Автор неизвестен - Від громадянського суспільства до правової держави - страница 85

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94 

В зарубежных странах (в том числе в таких, как Англия, Канада, США, Бельгия, Нидерланды и т.д.) давно развиты и получили широкое распространение альтернативные меры реагирования на преступное деяние, направленные на смягчение уголовно-правового конфликта и действующие вне рамок традиционной уголовной юстиции. Основной акцент стал смещаться именно в сторону профилактики (в частности, большое внимание уделялось воспитательной работе с несовершеннолетними, оперативного решения проблем межличностных отношений с целью прекращения развития конфликтов и т.д.). Структура органов уголовной юстиции стала меняться в связи с все большей востребованностью не силовых, а управленческих решений.

Стала актуальной идея известного французского социолога Э. Дюркгейма: «наказания имеет смысл только для восстановления попранного чувства справедливости среди тех, кто не нарушал закон». В целом получили широкое распространение идеи восстановительного правосудия и различные социальные институты, призванные их реализовать (возмещениевреда потерпевшему, защите прав жертв, восстановление взаимного доверия конфликтующих сторон).

Задача «не репрессивного» преодоления последствий преступного деяния вошла в основу стратегии уголовной политики зарубежных стран, и это повлияло на деятельность всей системы правоохранительных органов: полиции, органов правосудия и системы исполнения наказания. Таким образом, на первый план в борьбе с преступностью была выдвинута так называемая доктрина социальной защиты, которая исходит из положения о том, что средства борьбы с преступностью должны рассматриваться в первую очередь как средства защиты общества, а не показательного наказания индивида. Уголовная политика на основе социальной защиты должна ориентироваться в большей степени на индивидуальное, чем на общее предупреждение преступности, а также включать в себя «...ситуационную превенцию (например, благодаря мерам по уменьшению возможностей для совершения правонарушений) и индивидуализацию уголовных проявлений».

При этом подходе приоритет отдается общественным формам воздействия на правонарушителя, в частности, института пробации - и соответственно, целому ряду социально - правовых инструментов, которые обеспечивают «ситуационную» работу, также одним из часто применяемых методов является и медиация. Достаточно глубокие реформы национальных законодательств разных стран привели к внедрению примирительных форм разрешения уголовных дел на всех стадиях судопроизводства, создав, таким образом, в процессуально - юридическом смысле наиболее разработанный институт восстановительного правосудия.

Основная идея медиации заключается в том, что стороны самостоятельно устанавливают варианты урегулирования спора. Исходя из этой позиции, становится понятным, что влияние на медиатора не имеет смысла и вряд ли сможет привести к негативным последствиям. Соответственно, независимость в медиации, в отличие от юрисдикционных способов разрешения споров (как частного, так и публичного характера), является не столь обязательным требованием, и чаще будет присутствовать лишь в той или иной степени. В качестве примера можно привести широко распространенную за рубежом практику урегулирования трудовых и корпоративных споров службами медиации, организованными на предприятиях.

Беспристрастность относится к персональному восприятию правоприменителя, медиатора участниками спора. Действовать беспристрастно значит быть объективным и справедливым по отношению к каждой из сторон, именно беспристрастность является одним из основных начал медиации. Но на практике может сложиться такая ситуация, когда существуют некоторые обстоятельства, способные повлиять на беспристрастность и (или) независимость медиатора. В данной ситуации, медиатор, избранный или назначенный, в случае наличия или возникновения в процессе проведения процедуры медиации таких обстоятельствах должен немедленно сообщить об этом сторонам или в случае проведения процедуры медиации организацией, осуществляющей деятельность по обеспечению проведения процедуры медиации, также в указанную организацию. При наличии согласия всех участников, медиация может быть продолжена. В том случае, когда возникают какие-либо сомнения в беспристрастности медиатора, сторона должна иметь право на выход из процедуры медиации. Если возникают такие ситуации, когда медиаторы при осуществлении своей профессиональной деятельности причиняют вред сторонам, они должны нести гражданско-правовую или уголовную ответственность. Например, в тех случаях, когда медиатор разглашает конфиденциальную информацию о частной жизни стороны, которая стала ему известна во время процедуры медиации.

Опыт регулирования вопросов ответственности медиаторов за рубежом: 1) Регулирование в Австрии. Согласно §19 Закона Австрии о медиации в гражданских делах от

01.05.2004 (BGB1. INr. 29/2003) с целью покрытия возможного причинения ущерба при осуществлении медиатором своей профессиональной деятельности, предусматривается обязательное страхование гражданской ответственности медиаторов. При этом в силу § 9 медиатор не может быть включен в единый перечень медиаторов, обязанность по ведению которого, согласно §8 Закона возложена на Министерство юстиции Австрии, без наличия страхования гражданской ответственности. Размер страхового возмещения устанавливается законом и составляет 400 000 евро.

Законом Австрии о медиации в гражданских делах предусматривается также и уголовная ответственность медиатора. Согласно положениям §31 лицо, которое, несмотря на наличие обязанности по сохранению тайны и конфиденциальности (§ 18 Закона) разглашает или иным образом использует сведения об обстоятельствах, ставших ему известными, нарушая при этом интерес другого лица, наказывается лишением свободы на срок до 6 месяцев или штрафом в размере 360 дневных ставок денежного штрафа (размер одной единицы которого рассчитывается отдельно в каждом случае исходя из чистого дохода лица). Исключение привлечения к уголовной ответственности составляют случаи, когда сведения подлежат разглашению или использованию в силу законного публичного интереса.

2) Регулирование в Германии. Согласно существующим в немецкой литературе подходам ответственность медиатора может быть как договорной (соглашение между медиатором и сторонами о проведении процедуры медиации), так и деликтной (общие положения § 823 Германского гражданского уложения). В первом случае медиатор несет ответственность при нарушении договорных обязательств (обязанность явиться на процедуру медиации в определенное время и т.д.). Как общее основание для гражданско-правовой ответственности рассматривается неудача процедуры медиации. При этом отмечается, что ответственность не может наступать при отсутствии какого-либо определенного решения спорной ситуации, а только за нарушение самой процедуры. Неудача может быть вызвана ошибками, допущенными медиатором при проведении процедуры медиации, непрофессионального проведения процедуры, неправомерного затягивания процедуры. В подобных случаях процедура доказывания будет очень сложной, поскольку речь должна будет идти, во-первых, о том, как повели бы себя стороны при надлежащей и профессиональной процедуре, а во-вторых, что материальный ущерб должен именно вследствие ошибок медиатора. Представляется, что зарубежный опыт развития института примирения вполне применим в нашей стране для более эффективного достижения задач уголовного закона.

Медиация в Украине должна иметь свои конкретные формы, на основании которых мы можем определить их границы применения в уголовном судопроизводстве, исходя из содержания уголовного процесса.

Первая форма - публичная, она включает в себя публично-правовой вариант реализации норм права в уголовном судопроизводстве, когда вопрос о возбуждении уголовного дела принимает орган дознания, дознаватель, следователь, прокурор, судья. Никто из указанных субъектов уголовного процесса не играет активной роли. Все они подчинены воле и механизму реализации правовых норм. Состязательность как принцип процесса в этой форме отсутствует.

Вторая - частная, с участием в процессе частных лиц, например, если лицо подает заявление о самоуправных действиях (ст. 356 Уголовного кодекса Украины, далее УК), умышленные легкие телесные повреждения (ст. 125 УК), причинение побоев и истязаний (по ч . 1 ст. 126 УК). Заявитель, потерпевший представляет доказательства, свидетелей преступления, высказывает свои соображения относительно наказания виновного. В случае примирения сторон уголовное дело может быть закрыто за примирением сторон в уголовном судопроизводстве.

Третья форма - частно-публичная. Она проявляется в позитивной форме - требование возмещения материального ущерба или в негативной форме - принятие решения об отсутствии возражений.

Четвертая форма - договор, который устанавливается между сторонами процесса с участием третьей стороны - медиатора. Правила поведения подчиняются суду «mini-trail». Порядок проведения процедуры «мини суда» составляется в зависимости от характера спора и договоренности сторон. Это добровольная форма урегулирования разногласий. Для нее характерно: отсутствие судебных правил, которые обязывают использовать законодательное урегулирование спора; соглашение между сторонами заключается в устной форме, или стороны подписывают договор, где указывается срок погашения материального ущерба, конфиденциальность, определяется место, а также другие условия, необходимые для урегулирования споры между сторонами.

Необходимо отметить, что в настоящее время единственным доказательством (документом), подтверждающим факт примирения, является заявление потерпевшего или его законного представителя. Однако более целесообразным представляется прекращения уголовного дела не только на основании заявления потерпевшего, но также на основании соответствующего мирового соглашения между сторонами, которое представляет собой юридический результат примирительной процедуры.

Пятая - оперативная форма медиации. С этой формой связано введение в действующий Уголовно-процессуальный кодекс Украины статей (далее УПК) 521; 522; 523; 524; 525; 53; 531, определяющих безопасность лиц, задействованных в уголовном процессе. В данном случае законодатель привел правовые нормы в соответствие с практикой раскрытия и расследования преступлений.

Границы процедуры примирения, можно определить следующим образом: закрытие уголовного дела на основании обстоятельств, исключающих производство (ст. 6 УПК); закрытия уголовного дела на основании примирения с потерпевшим (ст. 8 УПК), сокращенное производство по уголовному делу (ст. 3011 УПК).

Форма освобождения от уголовной ответственности предусматривает примирение потерпевшего и лица, совершившего преступление с участием посредника. Факт достижения соглашения о примирении является основанием для освобождения лица от уголовной ответственности. Инициатива о примирении должна исходить как со стороны обвинения, так и стороны защиты. Соглашение о примирении является добровольным, имеет обязательную силу для обеих сторон. Если примирение достигнуто, оно вступает в силу. В материально-правовом смысле нет существенной разницы, на какой стадии произошло примирение, важно, чтобы примирение имело место до постановления приговора.

В зависимости от характера уголовно-процессуального правоотношения практика определяет виды примирения сторон. Первый возникает в делах частного обвинения, когда в результате примирения сторон орган дознания, следователь обязаны закрыть производство по делу. Второй - когда закрытие производства по делу является компромиссом между стороной и государством. То есть, медиация позволяет перейти от принципа состязательности закрепленному в КПК к сотрудничеству.

Институт медиации в уголовном судопроизводстве Украины должен быть внедрен, о чем свидетельствует не только серьезная, положительная европейская практика, но и наличие большого количества Рекомендаций Деклараций и резолюций ООН и Совета Европы. Например, Рекомендация № R (99) 19 Комитета министров государствам-членам Совета Европы, посвященная посредничеству в уголовных делах, учитывает существование разнообразных форм и подходов к медиации и указывает, что «законодательство должно способствовать проведению медиации» и «посредничество в уголовных делах имеет быть везде доступной услугой ... на любой стадии осуществления правосудия». Статья 7 «Декларации основных принципов правосудия дляжертв преступления и злоупотреблений властью», принятая Генеральной Ассамблеей ООН 29 ноября 1985 года, предусматривает, что в тех случаях, когда это необходимо, следует использовать и неофициальные механизмы урегулирования споров, включая посредничество, арбитраж и суды обычного права или местную практику, с тем чтобы содействовать примирению и предоставлению возмещения жертвам.

Следует отметить, что такие документы рекомендуют правительствам государств-членов пересмотреть их законодательства и практики относительно положения потерпевшего в рамках уголовного права и уголовного процесса и «изучить возможные преимущества систем посредничества и примирения» (Рекомендация R (85) 11 Комитета министров Совета Европы от 28 июня 1985 года), «давать возможность жертве воспользоваться преимуществами медиации, восстановительного правосудия» (Рекомендация № R (2003) 20 КМСЕ от 24 сентября 2003 г.), призывают «к использованию посредничества как способа сокращения рецидивизма» (Резолюция Экономического и социального совета ООН № 1995/9 от 24 июля 1995 г.), предлагают «внимательно рассматривать возможность вывода уголовных дел из системы официального правосудия, с безусловным соблюдением прав подозреваемых и жертв» (Рекомендация № R (2000) 19 КМСЕ), отмечая, «что посредничество способствует повышению в сознании людей роли человека и сообщества в предотвращении преступлений и разного рода конфликтов, что может привести к новым, более конструктивным и менее репрессивным последствиям того или иного дела» (Рекомендация № R (99) 19 КМСЕ от 15 сентября 1999 г.).

Перечисленные выше международные документы - результат успешного внедрения института медиации в западных странах, где он прошел большой путь от полного игнорирования законодателем в достаточной уголовно-процессуальной регламентации. Они призваны послужить ориентиром для стран-участниц ООН и Совета Европы, где институт медиации только зарождается, в том числе и для Украины.

Вывод состоит в том, что использование процедуры медиации в современных условиях при загруженности судов - процесс своевременный и необходимый. Сегодня для ее внедрения в Украине необходимо принять нормативно-правовые акты, утвердить программу подготовки медиаторов, в порядке, установленном Правительством Украины. Новый проект УПК Украины устанавливает правила медиации, поэтому необходимо надеяться, что процедура медиации станет «необходимым явлением гражданского общества». Процедура примирения - медиация является адекватным ответом на современный запрос общественного развития и тенденций развития современной правовой помощи.

 

 

МЕСТО УКРАИНЫ В РОМАНО-ГЕРМАНСКОЙ ПРАВОВОЙ СЕМЬЕ

 

Трушков Дмитрий Анатольевич

студент-магистр юридического факультета Харьковского национального университета

имени В. Н. Каразина e-mail: Westernet@rambler.ru

 

Ключевые слова: Романо-германская семья, право, Украина, правовая система.

 

Романо-германская правовая семья, одна из самых крупных правовых семей мира, включающая в себя правовые системы континентальной Европы, значительной части Африки, Латинской Америки, отдельных стран востока, так же некоторые страны неотносящиеся к романо-германской правовой семье часто копируют отдельные её стилеобразующие черты (верховенство закона, кодификации).

Условно правовые системы, составляющие романо-германскую правовую семью можно поделить на две группы романскую и германскую. К первой группе относят правовые системы Франции, Италии, Испании, Бельгии, Люксембурга и Нидерландов. Ко второй группе - правовые системы Германии, Австрии, Швейцарии и ряда других страны. [1].

Романо-германская правовая семья имеет длительную историю. Она связана с правом Древнего Рима, но более чем тысячелетняя эволюция значительно отдалила не только материальные и процессуальные нормы этого права, но и саму концепцию права и правовой нормы от того, что было признано во времена Августа и Юстиниана. Романо-германские правовые системы как бы продолжают римское право, они результат его эволюции, но никоим образом не являются его копией. Последнее тем более верно, что многие их элементы имеют иные источники, нежели римское право. Исследователи выделяют три основных периода становления романо-германской правовой семьи.

Первым периодом- становления и развития романо-германской правовой семьи -хронологически называется период, римского права, предшествующий ее эволюции вплоть до XIII в. По мнению ученых-юристов, именно XIII в. следует считать «временем, когда с научной точки зрения появилась система романо-германского права».

Второй период развития романо-германской правовой семьи хронологически определяется с XIII по XVIII в. Он непосредственно ассоциируется с Ренессансом, или Возрождением, появившимся вначале в Италии на рубеже XIII-XIV вв., а позднее распространившимся на всю Западную Европу. Возрождение, символизировавшее собой обращение к культурному наследию античности (его «возрождение»), в том числе и юридическом плане и получило название «Рецепция Римского права».

Третий период в развитии системы романо-германского права, ассоциируется с усиленным развитием законодательства в европейских странах и кодификацией. Данный период, согласно принятой хронологии, продолжается и в настоящее время. [2]

Место Украины в романо-германской правовой семье определяют многие стилеобразующие элементы украинской правовой системы такие, как: верховенство закона, кодифицированные источники права, недопустимость применения судебного прецедента, деление права на частное и публичное и многие другие.

Некоторые ученые относят украинскую правовую систему к романо-германской правовой семье, образуя в ней вместе с правовыми системами России и других республик СНГ самостоятельную "евразийскую" группу. Это обусловлено тем, что вышеназванные государства имеют общую правовую историю, которая несколько отличается от правовой истории западной части континентальной Европы.

В процессе исторического развития Украина терпела вмешательства в свою правовую систему. До XV в. Украина и Россия имеют общую правовую историю. Далее на украинское право оказывали влияние Польша и Литва, после воссоединения Украины с Россией 1654 года одним из источников права стали законодательные акты царского правительства и нормы местной украинской власти, а с 1918 года Украина, как и другие советские республики воспроизводила общесоюзные правовые схемы и правовая система стала тяготеть к социалистическому типу.

Последние преобразования в праве произошли в 90-х годах ХХ века. В результате распада СССР на Украине приняты сотни законов, закрепивших (по крайней мере, формально) новые принципы и институты: приоритет прав и свобод личности, разделение властей, конституционный контроль, равенство форм собственности, свободу частной инициативы и т.д. В результате этих изменений украинская правовая система в целом перешла от социалистического типа к романо-

1.Давид Р. Основные правовые системы современности. М., 1998. С. 51-60.

2.Давид Р. Основные правовые системы современности. М., 1998. С. 63-67.

 

Научный руководитель: профессор кафедры государственно правовых дисциплин юридического факультета ХНУ им. В.Н. Каразина, д.ю.н., профессор Петрова Любовь Васильевна

 

 

 

ДЕЯКІ ПРОБЛЕМИ СУБ'ЄКТА ВІДШКОДУВАННЯ ШКОДИ, ЗАВДАНОЇ ТВАРИНОЮ

 

Устименко Олена Анатоліївна

аспірант

кафедри цивільно-правових дисциплін юридичного факультету ХНУ імені В.Н. Каразіна e-mail: ustimenkoelena@ukr.net

 

 

Ключові слова: відшкодування шкоди, тварина, суб'єкт, утримання, володіння, експериментальна тварина, джерело підвищеної небезпеки

 

Новелою цивільного законодавства України є визнання тварини в якості об'єкта цивільних прав. Це пояснюється тенденцією постійного зростання упродовж останніх десятиріч уваги з боку громадськості до тварини, як до «одухотвореної» істоти в цілому, у тому числі, й з позицій правового регулювання правовідносин, пов'язаних з тваринами. Між тим, особливості відшкодування шкоди, спричиненої твариною, а саме проблеми суб'єкта відшкодування означеної шкоди, залишаються фактично осторонь інтересів науковців.

Положеннями Цивільного кодексу України (далі - ЦК України) не визначено загального суб'єкта відшкодування шкоди, спричиненої твариною. Ним врегульоване правове становище суб'єкта відшкодування шкоди, завданої відповідно окремими категоріями тварин. Загальний суб'єкт відшкодування шкоди, спричиненої твариною, визначається Законом України «Про захист тварин від жорстокого поводження» (далі - Закон України). Так, у вказаному нормативно-правовому акті зазначено, що «...шкода, заподіяна особі або майну фізичної особи, а також шкода, заподіяна майну юридичної особи твариною, підлягає відшкодуванню в повному обсязі особою, яка її утримує» [1]. Визначення ж терміну «утримання тварини» у цивільному законодавстві України не наведено.

Термін «утримує» трактується двозначно: філологічно під ним розуміється забезпечення певного об'єкта коштами до життя або виступ в якості його власника [2, 418]. За відсутності відповідного розтлумачення з боку законодавця, можна дійти висновку, що мова йдеться про утримання тварини з точки зору забезпечення можливості її існування (харчування, лікування та ін.), а не про право власності на тварину на відповідній правовій підставі. Адже в разі змістовного наповнення законодавцем поняття «утримання тварини» з ракурсу права власності на неї означений термін був би сформульований як «власник тварини» або ж «володілець тварини». Наведене дозволяє дійти висновку про те, щозаконодавцем під особою, що утримує тварину, мається на увазі особа, яка забезпечує цю тварину можливістю до існування.

Окрім цього, не зрозуміло, чи ототожнюються законодавцем у даному випадку терміни «утримання» та «перебування під наглядом», оскільки тварина може перебувати на утриманні однієї особи, а нагляд за нею здійснюється іншою особою (наприклад, у разі перебування коней у спеціально облаштованих конюшнях. Знов таки двояко можна трактувати випадок, коли особа, яка здійснює нагляд на твариною, нагодує її, адже в цьому випадку нею будуть здійснені функції утримувача - особи, що забезпечує тварину можливістю до існування).

Отже, виникають відповідні складнощі при визначенні суб'єкта відшкодування шкоди, спричиненої твариною, яка у часовий період спричинення шкоди не перебувала під наглядом особи, що її утримує, а, наприклад, була або тимчасово передана іншій особі без укладання відповідного договору, або ж була передана під нагляд іншій особі на відповідній правовій підставі (надана в оренду для племінної справи тощо).

Не враховано у вітчизняному цивільному законодавстві й наступного нюансу: чи виступає особа, що утримує тварину, яка спричинила шкоду, суб'єктом відшкодування цієї шкоди, в разі, якщо означена тварина вийшла з-під нагляду особи, що її утримує (втекла або заблукала). ЦК України містить наступне положення: «.особа, яка затримала бездоглядну домашню тварину, може на час розшуку власника залишити її у себе на утриманні та в користуванні, або передати іншій особі, якщо ця особа може забезпечити утримання та догляд за твариною з додержанням ветеринарних правил.» [3]. Наведене можна розцінювати як додатковий аргумент на перевагу ототожнення терміну «утримання тварини» із забезпеченням тварини коштами до життя, а не з правом власності на неї. Звертає також на себе увагу протиставлення понять «утримання» та «догляд», що також дозволяє дійти висновку про різне смислове навантаження визначень «утримання тварини» та «перебування тварини під наглядом». Втім, суб'єктом відшкодування шкоди, спричиненої твариною, що заблукала або втекла, відповідно до положень чинного законодавства буде виступати особа, що утримує тварину.

Далі, відповідно до ЦК України, шкода, завдана джерелом підвищеної небезпеки, відшкодовується особою, яка на відповідній правовій підставі (право власності, інше речове право, договір підряду, оренди тощо) володіє об'єктом [твариною], утримання якого створює підвищену небезпеку. До джерела підвищеної небезпеки в даному випадку віднесена діяльність, пов'язана з утриманням диких звірів, службових собак та собак бійцівських порід, що створює підвищену небезпеку для особи, яка цю діяльність здійснює та інших осіб. Тобто, на відміну від положень Закону України, законодавцем в даному випадку чітко визначено суб'єкта відшкодування шкоди, спричиненої окресленим колом тварин. Отже, можна припустити, що дана норма запроваджена з метою полегшення виявлення суб'єкта відшкодування шкоди, завданої відповідною категорією тварин, стимулювання володільця тварини до належного виконання обов'язків щодо неї тощо.

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94 


Похожие статьи

Автор неизвестен - 13 самых важных уроков библии

Автор неизвестен - Беседы на книгу бытие

Автор неизвестен - Беседы на шестоднев

Автор неизвестен - Богословие

Автор неизвестен - Божественность христа