Автор неизвестен - Від громадянського суспільства до правової держави - страница 72

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94 

7.  Акт относительно признания и гарантии постоянного нейтралитета швейцарии и неприкосновенности ее территории (Подписан в г. Париже 8(20) ноября 1815 г.) [Электронный ресурс] / Режим доступа: http://www.zaki.ru/pagesnew.php?id=1524/. Доступ - 13.01.2011 г.

8.  Дыбов, С. Рождение Бельгии и её первый король, год 1830 [Электронный ресурс] / С. Дыбов. - Режим доступа: http://artifact.org.ru/personalnie-dela-/dibov-s-v-rozhdenie-belgii-i-eyo-perviy-korol.html/. Доступ - 20.01.2011 г.

9.  Павликова, Т. Как появлялись «сверхмалые»? Люксембург [Электронный ресурс] / Т. Павликова. - Режим доступа: http://shkolazhizni.ru/archive/0/n-26307/. Доступ - 15.01.2011 г.

 

10. Дмитрієв, А.І. Україна і постійний нейтралітет: тест на сумісність [Текст] / А. І. Дмитрієв. - К.: ТОВ «Друкарня «Бізнесполіграф» , 2009. - 76 с.

11. Нольде, Б. Э. Постоянно нейтральное государство [Электронный ресурс] / Б. Э. Нольде. - Режим доступа: http://www.lawlibrary.ru/izdanie53189.html/. Доступ - 17.01.2011 г.

 

Науковий керівник: к. і. н., доцент кафедри нової і новітньої історії історичного факультету Страшнюк С. Ю.

 

 

К ВОПРОСУ О ПРИНЦИПАХ И ОСНОВАНИЯХ КЛАССИФИКАЦИИ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРАВ ЖЕНЩИН

 

 

 

Скютте Дина Николаевна

Старший преподаватель кафедры теории и истории права Гродненского филиала Частного учреждения образования

«БИП - Институт правоведения» e-mail:corrispondenza567@yandex.ru

 

Ключевые слова: политические права женщин, правореализация, классификация, законодательство.

 

Факт значимости политических  прав в системе прав человека и происходящее расширение круга политических прав и свобод, признаваемых за женщинами, требует ихопределенной группировки, которая облегчила бы изучение связанных с политическими правами женщин проблем их реализации. Классификация может осуществляться по различным основаниям, однако надо иметь в виду, что она зачастую весьма условна, поскольку среди ученых нет единства даже по вопросу классификации прав человека в целом.

А) По уровню закрепления политических прав женщин выделим 2 их группы: 1. Политические права, определенные в международных документах. 2. Политические права, установленные в национальных конституциях.

В первую группу отнесем политические права женщин (включая принцип равноправия), закрепленные во Всеобщей декларации прав человека 1948 г., Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., Конвенции о политических правах женщины 1952 г., Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 г., Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин 1979 г. и другие документы.

В свою очередь, классификация политических прав женщин в рамках международных договоров также может быть произведена по ряду оснований.

В зависимости от количества подписавших данный договор сторон - политические права, закрепленные в двухсторонних и многосторонних договорах (чаще именуемых конвенциями). Конвенции в зависимости от сферы их действия подразделяют на универсальные и региональные. Помимо универсальных конвенций общего характера существуют и специальные конвенции, полностью посвященные регулированию проблемы политических прав женщин - это Конвенция о политических правах женщин.

ООН и другие международные организации принимают не только Конвенции, но и Декларации. Декларации не имеют обязывающего характера по отношению к голосовавшим за нее государствам (Всеобщая Декларация прав человека и гражданина 1948 г., Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г., Декларация о ликвидации дискриминации в отношении женщин 1967 г., Декларация о критериях свободных и справедливых выборов 1994 г.).

Ведя речь об особенностях отражения политических прав женщин в национальных конституциях, необходимо отметить, что первоначально, под политическими правами и свободами подразумевалось право избирать и быть избранным. Практически все политические права сводились к правам избирательным. Данное право всегда было очень ценным, но всеобщим стало относительно недавно. Если говорить о первом государстве, установившей всеобщее право голоса для женщин, то наиболее часто упоминают Новую Зеландию и 1893 г., что не вполне верно по ряду причин. Во-первых, в тот период Новая Зеландия являлась британской колонией. Во-вторых, случаи, когда колонии и иные территории, не обладающие суверенным статусом, предоставляли женщинам равные с мужчинами политические права, уже были до 1893 г.: Корсика (1755 г.), Нью-Джерси (1776 г.), острова Питкерн (1838 г.) и др. Первые ограниченные избирательные права были введены в т.н. «эру свободы» (1718-1772 гг.) еще в 1718 г. в Швеции. Имели место быть и периоды, когда всеобщее избирательное право кратковременно вводилось отдельными правительственными режимами и отменялось ввиду их падения: Парижская коммуна (1871 г.), Тихоокеанская колония Франсвиль (1889 г.). Первое государство, одновременно закрепившее активное и пассивное избирательные права женщин в перманентном режиме -Великое княжество Финляндское (1906 г.), однако на тот момент оно находилась на правах автономии в составе Российской Империи. Из числа суверенных держав первой стала Норвегия, где всеобщее женское избирательное право введено с 1913 г.

Обзор процесса конституционного закрепления избирательных прав женщин очевидным свидетельствует, что прогресс шел из стран Запада. До Первой мировой войны женщины имели всеобщее избирательное право лишь в немногих странах: Норвегии (1913 г.), Финляндии (1906г.), Дании (1915 г.), Исландии (1915 г.). Первыми реализовали право быть избранными в парламент женщины Финляндии: в 1907 г. их процент составил 10%. Обращает на себя внимание факт довольно скорой реализации пассивного избирательного права в скандинавских странах, что говорит о готовности общественного сознания и самих женщин воспринимать себя в качестве руководящих политиков. После Первой мировой войны в связи с распадом Российской Империи, произошедшими революциями и коренными изменениями социально-политического строя, к ним присоединился блок социалистических стран. Дальнейшее расширение политических прав женщин произошло после Второй мировой войны. Французские женщины получили избирательное право в 1944 г., итальянские - в 1945 г., японские - в 1946 г., греческие - в 1952 и т.д. Многие страны прошли путь к закреплению полного избирательного права, включающего право избирать и быть избранным поэтапно.

Б) Политические права женщин уместно подразделить в зависимости от позиции законодателя по отношению к гендерному вопросу, насколько участие женщин в политике затрудняется или облегчается - политические права в условиях позитивной (квоты) или негативной (цензы) дискриминации.

Очевидно, что равное избирательное право - принцип демократический. Любые цензы по признаку пола в политической сфере относятся к роду произвольных, логически не обоснованных никакими потребностями и особенностями, являются дискриминацией [1, с. 52-53]. В большинстве современных государств не существует избирательного ценза по признаку пола: женщины не ограничиваются в праве избирать и быть избранными.

В некоторых государствах Ближнего Востока не только женщины, но и мужчины не имеют права голоса, поскольку там вообще нет выборов (Арабские Эмираты до 2006 г., Кувейт до 2005 г., Саудовская Аравия). Длительное время отсутствовало равное с мужчинами право голоса у женщин высокоразвитой цивилизованной европейской страны -княжества Лихтенштейн.

В ряде стран были и есть особые нормы, ущемляющие права женщин. Так, на Гаити они их могут избирать только в местные органы. До недавних пор существовало своеобразное правило: в выборах участвуют лишь грамотные женщины (к мужчинам это не относится). В Коста-Рике и Сальвадоре - замужние женщины, достигшие 25 лет, незамужние - с 30 лет. Однако ряд государств допускают отклонения от этого принципа - и как раз из самых благих побуждений. Для женщин и других категорий граждан устанавливаются квоты и преференции. Квотирование женского представительства в высших и местных законодательно-представительных органах - наиболее распространенный вид квот в мире сегодня. Например, в Бангладеш 330 мест в парламенте 30 зарезервировано для женщин [2 p. 44, 47].

В) В зависимости от эффективности реализации политических прав женщин их можно подразделить на две группы - легко реализуемые и политические права, в реализации которых женщины испытывают наибольшие затруднения. К первой группе относятся те политические права, правореализация которых не сталкивается в юридической и социальной практике с рядом объективных и субъективных препятствий: свобода мысли, свобода выражения мнения, свобода слова и печати, свобода поиска, получения и распространения информации, свобода собраний, митингов, демонстраций, свобода совести и др. Фактор пола здесь не играет существенной роли.

Наиболее же ярко затруднения проявляются при реализации прав, которые связанных с формированием государственной власти и участии в управлении делами общества и государства: право быть избранным, право на равный доступ к публичным функциям и должностям, свобода ассоциаций. Из этой группы прав необходимо исключить право на участие в референдумах и право избирать: женщины - наиболее активные выборщики и составляют большую часть избирательного корпуса. Это подтверждают данные исследований английского политолога Ф. Гилберта: в европейских государствах и США процент женщин-выборщиков напротяжении 1988-1998 гг. колебался от 58 до 69 [3, p. 171-175]. Равным образом не вполне приемлемо обстоят дела со свободой ассоциаций: женщины превалируют в общественных организациях и составляют меньшинство в политических партиях [4, с. 38].

Что характерно, право на участие в управлении делами общества и государства -основное, главное политическое право и именно его осуществлять женщинам сравнительно тяжелее. Исследование американских ученых А. Рэйли и Дж. Когсворта на примере 30 государств мира выявило зависимость принятия важных, гендерно ориентированных законопроектов от доли женщин в парламенте. В тех странах, где процент женщин был выше, разрабатывался и принимался более широкий пакет документов по содействию повышения статуса женщин в обществе и расширению их прав [5, p. 299].

Если вести речь непосредственно о самом законодательстве, закрепляющем политические права женщин, то на наш взгляд, можно выделить несколько его типов в зависимости от той правовой модели равенства мужчины и женщины, которая положена в основу:

1.     Патерналистский. Классический пример - советское законодательство и законодательство стран социалистического типа. Равноправие мужчины и женщины, как правило, закрепляется на конституционном уровне и носит декларативный характер. Центральной является идея о том, что женщины не могут реализовать свои права достаточно полно без предоставления им дополнительных льгот и гарантий, а также применения специальных норм. В результате женщины становятся слишком «льготированным» субъектом права. Для такого типа законодательства характерна позитивная косвенная дискриминация женщин: ситуация корректируется с помощью квот, которые не содействуют изменению общественного мнения и формированию надежного механизма реализации женщинами их политических прав, а носят формально-временный характер, что ярко проявилось после распада СССР и последовавшей отмены квот, когда процент женщин в государственных органах власти и управления очень сильно упал.

2.     Смешанный. Анализ современного законодательства ряда государств бывшего СССР, дает основания констатировать тот факт, что на сегодняшний день эти нормативно-правовые акты не являются целостной системой: здесь сочетаются документы, предполагающие эгалитарную модель отношений между мужчиной и женщиной и протекционистскую, защищающую стереотип традиционных гендерных ролей. На законодательном уровне сохраняются противоречия между некоторыми охранительными нормами, до сих пор регулирующими положение женщин, и новыми экономическими отношениями. В качестве одной из причин существования и применения подобного типа законодательства называется то, что к патерналисткому праву, основанному на дискурсе льгот, тяготеет значительная часть населения, привыкшего уповать на государство в защите своих базовых интересов, и происходит это потому, что еще со времен существования социалистического строя, люди ориентировались не на права, а на льготы. Отечественная модель правовой позиции государства по регулированию положения женщин в политической сфере более традиционна и сохраняет черты советского периода.

3.     Гендерно-нейтральный. В 1960-1970-е гг. избранная стратегия по обеспечению формально-правового равенства приводит к утверждению гендерно-нейтральной законодательной практики. В основе гендерно-нейтрального законодательства лежит представление о некоем бесполом индивиде - безгендерном субъекте права. Однако, как отмечает С.В. Поленина, провозглашаемое равноправие, отражая естественную природу прав человека, игнорирует их социальный характер. Применительно к женщинам не учитывается зависящий не только от природы и самого человека, но и от общества факт: подлинная свобода личности предполагает и равенство прав, и равенство возможностей их осуществления. А именно таких возможностей у женщин на протяжении всей эпохи патриархата не было [6, c. 13].

4. Гендерно-чувствительный. В 1980-1990-е гг. с развитием концепции социального государства переход к стратегии равных возможностей утвердил «гендерно-чувствительную» политику «позитивных действий», дающую определенные преимущества женщинам в сфере политики, предпринимательства, занятости, образования. Государство, кроме обеспечения формально-правового равенства, должно было обеспечить индивидам равные стартовые возможности для реализации прав. Политика «равных прав» сочеталась со специальными программами государства по улучшению статуса женщин и удовлетворению их специфических потребностей.

Г) Равным образом к политическим правам женщин применимо общетеоретическое их деление на индивидуальные и коллективные, собственно-политические и политизированные. К последним уместно относить экономические права, не имеющие, на первый взгляд, политической составляющей. Реализация женщинами своих экономических по содержанию прав (на собственность, на предпринимательство, на объединение в национальные и международные организации для защиты экономических интересов) находится в тесной связи с возможностями их участия в политике и управлении государством в современных условиях глобализации.

«Сердцем» глобализации выступает рыночная экономика и связанная с нею либеральная демократия в политической сфере. Глобализационные процессы усилили переплетение экономики и политики. Участие женщин в принятии решений на высоком экономическом уровне - не менее значимый элемент их участия в жизни государства, чем представительство в государственных органах власти и управления, политических структурах [7].

О том, что глобализация усилила гендерное неравенство, утверждают представители различных отраслей научного знания. Известный американский ученый П. Ратленд указал на то, что бывшая социалистическая Восточная Европа принадлежит к категории проигравших от глобализации, за исключением Польши, Словакии, Словении и Венгрии [8, с. 16]. Как пишет М. Малышева, благодаря росту участия женщин в экономике, предполагалось, что они выиграют от процесса глобализации производства, торговли и сервиса. Но идет процесс втягивания женщин в эту сферу и одновременно их выталкивания в низкооплачиваемые и нестабильные сегменты экономики. Женщины интегрируются и маргинализируются одновременно [9]. По мнению Е.А. Баллаевой, увеличение числа женщин в законодательных органах сегодня не способно повлиять на расширение возможностей женщин в сфере принятия решений, особенно в экономике, поскольку, как отмечает Г. Сэн, «власть, связанная с принятием решений, перемещается из законодательных органов в министерства финансов и центральные банки», которые по-прежнему остаются преимущественно «мужскими клубами» [цит. по: 10 c. 3] - равно как и законодательные органы, зарабатывающие гендерную политику.

По нашему мнению, в постсоветских странах были дополнительные причины проблем в реализации женщинами базовых экономических прав, тесно связанных со сферой политики, с переходом к эре глобализации: 1. Стартовые условия массового вхождения женщин в экономику были гендерно различны изначально со времен СССР (к примеру, почти все руководящие должности на предприятиях ведущих отраслей экономики занимали мужчины). На этой неравной основе начался переход к рыночной экономике. 2. Население постсоветского пространства столкнулось не только с переходом от плановой к рыночной экономике, но и одновременно с переходом к новому укладу политической жизни: от тоталитаризма к демократии. Общество испытало двойную нагрузку в отличие от равномерно развивающихся капиталистических стран с либерально-деморатическим режимом. 3. Реализацию экономических прав осложняло кризисное состояние экономики в момент распада СССР. 4.  Существующая в СССР модель гендерных отношений неспособствовала приобретению навыков и накоплению опыта женского лидерства, необходимых в такой высококонкурентной по определению среде, как рыночные отношения.

Д) Функцию нормативного регулятора политических прав женщин выполняют также социальные нормы - моральные, религиозные, корпоративные (прежде всего, нормы общественных организаций), обычаи. Поэтому классификационное деление политических прав женщин можно провести и в зависимости от механизма (регулятивным особенностям) регулирования. Каждый из этих видов нормативных регуляторов достаточно консервативен и традиционен в отношении женской активности в политической жизни. Если право в целом способствует реализации женщинами политических прав, так как его нормы характеризуются большей мобильностью, динамичностью и быстротой реагирования, то мораль, религия, обычаи оказывают обратное влияние. Основные сложности в преодолении этого сводятся к тому, что эти нормы возникли стихийно, давно, прочно закрепились в сознании людей, поддерживаются силой общественного воздействия, регулятивное воздействие оказывают непосредственно через сознание и сфера их действия неподконтрольна государству.

 

Литература:

1.   Мельникова, Т.А. Женское движение в политическом процессе современной России: дис. ... д-ра полит. наук: 23.00.02 / Т.А. Мельникова. - М., 2002. - 210 с.

2.   Human Rights of Women. National and International perspectives / Ed. R. Cook. -Philadelphia, 1994. - 278 p.

3.   Gilbert, F. Women and Electoral Process / F. Gilbert. - Nottingham: W.W. Norton & ОІ

Company, 2001. - 363 p.

4.   Пиерелла, П. Гендерные проблемы в странах с переходной экономикой / П. Пиерелла. - М.: Весь мир, 2003. - 188 с.

5.   Raily, I., Cogsworth, J. Women Representation, Discrimination and Modernization / I. Raily, J. Cogsworth. - N.Y., 2003. - 410 p.

6.      Поленина, С.В. Права женщин в системе прав человека: международный и национальный аспект / С.В. Поленина; Ин-т государства и права РАН. - М.: Эслан, 2000. - 255 с.

7.  Быкова, ТП. Женщины и экономика / Т.П. Быкова // Белорусская женская сеть [Электрон. ресурс]. - 2005. - Режим доступа: http://belwomnet.iatp.by/modules.php? name=Content&pa=showpage&pid=23&page=2. - Дата доступа: 10.02.2011.

8.  Ратленд, П. Глобализация и посткоммунизм / П. Ратленд // Междунар. экономика и междунар. отношения. - 2002. - № 4. - С.15-18.

9.  Малышева, М. Женщины и глобализация: опасения и надежды / М. Малышева // Женщина и общество [Электрон. ресурс]. - 2002. - Режим доступа: http://www.owl.ru/content/womplus/p27132.shtml. - Дата доступа: 16.02.2011.

10. Баллаева, Е.А. Гендер и глобализация: теория и практика международного женского
движения / Е.А. Баллаева // Московский центр гендерных исследований [Электрон. ресурс]. -
Режим доступа:
http://www.gender.ru/pages/library/books/doc/globalizatcija/ballaeva.doc. - Дата
доступа: 14.02.2011.

 

Научный руководитель: доцент кафедры философии, политологии и психологии Гродненского филиала Частного учреждения образования «БИП - Институт правоведения», к.ф.н., доцент Чернецкая Светлана Константиновна.

КЛАСИФІКАЦІЯ ПРИНЦИПІВ ПРОЦЕСУАЛЬНОЇ ДІЯЛЬНОСТІ ОРГАНІВ

ВНУТРІШНІХ СПРАВ

 

Слинько Дмитро Вікторович

кандидат юридичних наук, доцент, доцент кафедри державно-правових дисциплін факультету підготовки фахівців для підрозділів слідства та дізнання Харківського національного університету внутрішніх справ e-mail: dimasdv1974@rambler.ru

 

Ключові слова: процесуальні принципи,  органи внутрішніх справ, процесуальна діяльність

 

Принципи процесуальної діяльності склалися внаслідок об'єктивних та суб'єктивних факторів, які впливають на юридичний процес як комплексну систему. Інакше кажучи, являючись об'єктивно обумовленими, принципи процесуальної діяльності пізнаються людьми й свідомо використовуються через їхню діяльність шляхом аналізу та синтезу реальної дійсності та накопиченого в юридичному процесі практичного досвіду. Являючись "матеріалізованим" результатом їх спілкування, вони втілюються в життя за допомогою організаційно-правових форм. У той же час об'єктивна обумовленість принципів процесуальної діяльності не означає їхньої автоматичної, стихійної дії. Навпаки, процесуальні принципи втілюються в життя в результаті науковообгрунтованої, цілеспрямованої й усвідомленої діяльності спеціально вповноважених на те суб'єктів [1,С.153].

Завдяки тому, що принципи процесуальної діяльності закріплені в діючому законодавстві, вони набувають нормативного характеру [2,С.26-28;3,С.14-18]. Тим самим вони вказують на доцільну чи дозволену поведінку суб'єктів у процесуальній діяльності. Визначаючи напрямок правових форм діяльності державних органів принципи встановлюють не лише обов'язки та компетенцію суб'єктів, але й встановлюють порядок і послідовність, за допомогою яких засобів та способів здійснювати діяльність, що можна чи не слід робити, від чого потрібно втриматися чи відмовитися. Нормативне закріплення принципів процесуальної діяльності надає їм загальнообов'язкового характеру, забезпечуючи таким чином єдність їх розуміння, суворе дотримання та безумовне виконання, дозволяє розібратися в їхній сутності, змісті, призначенні й спрямованості, проаналізувати їх та запобігти суб'єктивному тлумаченню і застосуванню, сприяє зміцненню організаційно-демократичних засад у здійсненні всіх різновидів юридичного процесу, безпосередньо спонукає до пошуку оптимальних шляхів реалізації правових форм діяльності державних органів, до вдосконалення діючого законодавства, що закріпляє та обслуговує юридичний процес, вносячи до нього елементи стабільності, конкретності єдиного здійснення [1,С.155].

Традиційними підставами розподілу принципів у правознавстві являється їх класифікація у відповідності з галузевим розподілом права. Такий підхід зустрічається й у загальнотеоретичних, і в галузевих дослідженнях. У відповідності з ним принципи поділяються на: а) загальноправові; б) міжгалузеві; в) галузеві; г) принципи правових інститутів [4,С.242; 5,С.33-35; 6,7]. Іноді інституціональні принципи не визнаються елементом такої класифікації [8,С. 150]. Деякі вчені виділяють міжінститутські та підгалузеві принципи [9,С.157]. Підстави подібної класифікації цілком зрозумілі.

Іншою підставою для класифікації принципів є джерело їх нормативного закріплення.

Відносно принципів процесуальної діяльності органів внутрішніх справ є доцільним та раціональним провести класифікацію у відповідності з тим, як класифікується сам юридичний процес стосовно діяльності ОВС, тобто за видами: а) принципи установчого процесу в ОВС; б) принципи правотворчого процесу в ОВС; в) принципи правозастосовного процесу в ОВС; г) принципи контрольного процесу в ОВС. Доцільно було б також виділити загальні принципи процесуальної діяльності органів внутрішніх справ, тобто ті принципи процесуальної діяльності, які притаманні всім різновидам юридичного процесу в ОВС та видові або спеціальні принципи процесуальної діяльності, що є притаманними окремим видам юридичного процесу в діяльності ОВС. Можлива неповнота класифікаційних груп пов'язана з відсутністю в правознавстві широких досліджень відповідної тематики.

Можна зробити висновок, що принципи процесуальної діяльності органів внутрішніх справ являються об'єктивно обумовленими, пізнаються людьми, свідомо використовуються через їхню діяльність шляхом аналізу та синтезу реальної дійсності та накопиченого в юридичному процесі практичного досвіду, тобто принципи процесуальної діяльності «склалися внаслідок об'єктивних та суб'єктивних факторів, які впливають на юридичний процес, як комплексну систему» [1,С.159].

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94 


Похожие статьи

Автор неизвестен - 13 самых важных уроков библии

Автор неизвестен - Беседы на книгу бытие

Автор неизвестен - Беседы на шестоднев

Автор неизвестен - Богословие

Автор неизвестен - Божественность христа