А С Ефремов, В С Курило, И Ю Бровченко - История луганского края учебное пособие - страница 28

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45 

В условиях прифронтовой полосы на предприятиях на остав­шемся оборудовании продолжалось производство оружия, вел­ся сбор средств в фонд обороны. В частности, комсомольскими организациями на строительство самолетов и танковой колонны среди молодежи было собрано 6 млн. руб. Всего же население области внесло на нужды обороны к апрелю 1942 г. 20 млн. руб. деньгами и 21 млн. руб. облигациями государственных займов.

Велось дополнительное обучение почти 20 тыс. женщин горным профессиям для работы в шахтах. Женщины привле­кались к работе и в машиностроительной, металлургической и химической промышленности. Не прекращалось обучение в общеобразовательных школах. К концу 1941—1942 учебно­го года работало 929 школ, в которых училось свыше 112 тыс. детей. Весной и летом все ученики 6—10-х классов участво­вали в полевых работах в колхозах и совхозах. Высшие учеб­ные заведения перешли на очно-заочную форму обучения.

В апреле в Ворошиловграде была создана учебно-опера­тивная школа НКВД по подготовке кадров для подпольной и партизанской борьбы с немцами.

Летом 1942 г. в результате нового немецкого наступления область была полностью захвачена врагом. С оставлением 22 июля советскими войсками Свердловска оборонительные бои на территории Украины закончились. Началась страшная пора нацистской оккупации.

По-разному встретило население края приход оккупантов. Дон­басс был тем промышленным центром, пополнение которого ра­бочими в 20—30-е гг. происходило по оргнаборам из многих рай­онов Украины и других республик. Здесь спасались от раскулачи­вания, голодомора, преследований режима. Было немало семей, которые пострадали от сталинских политических репрессий. Но большинство людей пошло за советской властью, а кровавые пре­ступления оккупантов вызывали широкое сопротивление.

Моральный и физический террор, грабежи, массовые убий­ства местного населения, жестокая эксплуатация, разрушение городов и сел, предприятий и жилья, вывоз в Германию всего, что можно было только вывезти, — все это принес с собой германский «новый порядок».

В первую очередь уничтожались коммунисты и комсомольцы, их в области было зверски убито больше тысячи. Полной ликви­дации подлежали евреи: только 1 ноября 1942 г. в районе Острой Могилы было расстреляно свыше 3 тыс. мужчин, женщин, детей. 2100 жителей Красного Луча было убито и сброшено в шурф шах­ты № 151 «Богдан»; в первые же дни оккупации 200 жителей Лиси­чанска было замучено и также сброшено в шурф шахты «Черно-морка». В августе 1942 г. в с. Успенка Лутугинского района было расстреляно 74 жителя; в Кадиевке расстрел людей происходил в противотанковом рву вблизи станции Алмазная.

Ежедневно трагедии разыгрывались повсюду. В с. Куцер-бовка Лутугинского района, например, было убито 25 женщин, которые, чтобы их семьи не умерли от голода, пришли из шах­терских поселков обменять вещи на хлеб. На хуторе Суходол Славяносербского района, где размещался интернат для де­тей-инвалидов, в июле 1942 г. оккупанты расстреляли 19 по­стельных больных, остальные 66 детей-калек умерли от го­лода после того, как у них отобрали все продукты питания. 212 больных было заморено голодом в Сватовской психиатричес­кой больнице. В апреле 1943 г. в Попаснянском районе окку­панты заставили детей и подростков прочесывать заминиро­ванный Рубащанский лес. Вследствие такого «разминирования» 37 детей погибло, десятки стали калеками.

Кроме того, как и везде, в области действовала система вре­менных концлагерей для военнопленных, в которых осуществля­лось массовое уничтожение людей. В лагере, который находил­ся в Меловском районе, погибло 1200 военнопленных, в лагере на станции Кондрашевская — 300, в с. Красная Таловка Станич­но-Луганского района — 1500. 23 января 1943 г. в лагере на шах­те № 30/35 вблизи Ровенек было расстреляно 117 военноплен­ных только за то, что они взяли продукты, переданные местными жителями. Всего же от рук оккупантов, голода, издевательств, бомбардировок, артиллерийских обстрелов и мин на Луганщине погибло или пропало безвести свыше 100 тыс. граждан.

Отдельной преступной страницей истории оккупации была депортация в Германию на каторжные работы украинской мо­лодежи. Вначале пытались обманом организовать доброволь­ный выезд молодежи. Когда достичь этого не удалось, нача­лась настоящая охота на людей: на принудительные работы из области было вывезено 72 тыс. человек. Эти несчастные люди считались «военными трофеями», зачислялись в категорию военнопленных с соответствующим содержанием.

Оккупационные власти ввели всеобщую трудовую повинность. Все граждане от 15 до 60 лет подлежали обязательной регистра­ции. Был установлен рабско-крепостнический режим труда; в част­ности, уклоняющиеся от работы объявлялись саботажниками и по условиям военного времени подлежали расстрелу. Но нала­дить производство оккупантам не удалось. К работе не приступи­ли ни одно крупное предприятие, ни одна капитальная шахта.

Тогда начался тотальный грабеж территории, уничтожение экономического потенциала. После освобождения Луганщи-ны Чрезвычайная государственная комиссия по установлению злодеяний немецко-фашистских захватчиков и нанесенного ими ущерба официально установила, что они составили свы­ше 17,2 млрд. руб. Было разрушено 314 крупных и 213 мел­ких шахт с годовой добычей 35 млн. т угля, Луганские паро­возостроительный и машиностроительный заводы, Алчевские металлургический и коксохимический заводы, Рубежанский химический комбинат, электростанции, тысячи других произ­водственных предприятий, железнодорожные коммуникации, а также больницы, школы, библиотеки, клубы, здания педаго­гического института и драматического театра, жилые дома, коммунальное хозяйство. Только в областном центре было взорвано и сожжено 2542 здания. Было разграблено 1075 кол­хозов, 110 совхозов, 51 машинно-тракторная станция. Отсю­да вывезли всю технику, скот — 198 тыс. голов крупного ро­гатого скота, 107 тыс. лошадей. Вследствие беспрецедентно­го грабежа в Славяносербском районе, например, из 10390 голов крупного рогатого скота осталось лишь 33.

Оказавшись под властью захватчиков, люди не покорились. В крае в течение всей оккупации не утихало движение Сопро­тивления. В неимоверно сложных условиях, преодолевая ог­ромные организационные и материальные трудности, подвер­гая себя смертельному риску, патриоты вели подпольную ипартизанскую борьбу. В большинстве городов и сел были со­зданы подпольные партийные и комсомольские комитеты, а также областные партийный и комсомольский комитеты. Был создан и областной отряд ОУН(б), на который возлагалась организация борьбы «против немцев и большевиков» (руко­водитель профессор М. И. Бернацкий). Однако наиболее многочисленным и действенным было движение Сопротивле­ния коммунистической направленности.

На протяжении июля 1942 — января 1943 гг. активно дей­ствовал партизанский отряд под командованием Я. И. Сивороно-ва в Кременском районе. В июле — сентябре 1942 г. в Станично-Луганском и Новосветловском районах действовал отряд под командованием И. М. Яковенко, уничтоженный фашистами. Та­кая же судьба постигла отряд под командованием В. И. Быкадо-рова, который вел борьбу в июле — октябре 1942 г. в Ивановс­ком районе. В Кадиевке с оккупантами в июле 1942 — сентябре 1943 гг. боролся отряд под командованием Г. Ф. Кононенко; со­противление врагу оказывала комсомольская группа О. Е. Фили­моновой, члены которой были разоблачены и расстреляны.

В июле 1942 — феврале 1943 гг. с немцами вел борьбу парти­занский отряд под командованием И. Е. Воропаева в Боково-Ант-рацитовском районе, группа Т. Н. Стожко в Кременском. Подполь­ную работу в июле — октябре 1942 г. в Успенке вели молодые патриоты, руководимые М. С. Буцкой, в Свердловске в июле 1942 январе 1943 гг. действовала комсомольско - молодежная груп­па Г.И.Романенко. Аналогичная группа во главе с И. П. Левтеро-вым существовала в июле 1942 — марте 1943 гг. в Брянке. В с. Макартетино Новопсковского района подпольную работу вела группа И. Г. Литвинова. Все эти группы были разоблачены, а их уча­стники расстреляны, — противник был сильным, безжалостным, гитлеровские карательные органы имели большой опыт борьбы с антифашистским движением в Германии и Европе и в полной мере использовали его в Донбассе.

В целом в движении Сопротивления в области участвовали около 40 подпольных групп и организаций, 16 партизанских от­рядов. Своей бесстрашной борьбой они ослабляли врага, при­ближая победу над ним. Всемирно известной стала молодеж­ная подпольная организация «Молодая гвардия», действо­вавшая в Краснодоне в сен­тябре 1942 — январе 1943 гг.

Ее члены собирали ору­жие, боеприпасы и медика­менты, осуществляли анти­фашистскую агитацию, нала­дили выпуск листовок, при­зывали население к непови­новению и экономическому саботажу, бойкоту оккупаци­онных планов массовой от­правки молодежи в Герма­нию; в честь советских праз­дников развешивали красные флаги; принимали молодежь в комсомол; вели разведыва­тельную деятельность, кон­струировали и собирали ра­диоприемники и радиопере­датчики, стремясь наладить радиосвязь с «большой зем­лей». Планировалось также при подходе частей Красной Армии перейти к прямым парти­занским действиям, а затем, уничтожив полицейские участки, поднять восстание.

Организация молодежи, насчитывавшая свыше 100 участников, была разоблачена, большинство ее членов погибло, но их мужество, самопожертвование, патриотизм навечно вошли в историю. Руко­водителям «Молодой гвардии» — Олегу Кошевому, Ульяне Гро­мовой, Сергею Тюленину, Ивану Земнухову, Любови ШевцовойУказом Президиума Верховного Совета СССР от 13 сентября 1943 г. было присвоено звание Героя Советского Союза.

Разгром германских войск под Сталинградом стал решаю­щим для освобождения Луганщины от оккупантов. Освобож­дение Украины началось с северо-восточных районов облас­ти, куда первыми вступили воины 573 го полка 195-й стрелко ­

Шурф шахты №5 место казни героев-молодогвардейцев.

1943 год.вой дивизии 1-й гвардейской армии (командующий генерал-лейтенант В. И. Кузнецов) Юго-Западного фронта. 18 декабря 1942 г. они освободили первое украинское село Пивневку Меловского района. Почти месяц шли кровопролитные бои за первый районный центр на украинской земле — Меловое, ко­торый был освобожден 16 января 1943 г. В этой наступатель­ной операции погибло 6 тыс. советских воинов. Всего же в боях за освобождение области погибло около 120 тыс. сол­дат и офицеров.

В течение января — февраля от захватчиков было освобож­дено 23 района области свыше 3/4 ее территории. 14 февра­ля 3-я гвардейская армия под командованием генерал-лейтенанта Д. Д. Лелюшенко начала штурм Луганска, 16 февраля город был полностью очищен от врага. Луганск стал первым област­ным центром Украины, освобожденным от оккупантов. 16 фев­раля 5-я танковая армия Южного фронта освободила город Свердловск, 17-го Ровеньки. Боевые действия носили край­не напряженный характер. Третьего марта фашисты вновь зах­ватили Лисичанск, освобожденный советскими войсками 6 фев­раля. С апреля до середины августа на участке фронта, прохо­дившем по территории области, обстановка стабилизировалась. Только 4 сентября, потерпев поражение на Миус-фронте, враг окончательно был изгнан из ее пределов.

Оборонительные и наступательные сражения на Луганщине в целом продолжались 18 месяцев, в них участвовало до 200 круп­ных воинских соединений тринадцати армий. За успешные бое­вые действия тысячи воинов были награждены орденами и меда­лями, а командир танка 103-й танковой бригады 3-го танкового корпуса младший лейтенант К. М. Блинов, командир батареи 116-го гвардейского артиллерийского полка 1-го гвардейского механизированного корпуса гвардии лейтенант И. Ф. Войтенко, командир танка 243-го отдельного танкового полка лейтенант П. И. Чиркин были удостоены звания Героя Советского Союза.

Большинство наших земляков мужественно, не щадя своей жиз­ни, сражались на фронтах этой войны. Из 157 Героев Советского Союза, уроженцев области, этого звания за героизм в борьбе с оккупантами было удостоено 143, в том числе Климент Вороши­

3

лов, Николай Горюшкин, Иван Михайли­ченко, Александр Молодчий — дважды.

С первых дней освобождения возоб­новили работу партийные комитеты и советы (областной комитет возглавил Антон Гаевой), под руководством кото­рых началось восстановление разрушен­ного хозяйства. В первую очередь вос­станавливались угольная, машиностро­ительная, металлургическая отрасли про­мышленности, железнодорожный транс­порт. 22 февраля 1943 г. Государствен­ный Комитет Обороны СССР принял по­становление «О восстановлении уголь­ных шахт Донбасса», в тот же день во­зобновили работу комбинат «Вороши­ловград-уголь», угольные тресты.

Уже 5 марта 1943 г. открылось дви­жение на некоторых участках железной дороги. Постепенно возобновлялся выпуск районных газет; начал работу педагогический институт; в сентябре — октябре начались занятия в 1005 школах области, рых обучалось 132 тыс. школьников. В ноябре добыча угля велась на 8 основных и 146 мелких шахтах, заработал Ольхов­ский коксохимический завод. В конце года в строй была вве­дена первая очередь Лутугинского чугунолитейного завода. В декабре добыча угля по сравнению с мартом увеличилась в одиннадцать раз, достигнув 340 т в месяц.

Эти первые успехи были результатом тяжелого изнурительного труда людей, стремившихся как можно скорее преодолеть тяготы войны. Безусловно, что при недостатке средств, строительных ма­териалов, сырья они направлялись в те отрасли промышленности, которые обеспечивали потребности фронта. Ощутимой была и по­мощь многих регионов Советского СоюзаРоссии и Грузии, Азер­байджана и Башкирии, Казахстана и Сибири. В конце 1943 г., в част­ности, из Башкирии было получено 80 станков, 57 электромоторов,

А.И. Молодчий дважды Герой Советского Союза, уроженец г. Луганска.

в кото-

170 т черных металлов, большое количество инструментов и стро­ительных материалов, 7 тыс. голов крупного рогатого скота.

Вновь, как и на начальном этапе войны, производственным профессиям обучали женщин, подростков и инвалидов; соби­рали средства населения в фонд обороны. В 1944 г. заработа­ли первая очередь восстановленного Лисичанского стеклоза­вода, мартеновская печь и ТЭЦ на паровозостроительном за­воде, три турбогенератора на Штеровской ГРЭС, доменная печь и 4 литейных цеха на Алчевском металлургическом заво­де, в полном объеме была восстановлена работа трубопро­катного завода имени Якубовского. За этот год добыча угля увеличилась втрое и составила 7 млн. т.

Постепенно восстанавливались жилье, больницы: к концу 1944 г. на Луганщине было отстроено 32 тыс. жилых домов. Детей-сирот приютили 19 детских домов.

Для ускорения восстановительных работ в угольной про­мышленности было привлечено большое количество кресть­янской молодежи из Запорожской, Херсонской, Сумской, Житомирской, Черниговской, Полтавской и других областей.

Условия труда были нелегкими. На шахтах главным спосо­бом зарубки и доставки угля являлись обушок, лопата, санки, на-гора его поднимали ручными воротками и барабанами. Кол­хозникам приходилось на себе переносить в поле посевное зер­но. Нехватка пищи, жилья, одежды, тяжелые условия труда, тра­гические известия о гибели родных и близких, которые продол­жали приходить с фронта, были реалиями жизни. Но людей под­держивали вера и надежда на лучшие времена, которые должны были наступить после победоносного окончания войны.

4.5. Промышленность области в послевоенные годы

Л иквидация тяжелых последствий немецко - нацистской окку­пации края до окончания войны дала свои плоды. Однако в целом уровень развития экономики Луганщины так и не достиг показате­лей довоенного времени. В 1945 г. по сравнению с довоенным уров­нем добыча угля составляла лишь 37 %, выплавка чугуна — 12, производство металлорежущих станков — 20, красителей — 22,строительного кирпича — 33 %. В катастрофическом состоянии находилось сельское хозяйство. Жизнь настоятельно требовала быстрейшего преодоления последствий военного лихолетья.

Поэтому сложные задачи развития народно-хозяйственного ком­плекса Луганской области определялись пятилетними планами. Ис­ключение составил лишь семилетний план на 1959—1965 гг.

Первый послевоенный, или четвертый, пятилетний план раз­вития экономики и культуры Луганщины намечал полное вос­становление и развитие прежде всего угольной, металлургичес­кой, машиностроительной, химической, электроэнергетической и других отраслей тяжелой промышленности. Общий объем промышленной продукции планировалось увеличить почти в четыре раза по сравнению с 1945 г. Сельское хозяйство, лег­кую и пищевую промышленность, как и материальный и куль­турный уровень населения, предполагалось поднять по остаточ­ному принципу. Это было ни что иное, как возобновление дово­енной модели развития хозяйства с его ориентацией на тяже­лую промышленность и «валовые» показатели, «ножницами» на промышленную и сельскохозяйственную продукцию, полным игнорированием биоприродного баланса окружающей среды. Полностью исключались рыночные элементы хозяйствования с опорой на частное предпринимательство, сотрудничество и интеграция с предприятиями развитых государств. Как и преж­де, невыполнение спущенных сверху заданий жестоко наказы­валось. В научной литературе такое явление получило название «командно-административные методы управления экономикой».

За счет каких же ресурсов осуществлялась гигантская вос­становительно-строительная программа? Прежде всего, за счет героических усилий и энергии рабочих, колхозников, ин­теллигенции, промышленного потенциала восточных областей СССР, использования части сырья, оборудования, машин и механизмов, получаемых в качестве репараций из Германии и от ее союзников, дешевого труда военнопленных.

К большому сожалению, большинство эвакуированных из Луганской области на восток СССР предприятий и оборудо­вания так и не возвратилось назад после окончания войны. Но в должном объеме компенсации за огромный ущерб от эваку­ации своих производственных мощностей область так и не получила. Восстанавливать разрушенное хозяйство пришлось, в основном опираясь на собственные ресурсы.

Выполнение четвертого пятилетнего плана во многом зависе­ло от восстановления ведущей отрасли промышленности уголь­ной. В 1946 г. восстановительные работы развернулись на 75 горных предприятиях Луганщины со среднесуточной добычей 52 тыс. т. Сюда направлялись десятки тысяч горожан, принудительно моби­лизованные колхозники, демобилизованные из армии, возвратив­шиеся из эвакуации специалисты, военнопленные. По комсомольс­ким путевкам прибыли десятки тысяч юношей и девушек из других областей и республик. Уже к началу 1947 г. на угольных предприяти­ях Луганской области работало более 202 тыс. человек, 65 тыс. из нихинженерно-технические работники.

Стремясь повысить угледобычу и неукоснительно выполнить спущенные сверху задания, местные руководители использовали разнообразные рычаги. Так как в стране было увеличено произ­водство горно-шахтного оборудования и машин, которые цент­рализовано предназначались и для Луганщины, это позволило перевооружить ряд предприятий более мощными и производи­тельными машинами, механизировать подготовительные рабо­ты. К концу пятилетки количество врубовных машин на шахтах увеличилось в два раза, скребковых конвейеров — почти в 23 раза, ленточных конвейеров — в 60, электровозов — в 11 раз. Под жестким контролем местных партийных органов «ширились» патриотические начинания и почины, «разворачивалось» сорев­нование за быстрейшую механизацию шахт, освоение новой тех­ники, ускорение горнопроходческих работ, улучшение организа­ции труда и производства и т. п. К концу 1950 г. среди шахтеров области было более 80 тыс. стахановцев и ударников, 500 масте­ров угля, свыше 5000 горняков с начала пятилетки выполняли по 5—6 и более годовых норм. Однако их самоотверженный труд поощрялся в основном морально. Так, 10 сентября 1947 г. Ука­зом Президиума Верховного Совета СССР был установлен еже­годный праздник День шахтера и учреждена медаль «За вос­становление угольных шахт Донбасса». Более 20 тыс. отличив­шихся шахтеров Луганской области были отмечены орденами имедалями, свыше 7 тыс. удостоены звания «Почетный шах­тер», а 15 — присвоено звание Героя Социалистического Труда. Среди них П. Синяговский, Е. Петченко, И. Смоляков, Г. Куди-нов, А. Бондаренко, П. Поджаров, Л. Голоколосов.

Безусловно, моральные стимулы способствовали повыше­нию производительности труда горняков. Однако большинство из них продолжали работать по старинке, с использованием от­бойных молотков, на отработанных механизмах, в полуразру­шенных и загазованных шахтах. Именно благодаря их самоот­верженному труду, за годы четвертной пятилетки в области было восстановлено, построено и введено в эксплуатацию 103 шах­ты и 8 обогатительных фабрик, что позволило в конце 1949 г. достичь довоенного уровня добычи топлива, а к концу пятилет­ки превысить его. Если в 1945 г. горняки Луганщины добывали 12,7 млн. т, то в 1950 г. выдавали на гора 32,5 млн. т.

Успешное восстановление электроэнергетики и угольных предприятий области предопределило быстрое возрождению Алчевского и Алмазнянского металлургических заводов, Лу-тугинского завода прокатных валков, мартеновских печей Лу­ганского паровозостроительного завода.

Здесь также, как и в угольной промышленности, под конт­ролем партийных органов генерировались почины «Лучший цех», «Лучший по профессии», «Лучший стахановец», «За дос­рочное выполнение пятилетки» и т.п.

Это позволило, например, на Алчевском металлургическом заводе уже в июне 1947 г. получить первый послевоенный чугун, а до конца 1948 г. в довоенном объеме восстановить доменное производство.

Ценой чрезвычайных усилий и самоотверженного труда все металлургические предприятия области не только вышли на дово­енный уровень производства металла, но и по многим показателям опередили страны Западной Европы. К сожалению, было сделано это с огромными затратами, по устаревшим технологиям и с низ­кими качественными характеристиками самого металла.

Быстро были восстановлены и машиностроительные заво­ды Луганска, Кадиевки, Красного Луча. Так, Луганский завод угольного машиностроения имени Александра Пархоменко к концу 1946 г. не только превзошел довоенный уровень про­изводства, но и освоил выпуск абсолютно новых высокопро­изводительных машин для угольной промышленности.

Следует подчеркнуть, что особое внимание в восстановитель­ной программе отводилось предприятиям транспортного машино­строения. Гигантом в своей отрасли был Луганский паровозостро­ительный завод. Героический труд машиностроителей позволил уже во второй половине 1945 г. из ворот предприятия выпустить пер­вый послевоенный мощный тепловоз серии СО (Серго Орджони­кидзе), а с февраля 1946 г. наладить его серийный выпуск.

К концу восстановительного периода машиностроительная промышленность Украины выпускала продукции в полтора раза больше, чем в 1940 г. Значительная доля в этом принадлежала машиностроителям области. Их самоотверженность была от­мечена. 7 июня 1947 г. Луганский паровозостроительный завод был удостоен высшей на то время в СССР награды ордена Ленина. Орденами и медалями были также награждены более 200 рабочих и инженерно-технических работников завода.

Послевоенные годы стали новым этапом в развитии хими­ческой промышленности области. К концу пятилетки всенарод­ной стройкой была введена первая очередь Лисичанского хим­

«Г

Северодонецкий химический комбинат. Общий вид завода минеральных удобрений. 1973 год.комбината, а 16 марта 1951 г. он включен в число действующих (ныне это Северодонецкое производственное объединение «Азот»). Впоследствии он стал ведущим предприятием СССР по производству минеральных удобрений. Вновь на полную мощность заработали Рубежанский химкомбинат и Лисичанс­кий содовый завод. Однако и здесь были заложены устаревшие технологии, которые впоследствии привели к нарушению эко­логического равновесия и загрязнению окружающей среды.

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45 


Похожие статьи

А С Ефремов, В С Курило, И Ю Бровченко - История луганского края учебное пособие