М І Гнатюк - Наукові записки в 11 - страница 75

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81 

Ходом работы предусмотрено рассмотрение звукоизобразительно-го процесса в комплексе. В соответствии с таким подходом представ­лена объективная и субъективная звукоизобразительность начальных корневых согласных фонестем. Объективные фоносемантические свой­ства звукосочетаний исследованы на материале толковых словарей Ду-дена, Г. Варига; установлены статистически значимые результаты по шкалам "сила", "активность", "оценка" и рассмотрены формы зависи­мости исследуемых слов от их частотного, морфологического, стилис­тического и семантического потенциала. При анализе толкований иссле­дуемой лексики мы учитываем не лексическую семантику, а признако­вую; при этом используем метод семантического дифференциала Ч. Ос-гуда, в соответствии с которым измеряем коннотативное значение сло­ва по трём характеризующим его основным параметрам: оценки, силы и активности. Субъективные символические значения устанавливаются путём проведения экспериментальных исследований, получения статис­тически весомых результатов.

По данным исследования объективной фонетической мотивированности лексем с соответствующими начальными фонестемами (таковых было обна­ружено 29) и их толкований - согласно методике проведения компонентного анализа словарных дефиниций и оценивания по шкалам силы, активности, оценки, а также в соответствии с методикой проведения статистической об­работки полученных результатов - приходим к выводу, что в рассмотренных лексемах существует определённая статистически значимая фонестемно-семантическая связь. Например, значение фонестем br-, Jl-, Jv- определе­но по трём шкалам как "слабый, медленный, неприятный", фонемные же сочетания dr-, kn-, Jtr- обозначают "сильный, быстрый, неприятный"; при этом одна лишь фонестема pfl- характеризуется как "что-то сильное, мед­ленное, приятное", а двухфонемное сочетание tr- соотносится с набором се­мантических компонентов "сильный, медленный, неприятный". Обладаю­щие двойным набором признаков (двухсемантические) элементы статис­тически значимой связи демонстрируют фонестемы pr-, Jr-, Jt- ("сильный, негриятный"), bl-, fl-, kl-, pl- ("слабый, гриятный"), gr-, tsv- ("быстрый, неприятный"), Jm- ("медленный, неприятный"), Jn- ("слабый, медленный"), gl- ("сильный, приятный"), Jpr- ("сильный, быстрый"). Один семантически значимый признак свойственен фонестемам fr- sk- Jpl- ("быстрый"), kr-, Jp-("неприятный"), gn- ("приятный"), kv- ("сильный"). В итоге только фонем­ное сочетание pffr- (вследствие незначительного количества содержащих его лексем) не демонстрирует статистически значимых результатов ни по од­ной шкале.

Оценивая степень фонестемно-семантической связи, заметим, что наивысший потенциал по шкале силы с семантическим элементом "слабый" имеет фонестема Jv-, а с семантическим элементом "сильный" - группа pr-. Наивысший показатель по шкале активности с семанти­ческой единицей "медленный" обнаруживает фонемное сочетание tr-, а "быстрый" - сочетание gr-. Кроме того, фонестема tr- демонстрирует наивысший потенциал "неприятного" в соответствии со шкалой оценки, а семантический элемент "приятный" фиксируется с наивысшим резуль­татом для фонестемы kl-.

Начальные согласные фонестемы, содержащие фонему [l], подобно примерам с bl-, fl-, gl-, kl-    характеризуются статистически значимымсемантическим признаком "приятный", а фонестемы с фонемой [r], на­пример: br-, dr-, fr-, gr-, pr-, tr-, kr- ... демонстрируют явное присутствие существенного признака "неприятный" по шкале оценки. По шкалам силы и активности заметна тенденция к статистической значимости при­знаков "слабый", "медленный" у фонестем с фонемой [l] и признаковым значением "сильный", "быстрый" у фонестем с фонемой [r]. Фонестемы с начальной фонемой [J], типа Jl-, Jm-, Jn-, Jr-, Jv-, Jp-, Jpl-, Jpr-, Jt-, Jtr-, под­тверждают заметное преимущество статистически значимого семанти­ческого элемента "неприятный" по шкале оценки - вследствие наличия у них ведущей фонемы [J], обладающей наиболее высоким символичес­ким потенциалом и проявляющей очевидную тенденцию к выражению "негативности".

По частотной характеристике употребления слов с исследуемыми фо-нестемами устанавливаем, что наивысший символический потенциал де­монстрируют фонестемы Jt-, tr-, gr-, fr-, kn-, kv-, Jm-, Jn-. Наибольшей фо­нетической мотивированностью отличаются низко- и высокочастотные исследуемые слова.

Анализируя зависимость фонетической мотивированности рассма­триваемой лексики от морфологического статуса слова, приходим к выводу, что степень звукоизобразительности признаковых слов по срав­нению с предметными наименованиями более высока, хотя количествен­ная характеристика демонстрирует обратное, а именно: среди исследуе­мой лексики 3345 единиц составляют существительные, вдвое меньше зафиксировано прилагательных и глаголов (соответственно 1634 и 1599 единиц). Дополнительный статистический анализ подтвердил, что наибо­лее символически активны глаголы и прилагательные. Существительные проявили наименьшую символическую активность [4, с. 94-111].

Исследуя стилевую характеристику фонестемной лексики, мы устано­вили существенное преимущество маркированной, стилистически отме­ченной лексики над немаркированной, "нейтральной". Более того, лек­сика, принадлежащая к так называемому разговорному реестру, даёт ста­тистически значимые данные по сравнению с другими стилистическими пластами слов (например, из высокого - торжественного, архаизирован­ного, образно-поэтического, возвышенно-риторического, - а также из фа­мильярного, грубого, шутливого, иронического и подобных указанным стилей). Таким образом, наибольшей фонетической мотивированностью отличается фонестемная лексика именно разговорного стиля.

При распределении исследуемой лексики по семантическим под­классам, осуществляемом на основе компонентного анализа, выделяем лексико-семантические группы, для каждой из которых определяем фонестемно-семантические связи и выявляем статистически значимые результаты путём математической обработки полученных данных. Израссмотренных нами фонемных сочетаний в анлауте 26 фонестем про­являют статистически значимые связи с 329 семантическими компонен­тами. В целом вся исследовавшаяся фонестемная лексика распределяет­ся по 12 подклассам, среди которых наиболее интенсивная корреляция "фонестема-смысл" обнаруживается в подклассах слов, соотносящихся с понятиями "движение", "размер, форма, качество объекта", звук", "ка­чества человека, черты характера", "чувственное восприятие, эмоции", "речевая деятельность", "свет", "цвет".

Субъективные символические значения фонестем исследованы при по­мощи проведения психолингвистических экспериментов, направленных на обнаружение существования символической связи фонестем в началь­ной позиции слова с определёнными значениями и на возможность по­лучения статистически значимых подтверждений такой связи. Стимулом (объектом, провоцирующим реакцию) избран звукографический психи­ческий образ в виде транскрипционных знаков; оценивание произведе­но по шкалам силы ("слабый - сильный"), активности ("медленный -быстрый"), оценки ("неприятный - приятный"), по пятибальному изме­рению "семантического дифференциала". Материалом для эксперимента послужили 25 фонестем начальных согласных немецкого языка. В каче­стве информантов выступили студенты-германисты (носители немецко­го языка) Клагенфуртского университета (25 информантов) и слушатели языковых курсов в городе Филлахе (25 информантов), для которых не­мецкий язык является родным (Австрия). Информанты работали с анке­тами и инструкциями.

Полученные в результате экспериментов данные (оценки, выстав­ленные информантами, суммированы, а для каждого семантического разряда установлена своя средняя арифметическая величина) свидетель­ствуют о существовании определённых закономерностей во взаимосвязи "форма-содержание", "звук-значение", "фонестема-понятие", которые вызывают у информантов ассоциативно близкое (одинаковое) символи­ческое восприятие в соответствии со шкалами силы, активности, оценки.

Результаты обоих экспериментов показали, что наивысший символи­ческий потенциал "слабого" - по шкале силы — присущ фонестемам fl-, gl- (ср. лексемы: flau, Flaum, flach, flackern, Flocke, flirren, flustern, Flote.; gleiten, glimmern, glatt, gleich.), а наивысшей степенью признакового компонента "сильный" обладают фонестемы Jr-, fr- (schrecken, schreien, Schreck, schreiten, schrecklich.; Frost, frech, fremd, frieren, frisch). Симво­лическое значение "чего-то медленного", по шкале активности, харак­терно для сочетаний фонем br-, Jv-,, Jl-, pl- (Brei, schwach, Pflanze, schlafen, schleichen, schleppen, plagen, Plauderei.); значение же "быстрого" закре­пляется за фонестемами sk-, pr-, Jp-, Jpr-, dr-, Jtr-, Jt-, gr-, fr-, kn- (Skizze, pressen, Spiel, springen, dringen, Strom, stechen, greifen, frieren, knipsen.).Кстати, характерной особенностью фонестем, ассоциирующихся с сим­волически значимыми семами/понятиями "слабый", "медленный", оказа­лось частое повторение фонемы [l], в то время как фонестемы с фонемой [r] информанты связали с понятиями "сильный", "быстрый".

Наивысший символический потенциал со значением "неприятный" имеют фонестемы gr-, kr- (ср. лексемы: grau, greifen, krank.), а значе­ние "приятный" с наиболее ощутимым показателем иллюстрируют фонемные сочетания fl-, gl- (fliegen, flockig, flimmern, Gluck.) по шкале оценки. Существенным является также количественное преимущество фонестем, содержащих фонемы [r] и [J] и ассоциирующихся в сознании информантов с понятием "неприятный". В свою очередь, символическое значение "приятный" присуще фонестемам с фонемой [l].

По данным обоих экспериментов, фонестемы fr-, gr-, pr-, Jt-, Jtr-ассоциируются у информантов с понятиями "сильный, быстрый, неприятный", значение же "слабый, быстрый, приятный" символизиру­ет фонестема bl-. Фонестемы br-, Jl- обнаруживают также трёхзначное ассоциативное восприятие "чего-то слабого, медленного, неприят­ного", а значение "сильный, медленный, приятный" выражает груп­па pfl, в то время как pl- соотносится с компонентами смысла "слабый, медленный, приятный". Двухзначную символическую функцию име­ют также следующие фонестемы: gl-, fl- ("слабый, приятный"); kr-, Jr- ("сильный, неприятный"); dr-, Jp- ("быстрый, неприятный"), sk- Jpr-("сильный, быстрый"), Jv- ("слабый", "медленный"). Лишь одна симво­лическая функция явилась общей для таких фонестем: kn- "быстрый", Jn- "слабый", Jm-, tr- "сильный".

Сравнивая результаты изучения объективной и субъективной зву-коизобразительности рассмотренных фонестем, приходим к выводу, что сочетание фонем gl- ("приятный"), fr-, sk- ("быстрый"), kr-, Jp-, ("неприятный"), tr- ("сильный"), Jn- ("слабый") демонстрируют одно об­щее значение во взаимосвязи "фонестема - содержание". Двухзначная символика присуща фонестемам bl-, pl-, fl- ("слабый, приятный"), gr-, dr-, kn- ("быстрый, неприятный"), pr-, Jr-, Jt- ("сильный, неприятный"), Jpr- ("сильный, быстрый"). Трёхзначные символические функции характерны для фонестем br-, Jl-, Jv- ("слабый, медленный, неприятный") и для группы Jtr- ("сильный, быстрый, неприятный"), pfl- ("сильный, медленный, приятный").

Рассмотрев шкалу оценки, выстроенную на основе изучения разными методами явлений субъективного и объективного звукосимволизма, подтверждаем установленное заметное преимущество фонестем с фоне­мой [l], соотносимых с признаком "приятный"; в то же время фонестемы с фонемой [r] и начальной ведущей фонемой [J] проявляют тенденцию к символизации "неприятного".Завершая описание проделанной нами исследовательской работы, отметим: изучение проблемы фоносемантики, фонетической мотиви­рованности и семантического потенциала звука является важным как в практическом, так и в общетеоретическом плане, поскольку касается па­кета актуальных вопросов, связанных со спорными проблемами моти­вированности единиц языка, их функционирования в процессе речево­го общения.

Литература:

1. Воронин С. В. Фоносемантические идеи в зарубежном языкознании: очерки и извлечения / С. В. Воронин. - Л.: Изд-во Ленинг. ун-та, 1990. - 200 с.

2. Левицкий В. В. Звуковой символизм. Мифы и реальность: монография / В. В. Левицкий. - Черновцы: Черновицкий национальный университет, 2009. - 264 с.

3. Найдеш О. В. До проблеми зв'язку між формою та змістом /
Найдеш О. В. // Нова філологія: зб. наук. праць / гол. ред. Манакін В. М. -
Вип. 2 (22). -
Запоріжжя: ЗНУ, 2005. - С. 81-91.

4.Найдеш О. Об'єктивний звукосимволізм фонестемної лексики німецької мови / Ольга Найдеш // Науковий вісник Чернівецького університету: зб. наук. праць / наук. ред. Левицький В. В. - Вип. 431: Германська філологія. - Чернів­ці: Рута, 2009. - С. 94-111.

Hormann H. Psychologie der Sprache / Hans Hormann. - Heidelberg: Springer - Verlag, 1970. - 395, [1] s.УДК 82-1

Намакштанская И. Е.,

Донбасская национальная академия строительства и архитектуры, г. Макеевка, Романова Е. В.,

Российский университет дружбы народов, Москва

ВЗАИМОСВЯЗЬ МЕНТАЛЬНОСТИ И ЭМОЦИОНАЛЬНОГО

СОСТОЯНИЯ ЧЕЛОВЕКА С ЕГО РЕЧЕВОЙ ХАРАКТЕРИСТИКОЙ, ИХ ВЗАИМООБУСЛОВЛЕННОСТЬ В ТВОРЧЕСТВЕ В.С. ВЫСОЦКОГО

У статті розглядається взаємозв'язок емоційного стану героїв по­етичних творів В.С. Висоцького та їх мовленнєвої вербалізації різними лексико-граматичними засобами. При цьому встановлюється зв'язок між віддзеркаленням персонажами рис своєї епохи, їхнім ставленням до неї та з її вимогами до людини.

Ключові слова: ментальність, емоціональний, стан, мовленнєва ха­рактеристика, просторіччя, фразеологізм, мовленнєвий штамп, лексико-граматичні конструкції, семантична ситуація.

In the article an intercommunication of an emotional state of heroes of poetic products of V.S. Vysotsky and their speech verbalization by various lexical grammatical is considered in olifferent ways. A connection is thus established between the reflection by the characters of lines of the epoch and their attitude toward it and with its requirements to a man.

Keywords: mentality, emotional, state, linguistic description, common speech, phraseology, linguistic stamp, lexical grammatical constructions, semantic situation.

Ментальность человека, его мироощущение и мировосприятие это, согласно определению российских ученых Ю. И. Солонина и М. С. Кага­на, "глубинный психологический уровень коллективного или индивиду­ального сознания", который "формируется в культуре под воздействием традиций, социальных институтов, среды обитания человека и представ­ляет собой совокупность психологических, поведенческих установок ин­дивида или социальной группы. Он объединяет ценностные формы со­знания с бессознательными психологическими состояниями, определяя тем самым целостный образ жизни человека или социальной группы" [3, с. 542]. В то же время "психическое характеризуется предельной про-цессуальностью, динамичностью, непрерывностью. Благодаря этому че­ловек, взаимодействуя с миром, может все более адекватно отражать любые, даже самые изменчивые, неожиданные стороны окружающей действительности" [5, с. 17]. Следовательно, можно сказать, что человек является одновременно носителем народных традиций прошлого и "зер­калом" современных ему социально-политических условий проживания, © Намакштанская И. Е., Романова Е. В., 2010трансформированных сознанием и вербализованных в его индивидуаль­ном отношении к окружающему миру, манере поведения и речи. "Сфера поведения, - пишет Ю. М. Лотман, - очень важная часть национальной культуры, и трудность ее изучения связана с тем, что здесь сталкивают­ся устойчивые черты, которые могут не меняться столетиями, и формы, изменяющиеся с чрезвычайной скоростью" [4, с. 13]. Именно совокуп­ность таких традиционных и новоприобретенных черт может характе­ризовать культуру определенного периода развития общества и челове­ка как ее носителя.

И еще один аспект, на наш взгляд, имеет очень важное значение для рассмотрения взаимосвязи ментальности и эмоционального состояния че­ловека с его речью. Это размежевывание и чёткое формирование двух по­нятий - мышления и речи, которые в определении О. А. Жаборюка яв­ляются, в первом случае, "процессом отражения и фиксации в сознании человека средствами абстрагирования существенных законов природы" (мышление) и во втором - "своеобразным медиумом между мышлением и языком, средой их беспрерывного взаимодействия, результатом которо­го является поступательное развитие и первого и второго" (речь) [2, с. 14].

В этом плане чрезвычайно интересными, на наш взгляд, являются пер­сонажи поэтических произведений Владимира Семёновича Высоцкого, которые являются носителями политических, социальных и культурных составляющих советского общества. В то же время поэт передал многие индивидуализированные характеристики общества через эмоционально-оценочное отношение к ним авторского героя и других многочисленных и многообразных персонажей стихотворений и песен [1].

Так, среди негативных впечатлений и агрессивных либо подавленных эмоциональных состояний персонажей и авторского героя песен и сти­хотворений В. С. Высоцкого можно отметить следующие:

отчаянье ("Наше горло отпустит молчаяние, / Наша слабость раста­ет как тень, - / И наградой за ночи отчаянья / Будет вечный полярный день!" - "Белое безмолвие");

муки совести ("[...] Но хотя мы живыми / до конца долетели - / Жжет нас память и мучает совесть, / у кого, у кого она есть" - "Песня о погибшем летчике");

гнев ("А Иван, от гнева красный, - / Пнул Кощея, плюнул в пол - / И к по-своему несчастной / Бедной узнице взошел!.." - "Сказка о несчастных сказочных персонажах");

обида ("Свои обиды каждый человек - / Проходит время - и забывает" - "Свои обиды каждый человек");

печаль ("[...] А моя печаль - как вечный снег: / Не тает, не тает [...] / И знаю я: печаль-тоску мне эту / Век носить с собой" - "Свои обиды каждый человек");страдание ("[.] Разыгралась дома драма, / Начались страдания [.]" - "Отчего сияют лица.");

скандал (""Ваня не выносит ветра, / Ну а там - три километра!.. " - / Словом, снова шум-скандал. / Ваню папа поддержал" - "Отчего сияют лица.");

физический дискомфорт ("Ах, жара! / Какая здесь жара! / Всё -игра, / Вся наша жизнь - игра." - "Не грусти"; "Бьют лучи от рампы мне под ребра, / Светят фонари в лицо недобро, / И слепят с боков про­жектора, / И — жара!... Жара!... Жара!..." - "I. Певец у микрофона").

При описании различных эмоциональных состояний своих персона­жей В.С. Высоцкий использует самые разнообразные семантические си­туации, среди которых

описание жестов: "[...] Рекордсмена портить мне - на-кось, выкуси!" - "Два письма. II";

обращение к окружающим: "Герой он! Теперь же смекайте-ка: / Нигде не умеют так больше, - / Чего нам Антарктика с Арктикой, / Чего нам Албания с Польшей!" - "Пока вы здесь в ванночке с кафелем"; ". Говорят, живут же люди / В этом самом Голливуде / И в Париже!.. / Но — не будем: / Пусть болтают куркули!" - "Как во городе во главном";

выражение собственного отношения к чему-либо: "А здесь всё пере­носят - и не зря - / Все рейсы за последние недели / На завтра - тридцать третье декабря" - "II. Через десять лет";

выражение досады или разочарования: "Опять дают задержку до восьми - / И граждане покорно засыпают... / Мне это надоело, черт возьми, - / И я лечу туда, где принимают!" - "I. Москва-Одесса"; "Я -главный, а сзади... / Ну чтоб я сгорел! - / Где же он, мой ведомый?" -"II. Песня самолета-истребителя";

выражение протеста, рекомендации, совета или принятия собствен­ного решения: "А беду, черт возьми, / Ты запей, задыми — / И еще раз по­пробуй садись на коня!" - "Расскажи, дорогой";

выражение оценки кого-либо или чего-либо: "Он писал - такая стерьва! / Что в Париже я на мэра / С кулаками нападал [.]" - "Перед выездом в загранку".

При этом поэт использует и многообразные лексико-грамматические средства, способствующие яркой речевой вербализации психического состояния персонажа. Например, картину восхищения авторского героя чем-либо поэт передает сочетаниями прилагательных (или местоимений) с существительным + междометие + ишонационный рисунок. Например: "Ох вы сильные ладони, /Мышцы крепкие спины! / Эх вы, кони мои, кони, / Ох вы, милые слоны!" - "Честь шахматной короны. I. Подготовка".

Для создания семантической многогранности ситуации и передачи сложности и глубины эмоциональных состояний персонажей в один кон­текст помещаются сочетания с прямым и метафорическим значениями. Например:

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81 


Похожие статьи

М І Гнатюк - Наукові записки

М І Гнатюк - Наукові записки в 11

М І Гнатюк - Наукові записки в 14

М І Гнатюк - Наукові записки в 15

М І Гнатюк - Наукові записки в 16