Автор неизвестен - Від громадянського суспільства до правової держави - страница 84

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94 

-  разумность и дееспособность в гражданском праве являются взаимосвязанными категориями;

-  разумность в ее общецивилистическом значении (как способность физического лица понимать (осознавать) окружающую его объективную действительность, процессы, явления, имеющие в ней место, их взаимосвязь и взаимообусловленность) положена в основу дееспособности физического лица-участника гражданских правоотношений и является в этом аспекте интеллектуальным моментом дееспособности.

1.   Ожегов, С. И. Словарь русского языка : 70000 слов / С. И. Ожегов ; под ред. Н. Ю. Шведовой. - 23-е изд., испр.. - М. : Рус. яз., 1991. - 921 с.

2.   Краткая философская энциклопедия / под ред. Е. Ф. Губского, Г. В. Кораблева, В. А. Лутченко. - М. : Прогрес, 1994. - 575 с.

3.   Словарь по этике / под ред. А. А. Гусейнова., И. C. Кона. - 6-е изд. - М. : Политиздат, 1989. - 447 с.

4.      Ромовська, З. В. Цивільна дієздатність громадянина (фізичної особи): (До розроблення нового Цивільного кодексу) / З. В. Ромовська // Право України. - 1995. - № 2. -

С. 24-26.

5.      Жилинкова,  И.  В.  Правовые  аспекты  эмансипации  несовершеннолетних / И. В. Жилинкова // Проблеми законності : республік. міжвідом. наук. зб. - Х., 2000. -

Вип. 41. - C. 75-80.

 

 

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ РАЗЛИЧИЯ АДМИНИСТРАТИВНОЙ И ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НАЛОГОВЫЕ ПРАВОНАРУШЕНИЯ

 

Трайгель Елена Михайловна

студентка юридического факультета УО «Гродненский государственный университет им. Я.Купалы»

e-mail: kaf_gosprav@grsu.by

 

Ключевые слова: Ответственность, налоговое правонарушение, налоги, процедуры, административное правонарушение

 

В основу разграничения административной и экономической ответственности может быть положено и различие их процессуальных форм. В тех случаях, когда производство по делам о нарушении налогового законодательства осуществляется в соответствии с порядком, предусмотренным законодательством об административных правонарушениях, имеет место административная ответственность. Такая процедура определяется Кодексом об административных правонарушениях (раздел IV) и предполагает составление протокола уполномоченным на то должностным лицом налогового органа, рассмотрение дела и вынесение постановления о наложении административного взыскания, которое обязательно для исполнения [1].

Если взыскание осуществляется в рамках производства по делу об экономических правонарушениях, следует говорить об экономической ответственности. Подобное производство основывается на рассмотрении материалов налоговой проверки руководителем налогового органа и вынесении им решения о привлечении плательщика к экономической ответственности.

Это решение дает право налоговому органу взыскать с плательщика-организации сумму недоимки, пени и экономические санкции в бесспорном порядке, с плательщика-индивидуального предпринимателя сумму недоимки, пени - в судебном порядке на основании решения хозяйственного суда, экономические санкции в бесспорном порядке, с плательщика-физического лица сумму недоимки, пени, экономические санкции - в судебном порядке на основании решения суда общей юрисдикции [5, с. 18].

С учетом изложенного основная особенность экономической ответственности заключается в том, что помимо карательных санкций она предусматривает и правовосстановительные   санкции,    которые   стимулируют   исполнение плательщикамиобязанностей, предусмотренных налоговым законодательством, а также обеспечивают компенсацию ущерба, причиненного государству в результате их противоправного поведения.

Нельзя обойти вниманием и субъективную сторону нарушений налогового законодательства. Теоретиками налогового права субъективная сторона налоговых правонарушений определялась как совокупность признаков, характеризующих психическое отношение лица к содеянному в налоговой сфере [4, с. 324]. В ее основе лежит вина плательщика или иного лица. До настоящего времени данный элемент состава фактически не принимается во внимание при привлечении к экономической ответственности за налоговые правонарушения.

В законодательстве об административных правонарушениях вина изначально была обозначена в качестве обязательного условия привлечения к ответственности за правонарушения. Кроме того, достаточно детально определялись и возможные ее формы. Так, в соответствии со ст. 10 Кодекса об административных правонарушениях административное правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия или бездействия, предвидело его вредные последствия и желало их или сознательно допускало наступление этих последствий [1]. Неосторожная же форма вины имела место в том случае, когда лицо предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия либо бездействия, но легкомысленно рассчитывало на их предотвращение либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть (ст. 11) [1].

Далее следует остановиться на рассмотрении обстоятельств, исключающих привлечение лиц к ответственности за совершение налоговых правонарушений, смягчающих и отягчающих ответственность на налоговые правонарушения. Поскольку законодательство Республики Беларусь не содержит норм об обстоятельствах, исключающих привлечение юридических лиц к ответственности, смягчающих и отягчающих ответственность за налоговые правонарушения, будем вести речь только о должностных лицах и иных физических лицах, привлекаемых к ответственности за административные правонарушения [3, с. 37].

К обстоятельствам, исключающим производство по делу об административном правонарушении - нарушении налогового законодательства, согласно ст. 227 Кодекса об административных правонарушениях относятся:

1)        отсутствие события и состава административного правонарушения;

2)        недостижение лицом на момент совершения административного правонарушения шестнадцатилетнего возраста;

3)        невменяемость лица, совершившего противоправное действие или бездействие;

4)        действие лица в состоянии крайней необходимости или необходимой обороны;

5)        издание акта амнистии, если он устраняет применение административного взыскания;

6)        отмена акта, устанавливающего административную ответственность;

7)        истечение к моменту рассмотрения дела об административном правонарушении сроков, предусмотренных ст. 37 Кодекса об административных правонарушениях;

8)        наличие по тому же факту в отношении лица, привлекаемого к административной ответственности, постановления компетентного органа (должностного лица) о наложении административного взыскания или неотмененного решения товарищеского суда, если материалы были переданы в товарищеский суд органом (должностным лицом), имеющим право налагать административное взыскание по данному делу, либо неотмененного постановления о прекращении дела об административном правонарушении, а также наличие по данному факту уголовного дела;

9)    смерть лица, в отношении которого было начато производство по делу [1].

Необходимо обратить внимание, что в отличие от административных взысканий, применяемых за нарушения налогового законодательства, налоговые органы не применяют срока давности по взысканию экономических санкций, т.е. временных ограничений по привлечению лиц к экономической ответственности за нарушение налогового законодательства (п. 7 ст. 227) [1].

Важное значение имеет также вопрос, касающийся обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность за нарушения налогового законодательства, влекущего административную ответственность.

В соответствии со ст. 33 Кодекса об административных правонарушениях к обстоятельствам, смягчающим ответственность за совершение налогового правонарушения отнесены:

1)        чистосердечное раскаяние виновного;

2)        предотвращение виновным вредных последствий правонарушения, добровольное возмещение ущерба или устранение причиненного вреда;

3)        совершение правонарушения под влиянием сильного душевного волнения либо при стечении тяжелых личных или семейных обстоятельств;

4)        совершение правонарушения несовершеннолетним;

5)        совершение правонарушения беременной женщиной или женщиной, имеющей ребенка в возрасте до одного года [1].

Обстоятельствами, отягчающими ответственность, признаются (ст. 34) [1]:

1)        продолжение противоправного поведения, несмотря на требование уполномоченных на то лиц прекратить его;

2)        повторное в течение года совершение однородного правонарушения, за которое лицо уже подвергалось административному взысканию; совершение правонарушения лицом, ранее совершившим преступление;

3)        вовлечение несовершеннолетнего в правонарушение;

4)        совершение правонарушения группой лиц;

5)        совершение правонарушения в условиях стихийного бедствия или при других чрезвычайных обстоятельствах;

6)        совершение правонарушения в состоянии опьянения. Орган (должностное лицо), налагающий административное взыскание, в зависимости от характера административного правонарушения может не признать данное обстоятельство отягчающим.

Кроме того, орган (должностное лицо), решающий дело об административном правонарушении, может признать смягчающими и обстоятельства, не указанные в законодательстве. Что же касается обстоятельств, отягчающих ответственность, то они ограничены только теми, которые определены в законодательстве.

Относительно экономической ответственности необходимо отметить, что экономические санкции налагаются уполномоченными контролирующими органами с учетом финансового состояния нарушителя, размера причиненного вреда и характера допущенных нарушений [3, с. 39].

В заключение следует остановиться на особенностях ответственности за совершение нескольких нарушений налогового законодательства.

При нарушении одним лицом двух и более налоговых правонарушений, экономические санкции взыскиваются за каждое правонарушение в отдельности без поглощения менее строгой санкции более строгой. Несколько иной порядок предусмотрен в законодательстве об административных правонарушениях [4, с. 33].

В соответствии со ст. 35 Кодекса об административных правонарушениях при совершении одним лицом двух или более административных правонарушений административное взыскание налагается за каждое правонарушение в отдельности. Если лицо совершило несколько административных правонарушений, дела о которых одновременнорассматриваются одним и тем же органом (должностным лицом), взыскание налагается в пределах санкции, установленной за более серьезное нарушение. В этом случае к основному взысканию может быть присоединено одно из дополнительных взысканий, предусмотренных статьями об ответственности за любое из совершенных правонарушений [1].

Подводя итог, следует отметить, что общие условия и порядок привлечения к ответственности за налоговые правонарушения, хотя и имеют некоторое сходство, тем не менее не совпадают. Все это дополнительно свидетельствует о различиях в правовой природе административной и экономической ответственности за налоговые правонарушения [2, с. 51].

Таким образом, ответственность за нарушение налогового законодательства можно определить как обязанность лица, нарушившего налоговое законодательство, претерпеть лишения имущественного характера в результате применения к нему государством в лице налоговых органов в установленном порядке санкций в виде взыскания недоимок, пени и штрафов.

 

Список использованных источников:

1.    Кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях: принят Палатой представителей 17 декабря 2002 г.: одобрен Советом Республики 2 апреля 2003 г.: текст Кодекса по состоянию на 30 ноября 2010 г. // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ОоО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Республики Беларусь. - Минск, 2011.

2.    Латыпова, Е.У. К вопросу о соотношении экономической и административной ответственности / Е.У. Латыпова // Финансовое право. - 2004. - №1. - С.51-53.

3.    Пепеляев, С.Г. К вопросу о налоговом законодательстве и налоговых отношениях / С.Г. Пепеляев // Налоговый вестник. - 1997. - № 5. - С. 37-41.

4.    Сатарова, Н.А. Некоторые теоретические проблемы обоснования финансовой ответственности как вида юридической ответственности / Н.А. Сатарова // Финансовое право. - 2005. - №11. - С. 33-38.

5.    Соловьев, И.Н. Об ответственности за уклонение от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды / И.Н. Соловьев // Налоговый вестник. -№(53)05. - 24.04.1999. - С. 18-25.

 

Научный руководитель: заведующий кафедрой конституционного права, УО «Гродненский государственный университет им. Я.Купалы», кандидат юридических наук, доцент Абрамчик Лилия Ярославовна.

 

 

ВОПРОСЫ ПРАКТИКИ ПРИМЕНЕНИЯ МЕДИАЦИИ (ПРИМЕРЕНИЯ) В УГОЛОВНО-ПРАВОВЫХ ОТНОШЕНИЯХ

 

Трубников Василий Михайлович

докт. юрид. наук, профессор, заведующий кафедрой уголовно-правовых дисциплин юридического факультета Харьковского национального университета

имени В.Н. Каразина e-mail: trub@univer.kharkov.ua

 

Слинько Дмитрий Сергеевич

канд. юрид. наук, доцент кафедры уголовно-правовыхдисциплин юридического факультета Харьковского национального университета

имени В.Н. Каразина e-mail: dimalaw@mail.ru

 

Ключевые слова: медиация, привлечение к уголовной ответственности, альтернативная процедура, консенсус, досудебное и судебное производство, примирение.

 

С момента приобретения независимости Украина стала на путь демократизации, гуманизации, формирования гражданского общества и правового государства, которое должно заботиться о неукоснительном соблюдении основных прав и свобод человека. Для реального обеспечения прав и свобод человека и гражданина важное значение приобретают соответствующие механизмы, институты, процедуры относительно их реализации и защиты. Важное место в этом механизме принадлежит в заимствовании более эффективных путей законодательного урегулирования правовых конфликтов, возникающих в уголовном праве. Одним из этих правовых положений применения урегулирования правовых конфликтов в теории и на практике является медиация.

Теоретические положения медиации были рассмотрены в научных работах ученых и практиков М.С. Алексеева, И.Е. Энгельмана, В.М. Савицкого, П.Я. Трубниковым и другими.

Основная позиция ученых, занимающихся этой проблемой, сводится к следующему: «Медиация основана на высоких фундаментальных принципах уважения к человеку и человеческого достоинства, она является универсальным языком, который позволяет людям понять друг друга, независимо от страны, культуры и судебной системы». В эпоху глобализации, когда наши правовые системы часто оказываются несовместимыми и не приводят к решению межнациональных конфликтов, медиация - это точка возможного согласия, предоставляющая пространство для диалога.

В уголовном и уголовно-исполнительном праве, уголовном процессе медиация становится популярной, потому что решение правовых конфликтов проводится без предварительного и судебного производства и для ее применения должны быть обоснованы уголовно-правовые (материальные) основания. Фактически медиация стала насущной проблемой уголовной политики, появилась уникальная возможность использовать неофициальные механизмы разрешения споров в целях примирения и компенсации жертвам.

В основе медиации предоставление возможности сторонам конфликта и обществу в целом самим справиться с последствиями преступления. Такой подход не заменяет, а дополняет систему действующей юстиции. Через ориентацию официального правосудия больше всего на наказание, появилась необходимость поиска иных подходов к реакции на преступление, которые позволили бы удовлетворить потребности пострадавших и исправить вред, - заменить принцип неотвратимости наказания принципом неотвратимости ответственности (здесь медиация выступает как своеобразная форма реализации уголовной ответственности). Такой подход назван восстановительным правосудием, рассматривающий преступление как конфликт индивидов, а не как абстрактное нарушение правовых норм. Официальное (карательное) правосудию исчерпало себя, оно не пугает правонарушителей и не восстанавливает социальной справедливости в отношении жертв преступления. В центре внимания карательного правосудия преступник, тогда как в центре внимания восстановительного правосудия - потерпевший, его интересы.

Известно ведь, что во многих случаях потребность потерпевших заключается не в том, чтобы осудить правонарушителя, а в том, чтобы полностью компенсировать причиненный ущерб. Один из выходов - заключение соглашения о примирении -обстоятельство, смягчающее правонарушителю судебный приговор, а жертве предоставляетполную сатисфакцию (удовлетворение). Такой подход способствует социальной реинтеграции правонарушителя и уменьшает количество уголовных наказаний, ведь назначение наказания правонарушителям не должно быть самоцелью.

Как показывает практика применение восстановительного правосудия, медиация практически возможна по делам любой категории, где потерпевшим является физическое лицо (на наш взгляд, кроме совершения тяжких преступлений при отягчающих наказание обстоятельствах и особо тяжких преступлений). Основываясь на постулатах теории уголовного права, мы можем с полным основанием сказать, что медиация - это специфическая мера уголовно-правового характера как форма реализации уголовной ответственности, применяемая к лицам, совершившим общественно опасное деяние небольшой и средней тяжести по соглашению о примирении.

Одной из главных целей медиации является создание правовых условий для применения альтернативной процедуры урегулирования споров с участием посредника независимого лица - медиатора. Медиация существует наряду с судебной процедурой и предлагает освобождением от уголовной ответственности в связи деятельным раскаянием, примирением виновного с потерпевшим, передачей лица на поруки, со сменой обстановки и т.п. Особенность применения медитации заключается в том, что она является альтернативой для существующих юридических механизмов, которые выработаны практикой уголовного права и процесса, а может быть и наряду с ними.

Реализация правомочий субъектов при медиации базируется исключительно на интересах и потребностях сторон в достижении соглашения. Их отношения закрепляются в договоре, тогда как при судебных отношениях закрепление происходит в процессуально-правовой форме. Осуществляя процесс медиации, посредник вступает в контакт с лицами, участвующими в процессе, и совершает множество предусмотренных данной процедурой действий. Содержание процесса медиации и его стадии регламентированы правилами, которые определяют содержание прав и обязанностей участников процесса, устанавливают соответствующий порядок, последовательность возникновения и развития процессуальных отношений.

Реализация правомочий субъектов при медиации базируется исключительно на интересах и потребностях сторон в достижении соглашения. Их отношения закрепляются в договоре, тогда как при судебных отношениях закрепление происходит в процессуально-правовой форме. Осуществляя процесс медиации, посредник вступает в контакт с лицами, участвующими в процессе, и совершает множество предусмотренных данной процедурой действий. Содержание процесса медиации и его стадии регламентированы правилами, которые определяют содержание прав и обязанностей участников процесса, устанавливают соответствующий порядок, последовательность возникновения и развития процессуальных отношений. Из этого высказывания следует привести пример. Во время досудебного следствия были установлены основания для прекращения уголовного дела. Адвокат подследственного обратился к следователю с просьбой урегулировать правовой конфликт. В действующем уголовном праве урегулирования конфликта возможно стороной защиты, а именно защитником. В уголовном процесса англосаксонской правовой системы эти вопросы решает медиатор. В данном случае, если органы уголовной юстиции направляют материалы уголовного дела в суд, то они не исключают возможность обращения сторон в уголовном процессе к медиатору с просьбой об урегулировании конфликта с применением процедуры медиации. Урегулирование спора с помощью медиации не исключает право на судебную защиту. Этот способ примирения не подменяет собой уже существующие институты, а дополняет их, предоставляет новые возможности по достижению консенсуса между сторонами.

Другая процедура медиации установлена в романо-германской правовой системе. Анализ практики применения медиации в России свидетельствует, что эта процедура регулируется

Федеральным законом «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедура медиации)» Данный закон вступил в действие с января 2011 года.

Только за 2010 год, центром правовых технологий и процедур медиации УрГЮА было рассмотрено 27 заявлений о проведении процедуры медиации. 7 заявлений (что составляет 26% от общего количества обращений) поступили в тот период, когда стороны решили примириться до передачи материалов в суд. В 18 случаях, что составляет около 67% от общего, числа обращений, процедура медиации проводилась, когда спор находился на рассмотрении на различных стадиях уголовного производства. В 2 случаях (около 7% от общего числа заявлений) спор был решен в период реализации мер принудительного исполнения судебных актов.

14 января 2011 в России заключено первое медиативное соглашение, согласно этому Закону, который вступил в действие. Причем, первая сделка была утверждена эффектно, с помощью электронных технологий, которые связали он-лайн четыре региона страны. Таким образом, были задействованы два магистральных направления правовых процедур - развитие так называемого электронного правосудия и альтернативных процедур разрешения споров. Это также является для нас положительным опытом. Системы видеоконференцсвязи очень эффективно показали себя в судах общей юрисдикции в уголовных процессах. В первую очередь эти новации решали проблемы безопасности - арестанта не перевозили с места на место, а соединяли с залом суда прямо из следственного изолятора. Естественно, снижался риск непредсказуемого события во время конвоирования, а также снижались расходы на сам конвой (особенно заметно это преимущество, если нужно перевозить человека из города в город). Получалось быстрее, дешевле, эффективнее.

Что касается доступности правосудия, то в данном случае радикальных изменений не было. Подсудимого, так или иначе, доставили бы на процесс - реальным или виртуальным. Шаг вперед в доступности правосудия был сделан, когда с помощью видеоконференцсвязи стали рассматривать надзорные жалобы в уголовном процессе. До сих пор осужденные, как правило, не присутствовали лично на подобных заседаниях. В таких случаях закон не обязывает доставлять их из колонии в суд. Электроника же сделала недоступное доступным. Так же видеоконференцсвязь стали применять при допросах иногородних свидетелей. То есть, доступ к правосудию было еще немного расширен. Вообще, электронные технологии должны активно внедряются в практику наших судов. Конечно, сами по себе электронные системы не уничтожат коррупцию, произвол и другие недостатки. Но и способствовать процветанию зла не будут. Они повышают открытость и прозрачность судебной системы и должны все же изменить судебную систему в лучшую сторону. Это касается и медиации, как процедуры призванной усовершенствовать и дополнить судебную систему.

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94 


Похожие статьи

Автор неизвестен - 13 самых важных уроков библии

Автор неизвестен - Беседы на книгу бытие

Автор неизвестен - Беседы на шестоднев

Автор неизвестен - Богословие

Автор неизвестен - Божественность христа