Автор неизвестен - Від громадянського суспільства до правової держави - страница 6

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94 

Изучение виктимизации населения дает возможность объективизировать криминологическую обстановку в стране и, образно говоря, вооружить власти знаниями о реальном положении дел, а следовательно, и направить профилактическую работу в самые сложные и проблемные сферы правоприменения.

В свою очередь, виктимность представляет собой комплекс стабильных типических социальных или психологических свойств личности, при которых, взаимодействуя в криминогенной ситуации с возможным преступником, она имеет большую уязвимость стать жертвой преступления. В юридической литературе выделяются соответствующие разновидности виктимности. Наиболее распространенный вид - виктимогенная деформация личности (девушка легкого поведения, красивая, привлекательная, беспечная, сексуальная, богато одетая; старый беспомощный одинокий человек или пьяный, рассеянный, патологически скандальный, психически неуравновешенный, агрессивный и т.д.). Второй часто встречающийся вид - это профессиональная или ролевая виктимность (милиционер,банкир, кассир, инкассатор, рыночный торговец и т.п.). Наряду с ними выделяют виктимность-патологию и возрастную виктимность, которые относятся, скорее, к первому виду, и вряд ли есть необходимость их выделять.

Виктимогенные обстоятельства близки к криминогенным, т.е. способствующим проявлению виктимности и виктимизации, а в итоге - способствующим совершению преступления (вечернее или ночное время, безлюдное место, лес, парк, увеселительные заведения, неохраняемое помещение, неожиданное выключение света, нерегулируемый переход дороги и т.д.).

Полагаем, что обстоятельства виктимологического характера и являются основанием для виктимологической профилактики, в которой объект воздействия - потенциальная или реальная жертва преступления. В свою очередь, профилактические мероприятия могут носить общесоциальный характер: просветительский, образовательный и воспитательный (особенно в отношении детей, школьников младших классов), архитектурный (планирование районов проживания граждан без темных закоулков, хорошо освещенные и хорошо просматриваемые улицы), организационный (патрулирование улиц, лесопарковых зон, установка кнопок вызова охраны или милиции). Практика признает, что в качестве профилактических мероприятий более эффективны индивидуальные мероприятия с лицами, характеризующимися высокой виктимностью.

Как представляется, виктимологическая профилактика - это специфическая деятельность государственных органов, общественных организаций и граждан, направленная на снижение уровня виктимности в обществе и создание объективных условий девиктимизации населения путем устранения или нейтрализации факторов, обстоятельств, ситуаций, формирующих виктимное поведение, а также внедрение в социальную практику имеющихся специальных средств защиты государства, общества и конкретных граждан от преступлений [4].

Цели виктимологической профилактики преступлений предопределены главными целями борьбы с преступностью, которыми в современных условиях являются стабилизация, сдерживание и последующее снижение уровня виктимизации населения. Достижение поставленных целей возможно путем решения следующих виктимологических задач:

-  противодействие виктимогенным процессам в обществе;

-  создание и укрепление в обществе атмосферы виктимологической безопасности, спокойствия и стабильности;

-  устранение виктимогенной угрозы интересам личности, общества и государства, возникающей в связи с возможностью совершения преступления;

-  недопущение повторной (рецидивной) виктимизации со стороны лиц, являющихся объектом виктимологического профилактического воздействия;

-  выявление и устранение виктимогенных факторов;

 

-        изучение, выявление и усиление действия антивиктимогенных факторов, способствующих снижению уровня виктимности граждан;

-           создание виктимологического учета потенциальных жертв, а также виктимологически опасных объектов и местности;

-        проведение виктимологических профилактических мероприятий психолого-педагогического и воспитательного характера;

-обеспечение личной (виктимологической) безопасности жертв, в том числе и потенциальных [5].

Считаем, что мероприятия виктимологической профилактики могут быть различными и сведены в две основные группы. К первой группе относятся меры, направленные на устра­нение ситуаций, чреватых возможностью причинения вреда. Сюда могут быть включены:а)        изготовление и распространение специальных памяток - предостережений о том,
как уберечься от преступника, не стать жертвой преступления;

б) извещение граждан через средства массовой информации об имеющихся на данной
территории фактах совершения преступлений, типичных действиях преступников и о том,
как следует поступать гражданам в случае встречи с преступниками или при нахождении в
криминальной ситуации;

в) оказание практической помощи гражданам в технической и физической защите от
возможного проникновения в дом (квартиру) нежеланных гостей;

г) проверка и принятие мер по надлежащему освещению улиц, скверов, подъездов до-
мов, распространению предостерегающих надписей, приближению постов и полицейских на-
рядов к местам, удобным для совершения преступлений;

д) проведение целенаправленных бесед с родителями, работниками детских учрежде-
ний, педагогами, школьниками, учащимися других учебных заведений о том, как следует ве-
сти себя и что делать в случае встречи с преступником или подозрительными лицами.

е)  организация стоянок автомототранспорта, маркировка автомобильных стекол и
ценных вещей, проведение бесед с владельцами автомототранспорта об их поведении и ин-
формировании полиции о случаях краж и угонов автомототранспорта или попытках совер-
шения такого рода преступлений;

ж) проведение бесед с пожилыми людьми и инвалидами, а также проведение собра-
ний, совещаний, занятий с кассирами, продавцами, инкассаторами, работниками меди-
цинских и других учреждений, социальное положение и профессиональная деятельность ко-
торых вызывают повышенный интерес преступников.

Ко второй группе относятся меры, позволяющие обеспечить личную безопасность возможной жертвы преступления. По существу, это меры индивидуальной виктимологиче-ской профилактики, которые можно разделить на две подгруппы. К первой относятся меры по обеспечению личной безопасности возможной жертвы преступления в случаях, когда иным способом устранить опасную ситуацию для данного лица по каким-либо причинам оказалось невозможным. Эти меры касаются, как правило, лиц, профессиональная деятель -ность или социальное положение которых предопределяют их виктимность. Сами меры вы­ражаются в информировании и обучении таких лиц, установлении личной охраны, предо­ставлении средств индивидуальной защиты (оружия, бронежилета и др.), определении мест для временного проживания или пребывания и др.

Ко второй подгруппе относятся мероприятия, заключающиеся в воздействии на по­тенциальную жертву с тем, чтобы восстановить или активизировать в ней внутренние защит­ные возможности. Это могут быть разъяснительные беседы, обучение приемам самооборо­ны, оповещение о предстоящих ситуациях, ориентирование на поддержание постоянной свя­зи с правоохранительными органами, контроль за поведением потенциальной жертвы и др.

Использование тех или иных мер виктимологической профилактики зависит от мно­гих факторов, в частности, от вида, места, времени и способов совершения преступления, способности жертвы оказать противодействие преступнику, наличия у соответствующих ор­ганов и должностных лиц достаточных сил и средств для оказания поддержки жертвам и др. В каждом конкретном случае набор мероприятий определяется с учетом реальной обстанов­ки.

Переходя к виктимологической профилактике преступности иностранных граждан, следует иметь в виду, что для эффективной борьбы с ней, наряду с изучением личности преступника-иностранца, а также причин и условий, порождающих ее, необходимо осуществлять всестороннее рассмотрение личности иностранца - жертвы преступных посягательств в отношении него и обстоятельств, способствующих этому. Как справедливоотметил В.Д. Малков, «в настоящее время вполне обоснованно признается, что изучение преступности без виктимологического анализа является неполным и неточным» [6].

Специалисты, занимающиеся изучением проблем, связанных с преступлениями иностранных граждан и лиц без гражданства основной акцент делают именно на преступлениях, совершаемых иностранцами, а те нередкие факты, когда сами иностранцы становятся жертвами преступных посягательств, часто остаются за рамками подобных исследований. Вместе с тем, существует достаточно работ, в том числе, появившихся и в последнее время, в которых авторы при рассмотрении преступлений, связанных с иностранцами, наряду с совершаемыми ими преступлениями, рассматривают их и как жертв преступных посягательств.

Так, например, О.Ю. Шадрин рассматривает данную проблему именно с учетом этих двух элементов: иностранцы как преступники и иностранцы как жертвы преступлений [7]. В свою очередь, И.И. Вайнагий уделяет внимание именно виктимологическому аспекту данной проблемы [8]. С.Е. Метелев в своем исследовании подчеркивает, что взаимосвязь криминальной миграции и преступности не имеет односторонней направленности, в смысле совершения преступлений только мигрантами. Существует и обратная взаимосвязь, когда мигранты становятся жертвами преступных посягательств [9]. С.А. Харитонов при определении преступности иностранцев также отражает именно эти два элемента преступности, связанной с иностранными гражданами. Так, по мнению автора: «Преступность среди иностранцев - это органическая совокупность (система) преступлений, совершаемых на территории Российской Федерации иностранцами и в отношении иностранных граждан, объединенных общностью криминальной среды» [10].

Аналогичным образом органично взаимосвязана преступность иностранных граждан и преступления, совершаемые в отношении них в работе К.И. Богомоловой. Автором предлагается следующее понятие жертвы преступности, связанной с иностранцами: «это определенный круг лиц, пострадавших либо способных пострадать от преступлений, связанных с иностранцами, своими действиями способствующих повышению собственного уровня виктимности, либо в зависимости от своего правового статуса (иностранные граждане и лица без гражданства) не имеющих реальной возможности предотвратить совершаемое в отношении их уголовно наказуемое деяние» [11].

Следует отметить, что среди основных виктимогенных детерминантов преступности в современной России отечественные ученые все чаще выделяют незаконную миграцию [12]. В своем исследовании мы считаем целесообразным остановиться лишь на анализе данного виктимогенного фактора преступности иностранных граждан и лиц без гражданства, который, на наш взгляд, является наиболее значимым и распространенным по сравнению с виктимогенными детерминантами на уровне макросреды: социально-экономические, организационно-управленческие, политико-правовые и на уровне микросреды: непосредственные факторы формирования личности, сама личность, взаимодействующая с конкретной жизненной ситуацией.

Заметим, что попав в новую страну, нелегальные мигранты стараются затеряться в этнических диаспорах для того, чтобы найти работу и укрыться от властей, при этом организованная преступность стремится активно использовать в криминальных целях фактор миграции населения и связанного с этим разрастания этнических криминальных сообществ, жестко коррелирующих с иммиграционными процессами.

Сами мигранты относятся к социальным группам с повышенной степенью виктимности, которая детерминирована сложностями их интеграции в культурное пространство страны пребывания. Само по себе наличие на одной территории представителей различных национальностей создает конфликты культур, ослабляет возможности социального контроля над преступностью [13].

Этническая принадлежность значительной части участников организованной преступности ведет к резкому усилению виктимности представителей соответствующих этносов, которые становятся объектами мести, неоправданного насилия со стороны представителей правоохранительных органов, других противоправных действий, при том, что у значительной части населения снижается уровень негативного отношения к преступлениям против иностранцев.

Еще в начале 90-х гг. XX века М.М. Бабаев и М.В. Королева констатировали, что «... многие приезжие отмечают на себе пресс неприязни, что соответственно повышает у части из них конфликтность и даже агрессивность, способные при определенных условиях обострить любое столкновение до масштабов, при которых оно может стать преступлением» [14].

При этом, следует понимать всю сложность взаимосвязей таких социальных явлений как преступность и миграция населения. Так анализируя миграционные процессы можно выдвинуть следующее предположение. Во-первых, и преступность, и миграция, в частности нелегальная, - это проявление поведенческих девиаций, которые относятся к формам человеческого поведения, выходящим за рамки нормы. Во-вторых, преступность в контексте ее взаимосвязи с миграцией можно рассматривать с трех позиций: как детерминирующий фактор, поскольку криминализация общества приводит к центробежным процессам в государстве-доноре и центростремительным в государствах, являющихся принимающей стороной; как одно из проявлений преступности, т.е. происходит стыковка преступности с процессами миграции, в рамках ее нелегальной составляющей, правонарушений самих мигрантов, той части организованной преступности, которая имеет международный, транснациональный характер (торговля людьми, наркобизнес, торговля антиквариатом и оружием и др.); как фактор криминализации местного населения принимающих регионов при отсутствии контроля и регулирования миграционных процессов [15].

Отметим, что количественные показатели преступлений, совершенных в отношении иностранцев хотя и в последние годы постепенно снижаются, однако остаются на достаточно высоком уровне. Так, в2007 году в отношении иностранных граждан и лиц без гражданства было совершено 15985 преступлений, в 2008 - 15210, в 2009 - 14919, в 2010 - 12425, в 2011 году - 11440 преступлений [16]. Их удельный вес в общем количестве совершенных преступлений незначительный и составляет 0,5 %.

Вместе с тем, существующие на сегодняшний день формы статистической отчетности не содержат сведений о фактическом количестве лиц, ставших жертвами преступлений, а те которые есть, отражают лишь сведения о тех лицах, которые признаны потерпевшими по постановлению следователя (дознавателя).

Между тем, для организации работы с жертвами, для эффективной виктимологической профилактики в масштабах страны и отдельного региона достоверные и полные количественные и качественные показатели виктимизации крайне необходимы.

Изложенное свидетельствует о высокой латентности преступности иностранных граждан и лиц без гражданства, а также совершаемых против них преступлений [17].

Латентность преступности в целом и преступности иностранных граждан и лиц без гражданства в частности вызывает серьезные отрицательные последствия. Ее наличие создает в определенной микросреде психологическую обстановку безнаказанности общественно опасных деяний, что, в свою очередь, поощряет лиц, совершивших преступления, продолжать и расширять свою преступную деятельность [18].

В целях реализации виктимологической профилактики совершаемых в отношении иностранных граждан и лиц без гражданства правонарушений и преступлений считаем целесообразным предложить проведение следующих мероприятий:

1) в каждом регионе необходимо определить приоритетные отрасли народного хозяйства,  особо нуждающихся в рабочей силе,  а также перечень соответствующихпрофессий и вакантных должностей, на которые можно пригласить квалифицированных иностранных специалистов;

2)   в регионах, принимающих большое количество мигрантов, следует создавать соответствующие условия для социально-экономической, психологической и культурной адаптации переселяющихся в Россию иностранцев путем создания специальных центров помощи, где им будет оказана необходимая психологическая и правовая помощь;

3)   законодателю следует ужесточить ответственность за нарушения миграционного законодательства, а также усилить уголовную ответственность за незаконное пересечение государственной границы Российской Федерации (ст. 322 УК РФ) и организацию незаконной миграции (ст. 322.1 УК РФ), увеличив санкции данных статей;

4)   следует расширять сотрудничество с правоохранительными органами зарубежных государств, и в частности среди государств-участников СНГ, в сфере борьбы с преступностью иностранных граждан, путем обмена информацией и оперативными данными;

5)   считаем, что назрела необходимость в срочном принятии Федерального закона «О профилактике правонарушений и преступлений в Российской Федерации», где одним из разделов должна быть виктимологическая профилактика правонарушений;

6)   необходимо создать единую межведомственную базу учета данных о находящихся в стране иностранных гражданах и лицах без гражданства, в том числе, включив в нее информацию об иностранцах, ставших жертвами преступных посягательств;

7)     в системе органов внутренних дел необходимо повышать уровень
профессиональной подготовки и знаний личного состава, одним из аспектов которой должна
выступать профилактическая работа с иностранными гражданами и лицами без гражданства
по предупреждению совершаемых ими, а также в отношении них самих преступлений,
привлекать иностранцев к конфиденциальной деятельности [19].

 

Список использованной литературы:

1.Удельный вес физических лиц в структуре потерпевших составил в 2008 г. 86,2 %, 2009 г. - 87,1 %, 2010 г. - 86,5 %. Данные ГИАЦ МВД России.

2.См., подробно: Мартыненко Н.Э. Конфликт уголовно-правового и уголовно-процес­суального статуса потерпевшего // Российский следователь. 2012. № 1. С. 42-45.

3.См.: Постановление № 17 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 июня 2010 года «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потер­певшего в уголовном судопроизводстве» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федера­ции. № 9. С. 2-8.

4.См.: Предупреждение преступлений и административных правонарушений органами внутренних дел: учебник / под ред. В.Я. Кикотя, С.А. Лебедева. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2009.

С. 145.

5.См.: Задорожный В.И. Виктимологическая безопасность и ее обеспечение мерами виктимологической профилактики: Монография. Тамбов: Першина, 2005. С. 72-73.

6.См.: Криминология: Учебник для вузов / Под ред. проф. В.Д. Малкова. М.: ЗАО

Юстицинформ, 2006. С. 177.

7.См.: Шадрин О.Ю. Методика расследования преступлений, совершаемых иностран­ными гражданами и в отношении иностранных граждан (по материалам Дальневосточного региона): Автореф. дис. .   канд. юрид. наук. М.: Академия управления МВД России, 1998.

8.См.: Вайнагий И.И. Использование криминологических данных в раскрытии преступ -лений, совершаемых в отношении иностранных граждан: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Киев: Высшая школа МВД Украины, 1992.

9.            См.: Метелев С.Е. Криминальная миграция: характеристика и предупреждение: Дис.
канд. юрид. наук. Омск, 1996. С. 49.

10.См.: Харитонов С.А. Преступность среди иностранцев: Учеб. пособие. Омск: Изд-во

ЮИ МВД России. 2000. С. 4-5.

11.См.: Богомолова К.И. Преступность, связанная с иностранцами // Автореф. дисс. . канд. юрид. наук. Саратов, 2011. С. 19.

12.Магомедов Э.Б. Криминологические особенности преступности мигрантов-ино­странцев в Республике Дагестан и ее предупреждение. Автореф. дисс. . канд. юрид. наук. М., 2008; Морин А.В. Влияние миграционных процессов на криминальную ситуацию в Рос­сии: На материалах Приволжского федерального округа. Автореф. дисс. . канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 2008; Утяцкий М.Н. Миграция иностранных граждан и преступность: криминологический анализ. Автореф. дисс. .   канд. юрид. наук. М., 2008.

13.См.: Иншаков С.М. Зарубежная криминология. М., 1997. С. 175.

См.: Бабаев М.М., Королёва М.В. Преступность приезжих в столичном городе. М.,

1990. С. 36.

14.См.: Частная криминология / Отв. ред. Д.А. Шестаков. - СПб.: Изд-во Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2007. С. 663-666.

15.См.: Краткий анализ состояния преступности за 2007-2011 гг. Электронный ре-сурс:http://www.mvd.ru/presscenter/statistics

16.См.: Морин А.В. Проблема латентности миграционной преступности // Миграци­онное право. 2007. № 3. С. 36.

17.См.: Криминология: Учебник / Под ред. В.Н. Бурлакова, Н.М. Кропачева. СПб.: Пи­тер, 2003. С. 52-53.

18.См.: Хромов И.Л. Преступность иностранных граждан: оперативно-розыскная дея­тельность и криминологический анализ: монография / И.Л. Хромов. - М.: ИД «Юриспруден -ция», 2010. С. 153-155.

Научный руководитель: д.ю.н., профессор Лесников Геннадий Юрьевич

 

 

ЗАГАЛЬНА ХАРАКТЕРИСТИКА ОСОБЛИВОСТЕЙ ЗЛОЧИНІВ ЩОДО

БЕЗПЕКИ ІНФОРМАЦІЇ

 

Архіпова Кіра Сергіївна

аспірант юридичного факультету Національної академії управління, м. Київ e-mail: ksaksa@rambler.ru

 

Ключові слова: інформація, конфіденційність, обчислювальні машини, комп'ютерні злочини, інформаційна безпека.

 

Великою криміналістичною і кримінологічною проблемою є характерні для більшості фактів замахи на цілісність і конфіденційність інформації вчинення злочину і настання суспільно небезпечних наслідків. Криміналістичні методи розслідування і розкриття цих видів злочинної діяльності можуть бути ефективними тільки у разі активних оперативно-слідчих заходів, що проводяться на міжрегіональному рівні в межах однієї країни і на міждержавному рівні - коли злочинці використовують засоби міжнародного інформаційного обміну.

Саме тому виникає складна для вирішення проблема доведення причинного зв'язку між діями особи і результатом, що наступив.

Злочини, предметом яких є тільки апаратно-технічні засоби обчислювальних машин (розкрадання, знищення), підпадають під правопорушення, що закріплені у розділі VI ККУ «Злочини проти власності». Тут можуть бути випадки, коли шкідлива дія на ЕОМ здійснюється шляхом безпосереднього впливу на неї інформаційних команд. Це можливо, якщо злочинець, наприклад, доведе рухомі частини машини (диски, принтер) до резонансної частоти. Тут кваліфікація злочину відбувається за сукупністю статей про злочини проти власності і комп'ютерні злочини, оскільки страждають два об'єкти кримінально-правової охорони. При використанні як знаряддя здійснення протиправного діяння не інформаційної, а однієї апаратно-технічної частини (нанесення тілесних ушкоджень принтером тощо) останню можна розглядати як пістолет, мотузок та інші речі матеріального світу. В цілому ж розділ XVI ККУ «Злочини у сфері використання електронно-обчислювальних машин (комп'ютерів), систем та комп'ютерних мереж і мереж електрозв'язку» має на меті охорону інформаційної безпеки через захист апаратних технічних засобів, що є матеріальними носіями інформаційних ресурсів.

Наслідки неправомірного використання інформації можуть бути різними: не тільки порушення недоторканності інтелектуальної власності, але й розголошування відомостей про приватне життя громадян, майновий збиток як збитки від неодержаних доходів, втрата репутації фірми, різні види порушень діяльності підприємства, галузі тощо. Тому є виправданим те, що злочини цього виду відносять до розділу ХІІ ККУ «Злочини проти громадського порядку та моральності».

Отже, загальним об'єктом комп'ютерних злочинів є сукупність всіх суспільних відносин, що охороняються кримінальним законом; родовим - суспільна безпека і громадський порядок; видовим - сукупність суспільних відносин з правомірного і безпечного використання інформації; безпосередній об'єкт трактується, виходячи з назв і диспозицій конкретних статей. Найчастіше безпосередній об'єкт основного складу комп'ютерного злочину сформульований альтернативно, в кваліфікованих складах кількість їх, природно, збільшується.

Чи є комп'ютерна інформація тільки предметом злочинів такого виду або ж вона може виступати і їх засобом, коли електронно-обчислювальну техніку використовують для здійснення іншого протиправного посягання на інший об'єкт? Така точка зору висловлювалася раніше деякими авторами. Проте прийняти її означає розширити рамки поняття комп'ютерного злочину і ускладнити роботу як законодавця, так і тих, хто використовує закон. Розробники нового ККУ пішли першим шляхом, сформувавши розділ таким чином, що інформація ЕОМ у кожному випадку є лише предметом вчинення комп'ютерного злочину.

Використовуючи машинну інформацію як засіб вчинення іншого злочину, вона страждає обов'язково, тобто вона стає предметом небезпечної дії. Неможливо протиправно скористатися інформацією, щоб не порушити її захист, тобто не вчинити одну із наступних дій: виток, втрата, спотворення, підробка, знищення, модифікація, копіювання, блокування й інші форми незаконного втручання в інформаційні ресурси і системи. Навіть якщо не постраждають відомості конкретної ЕОМ, що правомірно вживаються її законним користувачем, практично неминуче піддадуться збитку ті, з якими вона пов'язана мережею. Таким чином, навіть при вчиненні такого злочину, як електронне розкрадання грошей, відповідальність за це повинна наступати за правилами ідеальної сукупності злочинів.

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94 


Похожие статьи

Автор неизвестен - 13 самых важных уроков библии

Автор неизвестен - Беседы на книгу бытие

Автор неизвестен - Беседы на шестоднев

Автор неизвестен - Богословие

Автор неизвестен - Божественность христа