Ю П Зайцев - Гипонейстон черного моря и его значение - страница 1

Страницы:
1  2  3 

ОДЕССКИЙ   ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени И. И. МЕЧНИКОВА

Ю.     П. ЗАЙЦЕВ

ГИПОНЕЙСТОН ЧЕРНОГО МОРЯ .   И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора   биологических наук

Научный    консультантдоктор    биологических наук, профессор К. А. ВИНОГРАДОВ;

ОДЕССА — 1964

Диссертация выполнена в Одесском отделении Института биологии южных морей АН УССР  им. А. О. Ковалевского.

ОФИЦИАЛЬНЫЕ

ОППОНЕНТЫ:

Доктор биологических наук, профессор И. И. ПУЗАНОВ, доктор био­логических   наук,     профессор    Т.   С    РАСС,    доктор    биологических наук

В.   Н. ГРЕЗЕ.

Автореферат разослан

1964 г.

Защита состоится 1964 г.

на заседании Ученого Совета биологического факультета Одесского госу­дарственного университета  им.  И. И. Мечникова.

Изучение пограничного слоя «море-атмосфера», в методо­логическом отношении, является частью исследований стыко­вых областей пелагиали, которые, как вытекает из учения Л. А. Зенкевича о полярных фронтах, играют важную роль в жизни Моря и в практической деятельности человека. На ру­беже моря и атмосферы, протекают, в принципе, такие же яв­ления взаимодействия между двумя разными средами, как и в зонах фронтов, на стыках холодных и теплых, соленых и оп­ресненных водных масс, однако, в силу больших отличий меж­ду контактирующими элементами, они приобретают здесь осо­бое выражение.

В диссертации описываются некоторые особенности разви­тия жизни в верхнем, пятисантиметровом слое, в основном, Черного моря. Население этого биотопа гипонейстон, сфор­мировалось, как биологическая структура, под воздействием, прежде всего, тех абиотических и биотических условий, кото­рые   складываются  на  рубеже  моря  и атмосферы.

Автор не ставил перед собою цели дать исчерпывающую характеристику гипонейстона, поскольку эта задача слишком сложна для одного специалиста. Образно говоря, гипонейстон расположен не только на стыке двух фаз — жидкой и газо­образной, но также на стыке ряда областей знания, не все точки соприкосновения которых в настоящее время достаточ­но освещены. Цель диссертации сводится к тому, чтобы на ос­новании накопленных сведений и гипонейстоне Черного мо­ря — о видовом составе и численности, о роли в водоеме и за его пределами, о теоретическом и хозяйственном значении и т. д., доказать необходимость его систематического и комп­лексного изучения   всюду,  где   он встречается.

Диссертация состоит из введения, шести глав, заключения, выводов и списка литературы. Текст излагается на 404 страни­цах машинописи и иллюстрируется 42 таблицами и 88 рисун­ками, в основном, оригинальными. Список* литературы, дове­денный до 1964 года, включает 252 названия работ отечествен­ных и   104 —   зарубежных авторов.

В первой главе («Исследования, привлекшие внимание к самому верхнему слою   воды   Черного   моря»)   коротко описы-

»ваются исследования, которые привели автора к выводу о не­обходимости специального облова планктонными сетями, об­ласти пленки поверхностного натяжения воды.

Поиски вероятного горизонта, на котором сосредотачива­ется основное количество икринок черноморІких кефалей, про­водились с учетом их плавучести. Лабораторные определения показали, что удельный вес икринок остроноса, лобана и син-гиля не превышает 1,007 — 1,008 и в воде нормальной черно­морской солености они, по закону Архимеда, должны, как правило, скопляться под пленкой поверхностного натяжения. Для проверки этого заключения, были применены сети, снаб­женные поплавками, придающими входному отверстию полу­погруженное  состояние в воде.

Облов приповерхностного слоя Черного моря с помощью таких устройств, позволил обнаружить в нем не только скоп­ление высокоплавучих икринок рыб, в том числе кефалевых, но целый комплекс организмов, адаптированных к условиям жизни в пограничной области «море атмосфера». Этот комплекс был назван гипонейстоном.

Вторая глава («Краткий обзор современного состояния ис­следований в области биологии приатмосферного слоя моря») посвящена истории вопроса. Здесь указывается, что, хотя от­дельные факты, относящиеся к жизни приповерхностного слоя моря, сообщаются в трудах многих авторов, специальные ис­следования этого биотопа начаты только в последние годы, причем научной предпосылкой, в значительной степени, яви­лись аналогичные работы в области лимнологии.

Шретер и Кирхнер (Schroter, Kirchner, 1896) описали плейстон совокупность пресноводных, высших плаваю­щих растений, тело которых возвышается над поверхностью воды, а Науманн (Naumann, 1917) — нейстон простей­ших, населяющих поверхностную пленку небольших пресных водоемов. По мере развития гидробиологии, содержание по­нятий   «плейстон»  и   «нейстон» — расширялось.

С. А. Зернов (1934) отнес к плейстону морских животных — сифонофор, тело которых также, частично, возвышается над поверхностью воды и оказывает сопротивление ветру, а А. И. Савилов (1956) описал целый плейстонный биоценоз па­русника, характерный для тепловодной области Тихого океана.

К нейстону в настоящее время относят большую группу пресноводных организмов: бактерий, одноклеточных растений, простейших, гидр, планарий, некоторых ракообразных, мно­гих взрослых насекомых и их личинок, обитающих в области пленки поверхностного натяжения (В. Н. Беклемишев, 1944, 1949, В. И. Жадин и С. В. Герд, 1961, Н. А. Березина, 1963, Welch,   1935;   Davis,   1955;   Liebmann,   1958 и др.).

4

Организмы,   обитающие   под  пленкой   поверхностного на­тяжения, прикрепленные к ней или свободно плавающие, на­зывают  инфра-   или   гипонейстоном,   а   населяющие верхнюю сторону пленки, например, водомерки, подуры  и т. п.  — суп-ра   —   или   эпинейстоном   (Welch,   1935;   Geitler,   1942; Rutiner, 1952,  И. А. Киселев,   1956;  Liebmann,   1958;  Rapoport, Sanchez,

1963 и др.).

Возможность развития нейстона в морях и океанах, до не­давнего времени, оспаривалась. Одни авторы утверждали, что основным фактором, препятствующим образованию концент­раций гидробионтов под пленкой поверхностного натяжения является губительное действие интенсивной солнечной радиа­ции, подавляющей развитие бактерий, фито-, зоо- и ихтио-планктона, другие приписывали это волнению или иным фак­торам.

Далее,   во  второй   главе   рассматриваются   работы, посвя­щенные   микрораспределению     зоопланктона     (Cassie, 1958; Delia   Croce,  Sertorio   1959 и др.)   близко стоящие к изучению морского гипонейстона  и,  наконец,   работы  с помощью полу­погруженных  сетей,   выполненные с  учетом  исследований ав­тора   (Willis,    1963;   David,   1963)   и   обнаружившие,   в общем,, такой же комплекс организмов   («the hyponeuston of Zaitsew»), как и тот,  который характеризует гипонейстон Черного моря.

Приоритет отечественной науки в области изучения припо­верхностных форм жизни в море (эпинейстон, плейстон, гипо-нейстон) имеет свои исторические и идеологические предпо­сылки.

В третьей главе («Методика исследования, характер и объем использованного материала») дается описание орудий и способов получения проб гипонейстона, методики опытов и указывается  распределение   сборов  по   годам  и районам.

В связи с разработкой элементов методики сбора гипоней-стона, были рассмотрены некоторые общие положения, ка­сающиеся устройства орудий лова и работы с ними и сделаны следующие выводы.

Репрезентативные пробы гипонейстона могут дать только сети горизонтального действия, способные облавливать слой 0 — 5 см отдельно от нижележащего слоя воды. Методические преимущества горизонтальных ловов планктона толщи воды доказываются, в частности, работами В. Н. Грезе с помощью сконструированного им планктонометра.

Низкая механическая прочность оболочек пелагических ик­ринок рыб приводит к их массовой гибели в сетях, буксируе­мых со скоростью более 25 см/сек. До последнего времени, все мертвые икринки в пробе рассматривались, как погибшие в водоеме, что создавало неверное представление о величине естественного  отхода  рыб  на данной фазе развития. Высокаяконцентрация пелагической икры в гипонейстоне, требует при­менения пассивных методов сбора материала, в частности, дрейфующих сетей. Для сбора подвижных компонентов при­поверхностного комплекса, необходимы активные орудия лова.

Непосредственные наблюдения за гипонейстоном в море через смотровое стекло водолазной маски, и некоторые опыт­ные данные показывают, что многие обитатели слоя 0 — 5 см хорошо видят плавающие предметы различной окраски, в том числе сети и избегают их. Некоторые детали конструкции широкораспространенных образцов планктонных сетей отри­цательно сказываются на их уловистости, во всяком случае, в приповерхностном сЛое в дневное время. Эти и другие по­ложения были, по возможности, учтены при изготовлении ору­дий  сбора гипонейстона  и выборе способов их применения.

Основное орудие сбора гипонейстона — пирамидальная сеть, обладает более высокой пропускной способностью (ко­эффициентом фильтрации), чем коническая сеть того же раз­мера, а благодаря прямоугольному входному отверстию, она дает возможность облавливать тонкий приповерхностный слой, не затрагивая нижележащего горизонта. Устройство из двух и более одинаковых пирамидальных сетей, расположенных одна под другой (ПНС), позволяет вести синхронный облов нескольких микрогоризонтов, что важно для сравнительной оценки состава и количественных показателей населения слоя О—5  см  и подстилающей толщи воды.

Орудия сбора гипонейстона, сконструированные автором, учитывают требования маскировки, в соответствии с данными подводных наблюдений. Так, окраска надставок сетей имити­рует обрастания плавника, которого не избегают организмы приповерхностного комплекса, а оттяжки изготовляются из мало заметной в воде, прочной и прозрачной полиамидной лески-жилки.

Сбор материала в 1957—1963 гг. проводился на значи­тельной   акватории   с   борта  различных судов.

На Черном море и в его открытых и закрытых лиманах по­лучено   3900  проб,   характеризующих  все районы водоема.

За пределами Черного моря в Азовском, Каспийском, Беринговом и Охотском морях, в северо-западной части Ти­хого океана и в отдельных местах Атлантического, Индийско­го и Южного океанов, с помощью единой методики, получено ПООпроб, дающих предварительные сведения о жизни при-верхностного слоя различных водоемов и позволяющих рас­сматривать гипонейстон Черного моря, как частный случай гипонейстона  Мирового океана.

В четвертой главе «Экологические предпосылки возникно­вения   и   развития   специфической   приповерхностной группи­ровки морских организмов») указывается, что специальных работ по гидрологии или гидрохимии верхних сантиметров моря, практически, нет. Вероятно, это объясняется отсутстви­ем «заказчика» — той задачи, для решения которой необходи­мы такие сведения. Однако, некоторые опубликованные в океанологической литературе данные, позволяют составить об­щее представление о характере той экологической обстановки, которая  отличает   пограничный   слой «вода—воздух».

По своему оптическому режиму, приповерхностный слой моря, толщиною в несколько сантиметров, отличается от ни­жележащих слоев не только более высокой интенсивностью освещения, но также и качественным составом света. Этот биотоп является единственной областью пелагиали, куда про­никают дальние  ультрафиолетовые и  инфракрасные лучи.

В результате таких процессов, как пенообразование, при­поверхностный слой воды оказывается насыщенным раство­ренными органическими веществами в гораздо большей сте­пени, чем нижележащая толща (Б. А. Скопинцев). Это явле­ние, находится в прямой связи с мощной вспышкой сапрофит­ной микрофлоры в области пленки поверхностного натяжения.

Выпадающие на поверхность воды и удерживаемые здесь своей плавучестью или вследствие явлений флотации, органи­ческие частицы наземного происхождения - анемонейстон {термин предложен В. Н. Беклемишевым), играют сущест­венную роль, как дополнительная пища организмов гипоней-стона и как один из факторов, воздействующих на гидрохи­мический режим приповерхностного слоя.

Серьезную роль в жизни приповерхностного слоя воды иг­рают морские птицы — крупные потребители гипонейстона. Как следствие мощного воздействия хищников из воздуха, у многих организмов гипонейстона выработались замечатель­ные примеры защитной окраски, формы тела и поведения, ко­торые  отличают их  от всех других  обитателей моря.

Ультрафиолетовые и инфракрасные излучения, концентра­ция растворенных органических веществ, анемонейстон, пти-цы-нейстрофаги и по-видимому, еще многие не выявленные факторы, создают под пленкой поверхностного натяжения такое сочетание экологических условий, какое не повторяется за пределами этого биотопа. Следствием этого явилось воз­никновение специфической группировки организмов — гипо-нейстона, основные компоненты которого, по своим признакам и свойствам, отвечают условиям жизни, характеризующим приповерхностный биотоп.

Пятая глава («Гипонейстон Черного моря»), состоящая на семи разделов,  является центральной частью диссертации.

В первом разделе пятой главы («Состав гипонейстона Чер­ного  моря»)    рассматриваются   элементы,   из  которых состоит

6приповерхностный комплекс организмов эвгипонейстон, ме-рогнпонейстон,  бентогипонейстон и планктогипонейстон и пе­речисляются   их представители.

К эвгипонейстону относятся такие гидробионтоны, которые на  протяжении  всего жизненного  цикла и  круглосуточно, об­разуют наиболее плотные концентрации в  слое 0—5 см. Тако­вы  в  Черном  море   Pontella   mediterranea, Anamalocera pater-soni,   Labidocera   brunescens,   !dothea   stephenseni, Syngnathus-schmidi.

Мерогшюнейстон, по аналогии с меропланктоном, состав­ляют личиночные стадии ряда беспозвоночных, икра, личин­ки и мальки рыб, скопляющиеся в слое 0 — 5 см. По заверше­нии данного периода развития, они переходят в состав бен­тоса, планктона толщи воды или нектона. К этой группе отно­сятся многие личинки ракообразных, моллюсков, червей ик­ра, личинки и мальки кефалей, барабули, луфаря, икра став­риды,   хамсы  и  другие виды.

Бентогипонейстон  состоит  из  большого числа   видов амфи­под,   кумовых,  полихет,   мизид,   креветок   и   других   донных и придонных животных, которые в темное  время  суток регуляр­но  поднимаются к поверхности  и образуют плотные концент­рации   в   слое   0—5 см.

Соответственно,    планктогппоненстоном   называются орга­низмы планктона  толщи воды,  как сагитта, ночесветка  и др., которые   в   определенных  случаях    (обычно,   в   ночное время) также,   как  и   представители  бентогипонейстона, сосредотачи­ваются   в   слое  0—5 см.

Второй раздел пятой главы («Некоторые пути адаптации организмов к условиям жизни приповерхностного слоя пела-гиали») посвящен анализу приспособлений компонентов ги-понейстона к экологической обстановке самого верхнего слоя пелагиали.

Организмы приповерхностного комплекса удерживаются в своем биотопе, благодаря высокой плавучести, активным движениям и реже, благодаря несмачиваемости покровов, как это характерно для многих форм пресноводного нейстона. Гидростатический путь обеспечения приповерхностного поло­жения (через высокую плавучесть) характерен для пассив­ных форм, например, для икринок рыб, второй путь — гидро­динамический — для сравнительно подвижных объектов, ти­па личинок и мальков рыб, ряда планкто- и бентогипонейстон-ных видов. Иногда, используются оба способа удержания у поверхности — гидростатический и гидродинамический. На­пример, у ранних мальков кефалей, по обеим сторонам спин­ных плавников, образуются воздушные мешки, способствую­щие их приповерхностному положению и облегчающие, по-ви­димому,   анадромные   миграции    от   мест   рождения    в цент­ральных районах моря к местам нагула — в прибрежных мелководьях.

Такие компоненты гипонейстона, как икринки рыб, под­вержены губительному влиянию волнения. Ответной реакци­ей на этот экологический фактор является быстрый темп эмбриогенеза соответствующих видов, откладывание икры при спокойном состоянии поверхности моря и на значительном удалении от берегов. В этой же связи, во втором разделе пя­той главы рассматривается степень концентрации различных видов гипонейстона в слое 0 — 5 см, в зависимости от высоты волн.

Мнение о том, что яркий солнечный свет и коротковолно­вая радиация препятствуют развитию богатой жизни у по­верхности моря, не согласуется с существованием гипоней-стона, многие представители которого (эв- и мерогипоней-•стон)   находятся в своем биотопе круглые сутки.

Проведенные опыты показали, что высокоплавучая пела­гическая икра черноморских рыб, вопреки бытовавшей точке зрения (А. С. Лещинская, 1954 и другие авторы), нормально развивается на свету, а характер пигментации эмбрионов и их положение в воде, отвечают особенностям оптического ре­жима биотопа и подтверждают теорию Т. С. Расса о защитной роли пигментных образований ранних стадий развития рыб по отношению   к солнечной радиации.

Как явствует из опытов, беспозвоночные, образующие скопления в приповерхностном слое, положительно реагируют на солнечный свет и отдельные части спектра, в том числе на УФ-лучи. Длительное УФ-облучение не вызывает в опытах за­метных изменений у различных беспозвоночных и эмбрионов рыб,   скопляющихся  под  пленкой поверхностного натяжения.

В приповерхностном слое Черного моря, обнаружена кон­центрация фитопланктона (А. И. Иванов) и особенно, бакте­рий (Л. Н. Пшенин, А. В. Цыбань), значительно более высо­кая, чем в подстилающем слое воды, что также противоречит точке зрения об отрицательном влиянии яркого солнечного света на эти группы организмов и доказывает способность многих их представителей к массовому развитию в самом верхнем   биотопе пелагиали.

Материалы визуальных наблюдений в природе и лабора­торные данные говорят о хорошей адаптации организмов ги-понейстона  к своеобразному биотическому окружению.

Широкое распространение имеет покровительственная (криптическая) окраска тела, укрывающая организмы гипо-нейстона от врагов из водной и воздушной среды. Стекловид-нопрозрачные формы, например, личинки некоторых рыб, де­сятиногих раков и др., очень мало заметны в воде и из воз­духа. Сине-зеленые формы, например, понтеллиды, сливаются с  поверхностью   моря, при   рассмотрении  их с воздуха,   но за­

9

I

метны  снизу,  на   серебристо-белом   фоне  водной поверхности. Этот «недостаток», с точки  зрения маскировки, компенсирует­ся,  в значительной мере,  способностью    понтеллид совершать, прыжки из воды, спасающие их от водных врагов.

Организмы, окрашенные сверху в сине-зеленые тона, а снизу в серебристо-белые, например, личинки и ранние мальки кефалей, морского налима, барабули, также скопляющиеся в гипонейстоне, скрываются как от водных, так и от воздушных преследователей. Кроме того, у таких форм, как мальки ба-рабули, в отличие от взрослых особей, имеется заостренное снизу тело, что, как установлено Ю. Г. Алеевым, обеспечи­вает ликвидацию демаскирующей тени.

Гипонейстонные личинки морского языка (Solea lascaris) показывают пример расчленяющей криптической окраски, при которой, благодаря чередованию интенсивно пигментирован­ных и прозрачных участков, теряется представление о конту­рах  тела животного.

Среди компонентов гипонейстона распространены также примеры мимикрии. Личинки и мальки некоторых рыб (сар­ган, Callionymus), некоторые изоподы и другие виды, своей пигментацией и формой тела, иммитируют различные несъе­добные предметы, плавающие на поверхности воды, как-то: обрывки водорослей, зостеры, кусочки дерева, шлака, пузырь­ки воздуха и т. п. Соответствующая окраска или форма теля сочетаются, обычно, с усиливающим их эффект поведением. В случае опасности, некоторые организмы гипонейстона (ли­чинки рыб, изоподы) застывают в неподвижности или при­нимают неестественные позы, что, как показывают наблюде­ния в природе, через стекло водолазной маски, оказывается действенным  в  отношении врагов.

Многочисленные примеры адаптации гидробионтов к тому сочетанию экологических факторов, которое характерно для стыка «вода — воздух», характеризуют гипонейстон, как эво-люционно возникший комплекс организмов, приспособленных к жизни  на самой поверхности моря.

В третьем разделе пятой главы («Особенности распреде­ления и динамики гипонейстона Черного моря») рассматрива­ются некоторые закономерности размещения гипонейстона в Черном  море,   его   суточные и сезонные изменения.

Наиболее полное развитие, гипонейстон получает на том или ином удалении от берегов, что уменьшает опасность era выноса на сушу, в результате деятельности ветров. Богатство гипонейстона в центральных водах Черного моря является од­ним из аргументов в пользу концепции В. А. Водяницкого о-высокой биологической продуктивности водоема и в част­ности,   его  галистатических областей.

Осредненные  данные,   а также   частные   примеры, показы-

RdiOT, что отдельные элементы гипонейстона размещаются на различном расстоянии от берегов. Ближе всего к берегам, на­ходятся бентогипонейстонные формы, посещающие приповерх­ностный биотоп на протяжении ночи и менее подверженные сносу, чем круглосуточные обитатели слоя 0 — 5 см. Послед­ние, также различаются в этом отношении. Личинки ракооб­разных и некоторые другие мерогипонейстонные формы, со сравнительно коротким периодом развития в гипонейстоне, располагаются мористее донных мигрантов, но ближе к бере­гу, чем эвгипонейстонные виды или те представители мероги-понейстона, пребывание которых у поверхности воды длится долго, например, ранние стадии развития кефалей, барабули, мегалопы крабов.

Связь состава гипонейстона с глубиной подтверждает эту общую схему.

Отчетливо прослеживается зависимость состава и числен­ности гипонейстона от соленности воды. По мере опреснения, гипонейстон — в своей основе, генеративно океанический ком­плекс организмов — беднеет и в слабо солоноватых районах моря   — исчезает.

В горизонтальном распределении гипонейстова, так же, как и планктона, главенствующая роль принадлежит течени­ям. Плотные скопления гипонейстона образуются в зонах конвергенции течений, где сосредотачивается также плавник и наземные насекомые. Особенно плотные концентрации ги-понейстона наблюдаются на гидрофронтах, вблизи устьев рек. Закономерности распределения гипонейстона в Черном море, в своих общих чертах, аналогичны таковым зоопланктона тол­щи воды.

Хорошо выражена суточная динамика гипонейстона Черно­го моря. Суточные колебания видового состава и численности населения слоя 0—5 см связаны с вертикальными миграция­ми бентических, нектобентических и батипланктонных орга­низмов, с суточной ритмикой нерестовой активности рыб, уста­новленной Т. В. Дехник, с районом водоема. Поднимающиеся к поверхности гидробионты из нижележащих слоев воды и из бентали, образующие плотные скопления в слое 0—5 см (амфиподы, кумовые, полихеты, креветки) играют важную роль не только в жизни гипонейстона. Ежесуточная регулярная связь «бентос-гипонейстон», «нектобентос-гипонейстон», «ба-типланктон-гипонейстон», выражающаяся в пермещении ог­ромных масс организмов, является важным фактором кру­говорота веществ в водоеме и за его пределами.

В жизни приповерхностного комплекса организмов Чер­ного моря прослеживаются сравнительно четкие и отличные один от другого биологические времена года: весна, лето, осень и зима. Причины сезонной динамики гипонейстона, как и в случае  других   классов   водных сообществ,  лежат  в смене

11

V

гидрологических элементов приповерхностного слоя и в осо­бенностях  биологических  циклов его обитателей.

В четвертом разделе пятой главы («Количественные пока­затели гипонейстона Черного моря») делается попытка рас­считать биомассу гипонейстона моря. Сделать это, исходя из средних весов его компонентов, в настоящее время невозмож­но из-за отсутствия таких характеристик для многих обита­телей слоя 0 — 5 см. Некоторые сведения из этой области при­водятся в диссертации. Определены средние веса двух видов понтеллид.

Массовое потребление пелагической икры рыб хищными беспозвоночными и рыбами говорит о необходимости ее учета при оценке количественных показателей кормовой базы. С этой целью, автором расчитаны средние веса некоторых мас­совых видов пелагической икры черноморских рыб, примени­тельно к различным размерам и стадиям развития. Рассчита­ны также средние веса личинок и мальков сингиля, остроноса и барабули.

С помощью этих величин, можно вычислить биомассу со­ответствующих   групп   организмов гипонейстона.

Общая биомасса гипонейстона Черного моря дается по сы­рому весу проб. С учетом ранних стадий развития рыб, зоо­планктона (кроме наннопланктона) и фитопланктона, она вы­ражается, для летнего времени, цифрой, порядка J5—20 тыс. т. Хотя в слое 0—5 см сосредоточена, видимо, наиболее высокая плотность организмов во всей обитаемой толще моря, абсо­лютная биомасса гипонейстона Черного моря невелика. Од­нако, роль гипонейстона в водоеме определяется не столько общим весом его_компонентов, сколько другими характери-стикамми, о которых уже говорилось, отчасти, в предыдущих разделах работы.

Пятый раздел пятой главы («Связь гипонейстона с окру­жающей сушей») посвящен вневодным контактам сообще­ства

Приповерхностное положение гипонейстона обуславливает его непосредственный контакт с различными представителя­ми аэробионтной фауны и флоры. Особое значение в жизни гипонейстона   играют  анемонейстон  и птицы.

На поверхность воды, не только в прибрежных, но и в центральных районах моря, непрерывным «дождем» оседают и задерживаются здесь, принесенные воздушными потоками, легкие минеральные частицы, споры, и пыльца растений, на­земные насекомые, объединяемые термином «анемонейстон». Организмы приповерхностного комплекса, первыми из обита­телей водоема, сталкиваются с анемонейстоном и использу­ют его.   Пыльца и споры,  а  главным образом, насекомые, со­ставляют существенную часть пищи беспозвоночных, личинок и мальков рыб, населяющих приповерхностный слой воды. Однако, изучение этих осадков из атмосферы представляет не только  гидробиологический интерес.

Страницы:
1  2  3 


Похожие статьи

Ю П Зайцев - Гипонейстон черного моря и его значение

Ю П Зайцев - Экологические процессы в критических зонах черного моря синтез результатов двух направлений исследований

Ю П Зайцев - Чорноморські береги україни

Ю П Зайцев - Вспышка численности медузы aurelia aurita (l )в черном море

Ю П Зайцев - Морская нейстонологиянаукова думка киев — 1970