А С Ефремов, В С Курило, И Ю Бровченко - История луганского края учебное пособие - страница 3

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45 

Наиболее значимыми для изучение истории неолита Подонцо-вья следует считать жилище и захоронение. В древности жилище было наземным, стены и крышу удерживали 11 столбов. Замече­но, что его неоднократно перестраивали, точнее, как бы обновля­ли. В заполнении на полу прослеживается зола, кремневые орудия, в том числе топорик, много резцов, абразив, фрагмент лепного горшка. Постройка, по-видимому, предназначалась для сезонной охоты, и в ней могло пребывать небольшое количество людей.

Значимым открытием для нашего региона следует считать погребение. Костяк лежит на спине, ориентирован головой на запад, руки вытянуты и плотно прижаты к скелету так, что со­здается впечатление о возможном существовании погребаль­ного обряда «пеленания». Весь участок дна ямы от головы и до колен засыпан порошком охры. Заметим, что в Подонцо-вье захоронения из каменного века пока не известны.

Естественно, у читателя может возникнуть вопрос относи­тельно истоков формирования неолитического населения и эт­нической принадлежности племен Подонцовья. Считается, что в Подонцовье тогда расселились неолитические племена, пе­реселившиеся из Поднепровья. Все они входили в праиндоев-ропейскую историко-культурную общность.

Средний, или развитый, неолит (конец 7 — первая половина 6 тыс. до н.э.) представлен в Подонцовье несколькими стоян­ками-поселениями, разместившимися на берегах Кременских озер, на р.Айдар, у г.Старобельск и с.Подгоровка.

Старобельская стоянка открыта в 1977 г., раскопки прово­дили в 80-х гг. О. Г. Шапошникова, Ю. Г. Гурин.

Здесь, на площади 323 кв. м, были выделены три культур­ных слоя, расчищено жилище с несколькими строительными горизонтами, свидетельствующими о его неоднократном по­сещении. Зафиксированы девять очагов, пять скоплений реч­ных раковин. В культурном слое найден 531 экз. кремней. Всюколлекцию кремневых орудий можно разделить на три груп­пы: орудия для земледельческих, охотничье-скотоводческих и домашних занятий. Например, среди земледельческих — орудия жатвы и переработки злаков. К ним относили вклады­ши жатвенных серпов, жатвенные ножи, растиральники.

Вторая группа — орудия по утилизации продуктов ското-водческо-охотничьего хозяйства. Они предназначались для за­готовки корма, разделки туш, обработки шкур; к ним относим ножевидные пластины, скребки, проколки.

Третья группа — орудия для обработки камня, кости, рога, дерева: отбойники, ретушеры, сверла, строги, скобели, резцы.

Из 197 орудий 107 экз. использовали для древних ремес­леннических занятий.

При заметной роли в хозяйстве скотоводства и охоты, данные споро-пыльцевого анализа дополняют сведения и о занятии на­селением этой стоянки земледелием. Оказывается, что в пыльце травянистых растений 24 % составляет компонент злаковых, а в группе древесных господствует сосна 92 %. Следовательно, на береговых склонах р.Айдар тогда, как наследие сурового кли­мата, еще стояли сосновые боры. Но в поймах реки лиственные леса уже чередовались с лугами, богатыми разнотравьем.

Позднее русло р. Айдар подверглось тектоническому по­нижению, приведшему к затоплениям поймы в периоды поло­водья. Древнее население стоянки, как и в наше время в этой местности, сталкивалось с частыми подтоплениями р.Айдар. В период затопления люди уходили, а «свидетельства» их до-паводковой жизни перекрывали илисто-опесоченные отложе­ния, затем жители возвращались, и снова в жилище горел огонь.

Керамику Старобельской стоянки представляют остродон­ные и круглодонные горшки. Они украшены линейно-наколь-чатыми орнаментами.

Поздний неолит в Подонцовье (вторая половина 6 — пер­вая половина 5 тыс. до н. э.) прослеживается по стоянкам в рай­оне с.Боровское на озерах Туба и Зановское. Его же признаки наблюдаются у сел Подгоровка и Новоселовка на р.Айдар.

Наиболее убедительным памятником 6—5 тыс. до н. э. яв­

2 9ляется группа из шести стоянок неолитического времени, вы­явленная в 2000 г. на озерах Туба и Зановское в Попаснянском районе, ниже г. Северодонецк.

В ходе разведок и раскопок на теперь уже бывшем оз. Туба выяснилось, что здешние мысы и берега в древности были плотно и неоднократно заселены. О пребывании людей свиде­тельствуют признаки углубленных построек, захоронения и, конечно же, культурные слои. Среди находок более 5000 экз. кремня, из них около 600 экз. настоящие орудия, фраг­менты от более чем 50 сосудов неолитического времени, не­сколько хозяйственных ям, заполненных костями животных.

Впервые на Северском Донце при раскопках неолитических стоянок был получен обширный и достоверный фаунистический комплекс. Так, из слоя стоянки Туба-2 извлечено 544 кости, из них 83 зоологически определяемые. Их изучил О. П. Журавлев, палеозоолог института археологии НАН Украины. По его заклю­чению, кости принадлежали как домашним животным (бык, коза, овца, кабан), так и диким (лошадь, косуля, олень, бобр).

Не так давно в одной из публикаций, касающейся памятников неолита Подонцовья, был употреблен термин «поселения с нео­литической культурной мозаикой». Речь идет о том, что на одной и той же стоянке сосредоточены признаки от трех до пяти куль­тур неолита — раннего энеолита. Такими «смешанными» памят­никами Подонцовья можно назвать Подгоровку и Новоселовку. Оба входят в пространство так называемой «обитаемой полосы» участок р.Айдар, здесь найдены еще восемь поселений нео­лита и энеолита. Поселения у сел Подгоровка и Новоселовка рас­копаны, они как раз и отображают «мозаичность» культур.

На стоянке у с. Новоселовка вскрыт культурный слой пло­щадью 514 кв. м. Найдено 1800 фрагментов более чем 65 сосудов. Кремневый инвентарь из раскопа насчитывает 568 экз., из них 180 ед. (31,6 %) — орудия.

О характере хозяйства Новоселовского поселения свиде­тельствуют скопления речной ракушки. Они возникли из-за ин­тенсивного речного собирательства.

Костные останки животных указывают на факты разведе­

3 0ния одомашненных быков, овец, коз, свиней. В хозяйстве были собаки, помогавшие охотиться на оленей, сайгу, кабанов, ло­шадей и других диких быстроногих животных. Охотились с помощью кремневых наконечников стрел.

Сложным археологическим комплексом позднего неолита и ран­него энеолита считается поселение у с.Подгоровка на мысу, обра­зованном впадением р.Белая в р.Айдар. Памятник был известен еще в довоенный период, скорее всего, его обнаружили при строитель­стве канала на р. Айдар, остатки которого заметны и теперь.

В 1963 г. поселение обследовали сотрудники Института ар­хеологии Академии наук Украины, с тех пор оно вошло в чис­ло ведущих стоянок неолита Украины. Третий раз к Подгоров-ке вернулись в 1985-1989 гг., тогда уже были проведены рас­копки. Кратко изложим их результаты.

Культурный горизонт стоянки занимает площадь в 348 кв. м, в нем обнаружены кремневые изделия — 1098 экз., из ко­торых 355 (32,3 %) ед. орудия труда. Керамический набор насчитывает примерно до 50 горшков. В слое расчищено не­сколько скоплений раковин площадью от 10 до 25 кв. м.

Среди орудий труда встречаются кремневые изделия, пред­назначенные для земледелия, — орудия жатвы и переработки злаков, но все же заметно доминируют орудия для охоты и занятий скотоводством. В поиске истины «хозяйственного со­перничества» важное значение отводим статистике остеоло-го-фаунистических останков. Видовой состав животных из Подгоровки очень впечатляющий — 24 вида.

Выводы после их изучения вполне определены: население стоянки активно занималось охотой, речным собирательством, но уже имело место домашнее скотоводство.

Подводя итог, сделаем некоторые выводы относительно неолита Подонцовья.

О внедрении производящих форм хозяйства населением Подон­цовья в период неолита пока говорить не приходится; хотя в культур­ных слоях стоянок найдены кости домашних животных и орудия зем­леделия, но в целом хозяйство населения территории Северского Донца в этот период следует определять как присваивающее. Не­

3 1случайно большинство стоянок неолита представляют собой не постоянные, а как бы временно обжитые места.

На вопрос о том, какой из народов (этносов) проживал на нашей территории в древ­ности, ответить пока сложно; ведь на стоянках не прослежи­вается единой этнокультуры, более того, материалы свиде­тельствуют о регулярных миг­рациях людей, которых мож­но отнести к индоевропейской народности (рис. 9). Мы нахо­димся в начале пути познания истории края в каменном веке, но очень важно осознавать и наблюдать, как еще совсем недавно неизвестное сегодня становится известным.

Рис. 9.

Природная среда и история края в период голоцена

Продолжая разговор о древней истории нашего края, за­метим, что степным он стал не сразу, а формировался на про­тяжении нескольких тысячелетий. Тогда, как и теперь, клима­тические условия определяли многие стороны жизни людей. Мы хотели бы остановиться более подробно на содержании и влияние природно-климатической среды на историю нашего края и рассмотреть природно-климатические процессы от эпо­хи ранних металлов до средневековья.

Голоцен, в котором живет человечество и сейчас, начался при­мерно 10,5 тыс. лет до н.э., или 12,5 тыс. лет тому назад. Медлен­ное, но все более возрастающее глобальное потепление суще­ственно изменило природу. Вопрос влияния природы на хозяйствен­ную деятельность человеческого общества в археологии не нов, он рассматривается в масштабах не только больших регионов, но и микромиров. Например, С. А. Локтюшев после шестилетних

(1924—1930 гг.) палеоэтнологических и археологических разве­док в бассейне Северского Донца публикует в журнале «Радянсь­ка школа» в №№ 9—10 за 1930 г. статью, название которой не требует особых комментариев: «Залежність між клімато-геологі-чними й етнічними явищами на території Донбасу від постплей­стоцена до історичних часів». Мы хотели бы продолжить разговор о климате и его влиянии на состояние этноистории нашего края в период с 5 тыс. до н. э. и в перспективе до средневековья.

Климат нашего региона зависит, главным образом, от со­отношения двух природных компонентов: во-первых, состоя­ния увлажненности — трансгрессии — или, наоборот, засуш­ливости регрессии; во-вторых, температурного режима, оп­ределяемого притоком солнечной энергии. В зависимости от этих факторов голоцен подразделяется на три этапа.

Ранний голоцен (10 (9) — 7,5 тыс. лет до н.э.). В археоло­гии это время мезолита и раннего неолита, в природе — время пребореала, когда в основном произрастают березовые леса, но сплошной лесной массив еще не получил распространения. Позднее, в период бореала (7,7—6,2 тыс. лет до н.э.), природа характеризуется активным распространением сосново-березо-вых лесостепей, а также уже формируются степи.

Средний голоцен (7,5—3,7 тыс. лет до н.э.). Природно-кли­матическая среда нашего края за период почти в 4000 лет ха­рактеризуется двумя противоположными фазами развития. Пер­вая фаза (7,5—6 тыс. лет до н.э.). отличается относительной сухостью. Вторая фаза, длившаяся с 6 до 3,7 тыс. лет до н.э., напротив, характеризуется повышенной влажность и прохлад­ным климатом.

Поздний голоцен (примерно с 3,75 тыс. лет до н.э. по на­стоящее время). Характеризуется серией постоянных колеба­ний очень жарких, сухих и умеренных, маловлажных перио­дов. В таких условиях растительные, животные и человечес­кие популяции сохраняются лишь там, где имеет место под­питка растений за счет грунтовых вод.

Климатическая ситуация Подонцовья тогда и теперь формиру­ется в основном под влиянием трех факторов: сравнительно боль­шого количества солнечного тепла; господства континентальныхвоздушных потоков, которые в основном состоят из сухих степных ветров; удаленности от влияющих на климат морских массивов.

Разумеется, проводить прямые параллели между климата­ми и природой разных хронологических и исторических пери­одов с позиции объективности не всегда уместно и правомер­но, но у археологии есть немало свидетельств относительно подъема и упадка древних обществ или возникновения мигра­ций из Азии в Европу. Именно такие ситуации просматривают­ся на неолитических стоянках р. Айдар. Далее археологичес­кими материалами из Подонцовья мы еще не раз постараемся убедить читателей в этнокультурных контактах Азии и Евро­пы, вызванных климатическими факторами. Реальной зоной исторических связей оказывалось степное Подонцовье.

За примерами обратимся к некоторым историческим наблю­дениям в отрезке ближайших 1—1,2 тыс. лет, с VII по XX вв.

Указанное тысячелетие отличается частой (каждые 400­500 лет) сменяемостью фаз влажности.

Наблюдения за географией и природой южного региона в средние века зафиксированы в источниках, датируемых XIII-XIV вв. Их оставили посетители степей и очевидцы событий, происходивших там, — Низами, Г. Рубрук, Плано Корпини и другие авторы. Времена, описанные каждым из авторов, хро­нологически близки (интервал — не более 100 лет), но как по-разному выглядели в их глазах степи Подонья и Подонцовья. Конечно же, дело не только в систематических войнах, проис­ходивших между кочевниками в X—XIV вв., но и в негатив­ных для степей климатических изменениях.

Наиболее благоприятным природным периодом истекшего тысячелетия для наших степей был отрезок времени с VII по XIII вв. Неслучайно в VIH-X вв. степь как бы «успокоилась», здесь возникли земледелие, домашнее скотоводство, ремесла, промыс­лы, появилась оседлость, сюда заходили ветви Шелкового пути. Регулярные передвижения в X-XIII вв. с Востока в южную часть Восточной Европы кочевников не случайность: здесь были об­ширные травоносные степные зоны. В дальнейшем (XIV—XVI вв.) природная ситуация меняется. «Дикое поле» — не только «де­маркационное» пространство в разрешении далеко не мирных вза­имоотношений орд кочевников, но и природой оскудевший«унылый, пустынный, иссушенный» край. Однако в «Духовной грамоте» Ивана Грозного (XVI в.) уже рекомендуется поселять «детей боярских» среди травянистой растительности, где господ­ствовали «дикие поля ковыла»... Возможно, с XVI в. настало вре­мя естественной природной «реанимации» степи, и, как ее след­ствие, здесь возродились леса. В Указе 1748 г. императрицы Ели­заветы значится, что на юге произрастают дубовые леса, пригод­ные для корабельного строительства. Влажный и благоприятный климат, необходимый для естественной растительности и хозяй­ствования, продолжался до первой половины XIX в. Вторая по­ловина XIX в. уже ознаменована умеренной влажностью, а в кон­це XIX начале ХХ вв. и затем весь ХХ в., завершающие 2 тыс. н.э., южные регионы оказались в состоянии очень низкой (в срав­нении с началом этого же тысячелетия) степени влажности.

Относительно прогнозов климата на отдаленную перспек­тиву ученые отмечают, что он в самом начале очередного теп­лого сухого регрессивного состояния, которое предположи­тельно будет продолжаться не менее 400 лет.

1.2. Эпоха раннего металла Энеолит первая историческая грань эпохи ранних металлов

Энеолит медно-каменный век (5—4 тыс. до н.э.) в Украи­не связывают с появлением в Поднепровье и Поднестровье посе­лений трипольской культуры. На Левобережье в то время происхо­дили свои исторические события, связанные со скотоводами разно­культурных групп степных племен. Истории и культурам энеолита Подонцовья посвящен очередной материал очерков истории края.

В последнее время заметно возросла активность луганских ар­хеологов в изучении энеолитических памятников на Северском Дон­це, получены большие и значимые в научном отношении материа­лы, позволившие наметить археологические культуры, которые «участвовали» в событиях истории Подонцовья в 5—3 тыс. до н.э.

В археологических памятниках энеолита Подонцовья находят­ся признаки практически всех культур, известных на юго-востоке Европы. Среди них особое значение принадлежит среднестогов­

3 5ской культуре (дальше — ССК). Формирование культуры, надо полагать, происходило в междуречье Днепра и Дона. В этом же пространстве находится Подонцовье, поэтому есть все основа­ния говорить о местном характере ССК на Северском Донце. По­селениям ССК свойственны неукрепленные, обычно в низких поймах или надпойменных террасах, небольшие поселки. Могиль­ники находятся вблизи поселений.

Историческая роль ССК состоит в том, что она являлась ос­новным компонентом в образовании будущей ямной культуры.

Керамика ССК вклю-

чает в основном две формы сосудов гор­шки и миски, реже нахо­дят кубки, миниатюрные сосуды. Горшки и кубки

всегда высокогорлые, низ (дно) остродонный, орнаментом оформлены только верх­ние части сосудов. Эти признаки характеризуют как бы клас­сический тип посуды ССК (рис. 10).

Хозяйство населения ССК предположительно носило про­изводящее направление, но эту точку зрения разделяют не все. Ряд ученых первостепенное значение в этой культуре придают роли речного, в особенности моллюскового, собирательства, простейшему рыболовству. И все же о скотоводстве, главным образом, коневодстве, следует говорить; во времена энеоли­та лошадь уже была домашним животным, и это наиболее ран­ние признаки приручения лошади европейцами.

С проблемой приручения лошади тесно связан и вопрос ис­пользования их для верховой езды. В пользу последнего го­ворят находки псалий — специальных костяных приспособле­ний для управления лошадью с помощью узды.

Кроме скотоводства, на поселениях ССК отмечены орудия для охоты, прослеживаются следы зарождения земледелия.

В заключение, назовем наиболее достоверные, известные в Подонцовье памятники ССК. К ним относят поселения Клешня (оз. Клешня), оз. Зановское, с. Подгоровка, с. Новоселовка. На

3 6части из них уже были проведены раскопки, другие представле­ны не более чем местонахождениями, которых у нас более 30.

Заметный след в истории энеолита Подонцовья оставила ново-даниловская (НДК) культура, обнаруженная Н. Е. Макаренко в 1930 г. при исследовании Мариупольского могильника. Она в большей мере известна по захоронениям. Ее погребения отличались осо­бым набором предметов (прежде всего, изготовленных из кости). Погребения устроены в грунтовых ямах, стенки которых иногда обставляли плитами или же могли накрывать камеру. Скелеты чаще всего лежат на спине, в скорченном виде, ноги подняты в коленях кверху, руки вытянуты вдоль туловища, голова ориентирована на восток. При погребении умершего посыпали порошком охры, в качестве инвентаря клали ножевидные пластины, медные бусы, по­суду, украшения из клыков вепря, раковины.

В 60—80 гг. ХХ в. в Луганской области было открыто не­сколько новоданиловских захоронений. Например, в 1973 г. был изучен курган на территории Луганского сельхозинститута, в ко­тором оказалось 5 захоронений: 3 катакомбных, 1 ямное, 1 энеолитическое. Энеолитическое выполнено в яме прямо­угольной формы 2,7х2,35 м, стенки которой оформлены куска­ми мергеля. В ней обнаружены три скелета. Все они лежат в ряд на спине, руки сложены на тазе, ноги полусогнуты, но очевид­но, что при захоронении они были подняты в коленях вверх. Скелеты взрослых людей, в особенности в области черепов, грудной клетки, таза и стоп, обильно посыпаны охрой.

Самой удивительной особенностью этой могилы был инвен­тарь, состоящий из 33 предметов, в их числе: 22 изделия из кремня — ножевидные пластины с ретушью (ножи) и без нее (заготов­ки), каменный абразив, изделия из кости и рога (флейта, зоомор­фное навершие на посох-жезл, подвеска), три кремневых топо­рика, два тесла, скребок. Разнообразный и в то же время много­численный набор вещей, в особенности пластин, подводит к мыс­ли о «захоронении» с умершими людьми «клада» предметов, при­надлежавших в основном одному из погребенных, скорее всего тому, который размещен в средней части могилы. Пластины сде­ланы из кремня наивысшего качества. Такой материал происхо­дил из месторождений у Лутугино или Зимогорье.

3 7

Новоданиловские древности раскрыты на могильнике у г.А-лександровск, на левом берегу р.Лугань. Здесь находился древний некрополь. Всего раскрыто 29 погребений, часть из которых оказалась энеолитическими.

В Подонцовье раскрыты захоронения в специальных камен­ных конструкциях — кромлехах, которые представляли собой архитектурное сооружение, гробницу умершего.

Редкий и оригинальный кромлех обнаружен на могильнике у с. Пионерское в Станично-Луганском районе. Размеры камен­ной конструкции 4,5х5 м, высота 1 м, камни стоят вертикаль­но, но с наклоном вовнутрь, создавая впечатление, что ими был обставлен небольшой курган. Внутри кромлеха просле­живается неглубокая, прямоугольной формы погребальная яма.

Погребальное сооружение из крупных кварцитовых плит, уложенных в виде круга, было доисследовано в пгт. Петровка. В центре гробницы находился скелет в красной охре. Возле головы найдены миниатюрный глиняный горшок с ручкой, большой кремневый нож, медное шильце, бронзовое тесло.

Особенно интересные и одновременно проблематичные си­туации возникают в связи со встречающимися костяными ски­петрами как свидетельствами более высокой, нежели перво­бытный уклад, степени развития общества.

Новоданиловские древности в нашем регионе прослежива­ются и на поселениях. Например, на Старобельской энеолити-ческой стоянке в раскрытом жилище находились керамические обломки горшков новоданиловской культуры. А вообще, ново-даниловцы устойчивых поселений почему-то не оставили; ско -рее всего, они обитали в поймах рек на сезонных стоянках.

Подводя итоги, можно заметить, что НДК является весьма своеобразным и колоритным историко-культурным явлением так же, как и трипольская культура. В ней появляются клады кремне­вых орудий и одновременно золотые изделия, прослеживаются какие-то знаковые системы, религиозно-магические символы типа «древа жизни», выполненные охрой, навершия посохов в виде скульптур конеголовых животных, изготовляются антропомор­

3 8фные стелы, обнаруживаются лечебно-хирургические или риту­альные лобно-затылочные трепанации черепов людей.

В качестве боевого оружия, кроме уже давно известных дротиков, копий, стрел, новоданиловцы используют каменные топоры, булавы. У них, судя по захоронениям со скипетрами и кладами, выделяются вожди, шаманы, ремесленники, воины.

По-настоящему высокотехнологической отраслью была кремнеобработка; свидетельство тому изготовление очень крупных (до 20 см) пластин, которые после вторичной обра­ботки приобретают формы изящных орудий. В ассортименте изделий из кремня, помимо пластин-ножей, были топоры, до­лота, тесла, скребки, резцы, сверла, наконечники. Сырьевыми источниками качественного материала служили кремневые выходы у поселков Сутоган, Зимогорье, Петровка, Лутугино. Кроме поверхностных сборов сырья, новоданиловцы знали подземные разработки. Древние шахты по добыче этого сы­рья раскрыты у с.Широкое в Донецкой области, на р.Крынка, здесь же найдены огромные нуклеусы длиной до 26 см.

Накопление в одних руках значительного количества (де­сятки и даже сотни) стандартных орудий — свидетельство тому, что они предназначались не для личных надобностей, а для обмена. Следовательно, заключают ученые, в среде но-воданиловцев существовали группы людей — мастеров-изго­товителей и менял кремневых орудий. «Мастерские» работа­ли на сбыт как внутри своей общины, так и за ее пределами.

Итак, можно предложить, что ССК и НДК существовали одновременно и принадлежали племенам древних скотоводов, ассоциируемых с ранними протоидноевропейцами.

Представления об энеолите нашего края сформировались благодаря раскопкам погребальных комплексов. Значительно меньше, и только на начальной стадии, в Подонцовье изучены материалы поселений. Это сказывается на нашем знании тех культур, которые не очень выразительно, но все же участвуют в истории населения Подонцовья в период 5—3 тыс. до н.э. К таким, пока мало известным, культурам относятся репинская культура, культура воротничковой керамики, дереивская куль­

3 9тура, константиновская культура, скелянская культура и др. Названия этих культур в основном происходят от названий на­селенных пунктов или топонимов, где они были обнаружены, они исторически определены, археологически обоснованы.

Все перечисленные культуры только фрагментами прослежи­ваются на поселениях у с.Преображенное Сватовского района, в пойме р.Красная, у сел Артема Станично-Луганского района, Трех-избенка Славяносербского района в пойме левого берега р.Се-вер-ский Донец, Серебрянское, ур.Озеро Черниково в Кремен-ной, на поселениях у сел Новоселовка, Подгоровка, г.Старобельск на правом и левом берегах р.Айдар и др. (всего 60—65 памятни­ков обнаруженны разведками в Луганской области).

Завершая рассмотрение истории Подонцовья в период эне­олита, задержим внимание читателя еще на трех вопросах. Пер­вый касается кладов кремневых изделий; второй — степени распространения и применения изделий из меди; третий — про­изведений древнейшего монументального искусства степных племен энеолита.

При раскопках поселений и захоронений энеолита вероятность встретить медные изделия является более теоретической, неже­ли практической. Даже в трипольской культуре в пределах Украи­ны и Молдавии за столетний период ее изучения найдено только несколько десятков мелких медных предметов. В Подонцовье медные изделия попадаются в виде украшений, их, скорее всего, получали с Северного Кавказа. На Донбассе выходы медных ру-допроявлений известны в окрестностях с.Нагольное Антрацитов-ского района. Несколько меднодобывающих рудников обнару­жены в с.Новозвановка Попаснянского района, ур.Картамыш. Но медистые рудоносные места были в основном интенсивно осво­ены в период поздней бронзы, так что факт получения меди из этих месторождений в энеолите маловероятен.

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45 


Похожие статьи

А С Ефремов, В С Курило, И Ю Бровченко - История луганского края учебное пособие