А С Ефремов, В С Курило, И Ю Бровченко - История луганского края учебное пособие - страница 21

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45 

Железнодорожное строительство

Еще в первой половине XIX в. многим было ясно, что без железных дорог не может развиваться промышленность Дон­басса. Горный инженер А. В. Гурьев в докладной штабу Кор­пуса горных инженеров в 1856 г., писал, что нельзя ожидать значительного подъема каменноугольной промышленности на юге России без постройки железных дорог. Это понимали и предприниматели. Первая железная дорога в Донбассе была построена в середине 60-х гг. от Грушевских антрацитовых разработок до ст. Аксай на Дону. В 1865 г. группа промышлен­ников обратилась к правительству России с ходатайством об учреждении концессии на строительство железной дороги от Курска до Таганрога через Харьков и Донбасс. Правительство поддержало предложение, но с существенной поправкой — продолжить дорогу от Таганрога до Ростова.

Строительство дороги началось 6 мая 1868 г. Оно велось одновременно на всей линии. Во второй половине 1869 г. она вступила в строй. Протяженность участка дороги, проходив­шей через Донбасс, составляла 332 версты. В пределах Дон­басса были построены станции Славянск, Краматорск, Друж-ковка, Константиновка, Щербиновка, Никитовка, Пантелеймо-новка и Харцызск. Железнодорожные станции Донбасса сразу же приняли на себя огромную массу грузов — зерно, камен­ный уголь. От шахт на погрузочные площадки уголь достав­лялся гужевым транспортом.

Следующей дорогой была Константиновская, которая свя­зала с новой дорогой предприятия Юза, а затем дала выход на Мариуполь. Движение началось в марте 1872 г.

Новым важным шагом в решении транспортной проблемы было строительство Донецкой каменноугольной железной дороги протяженностью 479 верст. В первую очередь намечалось стро­ительство железнодорожной линии Зверево-Криничная и подклю­чение ее у станции Никитовка к Курско-Харьковско-Азовской дороге. От станции Дебальцево предполагалось построить три ветки: одну к Луганску, другую к Славянску, третью к Ли­сичанску. Концессию на строительство Каменноугольной желез­ной дороги получил известный российский промышленник Ма­монтов, который организовал акционерное общество. Строитель­ство велось быстрыми темпами. Уже 1 декабря 1878 г. откры­лось движение на линиях Дебальцево-Зверево, Дебальцево-По-пасная, Попасная-Краматорск, Дебальцево-Луганск и Дебальце-во-Никитовка. Протяженность этих ветвей составляла 389 верст. Примерно через год, в 1879 г., пошли поезда по линиям Попас-ная-Лисичанск, Хацапетовка-Криничная-Ясиноватая.

На Каменноугольной железной дороге было построено 16 мостов, 2 путепровода, 15 паровозных депо. В Дебальцево, Ро-веньках и Попасной — депо 1-го класса, в Луганском заводе и Краматорске — 2-го класса, в Никитовке, Хацапетовке, Варва-рополье, Лисичанске и др. — 3-го класса. Лисичанск был тупи­ковой станцией, как и Луганск. Основной сортировочной станци­ей стала Дебальцево, откуда шли ветви в четыре направления.

Подвижной состав дороги представляли 92 маломощных, ти­хоходных паровоза, скорость которых не превышала 14 верст в час, и 2223 вагона. Для их ремонта были организованы мастерс­кие. Самые крупные мастерские были в Луганске. Здесь же, в

Луганске, находилось и управление Донецкой каменноугольной железной дороги. Рядом со станцией Луганский завод было по­строено первое в Донбассе железнодорожное училище.

В октябре 1880 г. к Донецкой каменноугольной железной до­роге была присоединена Константиновская. Но многие участки оставались незавершенными. Линию Дебальцево-Зверево по про­екту необходимо было довести до Волги. Построили же ее только до Грушевских антрацитовых копей. Не была загружена линия Де-бальцево-Луганск, так как она была тупиковой, как и ветвь Попас-ная-Лисичанск. Все они были убыточными. Для развития метал­лургии и угольной промышленности Донбасса требовалось пост­роить еще одну дорогу — Донбасс-Кривой Рог. Ее ввели в строй в 1884 г. В отличие от существовавших частных железных дорог, она была государственной. Назвали ее Криворожской, а позже пе­реименовали в Екатерининскую. Она обеспечивала Донбасс кри­ворожской железной рудой, а также дала выход каменному углю в Криворожье и в Николаевский морской порт.

Много еще пришлось сделать, чтобы увязать интересы разных дорог, ликвидировать тупики. В 1895 г. вступила в строй одноколейная ветвь Лисичанск-Купянск, давшая выход на Харьков и в промышленный центр, а в 1898 г. введена линия Луганск-Миллерово. Расширение и совершенствование желез­нодорожной сети Донбасса продолжалось и в ХХ веке.

Начало рабочего движения

Накануне отмены крепостного права в промышленности Донбасса было занято 5—6 тыс. человек. С развитием капита­листического производства растет и численность рабочего клас­са. К концу XIX в. общая численность рабочих бассейна со­ставляла около 175 тыс. человек. Естественно, что молодой рабочий класс нашего края в основной своей массе имел крес­тьянскую генеалогию. Формировался он главным образом за счет безземельных и малоземельных крестьян, шедших в Дон­басс из других губерний в поисках средств к существованию. По этническому составу это были в основной массе украинцы и русские. По данным 1-й Всероссийской переписи населения (1897 г.) в горнодобывающей промышленности Донбасса рус­ские составляли 74 %, украинцы — 22,3 %. В металлургичес­кой и металлообрабатывающей соответственно — 69 и 20,2 %. Несколько больший процент украинцев был в химической, об­рабатывающей и пищевкусовой промышленности. В неболь­шом количестве в промышленности Донбасса были представ­лены белорусы, молдаване, казанские татары, поляки, евреи. На металлургических и химических заводах было большое число иностранцев англичан, бельгийцев, французов.

Невыносимо тяжелой была жизнь рабочих края. Росла интен­сификация, Луганск стал уездным городом труда. Рабочий день продолжался 12 часов. Лишь в 90-х гг. он был ограничен 11,5 часами. Низкой была зарплата, которая выдавалась нерегулярно, а нередко товарами по завышенным ценам. Такая практика широ­ко применялась на Марьинском руднике Губонина Славяносерб­ского уезда. В марте 1884 г. 150 шахтеров этого рудника не вышли на работу. Они протестовали против завышения цен на выдавае­мые шахтерам товары вместо зарплаты. Прибывшая полиция аре­стовала 30 рабочих. Волнения были подавлены.

Трудящиеся все чаще задумываются о причинах своего тяжелого положения. По примеру передовых рабочих страны они объединяются в кружки, ведут просветительскую и про­пагандистскую работу. В Луганске был известен кружок Н. А. Ожигова, который занимался самообразованием рабочих. На собственные деньги рабочие приобрели книги, создали неболь­шую библиотеку. Под влиянием бывших студентов из Харь­кова А. Г. Белоусова, И. И. Гейера и Л. П. Ешица, Ожигов пе­решел на позиции народовольцев. Участники кружка выпол­няют ряд ответственных поручений распорядительной комис­сии, которую возглавлял известный революционер Г. А. Лопа­тин. Они хранят шрифт для очередного выпуска газеты «На­родная воля», с помощью учащихся Лисичанской штейгерс­кой школы изготовляют несколько динамитных бомб, отправ­ляют их в Петербург Лопатину. Однако осенью 1884 г. Лопа­тин был арестован. При обыске полиция обнаружила у него много адресов, в том числе и членов луганского кружка. Они были арестованы. Сам Ожигов и некоторые члены его кружка были отправлены в Петербург и заключены в Петропавловс­кую крепость. Братья Белоусовы, Ешин и некоторые другие были приговорены вместе с Г. А. Лопатиным на так называе­мом «Процессе 21-го» к различным срокам тюремного зак­лючения и каторжных работ. Ожигова освободили.

После этого луганский кружок возобновил свою работу. Теперь кружковцы отходили от народовольческой политики, ориентируясь на пропаганду среди рабочих. Полиция органи­зовала за ними слежку. В декабре 1886 г. помощник начальни­ка Екатеринославского губернского жандармского управления в Бахмутском уезде Яковлев доносил начальнику губернско­го жандармского управления, что «рабочие Луганского литей­ного завода и проживающая в Луганске молодежь заражены антиправительственным духом и относятся к правительствен­ным властям, не говоря уже о полиции, которую они ни во что не ставят, крайне враждебно; проживание в Луганске таких лиц, как Ожигов и прочие, указанные выше, и ведущаяся ими сре­ди рабочих социальная пропаганда требуют учреждения стро­гого и существенного наблюдения». В ночь с 14 на 15 апреля 1887 г. Ожигов и участники его кружка были снова арестова­ны. Более года они провели в Бахмутской тюрьме, затем были сосланы в Восточную Сибирь.

Во второй половине 80-х гг. происходит подъем рабочего движения. Прошли бурные стачки на Рутченковских копях, в Юзовке, холерные бунты, выступления на Луганщине. В июле 1894 г. около 100 рабочих Голубовского рудника потребовали повышения заработной платы. После отказа администрации они не приступили к работе. На другой день к ним присоединилось еще 300 горняков. А через день число забастовщиков превыси­ло 600 человек. Прибывшие войска подавили забастовку. Около 200 человек было наказано розгами. Однако расправа не сломи­ла волю шахтеров. 25 апреля 1895 г. рабочие шахт № 6 и 22 вновь забастовали. Шахтеры требовали установления 8-часового ра­бочего дня, повышения заработной платы, улучшения бытовых условий и медицинского обслуживания. Администрация рудника снова вызвала казаков. Забастовка была подавлена.

Под влиянием социал-демократического движения растет политическая сознательность рабочих. Их выступления носят всеболее организованный, массовый характер. На предприятиях воз­никают рабочие и социал-демократические кружки. Такой соци­ал-демократический кружок в конце XIX в. возник на Донецко -Юрьевском металлургическом заводе под влиянием и при учас­тии ростовской социал-демократической группы. Организатор кружка И. А. Галушко вовлек в него молодых рабочих завода Дмитрия Паранича, Климента Ворошилова, Павла Пузанова, Сер­гея Сараева и др. При участии активистов кружка в 1898 г. на ме­таллургическом заводе была организована забастовка в чугуно­литейном, сталелитейном и мартеновском цехах завода.

В 1900 г. известный революционер К. М. Норинский со­здал марксистский кружок в Луганске. В то же время социал-демократический кружок возник в Кадиевке. В стране начина­ется широкое распространение социал-демократии.

Горнозаводская наука в крае

С первых лет развития промышленного Донбасса центром притяжения инженерных и научных сил бассейна стал Луганский литейный завод. Здесь были организованы геологические иссле­дования края, решались многие вопросы металлургического про­изводство, разработки полезных ископаемых. Важную роль при этом играли молодые отечественные горные специалисты, сре­ди которых выделялся Евграф Петрович Ковалевский.

Кроме того, Луганский литейный завод дал стране целую плеяду известных геологов, начинавших свою деятельность под его руководством. Среди них А. Б. Иваницкий, А. И. Оливьери, А. В. Васильев, К. И. Томилин, А. К. Анисимов, В. И. Соколов и многие другие. Их работы по систематическому изучению недр Донбасса явились теоретической базой для дальнейшего науч­ного исследования геологии бассейна. Вскоре теоретически и на практике была подтверждена идея, высказанная Е. П. Кова­левским о расширении границ угольного Донбасса.

Важным достижением геологической науки явилась составлен­ная в середине ХІХ в. под руководством академика Г. Н. Гельмер-сена пластовая горнопромышленная карта. Основой ее послужили результаты геологических исследований инженеров братьев Но­совых, А. И. Антипова, П. А. Васильева, в результате работы кото­рых впервые были выяснены границы и размеры Донбасса. На кар­ту были нанесены выходы угольных пластов, известняков и песча­ников, а для восточной части бассейна давалась тектоника и были подсчитаны запасы угля до глубины 100 саженей.

Развитие горной науки вызвало к жизни «Горный журнал» и другие научные издания, объединения молодых научных сил. В 1827 г. на Луганском литейном заводе возникло научно-тех­ническое общество, объединившее специалистов предприя­тия. Оно рассматривало научные работы горных инженеров, обсуждало технические проблемы, возникавшие на предпри­ятии. В 1929 г. горный инженер А. И. Оливьери по результатам геологических исследований Нижнего Дона и Северского Донца составил геологическую карту этого региона, написал отчет о деятельности экспедиции. Рассмотрев представлен­ные Оливьери научные материалы, Луганское научно-техни­ческое общество представило их в ученый комитет штаба Корпуса горных инженеров и рекомендовало опубликовать в «Горном журнале».

В 1810 г. на Луганском заводе был создан минералогичес­кий кабинет и музей. В дальнейшем музей был усовершенство­ван и расширен. Собранная здесь геогностическая коллекция отражала горные породы и выделенные в Донбассе стратиг­рафические формации. В 1834 г. по указанию штаба Корпуса горных инженеров началось его преобразование в минерало­гический и геологический музей всего Новороссийского края. При активном участии горных специалистов завода И. Н. Бы­кова, П. О. Кульшина, А. Б. Иваницкого музей был значитель­но расширен, пополнен новыми материалами.

Представителям горной науки и практики приходилось ре­шать важные вопросы, связанные с проблемой освоения на Луганском заводе доменного процесса на минеральном топли­ве. Здесь не раз бывали руководители горного ведомства Е. В. Карнеев, В. К. Чевкин и др. На заводе работал И. А. Тиме, став­ший профессором Петербургского горного института, осново­положником горной механики России. Заметный след в исто­рии металлургии Донбасса оставил горный инженер А. Ф. Ме-виус, ставший первым профессором металлургии чугуна и ста­ли на Украине. Он издал более ста научных работ. За книгу «Чугу­нолитейное производство», вышедшую в 1859 г., Российская Академия наук присудила А. Ф. Мевиус Демидовскую премию. Первым учебником по металлургии, изданным в Украине, был его «Учебный курс металлургии чугуна, железа и стали». В 1898 г. вышел в свет «Технический франко-русский словарь» А. Ф. Ме-виуса на 64 тыс. слов. Важной была также его книга «Будущ­ность горнозаводского промысла на Юге России».

Усилиями многих инженеров, рабочих и ученых Донбасс превратился в один из наиболее развитых регионов страны.

3.10. Начало образования на Луганщине

П ервым учебным заведением в нашем крае была начальная гор­ная школа, открытая на Луганском литейном заводе в 1823 г. Заслуга в этом принадлежит начальнику Лу­ганского завода Гесс де Кальве. Школа предназначалась для подго­товки рабочих и младших специа­листов. Занятия начались 5 февра­ля 1823 г. В первый класс набрали 60 человек, во второй 14. В 1836 г. подобная школа была открыта и на Лисичанском руднике.

Такого количества учебных заведений для Луганского горно­го округа было явно недостаточ­но. Это понимали руководители горного ведомства. В апреле 1839 г. начальник штаба Корпуса горных инженеров генерал-майор Чевкин подписал «Положение об учебных заведениях Луганского горного округа». Оно предусмат­ривало создание в округе сети на­чальных и средних горных учеб­

Пастухов Андрей Васильевич исследователь Кавказа, военный топограф и первый русский альпинист. Родился в 1860 г. в селе Новодеркул (ныне село Даниловка Беловодского района). 1890 год.ных заведений. В Луганском заводе школа открывалась на 200 учеников, в Каменном Броде на 100, в Лисичанске и в Тре­тьей Роте создавались школы на 120 учеников каждая. В шко­лы принимались дети всех нижних чинов Луганского горного округа с 8 лет и оставались в них до тринадцатилетнего возрас­та. Каждый ученик от казны получал по одному пуду провианта и по 50 копеек жалования в месяц.

В школе изучались Закон Божий, чтение, письмо, начало ариф­метики, линейного рисования. Эти предметы распределялись на 2 года (на 2 класса). Преподавание велось по способу взаимного обучения, принятому в то время Министерством народного про­свещения. В штатах Луганской и Лисичанской школ было по од­ному старшему учителю с жалованием 240 руб. в год, в Камен-нобродской и Третьеротской школах по одному младшему учи­телю с жалованием по 180 руб. в год! Каждому учителю пола­гался помощник с жалованием по 80 руб. в год. Положение пре­дусматривало, что школьники, достигшие 12 лет, с окончанием курса выпускались из школы. Те из них, которые имели особые способности к рукоделию, отправлялись для освоения какого-либо ремесла под надзором мастера. Остальные шли в рабочие.

Кроме начальных горных школ, «для некоторого больше­го образования и приготовлениям к занятиям техническим, чер­тежным, письменным, госпитальным и т.п.», как сказано в По­ложении, учреждались два училища: Луганское заводское при заводе и Лисичанское. Каждое из них было рассчитано на 24 ученика. В училище поступали лучшие школьники, окончив­шие курс обучения в школах и достигшие 12-летнего возрас­та. В училище разрешалось принимать детей классных чинов­ников завода, имевших достаточную подготовку. В таком слу­чае платили за обучение 25 руб. в год. Ученики горного учи­лища получали казенную верхнюю одежду, провианта по два пуда и жалование по 1,5 руб. в месяц.

В училищах преподавались Закон Божий, российская грам­матика и письмоводство, арифметика, начало геометрии и гео­дезии, рисование, черчение, чистописание и технические ра­боты. Дети чиновников изучали основы немецкого и француз­ского языков. Сверх названных предметов ученики училищизучали заводскую работу. На заводе формовую, слесар­ную, токарную или столярную, а на Лисичанском руднике — кузнечную, плотницкую или столярную и особенно — рудо­копную. Для руководства учебными заведениями, создавалась учебная часть Луганского горного округа.

Сеть горных учебных заведений Луганского горного округа просуществовала до отмены крепостного права. Она сыграла зна­чительную роль в подготовке рабочих и горных специалистов, в распространении грамотности в нашем крае. Оставшиеся началь­ные горные школы в Луганске и Лисичанске весной 1880 г. были переданы в ведение Министерства народного просвещения.

Из числа общеобразовательных школ в Славяносербском уезде в 1866 г. насчитывалось только 6 народных школ. Еще в 1860 г. было утверждено «Положение о начальных народных училищах». Это положение разрешало открывать начальные народные училища как общественным учреждениям, так и ча­стным лицам, ставило эти училища под контроль уездных и губернских училищных советов.

В результате реформ 60-70 гг. XIX в. возникли такие новые типы начальных народных школ, как земская, городская, фаб­рично-заводская. Во многих отношениях они стояли выше прежних церковно-приходских и крестьянских школ грамоты. В результате последующих изменений и дополнений в законо­дательстве установились три типа начальных школ: министер­ские (учрежденные Министерством просвещения или передан­ные ему), земские и церковно-приходские.

Славяносербское уездное земство отсчет земских школ в уез­де вело с 1866 г. В этом году в уезде уже существовало 6 школ: Каменнобродская, Чернухинская, Крымская, Вергунская, Нижнян-ская и Ивановская. Все они содержались на средства сельских обществ. В последующее десятилетие было открыто еще 10 учеб­ных заведений. Из них за счет средств земства — Васильевская, Беловская, Александровская, Петропавловская и Суходольская, остальные из десяти Городищенская, Желбянская, Успенская, Фащевская и Веселогоровская были открыты с частичным уча­стием земства. В 1867 г. в десяти земских школах обучалось 309 учеников — в среднем 30-32 человека на школу.

Число школ в тот период не было стабильным. С 1865 по 1895 гг. в уезде было открыто 30 земских школ. За это же время 15 школ закрыли. Объяснялось это отсутствием надежного финанси­рования, недостатком школьных помещений и учителей. С 1898 г. Славяносербское земство принимает на вооружение опыт других земств. Из земского бюджета стали отпускать деньги каждой школе на жалование учителям и другим служителям. Остальная часть бюджета поступала в распоряжение уезда той управы, которая рас­пределяла средства на отопление, освещение и другие текущие хозяйственные нужды. Оставшаяся сумма шла на закупку книг, на приобретение учебных пособий, парт и другого инвентария. Для снабжения всех видов школ при земской управе был открыт книж­ный склад. С 1899 г. утвердили должность уездного инспектора (до этого существовал один на два уезда — Бахмутский и Славя­носербский), заведующего школьным отделом, создается уезд­ная школьная комиссия. В 1898 г. земское собрание Славяносерб­ского уезда решило снабжать каждую школу минимальной кол­лекцией наглядных пособий на сумму 30-40 руб. В нее входили глобус, карты, атлас естественной истории, шведские счеты, ариф­метический ящик, разрезная азбука, компас и другое. В дальней­шем их пополнение и ремонт предусматривались сметой. При зем­ской управе был открыт центральный музей школьных наглядных пособий. В 1898 году при земской управе была открыта библиоте­ка для земских служащих, которая обслуживала учителей.

13 декабря 1899 г. губернское земское собрание приняло решение в каждом уезде в память 100-летия со дня рождения А. С. Пушкина открыть за счет губернского земства учитель­ские библиотеки. Для этой цели каждому уезду было ассигно­вано по 300 рублей. Для пополнения фонда в дальнейшем еже­годно выделялось по 100 рублей.

В XIX в. в Донбассе не было педагогических учебных за­ведений, что создавало проблему педагогических кадров. В 1899 г. в Славяносербском уезде около трети земских учите­лей не имели педагогического образования. С этого времени в земских школах в качестве учителей стали преобладать жен­щины. Частично проблема была решена только с открытием гимназий в Старобельске и Луганске.

Среди учителей Луганщины было много превосходных педа­гогов, энтузиастов своего дела, посвятивших свою жизнь обра­зованию детей. Летом 1878 г. в село Алексеевку Михайловской волости приехала семья нового владельца имения А. К. Алчевс-кого. Его жена Христина Даниловна уже была широко извест­ной деятельницей народного просвещения. В Алексеевке на свои средства она открыла народную школу. Эта одноклассная зем­ская школа стала знаменитой на всю страну. С 1887 г. здесь пре­подавал учитель-новатор Б. Д. Гринченко, впоследствии став­ший известным педагогом, писателем, ученым-лексикографом. При обучении детей грамоте он применял разработанный им аналитико-синтетический звуковой метод, на уроках использо­вал движущийся алфавит с большими буквами, «Українську гра­матику», в которой к каждой букве прилагался рисунок. В каче­стве текстов Гринченко использовал фольклорный материал, а также специально созданные им рассказы по мотивам народ­ных сказок. Здесь он начал работу над главным трудом своей жизни — «Словарем украинского языка». В селе Алексеевка теперь создан музей Б. Д. Гринченко.

В тех же местах, недалеко от Алексеевки, в Васильевской школе работал видный педагог С. М. Рыжков. Со временем он переехал в Луганск и преподавал в школе Луганского паро­возостроительного завода Гартмана.

Инициатором совершенствования земских школ был пред­седатель земской управы уезда В. Н. Родаков. Работа продол­жалась в начале следующего века и принесла добрые плоды.

Кроме земских, в 1897 г. в Славяносербском уезде насчитыва­лось 39 церковно-приходских школ. В них обучалось 1711 детей. В приходах оставалось 13166 детей, не охваченных учебой. Важ­ную роль в подготовке специалистов среднего звена для Донбас­са играла Лисичанская штейгерская школа, открытая в 1883 г.

3.11. Культура Луганщины в XIX веке

Д ля Луганщины, как и для всего Донбасса, XIX век был порой осознания себя как важной части страны, имеющей определенную самостоятельную ценность. Процесс самосознания базировался на естественных богатствах недр, все полнее включавшихся в об­щественный оборот. Развитие производительных сил происходи­ло в условиях активной творческой жизни народа, проявившего богатые и разнообразные образцы культуры. Одним из многих был феномен Владимира Даля, которого дала миру Луганская земля.

Великий этнограф, лингвист и писатель В. И. Даль родился 10 ноября 1801 г. в Луганске в семье старшего лекаря Луганского литейного завода Иогана Христиана Даля. После принятия им 14 декабря 1799 г. российского подданства отца будущего ученого по русскому обычаю стали звать Иваном Матвеевичем Далем.

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45 


Похожие статьи

А С Ефремов, В С Курило, И Ю Бровченко - История луганского края учебное пособие