В Д Спектор - Живой иврит этгара керета - страница 1

Страницы:
1 

До 15-річчя фшуямпу ЬЯШШШШ

філологічні стуції МОЛОДИХ УЧЕНИХ

? МАТЕРІАЛИ П ВСЕУКРАЇНСЬКОЇ НАУКОВО-ПРАКТИЧНОЇ КОНФЕРЕНЦІЇ

18 листопада 2011 року

ь: мова ти культура

іратурного творчества в эссеистик іе партии Израиля__

шны Донецка 1869-1941 гг

і cupciH кон шш

ості поезії Натана Альтермана ка Израиля

ко О.О. Система освіти в Ізраїлі та Україні_

о А.В. Інтендування як техніка розуміння художнього тексту (на матеріалі

ma Марка Зайчика «Новий син»)____

"ВІД. Жива мова Етгара Керета________

Стелин М.Г. Технологии дистанционного обучения в Открьпом университете Израиля_____

Юрченко М.В. Тема катастрофи в романі Д. Гроссмана «Див, статтю Любов»

Теорія та історія світової літератури

Ц М. Портрет. Его виды и функции

Грачева Г.А. Сюжетно-композиційні особливості роману Д. Барнса «Англія,

б Лірична проза / прозова лірика : канон / деканонізація

Єреш О.В. Використання детективного сюжету для зображення псевдореальності життя у романі «Імітація» Євгенії Кононенко_

II

J3

1

2(

21

Эоархо ИМ Анализ романа У. Эко «Имя розы»

21

Ковальова К.І. Поезія експресіонізму (на прикладі поетичної творчості Георга Гейма) _ _

Ковач Н І. Художній метод Айріс Мердок

Левченко А.В. Експектація як техніка розуміння художнього тексту (на матеріалі Оповідання Дж. Селінджера «Сумний мотив»)_

Лпвінова К-О. Проблема заміни автентичного штучним в романі Д. Барнса «Англія, Англія»

Москаленко А.В. Лірика Оксани Забужко: авторефлексія поетичного таланту крізь історико-літературний дискурс

31

32

Налча І.В. Система архетипних мотивів в романі Д Фаулза «Колекціонер», романі Д. Джойса «Улісс» та романі Г. Гессе «Степовий вовк»___

_ІІіколіна Ю.А. Ігрові концепції культури___

Лриданнікова О. І, Стилістичні особливості роману Г. XpjHaj<Jjjxjti^aMepHKa не і іь » Риба VI. Образ підлггка-бунтаря в романі Джуліана Барнса «Метроленд»

Гіг

ік Д В. Геній італійської белетристики або Алессандро Барікко

IB. Шлях героя до внутрішнього «я»в романі Джона Фаулза «Волхв» .Спаргесная И.С. Постмодернизм: генезис___

И.А. Художественный анализ романа П. Коэльо «Алхимик»_

К Г t.w«---я-------е.-------^—лості в po^ajiu^MermoK «Сднноріг»

і;

Hp^HJ^iyiOMJ^«jM^___

"a H O. Історія

Літературні студії

роману «Джейн ГйрЛИарлотти

33

~34

J5 36 37 31 40 4l_

44

В.Д.Спектор Луганск

ЖИВОЙ ИВРИТ ЭТГАРА КЕРЕТА.

В группе одаренных представителей молодого поколения израильских прозаиков, вошедших в литературу в начале 90-х годов, именно Этгар Керет обращает на себя особенное внимание. «Он обладает удивительной способностью в произведении самой малой формы поднять острую жизненную проблему, а также отличается собственным художественно-лексическим стилем, который необыкновенно популярен у современной израильской молодежи», - так характеризует Этгара Керета один из лучших переводчиков современной ивритской прозы А.А.Крюков [1].

Основной жанр, в котором работает Этгар Керет, - это короткий абсурдистский рассказ, исходящий, как правило, от стороннего наблюдателя, наивного ребенка, неудачника. Мир его произведений зачастую одновременно и фантастичен, и повседневно банален, но всегда притягателен и впечатляющ.

«Бог-карлик»

Сначала вечеринка не задалась, и бог-карлик начал показывать всякие фокусы, чтобы гости не разошлись по домам и не оставили его совершенно одного. Он взял три маленьких мячика и начал жонглировать ими, открыв представление, и дальше фокус за фокусом, один поразительнее другого. Часть гостей, кто уже собрался было уходить, сняли пальто и расселись, чтобы посмотреть на бога-карлика, который был в ударе. Теперь он жонглировал не тремя, а уже четырьмя мячами. Подброшенные в воздух, они выписывали геометрически правильную дугу, а он ловил их и за спиной, и между ногами. Затем он добавил пятый мяч, и у публики перехватило дыхание. Но он и на этом не остановился, а добавил еще мяч, и еще сто, и еще миллиард. А когда в воздухе было уже три миллиарда мячей, он жонглировал с закрытыми глазами, и ни один мяч не упал на землю. А когда было уже двадцать миллионов триллионов мячей, он еще поставил себе на лоб стакан пива, полный до краев, и балансировал, не пролив ни капли. И все те снобы, которые до этого постоянно отпускали снисходительные реплики типа «Подумаешь, большое дело, я тоже так могу» или «Я вот однажды в «Вегасе» видел негра, так он бы этого за пояс заткнул...», должны были признать, что это нечто особенное. В итоге все оказались в выигрыше: гости — потому что увидели поразительное представление, мы — потому что так был создан мир, и бог-карлик — потому что не должен был оставаться один (Э.Керет, сборник рассказов «Трубы», 1992г.) [1, 23].

Этгар Керет повлиял на творчество более молодых израильских писателей, благодаря ему возросла популярность жанра рассказа в израильской литературе. Произведения писателя переведены на английский, испанский,русский и многие другие языки, а одну из его книг - "Тоска по Киссинджеру" [3] - газета "Едиот ахронот" назвала в числе пятидесяти самых значимых произведений ивритской литературы.

В 2010г. Э.Керет выпустил свой пятый сборник рассказов «Внезапный стук в дверь» [2]. Этот сборник вновь представляет Э.Керета, как самого заметного писателя нового поколения.

В интервью еженедельному приложению к газете «Едиот ахронот» «7 ночей» Э.Керет сказал: «Мои нынешние рассказы не похожи на предыдущие, это что-то иное» [4]. Но, даже, если они и представляют собой нечто иное -Керет в них однозначно воспринимается, как писатель, уже свободный от необходимости разрушать вершины и превзойти тот уровень, который он сам создал. Прошедшие годы, развитие технологий и страстное желание обновления придало писателю новый импульс.

Очарование произведений Э.Керета вытекает из совокупности творческого приёма письма, свободной и даже буйной фантазии, поразительных переходов от воображения к реальности и от реальности к воображению, от жизни к смерти. Э.Керет, как будто рассеянно, исследует горечь жизни и её трагедии в шутливом и развлекательном тоне. Недаром его называют «израильским Тарантино».

С этой точки зрения Э. Керет развивает свой особый язык, который усовершенствует от книги к книге. В противовес распространённому мнению язык его рассказов - это не «бедный» язык. Это литературный разговорный иврит. Его рассказчик не пишет - он разговаривает на иврите человека возраста самого писателя. В рассказах нет определённого языкового перехода между самим рассказчиком и его диалогами, текст течёт в том же самом языковом русле, которым писатель выражает язык своих героев. «П7?>'П ПУ р1?} HTD / Такой балаган с этой девочкой» [2, 48], - так, например, разговаривает один из его персонажей на сленге, характерном для репатриантов из стран СНГ. « ,'ЗП пУ7К1 ?ил'х ?w inn ПЛК ,пт лк Лхпп пэ'ха ?іп^й тнх плк ,*f7W из'оп па тх / Ваала, Руби, так в чём твоя проблема, тебе что-нибудь нужно?... откуда ты это взял? Ты друг Игоря» [2, 61]. Толстяк из рассказа «Вдруг стук в дверь» говорит: «Ліха №йП ЛІГ'ЛП / 500 красоток» [2, 70] и ещё множество современных сленговых израильских цитат .

Рассказчик, не носящий имя Этгара Керета, разговаривает именно в таком стиле. Он - это уже не совсем молодой израильтянин, мечущийся по жизни на стыке реальности и мечты и разговаривающий шершавым, иногда грубоватым языком. И все-таки этот язык ближе рефлексирующему интеллигенту, нежели подростку или работнику ресторана в первом десятилетии 2000 годов [5] .

Часто Э. Керет пишет разговорными строчками, неотёсанными предложениями или грамматически неправильно построенными фразами. Так, например, он нарушает смихут в предложении: «Лііа №ШП ЛК 'Л?3'р рі'73 ПТ ?7)Л / Именно из-за этого я получил смертную казнь» [2, 85] . Часто он придерживается неоправданного усложнения текста рассказчика: « ЛЛа? піра ПТ'Х? іа^у? Ліг^іпіі; пчзх х? пт ,пт ?у П'гиілпію / Несмотря на то, что, об этом думают, это не заставит камни, двигаться самим по себе» [2, 37].

В своей новой книге Э.Керет использует множество сленговых выражений, намного больше, чем в предыдущих. Это сленг израильского «мейнстрима», такой, что выживает в модных течениях и лишь в некоторых определенных случаях немного устаревает:

«П1?г 1?'КГ ^аа Кіпі» - он продолжает вести машину, как будто ничего не произошло» [2, 64].

«Лі^КФ паг П?іг ,р'?КП» - Халик, да она вся одни вопросы» [2, 48].

«птіггвз пішу пп^ к'^:ш     іпкп Лііа?» - несмотря на хвастуна, которого из

себя строит президент по телевизору» [2, 48].

Э.Керет плутоватым способом вплетает слова из высокого иврита в разговорный язык, и он гладок, как поток. Например, в рассказе «История победителя» [2, 91] Э.Керет пишет: «В этом рассказе нет трюков, фокусов или расслабляющих абзацев. Он весь построен, как единое целое». Иногда ирония Керета обращена наружу - он не только рассказчик, но и слушатель, его уши настроены волну самых потаённых мыслей общества.

В книге часто встречаются места, где Э. Керет проявляет свое отношение к самому языку, к звукам слов или межязыковым переходам. Его вдовец (іа?К / альман) анализирует свою ситуацию именно в соответствии со звуком «альман», а не «рТЛ / равак» (холостой) или «tm~a / гаруш (разведённый). В другом рассказе персонаж китайца описывается лишь тремя словами, которые он знает на иврите « п^'К / женщина», «Л/насморк» и «зів іІІГЛЛ / будьте здоровы».

Книжный обозреватель Ирина Каспе пишет: «Каждая миниатюра Этгара Керета устанавливает свои границы понимания - за них нельзя выйти, но в их пределах программа будет отработана по максимуму. Возможно, поэтому основная черта его книг, как ни странно, - ясность, а его герои, все или почти все, отважно смотрят в будущее». [6] .

Стоит добавить, что рассказы Этгара Керета в оригинале очень популярны среди студентов вузов, изучающих иврит, и является, своего рода, инструментом мотивации в его качественном изучении .

Литература

1. Дни, как сегодня : [Сб. рассказов] Этгар Керет; Предисл., пер. и коммент. - А. Крюков (Москва : Муравей-Гайд 2000 )

2010 ,іЛ'п пііат ліг :3'зк-?л .л?-п пр'Эт тхЛЭ .Лір.2

1994 ,іЛ'п пііат лі:з :3'зк-?л лго'р.Лір.3

http://e.walla.co.il/?w=/266/1675611 .4

http://www.nrg.co.il/online/47/ART2/106/836.html .5

http://www.ng.ru/culture/2000-10-26/7_hundreds.html .6

Страницы:
1 


Похожие статьи

В Д Спектор - Живой иврит этгара керета