А С Ефремов, В С Курило, И Ю Бровченко - История луганского края учебное пособие - страница 1

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45 

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ

ЛУГАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ТАРАСА ШЕВЧЕНКО

ЛУГАНСКАЯ ОБЛАСТНАЯ ГОСУД АРСТВЕННАЯ АДМИНИСТРАЦИЯ

ИСТОРИЯ ЛУГАНСКОГО КРАЯ

Учебное пособие

Рекомендовано Министерством образования и науки Украины

Луганск «Альма-матер» 2003

УДК 94 (477.61) ББК 63.3 (4 Укр 55) И 90

Рецензенты: Бурьян М. С. — доктор исторических наук Горбик В. А. — доктор исторических наук

И 90 История Луганского края: Учебное пособие / Ефре­мов А. С., Курило В. С. Бровченко И. Ю., Климов А. А., Красильников К. И. , Семистяга В. Ф., Подов В. И.Луганск: Альма-матер, 2003. — 432 с.

ISBN 966-617-142-2

В книге впервые предпринята попытка в обобщенном виде изло­жить историю Луганского края от древнейших времен до наших дней. На конкретном историческом материале излагаются основные этапы развития юго-восточных земель Украины, анализируются причины, закономерности, взаимосвязи и значение важнейших явлений и собы­тий в процессе социально-экономического, политического и культурно­го развития Луганского края.

Книга предназначена для историков, краеведов, преподавателей и студентов вузов, учителей и учащихся школ, широкого круга читателей для всех тех, кто интересуется и хочет знать историю родного края.

Проект инициирован Луганской областной государственной администрацией

ISBN 966-617-142-2 УДК 94 (477.61)

ББК 63.3 (4 Укр 55)

©Коллектив авторов, 2003. ©Альма-матер, 2003.

65-летию Луганской области посвящается

ВВЕДЕНИЕ

Зима 1721 года выдалась очень суровой. Добыча солистратегического для тех времен продукта приостано­вилась: на Бахмутских солеварнях закончились запасы дров, все окрестные леса и балки на то время оказались вырубле­ны. Жизненно необходимо было отыскать новые источни­ки энергии. Помог случай: солевары Никита Вепрейский и Семен Чирков в балке Скелеватой обнаружили каменный уголь — минерал, открытие которого круто изменило ис­торию края. Из степного, многие века заселенного только кочевниками, он стал быстро превращаться в промышлен-но-индустриальный район с достаточно высокой плотнос­тью населения, среди которого доминировали жители боль­ших и малых городов.

За многие тысячелетия своей истории наш край знал пе­риоды подъемов и падений, случались времена доже полно­го запустения. Однако его неосвоенная, но благодатная для жизни земля всегда влекла к себе сильных и энергичных лю­дей. Гунны и готы, скифы и половцы, болгары и венгрывсе они прошли через эти земли. Степная зона Луганщины была своеобразным «коридором» во время больших пере­селений народов. Именно здесь пролегла граница между сла­вянскими племенами и кочевниками, позже край активно обживали украинцы и русские.

В результате соприкосновения разных этносов, взаимопро­никновения их обычаев и традиций родилось такое культур­ное явление, как «Луганский характер» твердый, уверен­ный в себе, открытый всему новому, бережно хранящий каж­дую крупицу многоцветной мозаик его непростой истории.

Уважаемый читатель!

Книга, которую Вы держите в руках, является первым опытом обобщенного изложения истории Луганского края с древнейших времен по сегодняшний день. Коллектив уче­ных, создателей книги, в своей работе опирался на данные многолетних археологических исследований, работы изве­стных историков, уникальные материалы, многие из кото­рых только недавно были обнаружены в украинских и зару­бежных архивах.

Авторы выражают надежду на то, что, прочитав кни­гу, Вы, дорогой читатель, апеллируя к строго научным фак­там книги, сможете со всей очевидностью представить себе сложную, противоречивую, но красивую историю Лу-ганщины, уходящую в далекую глубь тысячелетий.

Дела наших славных предков не канули в Лету: живущим сегодня потомкам есть чем гордиться, есть чему учиться и есть что продолжать!..

В путь, дорогой читатель, к постижению истоков ис­тории и культуры нашей малой родины — Луганщины, неотъемлемой части Украины!

Глава 1. ОЧЕРКИ ИСТОРИИ ПОДОНЦОВЬЯ В ДРЕВНОСТИ

Посмотрите на карту Луганской области. Почти по ее цен­тру проходит главная водная артерия нашего края река Се-верский Донец. К нему с севера на юг по степям тянутся не­большие реки. Южнее Северского Донца начинаются плоско­горья Донецкого кряжа, по которым также текут реки: одни по направлению к Донцу, другие к Азовскому морю. Донец со впадающими в него степными речушками в географичес­кой науке носит название Подонцовье, а территория нынешней Луганщины большей частью относится к Среднему Подон-цовью.

История народов, заселявших степное Подонцовье в древ­ности, еще не написана. Объяснить это можно недостаточно­стью археологических и письменных источников о нашем крае.

В неторопливом разбеге человеческой истории в древнос­ти, казалось бы, не за что «зацепиться» вниманию археологов. Но это далеко не так: по малым и редким крупицам и фрагмен­там накапливаются сведения об обитаемости края. Эти «кру­пицы» — результат трудовой деятельности людей. Известно, что трудовая деятельность — это прежде всего орудия труда, посуда, бытовые устройства, жилища, различные постройки. Взятые в комплексе с захоронениями свидетельства древней жизни прослеживаются на поверхности почвы, в обнажениях берегов рек, оврагов и балок, в раскрытых курганах, ориенти­руя и нацеливая нас на поиск археологических памятников. Такой поиск называется археологическая разведка, и он обыч­но предшествует раскопкам.

1.1. Эпоха камня в Подонцовье

Мустьерское время нижнего палеолита (100 — 40 (35) тыс. лет до н.э.)

До недавнего времени среди хорошо известных регионов палеолитических древностей Подонцовье считалось слабо изу­ченной территорией, хотя именно с ним связаны первые све­дения о палеолите не только Украины, но и Восточной Евро­пы. Теперь многое выглядит по-другому.

История исследования палеолитических памятников наше­го края восходит к 1919 г., когда С. А. Локтюшев после поло­водья у с.Веселая Гора на Донце обнаружил костяной нако -нечник копья. Учитывая особую инженерную изобретатель­ность системы крепления наконечника к древку, подобное из­делие издавна занимает достойное место среди экспонатов техники каменного века в ведущих музеях мира.

В 1924 г. П. П. Ефименко обнаружил следы мустьерской куль­туры. Небольшая, теперь пограничная, р. Деркул, расширяя свое русло в районе с. Колесниковка, перед вхождением в широкую пойму р. Северский Донец, подмыв склоны, обнажила культур­ные горизонты, восходящие к нижнему палеолиту. Разрез инте­ресен и с геологической точки зрения, так как дает возможность связать культурные остатки человека с формированием речной долины. На четырехметровой глубине здесь просматривается слой мергелевого щебня, желваков кремня и кварцита. Этот го­ризонт, видимо, и следует считать дном древнего Деркула. Око­ло 100 тыс. лет тому назад это была бурная и многоводная река. В этих же отложениях встречаются крупные расколотые куски кварцита, пластины, диски из того же материала, отдельные ору­дия. Они выглядят как острия, скребла, ножи, сработанные в ос­новном из кварцита и ^ch- очень редко из крем­ня (рис. 1). Ближай­шее местонахожде­ние кремневых желва­ков находится на рас­стоянии более чем Рис.1. 15 км, у с.Чугинка.

Характер орудий труда указывает на то, что здесь находился охотничий лагерь, поэтому почти отсутствует культурный слой; об­наружено малое скопление орудий и в особенности ископаемой фауны, поскольку охотники, видимо, уносили всю свою добычу; нет здесь и признаков обработки кремнево-кварцитового сырья.

Это время ледниковой эпохи, вюрмского или валдайского оле­денения. Языки льда простирались от Скандинавии в южном на­правлении до Верхнего Подонцовья и Среднего Подонья. В се­верной части Луганской области замечены следы ледниковых на­носов и отложений, но сам регион не был накрыт льдом.

Орудия мустьерского типа, останки ископаемого шерстис­того носорога собраны в 1925 г. у пос. Красный Яр. Здесь най­дены окатанные водой острия, скребки, пластины из грубых отщепов, относящиеся к мустьерской эпохе. Они попали на отмель Донца из древних отложений, очевидно, размываемых рекой. Крупные изделия, вероятно, и теперь могут лежать на дне реки, мелкие же (легкие) вода вынесла на отмель.

Признаки мустьерских орудий прослежены у с.Верхняя Бог-дановка на р. Ковсуг, у с. Александровка в Станично-Луганском районе на р.Деркул. Все они из кварцита, выходы которого видны в этих местах и в настоящее время. Кремневые пластины мусть-ерского периода найдены на северной окраине Луганщины р.У-разовая возле с. Сиротино в Троицком районе. Всего же в преде­лах области обнаружено шесть нижнепалеолитических местона­хождений, датируемых периодом от 100 до 40 тыс. лет до н. э.

Возникает вопрос: как же шло освоение предледниковой тунд­ровой зоны Подонцовья в самый древний период его истории?

По обнаруженным в Украине памятникам ашельско-мус-тьерского времени (200—40 тыс. лет до н. э.) намечается гра­ница расселения человечества в Восточной Европе. Она про­ходит по линии Западная Украина — Северный Кавказ и даль­ше в Среднюю Азию. Анализ находок каменных орудий в Дон­бассе (у населенных пунктов Антоновка, Амвросиевка, Маке­евка Донецкой области, Красный Яр, Александровка и Колес-никовка нашей области) дает основание утверждать, что этот регион, вслед за Кавказом, был одним из путей продвижения и расселения людей в Восточной Европе.

Расселение происходило в условиях интенсивного сниже­ния температуры, когда формировались холодовыносливые мамонт, шерстистый носорог, бизон, северный олень.

Итак, раннепалеолитические памятники Подонцовья убеж­дают нас в том, что заселение Восточной Европы происходи­ло и через наши тундровые степи; совершал это движение па-леантроп, т. е. неандертальский человек, в ашельско-мустьер-ское время, 200—400 тыс. лет назад.

Позднепалеолитическое время верхнего палеолита (35—12 тыс. лет до н.э.)

Последние три десятилетия в нашей области интенсивно проводились разведывательные и раскопочные работы по изу­чению памятников позднего палеолита. Полученные резуль­таты очень внушительны: сейчас общее количество памятни­ков составляет более 105, на 65 из них обнаружен культурный слой. Пять памятников, благодаря раскопкам, получили «ста­тусы» стоянок, стоянок-мастерских, лагерей охотников. К ним, прежде всего, относим Рогалик у пгт. Петровка, с.Передельск Станично-Луганского района, в с. Ямы Троицкого района и у с.Говоруха Славяносербского района, хутор Шевченко Кре-менского района. Остальные стоянки с обильным подъемным материалом кремневых орудий (у с.Житловка Кременского района, с.Сиротино и с.Демино-Александровка Троицкого рай­она, с. Лозно-Александровка Белокуракинского района и дру­гие местонахождения) нами будут только упомянуты.

Находки из различных памятников позднепалеолитическо-го времени, взятые в комплексе, позволяют реконструировать природную ситуацию и хозяйство людей нашего края в пери­од конца оледенения. Экскурс в прошлое предпринять не так уж и трудно, если опираться на научные реконструкции уче­ных. Прежде всего, необходимо учесть, что наша местность была удалена от южной границы оледенения не менее чем на 200—250 км, но все же климат был достаточно суровым.

Перед нами та же линия береговых отрогов, так же невозму­тимо, но более интенсивно текут реки Северский Донец, Айдар, Ковсуг, Деркул, Евсуг. В их долинах — обширные пастбища. Наверху террас и по склонам берегов — сплошные мшисто-травя­ные покрытия, чередующиеся с зарослями карликовых берез, ку­старников и сосен. Словом, типичный тундровый ландшафт при-ледниковой зоны. «Но вот первозданную тишину нарушил топот копыт табуна бегущих диких лошадей, бизонов, трубный звук ма­монта. Казалось бы, несокрушима сила животных — властите­лей здешних мест. Но она-то и стала роковой для них самих, уже с точки зрения интересов древнего человека. Массы вкусного и питательного мяса, теплые шкуры, кости, необходимые и для под­держания огня, и для строительства жилищ, и всевозможных хо­зяйственных поделок, сделали животных основным источником жизни человека. Именно дикие животные, пасущиеся в долинах, привлекали людей каменного века», так образно историк Алек­сандр Горелик описал обычную жизнь, протекавшую в нашем крае 25—15 тыс. лет тому назад.

Животные предпочитали обитать на влажных, травообиль-ных местах, недалеко от воды и бродов. Именно здесь, на бе­регах, и устраивали свои стоянки охотники.

Древние люди хорошо знали повадки животных и не упуска­ли возможности оптимально использовать смекалку и знание окружающей среды в своих охотничье-промысловых целях. Пра­вые берега рек у нас обычно коренные, с крутыми овражными склонами, и здесь были подходящие условия для загонной охо­ты. Близ таких участков, на пути между пастбищами и водопоя­ми, видимо, в засадах охотники подстерегали животных. Испу­гавшись криков людей, ударов копий и камней, убегающие жи­вотные находили свою гибель на дне крутых склонов оврагов.

В этом легко убедиться, проанализировав расположение Ро-галикско-Передельских стоянок и изучив орудия промысло-во-охотничьей каменной индустрии из них.

Из археологической информации мы видим, что люди Подонцо-вья палеолитической эпохи в своей практике использовали три ос­новных вида сырьевых источников: камень, кость и дерево. Следов изделий из дерева не сохранилось совсем, а вот каменные и костя­ные находки на местах стоянок встречаются в достаточно большом количестве. В производстве каменных орудий уже тогда использо­вался главным образом кремень и значительно реже — кварцит.

Кремень, благодаря твердости, свойству расщепляться и ши­рокой доступности его в природе, привлек к себе внимание че­ловека очень давно. Кремневые отщепы, сколы и пластины все­гда имеют изначально острые края, пригодные для целого ряда производственных операций, создавая этим целый арсенал но­вых орудий. Всего в верхнем палеолите человек изобрел и ос­воил более 90 разнообразных орудий. Некоторые образцы ору­дий из кремня даже теперь превосходят металлические, такие, как, например, медицинский скальпель, нож, резец. Но, что осо­бенно удивительно, большинство из них связаны не с процес­сом охоты, а с системой переработки результатов (продуктов) охоты. Преувеличение в истории значения охоты привело к не­дооценке роли других отраслей, связанных с добыванием пищи, таких как, скажем, рыболовства и собирательства. Признаками собирательства являются песты-терочники из гальки.

Теперь, когда у читателя сложилось определенное представ­ление о природной среде края, общем образе хозяйства и ору­диях труда, перейдем к описанию находок из культурных гори­зонтов стоянок, обнаруженных в Подонечье, в частности, крат­ко остановимся на раскопках стоянок Петровка (Рогалик), Пе-редельск, Ямы, частично Говоруха, Шевченко.

Серия стоянок Рогалик их четырнадцать находится на склонах древних террас правого берега р. Евсуг. В этой же местности известны стоянки возле с. Войтово, в урочище бал­ки Крутой Яр у с.Передельск.

Геологические исследования р. Евсуг показали, что совре­менная обширная долина реки образовалась более 1,5 млн. лет назад. За долгие годы существования она своим течением вре­залась в отложения мелового периода и размыла их, сформиро­вав крутые и высокие террасы, позднее накрытые отложениями вюрмского ледникового периода (100 — 5 тыс. лет назад). На верхнем горизонте этих отложений, относящихся к концу лед­ника и датируемых приблизительно 17—15 тыс. до н.э., как раз и находятся слои, оставленные древними охотниками.

Начало изучения Рогалика связано с именем профессора Лу­ганского пединститута Сергея Локтюшева. В 1926 г. им была от­крыта Рогалик-Якимовская стоянка, позднее были обнаружены еще три стоянки: Береговая, Гришинская и Африканова Мельница.

На Рогалик-Якимовской стоянке С. А. Локтюшев провел рас­копки; найденные материалы кремневые орудия — ведущие палеолитоведы С. Н. Замятнин, И. Ф. Левицкий уже тогда дати­ровали поздним палеолитом. Площадь раскопа составила око­ло 115 кв. м, и на этом, сравнительно ограниченном, простран­стве было обнаружено1019 изделий из кремня. Однако со вре­менем находки оказались полностью утраченными, как и само местонахождение стоянки. Казалось, что памятник исчез.

Но в 1970 г. в ходе разведок, проводимых археологической лабораторией педагогического института, он был вновь обнару­жен, и скоро возобновилось его исследование, продолжавшееся в течение 20 лет несколькими поколениями студентов-истори­ков. Наш рассказ о находках начнем с орудий труда.

Каменная индустрия Рогаликского комплекса базировалась ис­ключительно на кремне, но визуальные наблюдения показывают, что все орудия по цветовой гамме классифицируются на четыре группы, следовательно, происходят из разных сырьевых источ­ников, которые, по мнению ученого-геолога Павла Луцкого, на­ходятся в отдалении один от другого на расстоянии до 200 км.

Например, кремень черного цвета происходит из бассейна р.Уразовая в Троицком районе, там же обнаружено около 10 мастерских по изготовлению нуклеусов. Другие источники могли находиться гораздо ближе к Рогалику, в меловых отло­жениях рек Белая, Лозовая, Камышеваха, Лугань, на Северс-ком Донце под Лисичанском, в Славяносербске, пос. Сухо­дол, т. е. на расстоянии уже от 40 до 80 км. «Промышленный» кремень встречается на поверхности по долинам рек Евсуг и Айдар в районе Рогалика и Передельска.

В качестве сырья использовали кварцит; ближайшие выхо­ды его известны в верховьях рек Ковсуг, Теплая, на Северском Донце у пос. Пионерское (Николаевка), много его на р.Деркул.

Третьим минералом, применяемым в каменной индустрии, сле­дует назвать сланец. Его можно обнаружить практически повсюду в обнажениях на территории Донбасса. Внешний вид находок из сланца говорит о том, что его не подвергали специальной обработ­ке и использовали в качестве ретушеров, растиральников, накова-ленок, отбойников и даже при создании произведений искусства.

Остановимся на технологии изготовления орудий.Процесс рас­калывания кремня на стоянках Рогаликско-Передельского райо­на был нацелен главным образом на производство пластин. В их

изготовлении предусматривались три ос­новные стадии. Первая стадия подбор и изготовление нуклеуса (рис. 1), вторая стадия скалывание пластин в пределах 4—8 см и даже 12 см (рис. 2), третья ста­дия, завершающая, изготовление ору­дий путем ретуширования рабочей части. Однако заметим, что законченных орудий не так уж много, только 1856 экз. (15 %) из более 12650 всех кремневых находок. Это свидетельствует о значительном пре­обладании здесь только предварительной стадии изготовления орудий. И все же на стоянках не только «заготовляли» формы для орудий, но и доводили их до завер­шения. Делалось это с помощью ретуши, и тогда получались скребки, резцы, ост­рия, ножи (рис. 3). рис 2 Орудиями обрабатывали дерево,

шкуры, кости. Встречаются инструмен­ты в виде кремневых пил, скобелей, резцов. Отмечены даже единичные экземпляры землеройных орудий. Но в то же вре­мя здесь скромный (до 20 %) набор орудий для охоты и раз­делки туш и, напротив, большой удельный вес орудий по де­ревообработке (их от 35 до 80 %).

В палеолитическом климате сохранившимися породами де­рева были сосна, береза, которые, видимо, использовались для изготовления охотничьего снаряжения, некоторых орудий тру­да, при постройке жилищ, в качестве топлива.

Среди останков, найденных на стоянках древних людей, от 70 до 90 % составляют кости дикой лошади, на втором месте ос­танки бизона (до 15-20 %), изредка попадаются кости северногооленя, лисицы, песца и других животных холодолюбивой фауны. Ни одной кости мамонта здесь пока не обнаружено, хотя всего в 5 км юго-восточней, в урочище Мертвый Донец, найдено целое скопление костей этих гигантских животных ледникового периода.

Таким образом, на первом месте тогда была охота на ди­кую лошадь. Лошадь в жизнеобеспечении человека позднего палеолита вообще занимала исключительно важное место, не случайно ее изображения в палеолитическом искусстве зна­чительно превосходят по количеству все прочие.

Дикая широкопалая лошадь, на которую охотились обитате­ли Рогалика, — вымерший на рубеже окончания ледника вид животных. Это было крупное животное, вес взрослых особей в пределах 450-500 кг. Ее мясо из-за высокой калорийности было тогда незаменимым продуктом для человеческого организма в условиях постоянной подвижности, тяжелых физических нагру­зок, холодного климата, служило профилактике серьезных для человека заболеваний. Процесс истребления лошади, видимо, был очень интенсивным. Ученые пришли к заключению, что люди на стоянках Рогалика пребывали сезонно и их хозяйствен­ная деятельность была связана с двумя направлениями: охотни­чьим и производственным (изготовление орудий труда).

Убедительным подтверждением второго является исследо­ванная площадка, на которой выявлены два отдельных «пятна» скопления находок. Первое скопление включает в себя нукле­усы и нуклевидные изделия, здесь же много отщепов, сколотых пластин без обработки, наковальни, отбойники, — словом, все то, что связано с первичной стадией в изготовлении орудий. Во втором скоплении — большой набор пластин, скребков и отще-пов со следами ретуши. Здесь же изобилуют кремневые чешуй­ки от микросколов. Это рабочие места двух мастеров-кремнео-рудийщиков, видимо, уже существовало разделение труда.

Передельская позднепалеолитическая группа включает в себя четыре местонахождения, расположенных на склонах бал­ки Крутой Яр, впадающей в долину р. Айдар. По дну балки в древности протекал ручей. На стоянках раскопано 442 кв. м, в слое найдено 5899 изделий из кремня, хотя готовых орудий только 594 экз., что составляет 10 % всех находок.

К позднепалеолитической обитаемой зоне можно отнести комплекс стоянок-мастерских в Троицком районе: у с.Демино-

Александровка (здесь зафиксировано около семи-восьми мес­тонахождений), еще около четырех у с.Сиротино и, конечно же, стоянку в с.Ямы, на которой проведены небольшие раскопки.

Стоянку обнаружили случайно в 1977 г. учащиеся местной школы. Прыгая по отвалам грунта, образовавшегося при рытье траншеи под водопровод к школе, дети на поверхности заметили и собрали несколько десятков однотипных кремневых орудий. Ди­ректор школы В. Н. Батраков, человек, интересующийся древно­стью и понимающий специфику ее орудий, сумел организовать вместе со школьниками более обширные сборы палеолитичес­ких древностей и сохранить их до консультаций с археологами.

Первые небольшие раскопки площадью всего 3 кв. м, по существу зачистка стен траншеи, сразу же дали 58 экз. орудий; позднее, в 1980 и 1982 гг., стоянку исследовали гораздо шире на площади 63 кв. м. Культурные останки включали 8433

экз., кремневых изделий из них — 300 готовых орудий, а так-

же фрагменты костей животных, костный уголь, зола, охра красного и желтого цвета. Все это залегало на глубине 1,7— 1,8 м от современной поверхности в горизонтах вюрмского лесса, датируемого 22 тыс. до н. э. (рис. 3).

Раскопками были рас- . чищены очаги, костный     » « А А Щ

уголь из них свидетельству-    /I | Д t-S ш

ет о том, что в качестве    [ 1.1 Щ        И        t Щ

топлива использовали кос-    Г  I Ш

-----ґ„-----....------... „ґ—

него мастера, и на 1 кв. м находилось до 500 экз. кремневых изде­лий. Его, очевидно, следует связывать не только с местом изго-

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45 


Похожие статьи

А С Ефремов, В С Курило, И Ю Бровченко - История луганского края учебное пособие