П В Білоус, Г М Вокальчук - Наукові записки серія філологічна випуск 26 - страница 29

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87 

9

2,1

7. V + Pron/N

42

9,8

8. Don't + V/ Don't + V be + Adj

35

8,1

9. Why on earth/what the devil/ (why)what the hell + Aux V + Pron/N +V?

8

1,9

10. Why/what + Aux V + Pron/N + V?

37

8,6

11. (No) + Pron + V be + Adj

32

7,4

12. No + Pron + V be

39

9,0

13. (No) + Pron + V + (Prep + N/Pron)

24

5,5

14. (No) + Adv (not)

40

9,2

15. What+N!

24

5,5

16. How + dare +Pron + (V)!

10

2,2

Разом

433

100

Таблиця 2.

Синтаксичні моделі висловлювань згоди

 

Частотність використання

Синтаксичні моделі висловлювань згоди

абсол.

 

 

 

відн.

 

к-ть

к-ть

1. (Yes) + Pron + Vbe + Adj

138

17,6

2. Yes + Pron + V be

221

28,3

3. (Yes) + Pron + V + (Prep + N/Pron)

84

10,7

4. (Yes) + Adv

241

30,8

5. What+N!

98

12,6

Разом

782

100

Література:

1. Большой энциклопедический словарь. Языкознание. / Гл. ред. В. Н. Ярцева. - М. : "Большая Российская Энциклопедия", 1998. - 687с.

2. Нейленко Л. Л. Семантико-прагматические свойства высказываний со значением согласия (на материале ан­глийского диалога): автореф. дис. канд. на соискание ученой степени канд. філол. Наук: спец. 10.02.04 "Германские языки" / Л. Л. Нейленко. - Пятигорск, 2004. - 16 с.

3. Рудик І. М. Комунікативно-прагматичні типи висловлювань зі значенням згоди/незгоди в сучасній англійській мові: автореф. дис. на здобуття наук. ступеня канд. філол. наук: спец. 10.02.04 "Германські мови" / І. М. Рудик -Харків, 2000. - 16 с.

4. Храмова Н. А. Глаголы одобрения и согласия в английском языке (Семантический, синтагматический, мор­фологический аспекты) : Дис. канд. филол. наук: спец. 10.02.04 "Германские языки" / Н. А. Храмова. - Санкт-Петербург, 2003. - 188 с.

5. Щедрина Т. П. Функционально-семантическое поле "согласие" в современном английском языке: автореф. дис. на соискание ученой степени канд. філол. наук: спец. 10.02.04 "Германские языки" / Т. П. Щедрина. - Одесса, 1984. - 16 с.

6. Blake J. Triumph in Arms / J. Blake. - Great Britain, 2010. - 373 р.

7. British National Corpus (BNC) [Electronic resource] // British National Corpus (BNC). - Mode of access : http:// www. natcorp.ox.ac.uk/

8. Camerson S. A Useful Affair / S. Camerson. - Great Britain, 2005. - 394 р.

9. Clayton V A Girl's Guide to Kissing Frogs / V Clayton. - Great Britain, 2007. - 598 р.

10. Greeley A. Irish Mist / A. Greeley. - New York, 1999. - 317 р.

11. Heller M. Tainted Lives / M. Heller. - Great Britain, 2004. - 532 р.

12. Hunniford G. Next to You / G. Hunniford. - London, 2006. - 349 р.

13. McNab A. Aggressor / A. McNab. - London, 2005. - 395 р.

14. Page L. No Going Back / L. Page. - Great Britain, 2004. - 441 р.

15. Stock J. Dead Spy Running / J. Stock. - Blue Door, London, 2009. - 373 р.

16. The Corpus of Contemporary American English (COCA) [Electronic resource] // The Corpus of Contemporary American English (COCA). - Mode of access : http://www.americancorpus.org/

УДК 811.112.2'373.421

Ищенко Н. Г.,

Национальный технический университет Украины, г. Киев

ОБРАЗНОСТЬ КАК КОМПОНЕНТ КОННОТАЦИИ

У статті розглядається образність як компонент конотації, суміжні з нею категорії: експресивність, емоцій­ність та оціненість, представлені образні засоби,такі як: метафора, алегорія, метонімія, синекдоха та перифраза. Ключові слова: образність,конотація, метафора, метонімія, синекдоха.

В статье рассматривается образность как компонент коннотации, смежные с ней категории: экспрессивность, эмоциональность и оценочность, представлены образные средства,такие как: метафора, ал­легория, метонимия, синекдоха, перифраза.

Ключевые слова: образность, коннотация, метафора, метонимия, синекдоха.

The article deals with the figuration as a component of the connotation and its adjacent categories: expressivity, emotionality and estimation. Figurative means: metaphor, allegory, metonymy and paraphrase are presented in this article. Key words: figuration, connotation, metaphor, metonymy, allegory.

Компонент "образность" не всеми учеными признается как однопорядковый с компонентами "эмоцио­нальность", "экспрессивность", "оценочность". Такое отношение к образности проистекает, прежде всего, из убеждения, что данный компонент не связан с отражением каких-либо реальных явлений объективного или субъективного характера. Это скорее особый способ представления информации, когда в ней содержится скрытое сравнение, оживляющее наше представление о тех или иных явлениях. Примерами могут быть сложные слова с яркой внутренней формой: Weltschlaf, Maulwurfmethode или вторичные значения метафорического характера типа Schwein, Esel, brullen^ грубым оттенком и употребленные по отношению к человеку.

Образность является одним из компонентов коннотации (наряду с эмоциональной оценкой и интенсивностью), порождает экспрессию и поэтому рассматривается в тесной связи с экспрессивностью, котораяпоявляется в речи за счет экспрессивных средств языка. Образность, заложенная в семантике слова, может соотноситься и с катего­рией оценки: "Образность и оценка не тождественны, но совместимы, особенно на уровне производных значений. Образность, так же как оценочность, не столько созначение, сколько существенный признак самого значения, способ представления значения. В отличие от оценочности образность - категория отражательная" [3, с. 67-68]. С позиций формирования языка образ имеет гносеологическую природу, а в художественном произведении образу присущи прагматические свойства, так как здесь он выступает как средство воздействия на читателя.

Основным средством придания слову образности является употребление его в переносном значении. Легче всего образность слова обнаруживается при окказиональном употреблении, например: Mundfeuer. Важнейшими чертами образности в слове являются зрительность ("картинность") и сравнительная недолговечность. Исходя из связи образности и оценки, выделяются три группы слов. К первой группе относятся слова оценочные, но не образные: ein guter,schlechter, grober Mann, ко второй - образные слова, не содержащие в себе положительной или отрицательной характеристик: Stiefmutter, dasHerz ausschutten', Koordinaten в значении 'адрес, местопребывание'. Третья группа слов - это слова, совмещающие в себе образность и оценку: Kuche 'в значении скрытой, закулисной стороны какой-либо деятельности', ein schlapper Mann - тюфяк 'о вялом, нерасторопном, безвольном человеке.

Слова "образность" и "образный" используются в стилистике в разных значениях. Образность в широком смысле с позиций языка понимается как живость, наглядность, красочность изображения, является неотъемлемым признаком всякого вида искусства, образность речи - частное ее проявление. Стилистика рассматривает образ­ность речи как особую стилевую черту, которая дает наиболее полное представление о художественном тек­сте. Попадая в художественный контекст, слово включается в сложную образную систему, которая выполняет эстетическую функцию и реализуетсямножеством образных средств. Более узкое понимание образности речи основано на использовании слов в переносном значении, которые в результате переноса изменяют или модифици­руют основное значение, получая образное значение. В художественном контексте слова с переносным значением в какой-то степени теряют свою номинативную функцию и приобретают яркую экспрессивно-образную окраску.

Изучение образного значения слова направлено на выявление лексических приемов, придающих емуи ре­чевому контексту эстетико-художественное значение. К средствам словесной образностиотносят прежде все­го тропы: метафору, метонимию, синекдоху, олицетворение, образное сравнение, эпитет, гиперболу, а также синтаксико-поэтические фигуры: анафору, эпифору и другие.

Тропы - явление лексико-семантическое и стилистическое, это разные случаи употребления слова в переносном зна­чении, но, как известно, не всякое переносное значение является для языкового сознания образным: der Bergsattel. Выступая как тропы, обыкновенные слова могут приобрести большую выразительную силу и используются лишь при описании необычных, исключительных предметов, ярких реалистических картин. Для стилистической оценки тропов важна не их условная "красивость", а органичность в тексте, соотносимаяс содержанием произведения, эстетическими задачами автора.

Одно из самых распространенных лексико-стилистических средств является метафора, перенос названия с одного предмета на другой на основании их сходства. Такое семантическое явление; вызванное наложением на прямое значение слова добавочного смысла, может стать главным в контексте художественного произведения. При этом прямое значение слова служит только основою для переноса значения.

В основе метафоризации лежит сходство самых различных признаков предметов: цвета, формы, положения в пространстве и времени. Метафорический перенос названия происходит также в результате развития значения слова, когда в системе значений у слова появляется новое, номинативное производное значение на базе основно­го: Bugel, Stiel. Однако эти языковые метафоры принципиально отличаются от поэтических.

© Ищенко Н. Г., 2012

В стилистике необходимо разграничивать языковые метафоры от индивидуально-авторских, которые обу­словлены художественною конкретною речевою ситуациею. Индивидуально-авторские метафоры очень вы­разительны, источники их создания неисчерпаемы, как неограниченны возможности выявления сходства различных признаков, действий, состояний. Частое употребление метафор влечет за собой нанизывание новых метафор, связанных по смыслу с первой; в результате этого метафорическое значение расширяется. Развернутые метафоры привлекают особое внимание как яркий стилистический прием образной речи.

Стилистическим средством образности является метафора широкого употребления, можно сказать, с заранее готовой образностью, однако не утратившая свежести: der goldene Herbst, heisse Zeit. И лексическая, и стилис­тическая метафора является одним из основных признаков образного средства, характерного прежде всего для поэтической речи. Для создания неповторимой метафоры необходимо образное восприятие мира и особый талант.

Один из тропов, которые широко употребляются не только в художественной речи, но и публицистичес­кой является олицетворение, т.е. наделение неодушевленных предметов признаками и свойствами человека: die Erde schlaft. Олицетворение - одно из важнейших средствобразности, которым пользуются при описании явле­ний природы, окружающих человека вещей.

Распространенным средством олицетворения является персонификация, при которой предметы наделяются не частными признаками человека, а обретают реальный человеческий облик: der lachende und bluhende Gebirgsbach.

Отвлеченные конкретные художественные образы выражаются метафоричной аллегорией: der junge Herr Fruhling, Frau Sorge.

Слово, образно определяющее предмет или действие, подчеркивающее характерное их свойство, выполняющее эстетическую функцию, употребительное в художественной речи является эпитетом, который нередко бывает метафорическим: der frohliche Strahl. Эпитеты широко используются в публицистической речи, что обусловлено экспрессивной функцией публицистики: helle Zukunft.

Перенос названия с одного предмета на другой на основесмежности трактуется метонимиею. Метонимию часто рассматривают как разновидность метафоры, однако между ними есть существенное отличие: при метафо­рическом переносе сопоставляемые предметы должны быть обязательно похожи, а при метонимии нет; метафору легко переделать в сравнение, метонимия этого не допускает. При метонимии предметы, объединяемые названи­ем, логически связаны. Возможны самые различные смежности: название места употребляется для обозначения людей, которые там находятся: die ganze Universitat kam zum Jubilaum; имя автора заменяет предмет, лицо: Eine leserliche Hand schreiben - gute Handschrift haben.

Синекдоха - разновидность метонимии, основанная на переносе значения с одного явления на другое по при­знаку количественного отношения между ними: Die Menge zahlte Tausend Kopfe.

Перифраза - оборот, состоящий в замене названия предмета или явления описанием его существенных при­знаков или указаним на его характерные черты, широко используется помимо художественной, в публицисти­ческой речи: Felderkonigin.

При изучении тропов выявляются две контрастные формы выражения - речь художественная и нехудоже­ственная, которые могут взаимодействовать. Образность заимствуется, качественнопреобразуется, приспособля­ется к другим типам речи: например, в художественной прозе, в поэзии тропы служат для создания образа, в разговорной речи они непосредственно выражают эмоции говорящего.

Из функциональных стилей наиболее открыт для тропов публицистический стиль, в котором слово часто выполняет информативную и воздействующую функции. Однако цель метафоризации, например, в газетном языке, выражается не в индивидуальном видении мира и поэтическом самовыражении, а в том, чтобы довести до массово­го читателя объективную, всестороннюю и даже специфическую информацию. При этом метафора соответствует некоторым требованиям. Она не должна быть надуманной, неестественной, она должна отвечать закономерностям языка. Метафора имеет свойство быстро стираться от частого употребления и превращаться в штамп, стандарт. Именно такой процесс наблюдается в газетной речи, когда свежая, соотносимая с реальностью метафора становится шаблоном и теряет свою былую образность: griine Strasse, hohe Grenzen или терминологизируется: schwarzes Gold. Элементы образной речи могут использоваться и в научном стиле, важнейшей отличительной чертой которого яв­ляется однозначное выражение мысли языковыми средствами, что на лексическом уровне означает употребление принципиальных слов-понятий. И все же это не значит, что в научной речи нельзя встретить или употребить лекси­ческую метафору, она встречается очень редко и притом в основном в публицистических или "популяризующих" частях научного текста. Метафоры могут быть обязательны, иметь случайный, несистемный характер, узко контек­стное значение и ощущаться как не собственно стилевые средства. В научном стиле наблюдается специфически рациональный подход кобразной речи, и в этих условиях тропы перестают нести на себе отпечаток индивидуального употребления и метафорического средства научной прозы. В то же время отмечается постепенная формализация всех элементов, в том числе и эмоционально-оценочных, что приводит к стилистической нейтрализации тропов. Это касается, в первую очередь, терминов, которые нередко приходят в язык науки как метафоры: Augenlinse. По мере утверждения того или иного качества термина, с закреплением его нового, научно-понятийного значения, происхо­дит нейтрализация метафоры, т.е. исчезновение ее образного значения, и завершение процесса терминологизации.

В официально-деловом стиле, представленном в реальной деловой сфере, обращение к тропам исключено. Лако­ничность, точность и конкретность при описании событий в официально-деловой речи требует прямых значений и не допускает метафоричности. Объективность изложения, отсутствие эмоциональности - важнейшие отличительные черты делового стиля. Однако внимательное изучение разнообразных жанров этого стиля в различные временные периоды показывает, что и ему не чуждо использование экспрессивных языковых средств, в том числе тропов. Официально-деловой стиль качественно изменялся на протяжении своего исторического развития, под влиянием общественных событий варьировалась и экспрессивная окрашенность используемых в нем языковых средств жанровобщегосударственного масштаба (декретов, деклараций) в периоды особенно значительных социальных потрясений. Эти изменения сопровождались формированием как бы синтетического вида деловой речи, соединяющей в себе адми­нистративную и художественно-публицистическую струю и имеющей торжественный, патетический характер.

Со временем язык официально-делового стиля обновился, отошла в прошлое оценочная лексика и патетика устаревших государственных документов, уступив место нейтрально-деловому стилю, современным деловым до­кументам, основными определениями каких являются: ясность, конкретность изложения, отсутствиеэмоционально-оценочных элементов. И все же обращение к тропам в них иногда оправдано и в наши дни. Современный деловой стиль не исключает разнообразия жанров. Некоторые из них испытывают влияние публицистических текстов и обус­ловливает употребление эмоционально-экспрессивной лексики, фразеологии и, наконец, различных тропов. Так, в дипломатических документах нередко можно встретить метафоры, метонимы и их разновидности. Это убеждает в том, что лексические образные средства могут быть отражением публицистических видов официально-деловых до­кументов, в этом случае обращение к тропам не только не противопоказано, но и стилистически обосновано.

Таким образом, использование тропов практически возможно во всех функциональных стилях, обращение к экспрессивным языковым средствам мотивировано содержанием высказывания. Однако характер средств в различных условиях их употребления неодинаков: те или иные элементы образности, попадая из одних функциональньгх стилей в другие, воспринимают их особенности, не нарушая при этом общих закономерностей того или иного стиля.

Рассматривая образность как компонент коннотации наравне и в связи с эмоциональностью, образностью и экспрессиею, считаем, что образность, прежде всего, связана с экспрессиею: конечная цель обеих категорий - в^іразительность.

Эмоциональность и оценочность могут занимать различное положение в структуре лексического значения сло­ва: входить в его понятийное смысловое ядро, и в этом случае мы имеем дело со словами, обозначающими эмоции и оценки: Liebe-Hass, gut-schlecht, или представлять "несущественные, но устойчивые признаки выражаемого им понятия, которые воплощают принятую в данном языковом коллективе оценку соответствующего предмета или факта действительности" [1]. В структуру оценочных лексем включен эмотивный компонент: эмоционально-оценочная лексика, таким образом, обозначает оценку объекта, которая сопровождается эмоциональным пере­живанием. В настоящее время в лингвистике уделяют большое внимание роли эмоционально-оценочной лекси­ки в структуре художественного произведения. Художественный текст полифункционален. В нем эстетическая функция наслаивается на целый ряд других - коммуникативную, экспрессивную, прагматическую, эмотивную, но не заменяет, а напротив, усиливает их. Язык художественного текста живет по своим собственным законам, отличным от жизни естественного языка, он имеет особые механизмы порождения художественных смыслов. Слово в художественном тексте, благодаря особым условиям функционирования, семантически преобразуется, включает в себя дополнительный смысл. Игра прямого и переносного значения порождает и эстетический, и экспрессивный, и образный эффекты художественного текста, делает этот текст образным и выразительным. Лю­бой текст потенциально способен оказывать определенное воздействие на сознание и поведение читателя, так как именно экспрессивность содействует цели речевого сообщения, обеспечивая воздействие текста на реципиента. Количествоже экспрессивных образных средств в тексте еще не определяет экспрессивный эффект восприятия текста, а лишь повышает вероятность его возникновения. Более того, помимо специальных языковых средств, а именно эмотивных, образных, стилистически маркированных, экспрессивной может оказаться любая нейтраль­ная единица языка в зависимости от целей автора, от коммуникативной ситуации. Эмотивный текст, благодаря особенностям своей семантики, способен полностью редуцировать логико-предметное значение слова, нейтраль­ного в эмоциональном плане, и осознать его как контекстуальный эмотив или даже аффектив. Источники по­рождения эмотивности текста разнообразны и не всегда понимаются одинаково. Во-первых, основным источ­ником эмотивности текста являются собственно эмотивные языковые средства, эмотивные ситуации. Способы манифестации эмотивных ситуаций в художественном тексте разнообразны: "от свернутых (семный конкретиза-тор, слово) и минимально развернутых (словосочетание, предложение) до максимально развернутых (фрагмент текста, текст)". Во-вторых, основываясь на коммуникативном подходе, важнейшим источником эмотивности текста является его содержание. "Содержание текста является потенциально эмоциогенным, потому что всегда найдется реципиент, для которого оно окажется личностно значимым. Эмоциогенность содержания текста - это, в конечном счете, эмоциогенность фрагментов мира, отраженных в тексте" [2, с. 169-194].

Таким образом, эмотивность есть лингвистическая категория, актуализирующаяся посредством художественного слова в любом отрезке текста. Эмотивное пространство текста представлено двумя уровнями - уровнем персона­жа и уровнем его создателя-автора: "целостное эмотивное содержание предполагает обязательную интерпретацию мира человеческих эмоций (уровень персонажа) и оценку этого мира с позиции автора с целью воздействия на этот мир, его преобразования [2, с. 167]. В структуре образов персонажей и всего текста обнаруживается многообразие эмотивных смыслов и образних черт. Совокупность эмоций и образов в тексте - своеобразное динамическое "мно­жество, изменяющееся по мере развития сюжет и отражающее внутренний мир персонажа в различных обстоятель­ствах [2, с. 67]". При этом в эмоциональной сфере каждого персонажа выделяется "эмоциональная доминанта" - пре­обладание какого-то эмоционального состояния, свойства, которые могут стать источником образности всего текста.

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87 


Похожие статьи

П В Білоус, Г М Вокальчук - Наукові записки серія філологічна випуск 26