение», «союзное сцепление», «союзное сочетание» - «не термины, а пока еще «терминоиды»» (с. 124).

2.5. «Показатель связи мы понимаем как сегмент плана выражения, выполняющий связующую функцию. Это может быть отдельное слово, сочетание слов, контактное или дистантное; это может быть и морфема, и сочетание морфем (контактное или дистантное)» (с. 99).

2.6. «Употребление одного фонемного (графемного) комплекса в разных служебных ролях, в частности в ролях союза и частицы, не ведет к разрушению лексико-семантического тождества слова; семантика одного слова отнюдь не меняется непредсказуемым образом, а лишь варьирует вокруг функционально-семантического инварианта» (с. 141).

3. Мы также далеки от того, чтобы любой показатель связи в сложном предложении именовать союзом, поэтому воспользуемся термином «номинализатор», которым авторы монографии называют блок то, что. Мы используем данный термин не только для удобства демонстрации нашего материала, но и потому, что процедура, которую мы применяем к нашему материалу, - преобразование предложно-именной синтаксемы в предикативную часть сложного предложения, в содержательном отношении является обратной процессу номинализации, т.е. «преобразованию предикативных структур в именные» [Арутюнова 1980: 347]. См. трактовку этого термина в монографии М.И. Черемисиной и Т.А. Колосовой: номинализация - это «процесс формального и содержательного приспособления элементарного предложения к выполнению именных ролей в составе синтаксических структур более высокого ранга, а также та синтаксическая форма, которая является результатом этого процесса» [Черемисина, Колосова 1987: 30]. Поскольку наши преобразования имеют обратный вектор - из именной синтаксемы в предикативную часть, то назовем этот процесс деноминализацией.

Нам представляется важным мнение М.И. Черемисиной и Т.А. Колосовой о том, что «номинализатор то, что (где что - союз) остается за пределами предложения, подвергающегося номинализации. Коммуникативную функцию предложение выполняет без номинализатора, вхождение которого в предложение лишает последнее коммуникативной самодостаточности и превращает в блок, предназначенный для соединения с чем-то другим. В этом смысле номинализатор сопоставим с субстантивным суффиксом, а его склоняемый компонент то - с падежной формой существительного, которая ориентируется на доминирующее слово: Я рад тому / раздосадован тем / жалею о том / помню о том, что собрание перенесли на среду» [Черемисина и Колосова 1987: 31]).

В другой своей работе М.И. Черемисина пишет, что в таких предложениях «у то отмечено еще одно свойство - быть формальной «флексией» придаточной части, «синтаксическим маркером» ее функции» [Черемисина 1982: 6]. При этом подчеркивается, что главное назначение "то" состоит в номинализации сообщения о событии (с. 12). И далее следует фраза, которая очень коррелирует с приведенными выше нашими примерами с предлогом па метадзе: «То, что какая-то дама предложила мне купить фокстерьера... - не сообщение, "экс-сообщение". Но это такая синтаксическая форма, с которой можно оперировать как с существительным. Её можно размещать в любых именных позициях, придавая ей различные падежные и падежно-предложные формы» [Черемисина 1982: 13], а сам показатель связи то, что «организован сложнее обычных многокомпонентных союзов. Его компоненты, "то" и "что", четко разделены интонационно и пунктуационно, но линейно они связаны жестко: "то" всегда непосредственно предшествует союзу "что"» [Черемисина 1982: 12]; выделено нами. - М.К.).

4. Здесь следует сделать некоторые оговорки относительно то. В нашей статье [Конюшкевич 2010] мы доказывали, что данное слово, вопреки его лексикографической интерпретации, распалось на несколько омонимов в силу их различных функций и соответствующих этим функциям грамматических характеристик и парадигм.

В.А. Белошапкова при классификации соотносительных слов главной части сложного предложения учла их сочетаемость с союзными средствами придаточной и на этом основании выделила четыре группы соотносительных слов. В трех из этих групп числится и слово то. Вот эти три группы: 1) «слова, сочетающиеся только с соответствующими им по значению относительными местоимениями» [Белошапкова 1977: 229]; сюда относятся тот, та, тої и слова с пространственным значением - там, туда, оттуда; 2) слова, «которые, кроме сочетаний с относительными местоимениями, допускают сочетания с асемантическими союзами» [Белошапкова 1977: 229]; 3) третью группу составляет «полностью опустошенное слово то2, не имеющее предметного значения (Особенно плохо было то, что к вечеру стало морозить)» [Белошапкова 1977: 229].

РОЗДІЛ !V. ТЕОРЕТИЧНІ ПИТАННЯ СИНТАКСИСУ

Грамматика-70 приняла точку зрения В.А. Белошапковой и закрепила тої и то2 в научном обороте как слова, существенно различающиеся не только в семантическом и грамматическом отношениях, но и по своим сочетаемостным свойствам в структуре сложного предложения: тої соотносится с союзным словом что в придаточной части, то2- со всеми остальными союзными словами и союзами что и чтобы [Грамматика 1970]. В качестве реплики отметим, что несоотносительность то2 с союзным словом что заключается не в запретах данного союзного слова и не в валентностных ограничениях самого то, а в синтаксической омонимии конструкций, возникающих в результате подобной сочетаемости (подробнее см. в [Конюшкевич 2010]).

5. Как уже отмечали М.И. Черемисина и Т.А. Колосова, при преобразовании предикативных структур в именные номинализатор остается за пределами предложения: Я рад перенесению / раздосадован перенесением / жалею / помню о перенесении собрания на среду. Отсюда вытекает, что блок то, что принадлежит именно придаточной части, поскольку он как номинализатор выступает формантом синтаксемы, лексический компонент которой выражен придаточной частью. При преобразовании предикативной единицы в именную таким формантом именной синтаксемы остается только своеобразный «конфикс» (термин М.В. Всеволодовой) - флексия имени + предлог (если он есть); в приведенных выше примерах этот «конфикс» выделен в синтаксемах перенесению, перенесением /о перенесении.

Как говорилось выше, для рассмотрения корреляции предлога и союза мы идем в направлении деноминализации - преобразования предложно-именной синтаксемы в предикативную единицу с номинализатором. Выявилось, что в зависимости от значения синтаксемы, формируемой предлогом, для оформления предикативной единицы требуется гораздо больше (чем только то, что) показателей связи, и разных. Поскольку подобные показатели связи состоят из двух элементов, то первый из них при необходимости мы будем называть, как это уже принято в синтаксисе, Т-словом, а второй - К-словом, причем местоименное Т-слово мы обозначим как тоеї, опустошенное Т-слово - как тое2. Аналогичную индексацию получают и К-слова-омонимы: местоимение штої, союз што2; местоимение якї, союз як2.

6. И еще одно рассуждение, важное, на наш взгляд, для перспективы исследований в области релятивной грамматики. По мнению М.И. Черемисиной, союз что в рассматриваемых конструкциях в сочетании с то, варьирующим по падежам, выступает, скорее всего, как "прокладка", позволяющая предикативной единице вступить в грамматические отношения с то [Черемисина 1982: 15].

Думается, что подобные «прокладки» в языке видны везде - интерфиксация в словообразовании, суффиксоид -й- в основе формы настоящего времени глаголов во избежание зияния гласных на морфемном шве (чита-ет), обеспечение грамматической связи между словами в предложениях с описательными предикатами (сравн.: Университет готовит специалистов - Университет осуществляет подготовку специалистов; Таня скромна - Таню отличает скромность). В синтаксисе за подобными строевыми единицами закрепился термин «экспликатор». М.В. Всеволодова в своих работах (например, [Всеволодова 2008]) показала, что в функции экспликатора может выступить и знаменательное слово (сравн.: шел в университет, но вошел в здание университета), и предлог (сидеть ближе к сцене). Скорее всего, подобная экспликационная функция есть и у других К-слов.

Таким образом, с точки зрения технической задачи синтаксиса - оформления одной и той же актантной позиции в предложении - предлог и номинализатор (показатель связи типа «Т-слово, К-слово») изофункциональны. Различие между ними состоит в разных наборах других функций, сопряженных с морфологическими свойствами тех лексем, которые легли в основу предложной или союзной единиц, а также объемом находящегося при них лексического компонента - словоформы и предикативной единицы соответственно.

ІІ. Семантика лексического компонента (значение имени для именных синтаксем и содержание высказывания для предикативной единицы) является важным (но не единственным) критерием для выбора показателя связи при преобразовании предложно-именной синтаксемы в предикативную единицу. И в этом отношении введенный в наш реестр предлогов [Канюшкевіч 2008-2010] такой параметр, как определение характера (значения) синтаксемы, является необходимым и удобным для подобных преобразований. Покажем это на примере синтаксем, оформляемых в белорусском языке предлогом аб.

С этим предлогом в нашем реестре зафиксировано 6 синтаксем в форме винительного падежа (аб+ N4), причем в пяти из них, кроме первой, управление уже устарело, и столько же синтаксем в форме предложного падежа (аб+ N6). Вот какие показатели связи дает деноминализация.

1. АБ1-1 што Він. Аб'ектн.: нерухомы інструменту пры акцыянальным прэдыкаце: Выцерц ногі аб ходнік. Стукнуцца галавой аб касяк. Дождж б 'ецца аб хвалі ракі (М. Багдановіч: ТСБМ)2. Деноминализация возможна только с помощью номинализатора тоеї, штої, где оба элемента являются местоимениями: Выцерці ногі аб тое, што называецца / аб тое, што называюць / аб тое, што з 'яуляецца ходнікам.

2. АБ1-2 каго/што Він. Аб'ектн.: дэлібератыу-мэта: А сам дауно сляпы ад слёз і ужо забыуся абратунак (М. Багдановіч: ППШ). Ці аб свой гонар дбайна дбалі і дабравольна, без прынук самі сабой не гандлявалі, не

2 Репертуар синтаксем с данным предлогом здесь подается в соответствии с фиксацией его в изданном реестре. Верхний индекс при предлоге показывает различия в падежном управлении предлога, цифра через дефис - номер синтаксемы в пределах одной падежной формы. Далее указывается падежное управление и значение синтаксемы с учетом уточняющего значения. Примеры синтаксем здесь подаются в минимальном объеме для иллюстрации наших действий.неслі у петлі дум і рук? (Я. Колас: ППШ). Несмотря на то, что в таком значении подобное управление в современном белорусском языке уже не употребляется, деноминализация возможна. Номинализатор аб тое2, каб: Заб^іліся аб тое, кабратавацца; дбалі аб тое, каб захаваць свой гонар.

3. АБ1-3 што/заякі час Він. Час.: дыменслу-патэнслу: Гаварыць аб ноч (= за адну ноч) - РБС. Вярнууся з горада аб адзін дзень (ППШ). І у Сапліцове госць аб дзень звыкауся з ладам (А. Міцкевіч. Пер. П. Бпэля). Устар. Возможны два варианта деноминализации. Первый: в показатель связи необходимо ввести в качестве Т-слова субстантив-гипероним час, коррелирующий с местоимениями які, штої (аб час, які / аб час, штої): Вярнуцца / звыкацца з ладам аб час, які / што роуны аднаму дню. Второй: дименсивное значение синтаксемы позволяет для указания количества времени использовать сочетание аб столькі часу, колькі: Звыкнуцца з ладам аб столькі часу, колькі яго у адным дні.

4. АБ1-4 што/калі Він. Час.: тэмпаратыу: Сустрэнемся аб гэты час. Наказ такі, каб заутра зрана твой брат Антось шоу да адбору, а сам Міхал аб гэту пору настройвау лыжы да сялібы - падбаць панам наконта рыбы (Я. Колас). Номинализаторы аб час, калі2 / аб пару, калі2: Сустрэнемся аб час, калі зойдзе сонца. Каб Міхал настройвау лыжы да сялібы аб час, калі надыйдзе раніца.

5. АБ1-5 што Він. Прычын.: пасесіу: Маючы сваё мацарства, дзёрлісь аб кусок раллі (В. Дунін-Марцінкевіч). Устар. Номинализаторы аб тое2, каму / аб тое2, хто: Дзёрл^ь аб тое, каму дастанецца кусок раллі / аб тое, хто атрымае кусок раллі.

6. АБ1-6 што Він. Квалтатыу-дыменспу: Ні мяса, ні малака, а усё - аб пяць пальцау (загадка: ППШ). Номинализатор аб столькі, колькі: Усё аб столькі, колькі пальцау.

7. АБ2-1 юм/чым Месн. Аб'ектн.: дэлібератыу: Думаць аб справах. Спяваць аб шчасці. Чытаць аб падарожжах. Гаварыць аб Максіме Гарзцкім / аб Злаізе Пашкевіч / аб сыне / аб сястры / аб кані / аб казе / аб возеры / аб дзіцяці.

Выбор номинализатора в преобразовании делиберативных синтаксем в изъяснительную придаточную часть зависит как от левой валентности предлога (лексического значения управляющего глагола и его дериватов), так и от правой (лексических и грамматических свойств существительного). Поскольку рамки статьи не позволяют рассмотреть все случаи преобразований, ограничимся лишь учетом правой валентности предлога аб - характеристиками управляемого предлогом существительного при глаголах говорить и пытаць. При этом учитывается и содержание преобразованной диктумной части изъяснительного предложения, которая имеет квалификативное, квалитативное, фактуальное и другие значения.

7а. Для диктумной части с квалификативным значением важны факторы определенности, персональности и неодушевленности существительного именной синтаксемы. Так, если имя существительное обозначает определенное лицо мужского или женского пола (определенность маркирована либо именем собственным, либо местоимением), то диктумная часть с квалификативным значением оформляется следующими номинализаторами:

- аб тым2, хто такі: Гаварыць аб тым, хто такі Максім Гарэцю /хто такі мой сын / но не: * аб тым, хто такі сын; *аб тым, хто такі (мой) конь;

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68 


Похожие статьи

А П Загнітко - Лінгвістичні студії