А С Ефремов, В С Курило, И Ю Бровченко - История луганского края учебное пособие - страница 17

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45 

Луганский литейный завод положил начало горному обра­зованию в Донбассе. Завод объединял лучшие силы горных специалистов, служил научным центром Донецкого бассейна, где зарождалось и развивалось горнозаводское искусство, разрабатывались и практически решались многие проблемы горной науки и техники. Отсюда вышло немало выдающихся специалистов горного дела и ученых, обогативших отече­ственную науку и производство.

С Луганским литейным заводом связано возникновение первых промышленных центров Донецкого бассейна Лу­ганска и Лисичанска.

3.2. Зарождение угольной промышленности в Донбассе

Лисичанский каменноугольный рудник

В соответствии с Указом 14 ноября 1795 г. в комплексе с Луганским литейным заводом в урочище Лисичья балка был заложен первый рудник Донбасса. Он входил в структуру за­вода, был одним из его подразделений (цехов). Предназначал­ся рудник для обеспечения каменным углем Луганского ли­тейного завода, Черноморского флота, а также удовлетворе­ния нужд промышленности и населения в топливе. Имея в виду эти задачи, директор Луганского литейного завода Карл Гас-койн писал: «Прииск каменного угля и добыча оного на меня возложена, яко главнейшие поручения с тем намерением, что­бы оным на кораблях Черноморского флота, в крепостях и даже во всем том крае заменить употребление дров, а леса, кои там весьма недостаточны, от совершенного истребления сохранить. За сим мне было поручено стараться открыть уголь в таких местах, откуда бы на судах оный доставлять в Черно­морские порты и в разные места тамошних губерний».

Каменноугольное месторождение в Лисичьей балке на зем­лях казенного села Верхнее, открытое в декабре 1792 г. надвор­ным советником Н. Ф. Аврамовым, оказалось уникальным. В силу особых геологических условий здесь выходило на поверхность несколько каменноугольных пластов, залегавших на небольшой глубине. Будто самой природой здесь были созданы все условия для начала разработки каменного угля в Донбассе.

Известно, что каменный уголь здесь пытались добывать и ранее. Однако то была примитивная разработка пластов, выхо­дящих на поверхность. Такой метод добычи назывался поверх­ностным, или карьерным. Отсутствовали и постоянные кадры горняков. Для разработки угля администрация уездов присыла­ла на короткое время крестьян по нарядам. В 1794 г. К. Гаскойн побывал в урочище Лисичья балка и встретился с Н. Ф. Абра­мовым, который вел здесь разработку угля для Черноморского флота. Позже Госкойн отмечал, что работа началась не с тех пунктов, с которых следовало бы. Не одобрял он и открытый метод разработки пласта. Он считал, что разработку угля надо вести по правилам горного искусства, а для этого нужны зна­ния. Поскольку «ископание угля в России есть дело совершен­но новое», то для организации его в Донбассе он предлагал выз­вать из Англии несколько опытных мастеров.

Как мы уже отмечали, первый рудник Донбасса в Лисичь­ей балке, который впоследствии стали называть Лисичанским, был заложен под руководством английского горного мастера Томаса Ропера.

Он приехал в Донбасс еще в конце 1795 г. для организации строительства Луганского литейного завода и каменноуголь­ных разработок. Рудник представлял из себя группу шахт, раз­рабатывавших свиту из семи пологих пластов мощностью 0,8­2,15 м с углом падения 12-18°. На первых порах рудник комп­лектовался рабочими из Александровского (Петрозаводск) и Липецких металлургических заводов, присылаемыми сюда Луганским заводом. Они начинали промышленную разработ­ку каменного угля, став первыми шахтерами Донбасса.

Первая шахта рудника находилась на южном склоне балки. Глубина первой шахты составляла 17 саженей (36,21 м). Вы­емка угля велась посредством горизонтальных ходов. От по­верхности до пласта опускали шахту. Когда она пересекала угольный пласт, от нее в обе стороны по простиранию пласта проводили горизонтальный штрек. От него на каждых трех са­женях по восстанию и падению пласта засекались поперечные ходы, которые соединялись с продольными штреками. Выра­ботка продолжалась до тех пор, пока не встречалось препят­ствие из-за отсутствия кислорода. Принудительной вентиля­ции в то время еще не было. Тогда на расстоянии 30-40 саже­ней от первой опускалась на пласт новая шахта. Соединившись ходами, они могли служить и как вентиляционные.

Крепление выработок из-за недостатка леса было весьма ограниченным. Чтобы избежать обвалов, между рабочими ходами оставляли столбы из угля. Это и была естественнаякрепь. Лесом крепили только ствол, опуская в него сруб из дубовых распилов. Основными орудиями труда шахтеров были кайло, молот, железный клин, а средствами доставки угля от забоя к подъему тачка и сани. Работы выполнялись исклю­чительно вручную. Лишь на подъеме и водоотливе применя­лась простейшая механизация — ручной и конный ворот. Подъем угля на поверхность и отлив воды производился ба­дьями и ящиками с помощью ручного или конного ворота.

Число шахт на руднике постоянно росло. Одни вырабатыва­лись, другие открывались. Как правило, добыча производилась одновременно в нескольких из них. Сменив Т. Ропера, с 31 мая 1797 г. в должность управляющего рудником вступил Адам Смит. Весной 1798 г. он доносил директору завода: «Я начал проходку шахты с намерением подвести ее к пласту № 2 на прямой линии с тремя другими шахтами. Новая шахта находится в расстоянии около 25 саженей от шахты № 4 и на прямой линии с вышеупомя­нутыми тремя шахтами. Что касается пласта № 1, — писал он далее, — то мне удалось сделать ход сообщения к трем различ­ным шахтам и потому имеется циркуляция воздуха на протяже­нии около 110 саженей. Уголь очень хорошего качества и залега­ет на широком пространстве, удобном для разработки. Мы выда­ем из шахт ежемесячно от 20 до 25 тыс. пудов».

В своих рапортах А. Смит сообщает о разведках новых пла­стов угля, о заготовке строительных материалов и строитель­стве жилья для горняков, об условиях их труда. Сообщая о смерти шахтера, контуженного упавшим куском породы, Смит пишет: «Я объясняю его смерть не чем иным, как отсутстви­ем медицинской помощи. Так как здесь много мастеровых, то необходимо, чтобы здесь постоянно находился, по крайней мере, фельдшер, а без него можем терять значительную часть наших рабочих». Вскоре на руднике была учреждена должность младшего лекаря. После вступления в августе 1798 г. в долж­ность заводского врача И. Даля освобожденный от этой дол­жности штаб-лекарь Иван Ратч был переведен на рудник.

На этом руднике в Лисичьей балке впервые в Украине и в Рос­сии было произведено коксование каменного угля для Луганско­го литейного завода. По этому поводу А. Смит 19 апреля 1799 г.сообщал Гаскойну, что в марте он закоксовал 14000 пудов ка­менного угля из первого (главного) пласта и 5000 пудов из ново­го пласта. Этого количества, писал он, достаточно для работы вагранки в течение 2-х месяцев.

В первый год деятельности на руднике добыто немногим более 13 тыс. пудов угля. В последующем объем добычи воз­растает. Это видно из следующей таблицы.

Годы

1

Добыча

Отпущено

Употреблено на

 

каменного угля

Луганскому заводу

руднике

 

пуды

фунты

пуды

фунты

пуды

фунты

1766

 

13142

39

13142

39

За все годы

1797

 

127018

10

109968

10

в т.ч. продано

1798

 

190306

-

86470

-

1800

 

Итого:

 

330467

9

209584

9

4084

 

Из таблицы видно, что в первые годы деятельности рудни­ка почти весь уголь отправлялся на Луганский завод. В 1797 г. оставалось нереализованного угля на 8717 руб. 08 коп. Гор­ное ведомство обратилось в Черноморское Адмиралтейство с предложением закупать уголь на руднике. В то же время оно приказало директору завода Гаскойну организовать вольную продажу каменного угля, известив об этом земские правле­ния, местные селения, кузницы, известковые и винокуренные заводы. Продажная цена за пуд устанавливалась в 4 копейки. Чтобы углем могли пользоваться сельские жители, на заводе стали изготовлять чугунную решетку. В 1799 г. из общей до­бычи в 279821 пуд угля было поставлено Луганскому заводу 249322 пуда, а 34750 пудов продано. Хотя объем добычи угля постепенно рос, производительность труда была низкой. В 1800 г. средняя выработка на одного шахтера в день составляла 13 пудов угля, в то время как один шахтер по расчетам английс­кого мастера Родупа, за смену мог бы добывать 20 пудов.

Образцы каменного угля, добытого в Лисичьей балке, в конце 1797 г были преподнесены императору Павлу I. К. Гаскойн в рапор­те М. Соймонову докладывал, что ему в Петербург из Луганского завода в трех ящиках доставлен уголь, в четвертом кокс, а в пятом

кварц. Руководитель горного ведомства М. Соймонов 14 декаб­ря 1797 г. сообщал Берг-коллегии: «Из привезенного с Луганского завода угля, добытого при казенном селении, именуемым Третья Рота, имел я счастье поднести его императорскому величеству не­которое количество, а затем оставшийся, препровождая при сем, ре­комендую отослать в горное училище, приказав больший из того угля кусок, в котором весом 4 пуда 18 фунтов, не отымая от него нисколько, означа надписью на нем время его прииска и место, где находился. Прочие же за тем куски испытать химически, описать с точностью находящиеся в них сложные части».

Лисичанский казенный рудник до 1802 г. был единствен­ным предприятием зарождающейся каменноугольной про­мышленности не только в Донбассе, но и во всей Российской империи. За первое десятилетие своего существования он выдал 2 млн. 200 тыс. пудов каменного угля.

Здесь все начиналось впервые. Поэтому трудно было избе­жать издержек. Имелись они и в методах разработки угля. На первых порах каждый пласт разрабатывали самостоятельными шахтами, вскрывая пласты вертикальными стволами. Число их быстро росло. Это вызывало большую затрату средств. Этого не мог не заметить Е. П. Ковалевский, инспектируя рудник. Он пришел к выводу, что главным недостатком методов ведения горных работ на руднике было сооружение многих дорогосто­ящих стволов. Для добычи 110 тыс. т каменного угля с 1796 по 1820 гг. здесь было пройдено более 70 подъемных стволов общей протяженностью более 4 тыс. м.

За четверть века верхние пласты в основном были вырабо­таны. Накопленный опыт и здания позволяли горнякам глубже заглянуть в недра земли. В 1831 г. была заложена шахта «Вла­димирская» на глубину 40 саженей. Через два года, в 1833 г., начали строить шахту «Митрофановская» глубиной 31,5 саже­ней. В 1836 г. заложили шахту «Петропавловская», а затем бо­лее крупную — «Капитальная».

В связи с открытием в 1837 г. Черноморского пароходства, став­шего новым потребителем каменного угля, на Лисичанском руд­нике совершенствовались методы добычи топлива. Подготовлен­ные шахтные поля разрабатывали камерной системой. Вводилисьтехнические новшества. В 1838 г. в основном штреке строившей­ся Петропавловской шахты был уложен рельсовый путь из поло­сового железа длиной 76 м, по которому уголь откатывался в де­ревянных тележках. В 1844 г. по совету генерал-майора Чевкина на шахте «Капитальная» установили паровую машину с водоотлив­ным устройством. Разработки шахт № 9 и «Капитальная» были соединены диагональным откаточным ходом. В шахте № 9 откат­ка угля производилась в тележках, вмещавших до 15 пудов. Они двигались по рельсам из полосового железа. В диагональном от­каточном ходе было два рельсовых пути и бремсберг. Подъем угля производился четырехконным воротом. На шахте «Капитальная» уголь на поверхность подымали клетями, которые были оснаще­ны специальным механизмом, называвшимся «парашютом».

В землях, отведенных Лисичанскому руднику, в середине XIX в. было известно 23 каменноугольных пласта. Из них только 7 считались пригодными к разработке. В их числе «Лисичанский», «Мейн», «Сплинт», «Кеннельский». Наименования эти давались англичанами, потому что они были похожи на английские плас­ты. Был в недрах Лисичанска еще пласт «Чери» (вишня). Такое название получил он оттого, что имел красноватый цвет. Все угли Лисичанского месторождения — малоспекающиеся. Они содержат от 50 до 52 % кокса. Кроме собственно Лисичанско­го месторождения, открытого в урочище Лисичья балка, раз­рабатывались пласты в Исаевой, Орловской и Матросской бал­ках. В Орловской балке был пласт «Оливьери», названный по имени горного инженера А. И. Оливьери, открывшего этот пласт.

В 30- х и 40-х гг. XIX в. добыча угля на Лисичанском руд­нике шла на подъем. В 1837 г. около 100 тыс. пудов угля было заготовлено для Черноморского пароходства. В начале 40-х гг. это пароходство потребляло от 100 до 200 тыс. пудов ли­сичанского угля ежегодно. В 1846 г. добыча Лисичанского рудника составила 411180 пудов угля. Из этого числа было продано в Воронежскую губернию генерал-майору Черткову для свеклосахарного завода 101226 пудов, в г. Славянск на солеваренные заводы 107985 пудов, в г. Бахмут на отопление 22983 пуда. В Луганский завод отправили 73141 пуд, а 15899 пудов израсходовали на отопление в Лисичанске.

С развитием угледобычи труд шахтеров совершенствовался , приобретал специализацию. Среди горняков выделялись подбой­щики, крепильщики, проходчики, саночники. С середины XIX в. в шахтах для откатки угля стали использовать лошадей. Шахтеров, работавших под землей на лошадях, называли вожаками. Это на­звание часто переносилось на саночников, которых называли еще тягальщиками. С внедрением на шахтах механизмов и машин по­явились специальности машинистов, слесарей и других работни­ков, занятых обслуживанием техники при добыче угля. На Лиси­чанском руднике при проходке твердых пород применялись взрывные работы. Их называли порохострельными.

Жизнь требовала совершенствования и оплаты труда шахте­ров. Долгое время она оставалась денежно-натуральной. Мас­теровой получал 2 пуда муки в месяц и пуд на иждивенца, а де­нежное жалование составляло 20 рублей в год. Такая оплата не стимулировала роста производительности труда. В начале 40-х гг. на руднике применяли сдельную оплату труда, или, как тогда го­ворили, задельную. В 1843 г. ее применение было разрешено Горным советом. Однако на руднике она не всегда давала поло­жительный эффект. Управляющий Лисичанским рудником В. Со­колов доносил в главную контору завода, что в феврале 1840 г. на шахте № 7 пройдено по очень крепкому известняку только 2 фута и по песчанику полтора фута. За это рабочим полагалось вместе с отливом воды всего 13 руб. 99 коп. Израсходовали же материалов на большую сумму. Так что 15 мастеровых не только ничего не заработали, но даже остались должны 15 руб. 91 коп. Управляющий просил выплатить шахтерам «хотя бы окладное жалование во уважение того, что цены на провиант и фураж про­тив прошлого 1839 г. значительно повысились».

Из данных о сдельной выработке за месяц, представленных В. Соколовым, видно, что каждый отработал по 29 рабочих дней. За это время штейгер Василий Алферов заработал 2 руб. 51 коп. Рядовые проходчики Матвей Попов, Роман Кузенко, Петро Зоз, Леон Мустафа, Иван Жуков, Кирилл Сюсюра, Герасим Северин и другие заработали по 88 коп. На таком же уровне заработки оставались и в другие месяцы, хотя цены на продукты питания, по сравнению с началом века, выросли в 2—3 раза.

Обратим внимание на фамилию проходчика Кирилла Сюсю-ры, приведенную в списке. Это прадед нашего земляка, выдаю­щегося украинского поэта Владимира Сосюры, имя которого он не раз упоминал в романе «Третья Рота». Именно такую фа­милию — Сюсюра, а не Сосюра, — носили предки поэта.

Лисичанский казенный рудник развивался в сложных усло­виях. К середине XIX в. он оказался в неблагоприятной ситуа­ции. С одной стороны, совершенствовалась система разработ­ки угля, вводились технические новшества. С другой стороны, падал спрос на уголь. Еще в 1854 г. потребность в лисичанском угле была на уровне 500 тыс. пудов в год. В следующем она снизилась до 400 тыс. В дальнейшем тенденция падения спроса нарастала. Главная причина в том, что в ряде районов Донбасса появились частные каменноугольные разработки. Еще в 20-е гг. возникли помещичьи и крестьянские шахты в Бахмутском и Славяносербском уездах. Стремительно развивалась добыча антрацита в Грушевском горном районе. Эти шахты лежали бли­же к основным потребителям, их уголь был дешевле. Сокра­щались поставки лисичанского угля и в Луганский литейный за­вод. Сказывалось, естественно, и отсутствие надежных транс­портных сообщений Лисичанска с потребителями.

В 60—70-х гг. произошло некоторое оживление деятель­ности Лисичанского рудника в связи с открытием здесь чугу­ноплавильного завода. В этот период были открыты новые шахты «Дагмара», Матросский и Пятиротский рудники. Про­должала существовать шахта «Капитальная». За десятилетие с 1865 по 1875 гг. на Лисичанском казенном руднике добыли 2173991 пуд угля. Вскоре, однако, Лисичанский чугунопла­вильный завод был закрыт, в связи с чем отпала необходимость содержать шахты. Они были отданы в аренду частным лицам с публичных торгов , проведенных Министерством государ­ственных имуществ в 1881 и 1884 гг.

Первый рудник Донбасса в Лисичьей балке просущество­вал почти столетие. Он сыграл выдающуюся роль в организа­ции и совершенствовании горного дела. На Лисичанском руд­нике положено начало промышленной разработке каменного угля не только в Донецком бассейне и в Украине, но и во всейтогдашней России. Вместе с Луганским литейным заводом он стоял у истоков возникновения угольно-металлургического комплекса бассейна. Здесь был получен первый в истории Донбасса и России каменноугольный кокс. На первом рудни­ке Донбасса зародился героический отряд рабочего класса страны шахтеры, возникли и развивались славные шахтерс­кие традиции. Велика роль Лисичанского рудника и в проведе­нии разведки полезных ископаемых, а также в организации гор­ного образования в Донбассе, распространении знаний в обла­сти горного дела.

Успенский, Городищенский и Екатериненский рудники

Лисичанский каменноугольный рудник находился в 80-ти верстах от Луганска. Поэтому администрация пыталась найти угольное месторождение поближе к заводу. В результате у Луганского завода появились новые казенные рудники.

Успенский рудник находился вблизи села Успенка, в 25 км от завода. О залежах каменного угля в этом месте стало изве­стно еще в 90-х гг. XVIII в. С 1802 г. горная экспедиция Луган­ского завода с позволения владельца земли помещика Шеви-ча присылала сюда рабочих для разработки угля. В 1803 г. было добыто 9184 пуда, а в 1804 г. — 22409 пудов.

Помещик Шевич решил открыть свой рудник. Для его кре­стьян казенный рудник стал школой обучения горному делу. В благодарность за обучение крестьян Шевич в 1830 г. передал Луганскому заводу участок земли площадью 85 десятин 395 кв. саженей в вечное пользование. Здесь залегали крутопада­ющие пласты небольшой мощности: 1-1,5 аршина. Всего было 4 пласта. Вначале шахты были до 10 саженей глубины. В даль­нейшем глубина шахт увеличилась до 20 и более саженей. В восточной части оврага Бузиноватого была создана водоот­ливная шахта.

До 1850 г. на Успенском руднике прошли 15 шахт. За пол­столетия добыли 2211707 пудов угля. Средняя цена его за пуд составляла 3,3 коп. Стволы крепились срубом из двухвершко-вых дубовых досок, а штреки или галереи строили из расколо­тых надвое деревянных обрубков.

Городищенский антрацитовый рудник находился на земле казенного села Городище, в 76 верстах от Луганска. Камен­ный уголь здесь нашли в конце XVIII в., разработка началась в 1842 г. Уголь принадлежал к антрацитам. Разрабатывали пласт в Парамоновой балке. Его мощность — 2 фута 4 дюйма. Раз­работка велась по опыту Лисичанского рудника столбовой системой с закладкой выработанного пространства породой. Здесь, как и на Успенском руднике, особой команды для до­бычи угля не существовало, завод присылал своих рабочих. Антрацит продавался частным лицам, Черноморскому пароход­ству. Часть угля употреблялась на Луганском заводе для плав­ки чугуна и отопления. С августа 1842 по 1852 гг., исключая 1851 г., в Городище было добыто 231757 пудов антрацита. Себестоимость 1 пуда составляла 3,77 коп. серебом. Достав­ка 1 пуда на завод — от 2 до 3 коп.

Екатериненский антрацитовый рудник находился на зем­ле Войска Донского, в четырех верстах от Екатериненской ста­ницы. Антрацит был открыт в 1839 г. кузнецами станицы. В 1842 г. по ходатайству Новороссийского и Бессарабского генерал-гу­бернатора графа Воронцова от земли Войска Донского был от­веден участок 129 десятин 1805 кв. саженей и передан в распо­ряжение Луганского литейного завода. Здесь имелось 2 антра­цитовых пласта. Рудник был сооружен по проекту горного инже­нера Луганского завода А. Б. Иваницкого. Разработка пластов производилась штольнями и неглубокими шахтами. Крепь при­менялась в самых необходимых местах — в рабочих ходах и в некоторых штреках, которые служили вентиляционными. Рудник должен был служить образцом для шахтеров Войска Донского.

С 1842 по 1849 гг. на Екатериненском руднике было добы­то 523830 пудов антрацита. Из них продано 190520 пудов. Остальной лежал. Грушевские антрацитовые разработки, ко­торые к тому времени давали более половины добычи Дон­басса, захватили рынки сбыта. Не находя потребителя на мес­те, Луганский завод отправил более 220000 пудов тантрацита на судах в Ростов-на-Дону, Таганрог, Керчь и Сухуми, где он был реализован по 10—13 коп. за пуд.

Луганскому литейному заводу так и не удалось найти ка­менноугольное месторождение, которое смогло бы заменить Лисичанское. Это лишний раз свидетельствует об уникально­сти месторождения в Лисичьей балке и о правильности выбо­ра, сделанного К. Гаскойном.

3.3. Промыслы и перерабатывающая промышленность

Н аряду с вновь возникшей угольной и горнозаводской про­мышленностью, на Луганщине существовали разнообразные промыслы и промышленные предприятия, перерабатывающие продукцию сельского хозяйства. В казенных селах крестьяне ткали полотно и сукно для себя и на продажу. Широкое распро­странение получили чумачество и извоз. Чумацкие обозы шли на юг к морским портам Азова и в Крым. Туда везли они хлеб, шерсть, лен, продукты животноводства. Оттуда — рыбу, соль, заморские товары и пряности, ткани и драгоценные украшения.

С развитием каменноугольной промышленности многие кре­стьяне и помещики занимались перевозкой каменного угля. Из­вестно, что помещик П. Штерич на своих подводах доставлял каменный уголь в Таганрогский порт. Крестьяне с. Михайло-Лазаревки возили каменный уголь из Успенского рудника за 90 верст в станицу Каменскую. Крестьяне с. Нижнее доставляли снаряды из Луганского литейного завода в Севастополь, а кре­стьяне с. Хорошее возили ядра из Луганска в Екатеринослав.

Во многих местах Славяносербского уезда существовали каменоломни. Из камня, добывавшегося в селах Васильевс­кое и Георгиевка, изготовляли молотильные катки. В с. Ящи­ково специализировались на изготовлении мельничных жер­новов. В Каменном Броде ломали строительный камень, из которого в Луганске строили дома. В Госко-Ивановской во­лости добывали известняк и выжигали известь. В с. Белое из добываемого здесь камня изготовляли на продажу поделоч­ные камни, плиты и точильные камни.

На берегу Донца в районе Макарова издавна известно мес­торождение фарфоровых и горшечных глин. Жители этого села и села Анастасьевка добывали глину и занимались горшечным промыслом. Их продукция была известна далеко за предела­ми уезда. Развивалось на Луганщине и кирпично-черепичноепроизводство. Еще с начала существования завода в Луганс­ке было 2 кирпичных предприятия. В 50-х гг. XIX в. здесь уже имелось 5 кирпичных и черепичных заводов. Нередко такие предприятия производили одновременно и кирпич, и черепи­цу. Широкое распространение в крае получили предприятия переработки сельскохозяйственной продукции. В соответствии с данными экономических примечаний по Славяносербскому уезду, в первой трети XIX в. здесь действовало 72 водяных и 7 ветряных мельниц. Многие из них были оборудованы крупо­рушками и сукновальнями. В связи со знойным, засушливым летом 1833 г., когда местные реки сильно обмелели, стали стро­ить больше ветряных мельниц. Вскоре они появились почти во всех крупных селах. В дальнейшем получили распростра­нение паровые мельницы.

Еще с XVIII в. почти каждый помещик Славяносербского рай­она обзавелся винокурней. В начале XIX в. в уезде насчитывалось 16 винокуренных, 2 пивоваренных и 1 солодовенный завод. С жи­вотноводством было связано кожевенное и салотопное производ­ство. В Луганске имелся кожевенный завод и 9 салотопных.

В первой половине XIX в. на Луганщине в с. Красный Кут у помещика П. А. Панкова возникло производство сукна. Пан­ков занялся разведением тонкорунных овец, затем приобрел ангорскую породу коз, стадо которых довел до 1000. Живот­ные давали шерсть — сырье для производства сукна. Топливо тоже было свое. Каменный уголь здесь был найден еще пре­жним хозяином имения П. И. Штеричем.

В качестве рабочих можно было использовать крепостных крестьян. Решив обзавестись фабрикой, Панков построил три каменные здания, (кстати, камень тоже добывался на месте), купил за границей стригальное, прядильное, ткацкое оборудо­вание. Так в селе возникла суконная фабрика, станки которой приводились в движение паровой машиной.

Красный Кут — большое село на дороге из Славяносербс-ка через Луганск на Таганрог. В 30-х гг. XIX в. в нем прожива­ло 608 душ мужского пола — крепостные помещика. На фаб­рику Панков направил 97 мужчин и мальчиков, 101 душу жен­ского пола, среди которых были девочки от 10 лет и старше.

Девочки щипали и очищали шерсть и козий пух. Ткачи и пряхи, чей труд можно было учесть, были на сдельном жаловании. Остальные рабочие имели годовой оклад от 18 руб. и выше. Помещик отвел рабочим по небольшому клочку земли. Для ее обработки он отпускал рабочих на три недели в году.

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45 


Похожие статьи

А С Ефремов, В С Курило, И Ю Бровченко - История луганского края учебное пособие