Автор неизвестен - Информация, язык, интеллект - страница 19

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122 

Например серия опытов может состоять из ряда предъявлений всевозможных пар цветов, в каждой из которых испытуемый устанавливает наличие или отсутствие цветового равенства. При равенс­тве цветов испытуемый реагирует сигналом 1, при неравенстве — сигналом 0. В процессе выполнения серии опытов испытуемый реализует некоторый предикат P* (х1, х2,..., хг), заданный на множес­тве M, который связан с отношением P следую­щей зависимостью:

p" (х1,х2- - )={0, ^) : P <7)

Далее исследователь строит модель (M, P'), которая математически описывает результаты дан­ной серии опытов. Символом M обозначен но­ситель модели. Он представляет собой некоторое множество n -компонентных наборов идей, каж­дая из которых принадлежит множеству A. Харак­теристика множества A дана в [2]. Формируется носитель модели следующим образом. Если на­бор (b1, b2,..., br), составленный из первых r идей х1 = b1, х2 = b2,..., xr = br набора (х1, х2,..., хгxn), принадлежит множеству M, то считаем, что набор (b1, b2,..., br, xr+1, xn) при любых значениях пере­менных xrxn принадлежит множеству M . В противном случае последний набор в состав мно­жества M не включаем. Таким образом, множест­во M образуется по следующему правилу: для всех (х2,..., xrxn )e A

(x1, x2,..., xrxn)eM<=>(x1, x2,..., xr). (8)

Знак <=> обозначает логическую равносильность высказываний.

Предикат модели P'(х1, х2,...,xn) считаем фун­кцией n переменных х1, х2,..., xn, каждая из кото­рых задана на множестве A. Значения этого преди­ката находим по следующему правилу:

P'(x1, x2,... , xr,... , xn) =
JP *(х1, х2,..., хг), если (х1, х2,..., xn) eM, (9)
0,                       если (х1, х2,...,
xr) gM.

Определение (9) предиката P' выбрано с таким расчетом, чтобы модель (M,P') была стандартной. Если же требуется получить какую-нибудь иную модель (M,P) из числа моделей, конгруэнтных модели (M,P'), то это можно сделать, переходя от предиката P' к предикату P по формуле (6), пред­варительно выбрав подходящий предикат C .

Будет ли модель (M,P') однозначно задавать результаты серии опытов, которые она призвана математически описывать? Да, будет. Это доказы­вается возможностью обратного перехода от моде­ли к множеству M и отношению P , однозначно характеризующим экспериментальные данные. Такой переход можно произвести следующим об­разом. Пользуясь условием (3), разделяем пере­менные на существенные и несущественные. Пос­кольку номера всех существенных переменных меньше номеров несущественных переменных, то достаточно найти такое число r , при котором переменная хг будет существенной, а переменная хг+1 — несущественной. Далее, пользуясь условием (8), устанавливаем, какие из наборов (х1, х2,..., хг) принадлежат множеству M, а какие — нет. В ре­зультате мы находим множество M всех r -ком­понентных наборов, которые были предъявлены испытуемому в серии опытов.

Значение предиката P*, характеризующего по­ведение испытуемого в серии опытов, находим при помощи равенства

P*(х1, х2,...,xr) = P'(х1, х2,..., хгxn), (10)

вытекающего из соотношения (9). При оп­ределении значений предиката P* значение пе­ременных xr+1, xn можно брать произвольными. Наконец, с помощью зависимости (7) переходим от предиката P* к отношению P , которое харак­теризует задание испытуемому, реализованное в данной серии опытов. В случае, когда серия опы­тов представлена не стандартной, а произвольной моделью (M,P), сначала переходим по формуле (5) от предиката P к предикату P', пользуясь пре­дикатом M*, отыскиваем по множеству M с по­мощью зависимости (7) [2], а затем по стандартной модели (M,P') только что описанным способом находим множество M и отношение P .

Выше мы изложили метод сравнения и квали­фицировали его как общий метод формального описания интеллекта человека. Но обладает ли метод сравнения эффективностью, общностью и универсальностью на самом деле? Можно ли с его помощью исчерпывающе описать весь механизм человеческого интеллекта во всех деталях и с ма­тематической точностью? Мы даем на эти вопросыутвердительный ответ, провозглашая тем самым тезис об универсальности метода сравнения. При­нятие этого тезиса — очень ответственный шаг, он требует тщательного обсуждения. Чтобы утвердить метод сравнения в правах универсального инстру­мента познания интеллекта, необходимо нейтра­лизовать массу естественно возникающих сомне­ний, вопросов и возражений. Главное же — надо на деле продемонстрировать эффективность и уни­версальность метода сравнения при дальнейшей разработке теории интеллекта.

3. Контроль исследователем идей испытуемого

Согласно методу сравнения исследователь должен при проведении опытов на испытуемом предъявлять ему идеи. В связи с этим возникает возражение, состоящее в том, что идеи предъявить испытуемому нельзя, поскольку они идеальны. Ис­следователь может воздействовать на испытуемого только физическими предметами. Если мы хотим, чтобы исследование интеллекта человека удовлет­воряло стандартам строгости, принятым в физике, то следует считать, что испытуемому предъявляют­ся не идеи, а физические предметы. Только после того, как они окажут воздействие на органы чувств испытуемого, в его сознании смогут возникнуть соответствующие им идеи, являющиеся субъек­тивными образами воспринимаемых предметов.

Изложенное соображение справедливо, однако содержащаяся в нем критика бьет мимо цели. Вер­но, что без предъявления испытуемому физичес­ких предметов исследователь не сможет возбудить в его сознании ни одной мысли. Однако предметы эти в натуральном виде испытуемому не являются, как "вещи в себе" они остаются для него недосяга­емыми, ему и не обязательно иметь к ним прямой доступ. Испытуемый имеет дело лишь с образами предметов, то есть с идеями, порожденными со­ответствующими физическими стимулами. На­пример, чтобы возбудить в сознании испытуемого некоторое цветовое ощущение, исследователь, ко­нечно, должен воздействовать на его орган зрения соответствующим световым излучением. Однако испытуемому нет до световых излучений никакого дела, поскольку в опыте он оперирует только с цве­тами, сравнивает и обрабатывает только их.

Двоичная реакция испытуемого определяется в конечном счете исключительно теми идеями, кото­рые испытуемый! непосредственно воспринимает и сравнивает. Физические стимулы, породившие эти идеи, остаются всецело в ведении исследователя, к испытуемому они отношения не имеют. Именно в этом смысле при описании метода сравнения нами утверждается, что испытуемому предъявляются для сравнения сами идеи, а не их физические про­тотипы. Говоря так, мы вовсе не имеем в виду, что в опытах по методу сравнения можно обойтись без физических стимулов, что они не нужны. Просто физические предметы в данной ситуации выпол­няют лишь вспомогательную (хотя и необходимую) роль источника идей, поэтому они при описании метода сравнения и не упоминаются.

Но если испытуемый не имеет прямого доступа к физическим предметам, то как же тогда можно изучать методом сравнения процессы восприятия предметов, то есть преобразование предметов в их субъективные образы? Ведь для того, чтобы вы­явить и описать связь предмета с его образом, необ­ходимо их друг с другом сравнивать, а это, как мы видим, невозможно. Процесс же восприятия пред­метов — неотъемлемая часть интеллектуальной де­ятельности человека. Таким образом, выходит, что метод сравнения нельзя признать универсальным, поскольку важная способность интеллекта — вос­приятие внешних предметов — остается за преде­лами сферы его применимости.

Отвечая на это возражение, следует согласить­ся с тем, что испытуемый действительно не имеет непосредственного доступа к физическим пред­метам, предъявляемым ему для восприятия, и су­дит о них только по субъективным образам. Как следствие этого сравнивать предмет с его образом он не может. Но это и не требуется. Добраться до физических предметов и дать им математическое описание — это задача, которую должен решать не испытуемый, а исследователь. Именно исследова­тель регистрирует предъявленный испытуемому набор предметов £ и его двоичную реакцию t на этот набор. Исследователь экспериментально изу­чает отношение L(£,t) между входным £ и выход­ным t сигналами испытуемого и математически его описывает.

Как это практически делается, описано в рабо­те [4, с. 109] на примере задачи о цвете. В роли на­бора предметов £ в задаче о цвете выступает пара световых излучений (х1, х2), предъявляемых испы­туемому. Испытуемый формирует свой двоичный ответ на эту пару, сравнивая цвета u1 и u2 излуче­ний х1 и х2. Таким образом, испытуемый в своих действиях не выходит за рамки метода сравнения. Производя логико-математическую обработку от­ношения L , исследователь извлекает из него мате­матическую характеристику цвета u и вид функции u = F(х), связывающей цвет u с соответствующим ему световым излучением х . Как видим, при такой методике исследования сравнивать физический предмет (в нашем примере — световое излучение) с его субъективным образом (цветом) вообще нет надобности.

Остается еще одно обстоятельство, которое мо­жет вызвать неудовлетворенность читателя. Если испытуемый не имеет прямого доступа к физи­ческим предметам, то будет ли иметь его иссле­дователь? Изучение физических предметов было переложено с испытуемого на исследователя, но исследователь — такой же человек, как и испытуе­мый, следовательно, и он подвержен тому же огра­ничению. Не имея прямого доступа к физическим предметам, исследователь не сможет связывать отношением L(£,t) набор предметов £ с реакцией испытуемого t на этот набор.

В этом возражении посылка верна, но из нее делается ошибочное заключение. Исследователь, как и испытуемый, действительно не имеет пря­мого доступа к физическим предметам. Он судит о предметах только по их образам, возникающим в его сознании. Но различие между исследователем и испытуемым все же есть. Испытуемый воспри­нимает предметы только собственными органами чувств, то есть только теми естественными прибо­рами, которыми снабдила его природа. Исследова­тель же при изучении предметов пользуется всеми доступными ему источниками информации, в том числе всевозможными физическими приборами, созданными наукой и техникой. Поэтому он полу­чает образ предмета более детализированный, чем испытуемыгй, проникает в структуру предмета глуб­же, чем это может сделать испытуемый. Хотя пол­ной информации о предмете исследователь тоже не получает, но, используя весь арсенал физических средств, он имеет возможность углубиться в пред­мет настолько, насколько сочтет нужным, и в той мере, в какой это позволяет современное развитие науки. И этого оказывается достаточно для успеш­ного изучения и формального описания связи меж­ду предметом, предъявляемым испытуемому, и об­разом предмета, возникающим в его сознании.

Поясним сказанное на примере задачи о цвете. Исследователь характеризует световое излучение его спектром. Спектр — это действительно не фи­зический предмет, а всего лишь математическая абстракция, то есть идея. Верно и то, что спектр характеризует собой только часть качеств излуче­ния. Так, спектр ничего не сообщает исследовате­лю о форме электромагнитной волны излучения, о поляризационных и квантовых свойствах света. Вместе с тем, спектр содержит больше информа­ции о световом излучении, чем цвет. В самом деле, когда спектры двух излучений совпадают, то сов­падают и их цвета. В данном примере речь идет об излучениях естественного происхождения (сол­нечный свет, свет светильников и тому подобное), которые все некогерентны. Когерентные излуче­ния, искусственно формируемые лазерами, могут давать видимые глазом биения цвета, аналогичные биениям звука при восприятии ухом. Вследствие этого существуют такие когерентные излучения одинакового спектра, которые порождают разные цвета.). Обратное, вообще говоря, неверно: извест­но, что существуют такие световые излучения раз­личного спектра, цвета которых воспринимаются испытуемым как совершенно идентичные.

То же самое можно сказать о физической реак­ции испытуемого на предъявляемый ему предмет: исследователь судит о ней лишь по ее идеальному образу. Исследователь не нуждается в полной ха­рактеристике этой реакции. Например его не инте­ресуют подробности комплекса движений, которые совершает испытуемый в процессе кивка головой. Исследователь должен лишь установить, что стоит за этим движением — положительный или отрица­тельный ответ испытуемого. Следовательно, весь сложный комплекс ответных физических действий испытуемого воспринимается исследователем все­го лишь как одна из двух идей — 0 или 1.

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122 


Похожие статьи

Автор неизвестен - 13 самых важных уроков библии

Автор неизвестен - Беседы на книгу бытие

Автор неизвестен - Беседы на шестоднев

Автор неизвестен - Богословие

Автор неизвестен - Божественность христа