Автор неизвестен - Информация, язык, интеллект - страница 21

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122 

Может ли исследователь получить информацию о строении идей испытуемого и если да, то каким способом? Если ограничиться методом сравнения, то у исследователя остается единственный возмож­ный источник информации о строении идей испы­туемого — его двоичная реакция, вырабатываемая им в ответ на указанное ему задание и предъявлен­ный набор идей. Когда испытуемый, получив от исследователя задание P , реагирует на набор идей (x1, x2,..., xn) положительным ответом, то этим он свидетельствует, что идеи x1, x2,..., xn в силу особен­ностей своего строения способны вступать в отно­шение L, задаваемое уравнением P (x1, x2,..., xn) = 1.

Когда же исследователь реагирует на набор идей (x1, x2,..., xn) отрицательным ответом, это означа­ет, что строение идей x1,x2,...,xn не позволяет им вступать в отношение L .

Выводы

Таким образом, двоичные ответы испытуемого несут в себе (правда, в неявном, зашифрованном виде) определенные сведения о строении идей. Мы полагаем, что глубинный смысл тезиса об универсальности метода сравнения заключается в том, что из двоичных ответов испытуемого можно извлечь всю информацию о строении идей. Зада­ча исследователя, действующего в рамках метода сравнения, состоит в том, чтобы путем логико-ма­тематической обработки извлечь из двоичных от­ветов испытуемого всю заключенную в них инфор­мацию о строении идей. Если окажется, что этой информации достаточно для формального описа­ния и искусственного воспроизведения с помощью ЭВМ всех проявлений человеческого интеллекта, тогда можно будет с полным правом утверждать, что метод сравнения на самом деле универсален.

Список литературы. 1. Бондаренко М.Ф. Модель равенства идей [Текст] / М.Ф. Бондаренко, Ю.П. Шабанов-Кушна­ренко, С.Ю. Шабанов-Кушнаренко// Бионика интеллекта.

2010. — № 2 (73). — С. 3-15. 2. Бондаренко М.Ф. Алгебра идей [Текст] / М. Ф. Бондаренко, Ю.П. Шабанов-Кушнарен­ко, С.Ю. Шабанов-Кушнаренко // Бионика интеллекта. — 2010. — № 2 (73). — С. 16-27. 3. Шабанов-Кушнаренко Ю.П. Теория интеллекта. Математические средства [Текст] / Ю.П. Шабанов-Кушнаренко. — Х.: Вища шк. Изд-во при Харьк. Ун-те, 1984. — 144 с. 4. Шабанов-Кушнаренко Ю.П. Теория интеллекта. Проблемы и перспективы [Текст] / Ю.П. Шабанов-Кушнаренко. — Х.: Вища шк. Изд-во при Харьк. ун-те, 1987. — 159 с. 5. Мальцев А.И. Алгебраичес­кие системы [Текст] / А.И. Мальцев. — М.: Наука, 1970.

476 с.

Поступила в редколлегию 10.03.2010

 

УДК 519.7

Метод порівняння / М.Ф. Бондаренко, С.Ю. Ша­банов-Кушнаренко, Ю.П. Шабанов-Кушнаренко // Біоніка інтелекту: наук.-техн. журнал. — 2010. — № 2 (73). —

С. 28—39.

Пропонується біонічний підхід до проблеми побу­дови штучного інтелекту. Розвивається спеціалізований математичний апарат для ефективного моделювання ро­боти механізмів інтелекту людини.

Бібліогр.: 5 найм.

UDC 519.7

Method of comparison / Bondarenko M.F., Shabanov-Kushnarenko S.Yu., Shabanov-Kushnarenko Yu.P. // Bion­ics of Intelligence: Sci. Mag. — 2010. — № 2 (73). — С. 28—39.

It is offered bionic approach to a problem of construction of an artificial intelligence. The specialized mathematical in­strument for effective simulation of activity of mechanism of human intellect develops.БИОНИКА ИНТЕЛЛЕКТА. 2010. № 2(73). С. 40-50
ИЗОМОРФИЗМЫ АЛГЕБРЫ ИДЕЙ

М.Ф. Бондаренко1, С.Ю. Шабанов-Кушнаренко2, Ю.П. Шабанов-Кушнаренко3

^ 2 3 ХНУРЭ, г. Харьков, УкраинаРассмотрены проблемы построения эффективного математического аппарата для формализации и моделирования систем искусственного интеллекта. В качестве такого аппарата предложен абстрактный эквивалент алгебры конечных предикатов — алгебра идей. На основе алгебра идей получены некоторые результаты в области формального описания закономерностей интеллектуальной деятельности чело­века.Настоящая статья является продолжением работ [1-3]. Задача этих работ — построение абстрактного эквивалента алгебры конечных предикатов, кото­рая, в свою очередь, используется для формального описания закономерностей интеллектуальной де­ятельности. Этот абстрактный эквивалент, назван­ный нами алгеброй идей, необходим для дальней­шего развития теории интеллекта. Выбор такого названия обусловлен тем, что элементы множества

носителя алгебры идей, естественным образом интерпретируются как идеи интеллекта (то есть мысли, понятия, вообще — любые субъективные состояния человека), а операции алгебры идей над этими элементами — как действия интеллекта над идеями. В роли прототипа алгебры идей в работе использована алгебра одноместных k -ичных пре­дикатов первого порядка. Разработана аксиомати­ка алгебры идей.

Развивая алгебру идей, одновременно с этим будем продвигаться вперед и в деле формального описания закономерностей интеллектуальной де­ятельности человека. Это будет достигаться пос­редством психологической интерпретации понятий и законов алгебры идей. Правомерность такой ин­терпретации будет обосновываться в каждом конк­ретном случае путем экспериментального изучения соответствующих свойств поведения испытуемого. Под испытуемым мы подразумеваем того конкрет­ного человека, интеллектуальная деятельность ко­торого подвергается формализации.

1. Формирование множества идей испытуемого

На основании результатов, полученных в рабо­тах [1-3], можно перейти к рассмотрению вопроса: как получить разбиение множества A. Предполо­жим, что испытуемому дано задание P . Пусть на набор идей £' = (ос1с2,...,ос(-_1,ос',oc(-+1,...,ocn) он ре­агирует положительным ответом, а на набор идей £" = (а1,а2,...,а(- _1,а ",а(Ч1,...,ап) — отрицательным. Имеется ввиду, что  ос1с2,...,ос(-_1,ос',ос",a(41,...,an

идеи исследователя, произвольно выбранные из множества A и выступающие в роли имен идей ис­пытуемого. Своими ответами испытуемый свиде­тельствует о том, что идеи исследователя о' и о" порождают в его сознании различные идеи. Сле­довательно, о' и о" обозначают различные идеи испытуемого. Таким образом, идеи исследователя о' и о" должны быть размещены в разных классах разбиения множества A. То же самое надо сделать, если окажется, что P(£') = 0 и P(£") = 1.

Если же опыт покажет, что P(£') = 0 и P(£") = 0 или P (£') = 1 и P (£") = 1, то одного этого факта еще не достаточно, чтобы признать идеи испытуемо­го, порождаемые идеями исследователя о' и о", идентичными и поместить их в одном классе раз­биения. Такой исход эксперимента означает лишь то, что испытуемый по-одинаковому реагирует на свои идеи о' и о" (вне зависимости от того, сов­падают ли они друг с другом или нет). Отсюда, однако, еще не следует, что он будет реагировать на те же идеи по-одинаковому и при любом дру­гом режиме их анализа. Достаточное основание к размещению идей о' и о" в одном классе раз­биения мы получим лишь тогда, когда равенство P (£') = P (£") будет иметь место при любом выборе идей ос^о^,...,^^ос^,...,^ , числа i и задания P . В этом случае с полным правом можно будет ут­верждать, что испытуемый не имеет никакой воз­можности различить свои идеи, числящиеся под именами о' и о". Таким образом, мы приходим к выводу, что в данном случае идеи исследователя о' и о" порождают в сознании испытуемого одну и ту же идею.

Напрашивается вопрос, — а что будет, если ис­следователь не сможет отыскать эксперимент, раз­деляющий идеи о' и о", а между тем объективно такой опыт существует (в том смысле, что, будучи кем-то указан, он мог бы быть реализован на прак­тике). Такой случай вполне реален, если принять во внимание астрономическое число возможных экспериментов. Не сделает ли это препятствие неэ­ффективной предложенную выше процедуру фор­мирования множества A, не превратится ли она в безрезультатные поиски "иголки в стоге сена"? Обнадеживающим обстоятельством здесь служитто, что пропуск исследователем некоторых из экс­периментов, выявляющих различие идей, не отме­няет всей остальной его работы по формированию классов разбиения. Совершив такой пропуск, ис­следователь получит разбиение множества A более грубое, чем истинное разбиение. Если в процес­се дальнейшей работы исследователь произведет новые эксперименты, разделяющие неизвестным ранее способом его идеи, то ничто не помешает ему детализировать полученное ранее разбиение множества A. В истории развития физики случаи подобной корректировки знания об окружающем нас мире встречались неоднократно. И всегда они воспринимались не как фиаско науки, а как нор­мальный процесс ее развития.

Рассмотрим еще и такой вопрос: всегда ли опи­санная выше процедура разделения идей исследо­вателя на классы приводит к вполне определен­ному разбиению множества M ? Оказывается, не всегда. Разбиение получится вполне определен­ным только в том случае, когда ответы испытуемо­го однозначно определяются данным ему заданием и предъявленным ему набором идей, иначе говоря, когда при повторении любого эксперимента его результат всегда повторяется. Это условие озна­чает, что испытуемый! при каждом задании P ре­ализует своим поведением вполне определенную двоичную функцию (т.е. предикат) P(x1, x2,..., xn). Сформулированное условие назовем законом од­нозначности поведения испытуемого. Закон этот не будет выполняться, если испытуемый просто выдумывает ответы, а не получает их в результате сравнения своих идей; если он недостаточно вни­мательно выполняет задание исследователя; если в процессе проведения опыта действуют не учтенные исследователем факторы. Проверка закона одно­значности поведения испытуемого всецело нахо­дится во власти исследователя, поэтому он всегда сможет не допустить неоднозначных реакций ис­пытуемого. Значит, исследователь всегда сможет сформировать интересующее его множество идей испытуемого при условии, что последний обладает способностью воспроизводить своим поведением любые предикаты, которые потребуются исследо­вателю.

После того как множество идей испытуемого сформировано, исследователь вводит на нем би­нарный предикат D , пользуясь следующим прави­лом: если идеи исследователя, порождающие идеи испытуемого x и y , принадлежат одному классу разбиения, то принимаем D(x, y) = 1, в противном случае полагаем D(x, y) = 0. Нетрудно убедиться в том, что так введенный на множестве A х A пре­дикат D является предикатом равенства. В самом деле, ранее было установлено [2], что свойства рефлексивности и подстановочности однозначно определяют предикат равенства.

Рефлексивность предиката D непосредственно вытекает из факта существования разбиения мно­жества A. Возможность же построения разбиения обусловлена способом отбора заданий для испыту­емого. Как было сказано в последнем абзаце пре­дыдущего пункта, исследователь проводит свои эксперименты лишь с теми заданиями, которые обеспечивают однозначные реакции испытуемого на любые наборы идей. Свойством подстановоч-ности предикат D обладает по той причине, что разбиение множества A формировалось именно так, чтобы это свойство выполнялось. Таким обра­зом, наличие свойств подстановочности у преди­ката D обусловлено самим способом образования множества A. Итак, единственность предиката D предопределена той методикой, с помощью кото­рой обследуется поведение испытуемого. Сущест­вование предиката D обусловлено тем, что такая методика оказывается эффективной, т.е. факти­чески приводит к построению вполне определен­ного предиката, описывающего поведение испы­туемого.

Предположим, что исследователь дал задание испытуемому определять, равны или нет предъ­являемые ему идеи. Сможет ли он, не опираясь на интроспективное свидетельство испытуемого, вывести из своих экспериментов на испытуемом, что тот производит именно отождествление своих идей, а не какую-либо иную операцию над ними? Да, сможет. Для этого исследователю достаточно при данном задании определить реакции испыту­емого на всевозможные пары его идей x,y и убе­диться, что все они совпадают со значениями пре­диката D( x, y).

Но если мы спросим, сможет ли исследователь вывести из чисто объективных наблюдений за по­ведением испытуемого существование у испытуе­мого субъективно переживаемых им идей, то на это придется дать отрицательный ответ. Удостоверить­ся в наличии субъективных переживаний может только сам испытуемый, но объективной проверке эта информация не поддается. Исследователь мо­жет верить в существование субъективных состоя­ний у испытываемого, а может и не верить. Если исследователь не верит в это, то тем самым лишает себя морального права утверждать, что он изучает внутренний мир испытываемого. В этом случае ис­следователь может претендовать лишь на то, что он изучает поведение испытуемого.

Сказанное в предыдущем абзаце может привес­ти читателя к выводу, что утверждения противо­речивы. Действительно, выше утверждалось, что из экспериментов, в которых изучается только по­ведение испытуемого, выводится существование классов разбиения множества A, которые психоло­гически интерпретируются как идеи испытуемого. Вместе с тем, утверждается, что существованиесубъективных состояний из наблюдений за поведе­нием испытуемого невыводимо. На самом деле ни­какого противоречия между этими двумя утверж­дениями нет. Дело в том, что термин существование имеет в русском языке два различных смысла, на­зовем их логическим и фактическим. Субъективные состояния испытуемого, которые он переживает в текущий момент времени, существуют в факти­ческом смысле. Классы же разбиения множества A существуют в логическом смысле. Поведение испытуемого таково, что дает возможность ввести классы разбиения множества A. Но возможность — это еще не действительность. Классы вводятся не как реально существующие объекты, а лишь как логически возможные абстракции. Классы разбие­ния можно психологически интерпретировать как реально существующие идеи испытуемого лишь в том случае, когда признается фактическое сущест­вование идей испытуемого.

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122 


Похожие статьи

Автор неизвестен - 13 самых важных уроков библии

Автор неизвестен - Беседы на книгу бытие

Автор неизвестен - Беседы на шестоднев

Автор неизвестен - Богословие

Автор неизвестен - Божественность христа