Автор неизвестен - Від громадянського суспільства до правової держави - страница 77

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94 

 

 

ФИЛОСОФСКО-ПРАВОВОЙ ВЗГЛЯД НА СОВРЕМЕННУЮ АНТИКОНТРАФАКТНУЮ ПОЛИТИКУ

 

Стовпец Александр Васильевич

кандидат философских наук, преподаватель кафедры гражданского права юридического факультета Одесского национального морского университета

e-mail: a.stovpets@gmail.com

 

Ключевые слова: антиконтрафактная политика, копирайт, кибер-пиратство

 

Актуальность избранной проблематики обусловлена тем фактом, что сегодня цивилизованное человечество стоит на грани ратификации поистине тоталитарного законодательства о защите интеллектуальной собственности. Существует реальная опасность одобрения на государственном уровне юридического механизма, способного (совершенно легально и легитимно!) приводить к вопиющему нарушению прав человека, и при этом - с санкции правительств ведущих стран мира. Речь идёт об Анти-Контрафактном Торговом Соглашении (ACTA), развязывающим руки чиновникам, особенно в отношении лиц, пересекающих государственные границы и имеющих при себе ноутбуки, смартфоны и иную подобную технику, в памяти которой могут храниться контрафактные медиа-файлы и иные объекты права интеллектуальной собственности, полученные нелегально.

Попробуем разобраться, что есть ACTA (как с точки зрения юриспруденции, так и с философско-правовых позиций), и какие последствия может иметь повсеместная ратификация данного соглашения в предлагаемом виде и в нынешних условиях.

Согласно первоисточнику [1], инициаторы принятия Анти-Контрафактного Торгового Соглашения (ACTA, англ. Anti-Counterfeiting Trade Agreement) мотивируют необходимость его повсеместного внедрения тем, что быстрый рост объемов контрафактной и пиратской продукции, а также сервисов, распространяющих данные с нарушением прав, разрушает легальную торговлю и устойчивое развитие мировой экономики, причиняет существенные финансовые убытки правообладателям и легальному бизнесу, а также, в некоторых случаях, служит источником доходов организованной преступности и представляет иные угрозы для общества. Имея намерение противодействовать этому быстрому росту посредством углубленной международной кооперации и более эффективного применения права на международном уровне, ряд государств уже подписали данное соглашение, с оговоркой, что оно является дополнением к соглашению ТРИПС [2], учитывая различия в правовых системах и практике защиты интеллектуальной собственности в разных странах.

Примечательно, что переговоры о подписании ACTA проводились в секрете и не являлись частью деятельности той или иной международной организации. Еврокомиссия, Министерство внешних дел и торговли Австралии, Конгресс США и другие государственные органы признали свое участие в переговорах о подписании АСТА, однако отказались от обнародования их промежуточных результатов и от публичного обсуждения возможных условий договора. Тем не менее, 22 мая 2008 года проект Соглашения был обнародован на Wikileaks.

Представляется, что подобная скрытность является совершенно неприемлемой не только для информационного общества, но даже для той системы общественных отношений, которую принято именовать «демократией». Очевидно, что конфиденциальный характер переговоров об ACTA имеет целью блокировать общественное мнение по проблемам правовой защиты интеллектуальной собственности, выражает лоббистскую сущность навязываемого Соглашения, и игнорирует фундаментальные принципы демократии - открытость и гласность.

Разговоры о возможном создании международного договора, подобного АСТА, имели место между США, Канадой, Японией, Европейской комиссией и Швейцарией ещё в 2006-2007 гг. 23 октября 2007 эти страны одновременно объявили о начале переговоров о подписании АСТА. Первый раунд официальных переговоров прошёл в Женеве в июне 2008 года, при участии Австралии, стран Европейского Союза, Иордании, Мексики, Марокко, Новой Зеландии, Южной Кореи, Сингапура и ОАЭ. По результатам финального, одиннадцатого раунда переговоров, 5 октября 2011 года на официальной церемонии в Токио, США, Австралия, Канада, Япония, Марокко, Новая Зеландия, Сингапур и Южная Корея подписали ACTA. Страны Европейского Союза, Мексика и Швейцария, которые также участвовали в обсуждениях ACTA, хотя и не подписали соглашение, однако «подтвердили свою неизменную твердую поддержку и готовность подписать договор как можно скорее» [3].

По состоянию на начало 2012 ACTA уже действовал в США и отдельных странах Юго-Восточной Азии, являющихся тесными союзниками США, но до недавнего времени у противников Соглашения оставалась надежда, что Евросоюз к данному договору не присоединится. Однако к концу января АСТА был подписан всеми странами Евросоюза, за исключением Кипра, Эстонии, Словакии, Германии и Нидерландов. Вместе с тем, прежде чем оно может быть принято в ЕС, торговое соглашение ACTA должно получить одобрение Европейского парламента. Окончательное голосование на пленарном заседании по этому вопросу намечено на июнь 2012. При этом Европарламент будет голосовать только «за» либо «против» утверждения текста, и не сможет вносить какие-либо изменения в содержание Соглашения.

Анализируя острую общественную реакцию на ACTA, следует обратить внимание, что даже на высшем уровне отношение к данному соглашению также нельзя считать однозначным. Так, докладчик Европарламента по ACTA, К. Ариф, подал в отставку со своего поста и «осудил договор самым решительным образом, реализуя свое намерение послать чёткий сигнал и предупредить общественное мнение об этой неприемлемой ситуации» [4].

Известный канадский юрист М. Гейст, ведущий эксперт по правовым вопросам в Интернете, критически оценивает процесс переговоров и сам проект ACTA из-за отсутствия, по его мнению, прозрачности, а также по той причине, что «борьба с кибер-пиратством в этом законе является лишь маскировкой, поскольку многие реально важные опасности пиратства были просто проигнорированы» [5].

Польские сайты социальных сетей объявили, что они устраивают акции протеста против намерения Польши подписать ACTA. 26 января 2012, после подписания Польшей ACTA, ряд веб-сайтов польского правительства были недоступны в результате направленных на них кибер-атак. Опрос, проведенный среди польских интернет-пользователей, показал, что 64 % респондентов против подписания соглашения, 60 % убеждены, что договор не сможет достичь своей главной цели, а 50 % считают, что он влечёт сужение основных гражданских свобод. Польский сейм также демонстрирует неоднозначные оценки ACTA. Так, 26 января 2012 группа польских парламентариев выразила неодобрение договора, надев маски Гая Фокса во время парламентских консультаций (аналогичные тем, которые использует организация «Anonymous»). 3 февраля 2012 Премьер-министр Польши Д. Туск заявил о приостановке процесса ратификации антипиратского закона, который вызвал массовые протесты интернет-пользователей страны. Премьер признал, что «законможет вступить в силу только после общественной дискуссии, в которой должны принять участие как правообладатели, так и обычные пользователи Интернета» [6].

Польская реакция на ACTA не является единичной. 31 января посол Словении в Японии, Е. Дрновшек-Зорко, выступила с заявлением, в котором выразила «глубокое раскаяние за то, что подписала соглашение ACTA из гражданской беспечности, и что не уделила достаточного внимания изучению его нюансов». В своё оправдание она заявила следующее: «На тот момент я не имела ясного понимания, что мне было поручено подписать соглашение, которое, по моим собственным гражданским убеждениям, ограничивает и сдерживает свободу участия в самой крупной и значительной сети в человеческой истории, и, следовательно, ослабляет потенциал гражданского общества. Это может иметь негативное влияние, в частности, на будущее наших детей...» [7].

Протесты против принятия законопроекта АСТА прошли более чем в 200 европейских городах. Самыми многочисленными были выступления в Германии, Чехии, Польше, Франции, Румынии, Болгарии и Нидерландах. Социокультурной особенностью данной ситуации является тот факт, что противниками ACTA являются представители всех основных этнических общностей Европы - и германской, и славянской, и романской.

Д. Киллок, директор некоммерческой британской организации «Open Rights Group», выступающей за свободу информации в Интернете, рассматривает возможность отказа ряда европейских государств (в частности, Германии и Нидерландов) от подписания соглашения ACTA как доказательство того, что «.политики лишь сейчас по-настоящему начали изучать его. Речь сегодня идёт о том, что ACTA противоречит принципам демократии. Документу не хватает тщательного изучения: он устанавливает опасные ограничения, которые могут обернуться цензурой в Интернете, возможностью блокировать пользователей и оказывать давление на интернет-провайдеров, вынуждая их выдавать информацию о пользователях только на основании подозрений, без каких-либо ордеров и судебных решений. Кроме того, предложенный договор позволит работникам таможни досматривать ноутбуки, гпр3-плееры и сотовые телефоны на предмет хранения в них файлов в нарушение законов об авторском праве. Таким образом, будет ущемлён принцип презумпции невиновности - каждый человек, пересекающий границу, потенциально может столкнуться с обязанностью доказывать, что он - не нарушитель «копирайта» [8].

Как было справедливо замечено некоторыми исследователями, пока весь виртуальный мир в едином порыве протестовал против законодательных инициатив Конгресса США «О противодействии онлайн-пиратству» (SOPA, Stop Online Piracy Act) и «О защите интеллектуальной собственности» (PIPA, Protect Intellectual Property Act), подписание ACTA (The Anti-Counterfeiting Trade Agreement) вошло в завершающую стадию. И «Торговое соглашение по борьбе с контрафакцией», при более детальном рассмотрении, является куда более жёсткой инициативой, чем «триумфально побеждённые интернет-сообществом SOPA/PIPA» [9]. Учитывая, что переговоры по ACTA проводились в конфиденциальном режиме, и детали Соглашения раскрывались буквально по капле, законодательные инициативы SOPA/PIPA представляются всего лишь манёвром, призванным отвлечь внимание общества от тоталитарного торгового соглашения в интересах т.н. «копирайтеров».

Изложенная выше информация даёт основания сделать определённые обобщения, которые, возможно, прояснят сущность главных противоречий ситуации, сложившейся в сфере глобальной антиконтрафактной политики.

Во-первых, автор данной статьи глубоко солидарен с теми, кто считает, что нынешняя «антиконтрафактная политика» не имеет ничего общего со стремлением защитить права автора, но ставит своей главной целью укрепление доминирующего положения медиа-гигантов. Последние, владея исключительными правами на объекты интеллектуальной собственности, лоббируют принятие соответствующих законов и, при этом, стараются «узаконить» свои интересы максимально скрытно, не считаясь с общественным мнением и социальнымиинтересами. Такая политика, однако, не только совершенно несовместима с положениями ст. 19 и ст. 30 Всеобщей декларации прав человека, но также принципиально несовместима с концепцией «общества знаний», о формировании которого идёт речь последние десятилетия.

Во-вторых, проблема охраны интеллектуальной собственности, в свете перспектив имплементации соглашения ACTA, выходит далеко за рамки права. Становится всё более очевидным, что из сферы юриспруденции она проникает и в сферу философии права, и в области политологии, социологии, экономики и культуры. По сути, идёт речь о своего рода мировоззренческой проблеме, которая порождает диалектическое противоречие: как защитить интересы субъектов права интеллектуальной собственности, но при этом выставить адекватные правовые рамки такой защиты? Иными словами, добиваясь решения проблем нарушения прав интеллектуальной собственности (включая нарушения, совершаемые в цифровой сфере), необходимо полагаться на механизмы, обеспечивающие баланс прав и интересов соответствующих правообладателей («копирайтеров»), поставщиков услуг (виртуальных посредников) и пользователей. При этом совершенно неприемлемо игнорировать «глас народа», принимая решения, касающиеся очень многих. Поскольку, быть может, именно в таких случаях зачастую почти невозможно осознать тот момент, когда «демократия» превращается в «полиархию» в негативном смысле этого слова (т.е. когда правила создаются не обществом, а государственной властью исключительно при согласовании с мощными олигархическими структурами, в данном случае - с медиа-магнатами, лоббирующими принятие ACTA).

И, наконец, применительно к отечественным реалиям, следует понимать, что среднестатистический украинский интернет-пользователь (при его уровне доходов) сегодня ни морально, ни материально не готов платить за доступ к интернет-контенту те деньги, которые желали бы получать медиа-монополисты. Это, в свою очередь, означает, что безоговорочное принятие таких законов, как ACTA, SOPA и им подобных, неизбежно перекроет абсолютному большинству украинских пользователей легальный доступ не только к продукции массовой культуры, но и к новым знаниям, главным проводником и хранилищем которых сегодня, бесспорно, является «всемирная паутина».

Ввиду многоаспектности исследуемой тематики, современные проблемы глобальной антиконтрафактной политики являются перспективным полем для исследования как с позиций юриспруденции, так и в философско-правовом и социально-философском контексте.

 

Література:

1.Anti-Counterfeiting Trade Agreement / Оригинальный текст ACTA // [Электронный ресурс]. - 2012. - Режим доступа: http://www.mofa.go.j...acta1105_en.pdf

2.Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (Agreement on Trade-Related Aspects of Intellectual Property Rights, TRIPS) // принято в ходе Уругвайского раунда Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ) от 15.04.1994.

3.Труханов А. Подписано жёсткое соглашение по борьбе с пиратством / «CNews», 05.10.2011 // [Электронный ресурс]. - 2011. - Режим доступа: http://internet.cnews.ru/news/top/index.shtml?2011/10/05/458529

4.Paltry W. An ACTA Call to Arms: No more secret government / William Paltry, formerly copyright counsel to the U.S. House of Representatives // The Sunday Times. - January 30, 2011.

5.Saarinen J. Michael Geist about ACTA: A brief chat with a global expert on the ACTA treaty / «ITnews», April 13, 2010 // [Электронный ресурс]. - 2010. - Режим доступа: http://www.itnews.com.au/News/171926,q--acta-with-michael-geist.aspx

6.Премьер Польши Дональд Туск отказался ратифицировать антипиратский закон / Ошибка! Недопустимый объект гиперссылки., 04.02.2012 // [Электронный ресурс]. - 2012. - Режим доступа: http://lenta.ru/news/2012/02/04/acta/

7.Seger K., W. Von Sorsh. The Problem With ACTA. - Toronto: O'Reylli & Associates

Institute, 2012. - 437 р.

8.Киллок Д. Свобода информации в глобальной сети. - Бирмингем: Open Rights

Group, 2011. - 377 p.

9.SOPA & PIPA: Are there any alternatives? Who needs it?! / K. Svensson, V. Mordredsson, A. Bjorklund // Stockholms universitet: Stockholm, 2011.

 

 

ДО ПРОБЛЕМИ ВИЗНАЧЕННЯ ВЕБ-САЙТУ, ЯК ОБ'ЄКТУ ЦИВІЛЬНИХ

ПРАВ

 

Стрельников Павло Олександрович

магістрант 6-го курсу, факультету права та підприємництва Харківського економіко-правового університету

e-mail: pavstrel@ukr.net

 

Ключові слова: об'єкти цивіного права, комп'ютери, інтернет, веб-сайт

 

Розвиток інформаційного суспільства в Україні виявляє спірні питання щодо введення нових об'єктів інтелектуальної власності, зокрема баз даних, доменів, веб-сайтів. Правове регулювання правовідносин в результаті використання інформаційних технологій здійснено Цивільним кодексом України, Законом України «Про авторське право і суміжні права», Законом України «Про інформацію», Законом України «Про Національну програму інформатизації», Законом України «Про електронний цифровий підпис» та іншими нормативними актами, Постановою Пленуму Верховного Суду України «Про застосування судами норм законодавства у справах про захист авторського права і суміжних прав».

В умовах розвитку інформаційних технологій з появою складних комп'ютерних програм, їх еклектики та взаємодії, а також браку правових досліджень, виникла думка про те, що веб-сайт є новим об'єктом цивільних прав, що, на мою думку, є невірним. Тому, виникає потреба дослідити правову природу веб-сайту.

Проблеми з приводу веб-сайту в цивільному праві досліджували наступні науковці: Гулак О.С., Калятін В.О. Гульбін Ю.Т., Бабарикін П.В. та інші. Необхідно підкреслити, що в Україні окремих комплексних досліджень правової природи веб-сайту не проводилось.

Гулак О.С., вважає, що вмістом сайту, як системно-організованої сукупності ряду елементів, є: гіпертекстові інформаційні об'єкти, зображення, фотографії, відео- та аудіооб'єкти, бази даних сайту, а також програмне забезпечення, двійковий код, програми мови HTML і авторський дизайн. [1, с. 87] Цей науковець вважає, що режим правового регулювання відносин з приводу Інтернет-сайтів повинен мати усі особливості, властиві регулюванню відносин щодо інформації. Пояснення сайту як інформації дозволяє вважати його об'єктом цивільних прав і з точки зору ЦК РФ (стаття 128 - види об'єктів цивільних прав, - аналог статті 177 ЦК України).

За думкою Наумова В.Б.: «Сайт є впорядкованою системою сторінок, об'єднаних гіперпосиланнями. Сторінка сайту має свою унікальну адресу в мережі Інтернет і являє собою написану за допомогою команд мови HTML своєрідну програму, за допомогою якої здійснюється управління формуванням зображення сторінки при доступі до неї користувача». [2, с. 201]

Калятін В.О. робить висновок щодо того, що сайт в цілому відповідає категорії «складений твір» у випадку, якщо він являє собою за підбором або розташуванням матеріалів результат творчої праці, не є ефективним, оскільки на практиці визнанняособливих прав укладача збірки має метою захистити творчі зусилля укладача, але не підмінити права на об'єкти, включені в збірник. [3, с. 27]

В Російській Федерації науковці не прийшли до спільного визначення поняття веб­сайту, тому його тлумачення досить довільне та жодне з них не відображає всього спектру об'єктів веб-сайту, зв'язку між ними та прав суб'єктів.

Вважаю, що в Україні нормативно встановлено визначення веб-сайту, яке всебічно розкриває понняття, воно є універсальним пояснює, які об'єкти входять до складу веб-сайту, а це в свою чергу дає можливість вірного правого регулювання відносин. Так, пунктом 1.3 Порядку інформаційного наповнення та технічного забезпечення Єдиного веб-порталу органів виконавчої влади, який затверджений Наказом Державного комітету інформаційної політики, телебачення і радіомовлення України від 25.11.2002 року №327/225, визначено, що веб-сайт - це сукупність програмних та апаратних засобів з унікальною адресою у мережі Інтернет разом з інформаційними ресурсами, що перебувають у розпорядженні певного суб'єкта і забезпечують доступ юридичних та фізичних осіб до цих інформаційних ресурсів та інші інформаційні послуги через мережу «Інтернет». Отже, веб-сайт не об'єкт, а комплексна взаємодія речей, інформації та об'єктів інтелектуальної власності, зокрема: комп'ютерних програм, літературних, фотографічних та аудіовізуальних творів, домену, баз даних, способу дій (об'єкту винаходу) тощо. Також при розробці веб-сайту здійсняється алгоритм дій, який відноситься до винаходу, згідно Закону України «Про правову охорону винаходів та корисних моделей».

Розглянемо детально об'єкти веб-сайту з метою визначення методу їх правового регулювання.

Частиною апаратних засобів веб-сайту є комп'ютер (сервер), на якому встановлено програмне забезпечення разом з мережевим обладнанням та клієнтським комп'ютером. Для доступу до веб-сайту необхідно використовувати послуги інформаційних посередників: операторів доступу до мережі Інтернет, хостинг-провайдерів та інших. [2, с.11] Таким чином, для функціонування веб-сайту необхідно встановлення договірних відносин з суб'єктами інформаційного права.

Звернемо увагу, що веб-сайт включає в себе комп'ютерні програми - об 'єкти авторського права. Статтею першою Закону України «Про авторське право і суміжні права» визначено, що комп'ютерна програма - це набір інструкцій у вигляді слів, цифр, кодів, схем, символів чи у будь-якому іншому вигляді, виражених у формі, придатній для зчитування комп'ютером, які приводять його у дію для досягнення певної мети або результату. Це поняття охоплює як операційну систему, так і прикладну програму. З огляду на це визначення, вважаю, що HTML-код та CSS-код, який існує у файлах, які виконують важливі функції у веб-сайті, можна вважати комп'ютерними програмами.

Веб-публікації існують завдяки технології клієнт-сервер. Веб-сервер - це також програма, яка працює на комп'ютері (сервері), який використовується для надання документів іншим комп'ютерам (клієнтам), що надсилають відповідні запити. Однією з програм веб-клієнтів є веб-браузер. Для з'єднання поміж клієнтом та сервером використовується унікальна мережева адреса комп'ютера - URL, яка є частиною домену. Сервер у відповідь на запит відсилає клієнтському комп'ютеру інформацію у вигляді файлів, на яку в HTML-коді наведено гіперпосилання. Браузер перетворює HTML-код у візуально інтерактивні елементи, які призначені для відображення інформації на екрані та взаємодії з користувачем [4, 164]. Всі ці компютерні програми, які комплексно працюють над формуванням корисного зображення на екрані компютера, безумовно, не створюють нового обєкта авторського права адже субєктами таких правовідносин є лише фізичні особи.

Інформаційні ресурси, які використовуються в мережі «Інтернет», пов'язані з фундаментальною особливістю інформації як об'єкта права. Під інформацією, згідно статті

200 ЦК України, мають на увазі сукупність певних відомостей та даних про події та явища, що були або мають місце у суспільстві, державі й навколишньому середовищі. Компонентами інформаційного ресурсу, які можуть бути використані у веб-сайті, та є окремими об'єктами правового регулювання, є: інформація про: фізичну особу; стан довкілля; товар (роботу, послугу); довідково-енциклопедична, науково-технічна, податкова, правова, статистична, соціологічна та інші види інформації; інформація з обмеженим доступом: конфіденційна та службова; масова інформація та її засоби; інформаційна продукція та інформаційна послуга; електронний цифровий підпис; об'єкти авторського права - комп'ютерні програми; компіляції даних (бази даних); виконання; фонограми, відеограми, передачі (програми) організацій мовлення; комерційні (фірмові) найменування, торговельні марки (знаки для товарів і послуг).

Виходячи з вищевикладеного можна стверджувати, що веб-сайт є збірним поняттям, яке включає у себе як речі (сервер, клієнтський комп'ютер), так і нематеріальні об'єкти: інформацію, об'єкти авторського права (комп'ютерні програми, фотографічні, літературні твори та ін.). Тобто, цей об'єкт систематизує різні об'єкти цивільних прав, які передбачені у ст. 177 ЦК України: 1) речі, інше майно, майнові права; 2) результати робіт і послуги; 3) інформація; 4) результати інтелектуальної і творчої діяльності; 5) матеріальні та нематеріальні блага.

 

Література:

1.   О.С. Гулак Место сайта сети Интернет в системе объектов гражданских
правоотношений // Вестник Удмуртского университета: 2006 №6

2.  Наумов В.Б.Право и Интернет: Очерки теории и практики.—М.: Книжный дом «Университет», 2002

3.  Калятин В.О. Интернет сайт как объект исключительных прав. // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права.— 2004.— №2.

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94 


Похожие статьи

Автор неизвестен - 13 самых важных уроков библии

Автор неизвестен - Беседы на книгу бытие

Автор неизвестен - Беседы на шестоднев

Автор неизвестен - Богословие

Автор неизвестен - Божественность христа