Ю П Зайцев - Гипонейстон черного моря и его значение - страница 2

Страницы:
1  2  3 

Так, данные о видовом составе, численности и распределе­нии наземных насекомых на поверхности моря, могут быть использованы для характеристики воздушных и водных те­чений и распространения речных вод. В последнем случае, весьма показательны данные о встречаемости в море насеко­мых, принесенных, в основном, реками. Они сохраняются на поверхности моря и после растворения доставившего их пото­ка воды и могут дать дополнительные сведения, необходимые для прослеживания судьбы речных вод в море, Характерно, что наземные насекомые, не связанные с реками, имеют дру­гое распределение  на  поверхности моря.

Опытным путем выяснено, что некоторые сухопутные насе­комые выживают длительное время в морской воде и потен­циально, способны переноситься течением с одного берега мо­ря на противоположный. Эти сведения могут представлять из­вестный интерес при обсуждении вопроса о генезисе фауны южного берега Крыма, начатом исследованиями И. И. Пуза-нова над наземными моллюсками. Существующие точки зре­ния в этой области исходят из предположения об изолирую­щей роли Черного моря по отношению к слабо летающим на­земным насекомым.

Поскольку переправляться через морские преграды мо­гут и вредные,насекомые, изучение этого вопроса представля­ет также практический интерес с точки зрения карантинной службы.

Связи гипонейстона с морскими птицами выражаются, главным образом, в том, что птицы поедают большое количе­ство беспозвоночных, икры и личинок рыб из приповерхност­ного слоя. Многие из них обладают особыми приспособления­ми, облегчающими добывание гипонейстона и перенос его, в свежем виде,  на   гнездовья   — птенцам.

Нейстоноядные птицы являются хорошим индикатором концентраций гипонейстона в море, а, косвенно, и скопляю­щихся здесь рыб  и водных млекопитающих.

Дальнейшее всестороннее изучение этой стыковой об­ласти — связей гипонейстона с окружающей сушей — пред­ставляет  интерес для  нескольких   областей знаний.

В шестом разделе пятой главы («Гипонейстон и атмосфер­ные радиоактивные осадки») обсуждаются некоторые вопро­сы радиоэкологии приповерхностного комплекса морских ор­ганизмов.

Седьмой раздел пятой главы («Гипонейстон и размноже­ние кефалей»)   посвящен одной  из  мало  разработанных обла­

12

13стей ихтиологии. Изучение жизни приповерхностного слоя Черного моря позволило осветить некоторые недостаточно изученные и спорные стороны биологии размножения кефалей и прежде всего, того периода жизни, когда они связаны с ги-понейстоном.

В обширной литературе по биологии кефалей и биотехни­ке выращивания их мальков в лиманно-лагунных хозяйствах нет единого мнения относительно мест и условий размножения этих рыб. Одни авторы допускают возможность нереста ке­фалей в приморских соленых водоемах, другие считают, что основные места размножения находятся в прибрежной поло­се моря, третьи высказываются в пользу нереста в открытых водах моря. Каждая из трех точек зрения имеет свои доказа­тельства и слабые места и для окончательного суждения тре­бовалось   проведение дополнительных исследований.

Автор попытался подойти к этому вопросу, применяя гид­ростатический метод поисков пелагической икры. В результа­те, выяснилось, что икринки кефалей обладают высокой пла­вучестью и несмачиваемыми оболочками, что обусловливает их скопление у пленки поверхностного натяжения. Примене­ние полупогруженных орудий лова показало, что не только ик­ра, но также личинки и мальки, до подхода к берегам, явля­ются характерными компонентами гипонейстона, обладающи­ми рядом адаптивных признаков, полезных в условиях припо­верхностного битопа.

В свете гипонейстонного характера ранних стадий онто­генеза кефалей, становятся понятными отдельные черты био­логии и поведения производителей перед нерестом: несозре­вание гонад в малых, замкнутых водоемах, стремление уйти из лиманов и лагун в море и т. д. Эти данные подтверждают правильность мнений тех авторов, которые высказывались об океаническом нересте кефалей (Б .С. Ильин, В. А. Водяниц-кий, Т. А. ПерцеваЮстроумова, W. Anderson) и объясняют его. Только размножение в открытом море, на значительном удалении от берегов, может гарантировать гипонейстонные-ранние стадии развития кефалей от выноса на сушу. Нересг в малых водоемах и в прибрежной полосе моря, как не отве­чающий этим условиям — биологически нецелесообразен п поведение взрослых рыб, а также характер распределения и< икринок, личинок и ранних мальков в гипонейстоне, подтвер­ждает это.

-Сборы гипонейстона в Черном море позволили получить сведения об условиях нахождения икры, личинок и мальков сингиля, остроноса и лобана в открытых водах, о некоторых особенностях их биологии и поведения, об их распределении и численности. Первые данные о численности мальков кефа­лей, полученные с помощью орудий сбора гипонейстона,, поз­воляют оценить их запасы  в  водоеме, что весьма важно знать

для  суждения   о   перспективах     лиманных кефалевырастных хозяйств.

На основании данных по биологии кефалей, вытекающих из изучения гипонейстона Черного моря, а также литератур­ных сведений, рассматривается современное состояние кефа-леводства и предлагаются пути его интенсификации. Основ­ная задача сводится к замене главного объекта разведения (мальки остроноса, вместо мальков сингиля) и к применению активных способов заготовки молоди для полного удовлетво­рения нужд вырастных хозяйств в посадочном материале. Эти выводы, полученные на основе исследований гипонейстона, согласуются, в общих чертах, с аналогичными заключениями Ф. С. Замбриборщ и других авторов, построенными на изуче­нии прибрежно-морского и лиманного периода жизни ке­фалей.

В последней части раздела, рассматриваются доводы за и против существования лиманного кефалеводства, по поводу которого, в последнее время, ведется дискуссия и приводятся новые, основанные на гипонейстонном материале, доказатель­ства в  пользу его рациональности и выгодности.

Шестая глава («Гипонейстон Черного моря — частный слу­чай гипонейстона Мирового океана») посвящена анализу проб гипонейстона, полученных с помощью единой методики, за пределами Черного моря и некоторым общим закономерно­стям распределения приповерхностного комплекса организмов в Мировом океане.

Гипонейстон Азовского моря, при значительном сход­стве с черноморским, имеет некоторые специфические черты, отражающие условия жизни в водоеме. В Азовском морерт-сутствуют понтелла и аномалоцера, а лабидоцера дает .мощ­ную  вспышку развития,  чего не наблюдается в Черном море.

Объяснить, почему в 23 милях друг от друга (длина Кер­ченского пролива) находятся два разных в гипонейстонном отношении моря — на, юге море понтелл и аномалоцер, на се­вере море лабАоцер, можно, допустив, что поверхностные, черноморские воды не проникают через пролив. Изучение понтеллид в этом районе, наглядно иллюстрирующих харак­тер водообмена через пролив, может представлять интерес для гидрологии.

В составе мерогипонейстона Азова очень распространены личинки декапод, в том числе мегалопы голландского краби-ка .Впервые установлен массовый нерест остроноса и лобана в центральной области Азовского моря. Мальки местного про­исхождения и те, которые проникают через пролив из Чер­ного моря, создают в Азове реальную базу для развития ке-фалевыростных хозяйств.

Гипонейстон Каспийского моря, в видовом отноше­нии   беднее,   чем   в  Азовском  море.   Здесь  отсутствует эвгипо­

15нейстон, а остальные компоненты приповерхностного комп­лекса черноморского (средиземноморского) происхожде­ния, которые зашли сюда при прямом или косвенном учас­тии человека. Массовые формы каспийского планктонацеркопагиды, каланипеда, гетерокопе, эвритемора, мизиды, совершающие четкие вертикальные миграции (Н. М. Книпо-РИЧ , В. А. Яшнов, В. Г. Богоров, Л. А. Зенкевич), не образу­ют скоплений в приповерхностном биотопе. Это согласуется, Б частности, с данными В. Г. Богорова, (1939), о том, что эв-ритемора, поднимающаяся из глубинных слоев воды, не об­разует наибольшей плотности у поверхности Каспия. С дру­гой стороны, эти факты подтверждают океаническое проис­хождение гипонейстона.

Первый опыт количественного учета мальков остроноса в Каспийском море обнаружил их значительную численность и широкое распространение.

В водохранилищах и реках морской гипоней-стон отсутствует, а пресноводный — не выходит за пределы малых,    укрытых водоемов.

Гипонейстон северо-западной части Тихого океана и смежных районов Берингова и Охотского морей, сравнительно, разнообразен, но в нем очень беден эвгипоней-стон. Из понтеллид здесь встречается только один вид (К- А. Бродский, 1957). Бентогипонейстон связан с прибрежной зо­ной, а в океанической области преобладает планктогипоней-стон, особенно гиперииды и эуфаузииды, совершающие чет­ко выраженные суточные вертикальные миграции (М. Е. Ви­ноградов, В. Г. Богоров и М. Е. Виноградов). Сборы в этих водах с помощью сетей системы ПНС, обнаружили плотные концентрации гипериид, эуфаузиид и других батипланктон-ных форм в слое 0—5 см,  в темное время суток.

Еще больший удельный вес принадлежит планктогипоней-стону в Южном океане, где эвгипонейстон выпадает а меро-   и   бентогипонейстон  — малочислены.

С повышением температуры, структура океанического ги-понейстона резко меняется.

В районе У о л ф и ш-Б ей встречен эвгипонейстон (пон-теллиды), богатый меро- и бентогипонейстон, а значение планктогипонейстона   заметно убывает.

Максимального расцвета, приповерхностный комплекс организмов достигает в тропиках. Особое развитие полу­чает здесь эвгипонейстон. Очень разнообразны и богаты так­же меро-и бентогипонейстон (например, подъем «палоло») и относительно невелико значение планктогипонейстона. Веро­ятно, поднимающиеся к поверхности организмы батипланкто-на, не доходят до приповерхностного слоя, круглосуточно за­нятого большим количеством организмов и не СКОПЛЯЮТСЯ 3 нем, как  в умеренных и холодных  водах,  где нет такого оби­лия эв- и мерогипонейстона.

Общая  схема   распространения   нейстона  представляется в следующем виде.

На поверхности малых пресноводных водоемов, развивает­ся богатый комплекс нейстонных организмов, населяющих верхнюю (эпинейстон) и нижнюю (гипонейстон) области пленки поверхностного натяжения. Лимнонейстон не выходит в реки, озера и водохранилища, где волнения и ветры угрожа­ют выносом на сушу. Условия для его существования вновь появляются в самых крупных водоемах — морях и океанах, протяженность водного зеркала которых, компенсирует опас­ность выноса на сушу. Здесь возникает морской нейстон — во многом сходный с пресноводным, как обитающий в близких экологических условиях,  во   многом   отличный от него.

В частности, в море не получают широкого распростране­ния формы «прикрепляющиеся» к пленке поверхностного на­тяжения (хотя, такие тоже имеются), а обычны, в основном, те, которые удерживаются в самом верхнем слое, благодаря высокой   плавучести   и   активным движениям.

В связи с большими глубинами и отдаленностью берегов, организмы морского нейстона не могут переживать неблаго­приятные условия (например, зиму), зарывшись в ил или на суше, как это делают многие пресноводные виды. Поэтому, морской нейстон представлен наиболее полно в тропических и субтропических водах, где сезонные колебания температу­ры — незначительны. Здесь имеется эпинейстон — несколько десятков видов галобатид — ближайших родичей водомерок пресноводного  эпинейстона  и   богатый гипонейстон.

В морях умеренной зоны галобатиды исчезают и нейстон сохраняется только в составе водной фракции — гипонейсто-на. По мере дальнейшего отклонения от условий жизни в теп­лой зоне океана, изменяется и гипонейстон.

Особенно чувствителен к ухудшению условий — эвгипоней-стон, связанный с приповерхностным биотопом в течение всей жизни. Он резко сокращается при снижении температуры и солености воды. Другие элементы гипонейстона, нуждающие­ся в самом верхнем слое воды в течение определенного отрез­ка времени или периода своей жизни, менее требовательны и имеют   более   широкое,   чем   эвгипонейстон,   распространение..

Черное море — опресненный залив умеренной области Ми­рового океана — не располагает условиями для существова­ния всего нейстонного комплекса организмов или даже бо­гатого гипонейстона. Низкая соленость воды и сезонные ко­лебания температуры проводят отбор видов, способных насе­лять его приповерхностный биотоп. Однако, черноморский ги-понейстон включает все составные элементы приповерхностно­го   комплекса   гидробионтов,   а   массовое   развитие отдельных

17видов,  придает ему,  как отмечалось,   важное значение в жиз­ни водоема    и  окружающей суши.

В «Заключении» подводятся итоги сказанному о гипоней-стоне и делаются некоторые общие выводы, касающиеся усло­вий возникновения приповерхностного комплекса морских ор­ганизмов.

Первой ступенью жизни в приповерхностном биотопе пе лагиали являются бактерии. Исследования А. В. Цыбань, вы­полненные в комплексе с другими работами этого направле­ния, ведущимися в лаборатории гипонейстона, показали, что в. верхних 9—з сантиметрах моря развивается исключитель­но богатая микрофлора. Физиологическая характеристика этой популяции бактерий, дающей вспышку в условиях особого оптического режима, представляет специальный интерес. Для анализа же причин возникновения гипонейстона важна са­ма констатация факта, что в приповерхностном биотопе об­разуется во много раз более высокая плотность бактерий, чем в нижележащих слоях воды. Бактерии, как известно, состав­ляют важную часть пищи более высокоорганизованных су­ществ и особенно мелких форм, в том числе, ранних стадий развития гидробионтов. Кроме того, бактерии являются круп­нейшими донаторами ростовых веществ, витаминов и других биологически   активных соединений.

Сочетание таких экологических условий, как ультрафиоле­товая и инфракрасная радиация, богатая микрофлора, посто­янный приток анемонейстона и некоторые другие особенности, превращают приповерхностный слой в биотоп, благоприятный для развития жизни и особенно, молоди. В природе, эта эко­логическая ниша оказалась занятой под важнейший «питом­ник» для многих видов морских беспозвоночных и рыб. Есте­ственный отбор направил эволюционное развитие большого числа гидробионтов в сторону освоения горизонта 0—5 см. Соответственно специфическим условиям жизни в биотопе, в том числе, соседству воздушной среды и пернатых врагов, у организмов, приспособившихся к обитанию на рубеже моря и атмосферы, выработались признаки и свойства, адекватные экологической обстановке. Таковы, по мнению автора, в наиболее общих чертах, причины возникновения и развития гипонейстона — одного из самых обширных, по площади, био­логических   структур   Мирового океана.

В биоценологическом отношении, гипонейстон данной аква­тории может рассматриваться, как пелагический биоценоз, самый верхний биоценоз пелагиали. Строго говоря, еще выше поднимается биоценоз плейстона, но это уже не чисто водное, а водно-воздушное сообщество, в чем заключается его основ­ная специфика.

На лицо   —   основные   критерии   биоценоза,   признаваемые..

большинством авторов. Имеется определенный биотоп при п'оверхностный слой воды, который по своим условиям суще-ствовани,хорошо отличается от соседних биотопов, и_опре­деленная группа гидробионтов, населяющих этот биотоп и адаптированных к его специфической экологической обстанов­ке. К. В. Беклемишев (BeKlemishev,, I960) в работе «Биотоп и сообщество в морском планктоне» определяет биоценоз, как такую сравнительно однородную часть биосферы, каждая часть которой более сходна с другими ее частями, чем с ча­стями прилегающего биоценоза. Гипонейстон отвечает этим условиям.

Однако,   однородность   гипонейстона   имеет   свои пределы.

Можно говорить, например, о биоценозе гипонейстона Чер­ного моря или нескольких сходных морских водоемов, но в масштабе Мирового океана, приповерхностная группировка гидробионтов не остается неизменной. Основные характери­стики гипонейстона во всех случаях сохраняются (всюду в приповерхностном слое концентрируются ранние стадии раз­вития гидробионтов, всюду имеются одни и те же системати­ческие группы, представители которых адаптировались к ус­ловиям биотопа и т. д.), но существуют и отличия, причины которых, учитывая огромную площадь, занимаемую гипоней-стоном, вполне понятны.

Как океаническая по происхождению и тепловодная биоло­гическая структура, гипонейстон испытывает наиболее сущест­венные изменения в широтном направлении, когда лимити­рующим фактором становится температура воды и по мере опреснения, когда отбор видов происходит по линии их от­ношения к солености. Имеют значение также другие факто­ры, но температура и соленость воды являются, по всей ве­роятности, основными причинами, обуславливающими раз­личия между гипонейстоном из разных районов Мирового океана.

Поэтому, в глобальном масштабе, гипонейстон правильнее характеризовать, как комплекс, приповерхностный комплекс организмов, который в частных случаях (в отдельных морях или гидрологически однородных акваториях) представлен био­ценозами, родственными в своей основе, но разнящимися 3 деталях. Комплексы, включающие ряд биоценозов, описаны, например, для бентали наших южных морей (Л. Г. Виногра-. дов,  1962). *

Из всего сказанного о гипонейстоне, естественно, вытекает следующий вопрос: существуют ли в море другие аналогичные по форме биологические группировки, свойственные, тонким, ламинарным  слоям воды?

Если для возникновения подобных структур необходима постоянная область резкого стыка двух сред, то в водоеме та­кой   областью   является,  помимо     заселенной гипонейстоном

И)границы «вода-атмосфера», граница «вода—литосфера». В придонном биотопе пелагиали господствует иной круг эколо­гических факторов, чем в приповерхностном, но их общей чер­той является резкий стык двух фаз и его постоянство.

Соответственно специфическим условиям жизни, которые складываются в самом нижнем слое пелагиали, здесь должны господствовать иные, чем в гипонейстоне, группы гидробион-тов, иные пути адаптации и т. д., но и в этом случае можно допускать существование какого-то, обособленного от сосед­них,   комплекса организмов.

Сведения о нектобентической группе форм, уловы различ­ных устройств придонного действия и т. д. дают некоторое представление о жизни непосредственно над грунтом, но при­мер с гнпонейстоном Черного моря показывает, что специаль­ные исследования стыковой области позволяют глубже про­никнуть в сущность данного явления, чем сумма, даже много­численных и многолетних, но спорадических и попутных на­блюдений. Поэтому, вполне можно ожидать, что комплекс со­ответствующих исследований обнаружит какой-нибудь «эпи-бентос» антипод и аналог гипонейстона, играющий свою важную роль в жизни моря.

Других крупных структур такого же порядка в море, по-видимому, нет, поскольку нет и необходимого биотопа об­ширной   области  постоянного   резкого стыка.

Слой температурного скачкаили гидрофронт также пред­ставляют собою переходные, пограничные области, но они, видимо, не достигают того уровня, на котором возможно воз­никновение нового биоценоза или комплекса гидробионтов. Такие стыки внутри пелагиали гораздо менее контрастны и постоянны, чем те, которые имеются на ее границах. Напри­мер, область термоклина, неизмеримо более размыта, чем об­ласть приповерхностного биотопа. Кроме того, градиенты и положение слоя скачка, не только в пределах водоема, но да­же в одной и той же точке, испытывают существенные изме­нения, под воздействием различных факторов. То же можно сказать и о гидрофронтах на стыке речных и морских вод.

Можно предполагать, что . различные стыки внутри пела-гиали, играющие исключительно большое значение в жизни моря, вызывают количественные, а не качественные (биоцено-тические) изменения среди организмов, населяющих данный водоем. Последние возникают на фронтах более высокой конт­растности,  какими   являются  пограничные  области пелагиали.

Необходимость дальнейшего всестороннего изучения явле­нии, происходящих на рубеже моря и атмосферы, а равно и п. лругих аналогичных биотопах, вполне очевидна. Она под­тверждается уже достигнутыми результатами и принципиаль­ным положением о важности областей различных фронтов в жизни Моря.

20

Работы   автора,   использованные   в   диссертации, опубликованы в   следующих изданиях:

Зайцев Ю. П. Определение плавучести пелагической икры, неко­торых   видов черноморских   рыб,  ДАН   СССР,   1954,  т.   94,   № 3.

Зайцев Ю. П. Плавучесть пелагической икры некоторых черно­морских рыб и ее значение для биологии нереста, Тр. ОГУ, 1955, т. 145, сер. биол.,  в. 7.

Зайцев Ю. П. Размножение рыб с пелагической икрой в Одесском заливе, Автореферат,  канд.  дисс,   Одесса, 1956.

Зайцев Ю. П. Визначні таблиці пелагічної ікри і передличинок риб придніпровського району Чорного моря, Праці ОДУ, 1957, т. 147, сер.  біол.,  в. 8.

Зайцев Ю. П. До питання про вплив хвилювання води на розвиток ікри чорноморської хамси Engraulis encraslcholus ponticus Alex., Допо­віді АН УРСР, 1958, № 4.

Зайцев Ю. П. О необходимости некоторых изменений в методике сбора  ихтиоиланктона,  Тезисы докл. научн. сессии Од. биол.  ст. 1958.

Зайце в   Ю.   П.   Іхтіопланктоп   Одеської  затоки   і   суміжних ділянок

Черного моря. Вид. АН УССР, 1959.

Зайцев   Ю.   П.   Про   вплив  сонячного  світла   па   пелагічну   ікру риб,

Доповіді АН УРСР, 1959, № 8.

Зайцев Ю. П. К методике сбора пелагической икры рыб в райо­нах  моря,   не  подверженных значительному опреснению,  Зоол. журн., 1959,

Т. 38, в. 9.

Зайце в Ю. П. Механическая прочность икры хамсы и св?занные с ней особенности размножения, Вопросы ихтиологии,   1959, в. 12.

Зайцев Ю. П. Нові дані про іхтіопланктон північно-західної части­ни Чорного моря,  Наукові зап. Од.  біол. ст.,  1959, в. 1.

Зайцев   Ю.   П.   Особенности   размножения   кефалей   Черного моря,

Зоол. журн., 1960, т. 39, в. 10.

Зайцев Ю. П. Про існування біоценозу нейстону в морській пела-гіалі, Наукові зап. Од.  біол. ст.,   1960, в. 2.

Зайцев Ю. П. Про нерест луфаря (Pomatomus saltatrix) в пів­нічно-західній  частині Чорного  моря.  Наукові зап. Од. біол. ст.,   1960, в. 2.

Зайцев Ю. П. Неизученный пелагический биоценоз Черного моря, Тезисы  докл.  научн.   конф.,   посвящ.   40-летию   Новоросс.  биол. ст., 1961.

Зайцев Ю. П. Перспективи інтенсифікації кефального господарств:' у   лиманах   н   світлі   деяких    особливостей    біології   розмноження кефалей.

Доповіді АН УРСР, 1961, № 1.

Зайцев Ю. П. Приповерхностный пелагический биоценоз Черного моря, Зоол. журн.,  1961, т. 40, в. 6.

Зайцев Ю. П. Показники нересту хамси та ставриди в північно-за­хідній частині Чорного моря, визначені за допомогою нової методики, На­укові зап. Од. біол. ст.,   1961,  в. 3.

Зайцев  Ю.  П.   Устройство  длг   лова  планктона   в приповерхностном слое   воды,    Бюллетень    изобретений,    1961,    № 10.

Ю. П. Зайцев, (I. P. Zaitev) Blocenoza pelagica" de suprafata' din Marea Neagra, Analele roraino-sovietice,   1961,   seria  biologie, 6.

Зайцев Ю. П. Орудия и методы изучения гипонейстона, Вопросы экологии    1962,  т.   4,   Изд.   «Высшая школа».

Зайцев Ю. П., Зелезінська Л. М., К р а к а т і ц а В. В., Ви­ноградова О. К- Середня вага представників родини Pontellidae (Соре-poda)   гипонейстону  Чорного моря, Доповіді АН УРСР,   1962,   № 6.

Зайцев    Ю.    П.   Деякі    особливості    розвитку   гіпонейстону   в північ­но-західній  частині Чорного   моря,  Наукові  зап.  Од. біол. ст.,   1962,  в. 4.

Зайцев Ю. П. Влияют ли лиманные хозяйства на запасы кефалей в   Черном  море? Рыбное  хозяйство,   1963, № 3.

Страницы:
1  2  3 


Похожие статьи

Ю П Зайцев - Гипонейстон черного моря и его значение

Ю П Зайцев - Экологические процессы в критических зонах черного моря синтез результатов двух направлений исследований

Ю П Зайцев - Чорноморські береги україни

Ю П Зайцев - Вспышка численности медузы aurelia aurita (l )в черном море

Ю П Зайцев - Морская нейстонологиянаукова думка киев — 1970