М І Гнатюк - Наукові записки в 14 - страница 1

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72 

НАЦІОНАЛЬНИЙ УНІВЕРСИТЕТ "ОСТРОЗЬКА АКАДЕМІЯ"

 

 

 

 

НАУКОВІ ЗАПИСКИ

 

 

Серія "Філологічна"

 

 

Випуск 14

 

Міжкультурна комунікація: мова культура особистіть

 

Матеріали міжнародної науково-практичної конференції 22-23 квітня 2010 року

 

Острог — 2010УДК: 81.161.2+

81.111 ББК: 81.2 Укр.+

81.2 Англ.

Н 34

Рекомендовано до друку вченою радою Національного університету "Острозька академія" (протокол № 8 від 25 березня 2010 року).

Збірник затверджено постановою ВАК України від 8 вересня 1999 року №01-05/9

Редакційна колегія:

Гнатюк М.І., доктор філологічних наук, проф. Грещук В.В., доктор філологічних наук, проф. Єрмоленко С.Я., доктор філологічних наук, проф. Левицький А.Е., доктор філологічних наук, проф. Поліщук Я.О., доктор філологічних наук, проф. Тищенко О.В., доктор філологічних наук, проф. Удалов В.Л., доктор філологічних наук, проф. Шульжук К.Ф., доктор філологічних наук, проф. Яворська Г.М., доктор філологічних наук, проф.

Укладачі:

Ковальчук І.В., кандидат психологічних наук, доцент. Коцюк Л.М., кандидат філологічних наук, доцент. Крайчинська Г.В., кандидат філологічних наук, доцент. Новоселецька С.В., кандидат психологічних наук, доцент.

Наукові записки. Серія "Філологічна". Матеріали міжнародної науко­во-практичної конференції 22-23 квітня 2010 року "Міжкультурна комуні­кація: мова - культура - особистість". - Острог: Видавництво Національ­ного університету "Острозька академія". - Вип. 14. - 2010. - 540 с.

У збірнику містяться статті, присвячені проблемам українського, англій­ського та порівняльного мовознавства, українського літературознавства. Збір­ник рекомендовано науковцям, викладачам, студентам-філологам і всім, хто ці­кавиться філологічною наукою.

Адреса редколегії: 35800, Україна, Рівненська обл., м. Острог, вул. Семінарська, 2, Національний університет "Острозька академія", факультет романо-германських мов

ISBN 966-7631-70-2

© Видавництво Національного університету "Острозька академія", 2010МОВНИЙ ТА МОВЛЕННЄВИЙ МАТЕРІАЛ У ЙОГО СЕМАНТИЧНІЙ, СТРУКТУРНІЙ ТА СТИЛІСТИЧНІЙ ІНТЕРПРЕТАЦІЇ

 

 

УДК 81367.52.3=111=161.1=161.2

Образцова Е. М.,

Международный гуманитарный університет, г. Одесса

семантическая роль подлежащего в номинативном предложении (на материале английского, русского и украинского языков)

Стаття аналізує морфолого-парадигматичні, семантичні та син­таксичні властивості елементів простого номінативного речення, вияв­ляє його референційну семантику і кваліфікує семантичну роль підмета.

Ключові слова: підмет, номінативне речення, семантична роль, екс-понант.

The article qualifies the semantic role of the Subject in a nominative simple sentence on the basis of revealing and contrasting morphological, syntactic and semantic (vocabulary and referential) features of the sentence and its constituents.

Key words: nominative sentence, Subject, semantic role, exponant.

На протяжении столетий предложение как "центр языка" остает­ся в фокусе внимания лингвистики, неизменно предоставляя исследо­вателям разнообразие явлений для изучения и сравнения, новые темы для обдумывания и веские основания для выдвижения все новых ги­потез и выводов. Семантический синтаксис рассматривает структу­ру высказывания как перечень актуализированных смысловых ролей -Агенс, Пациенс, Локатив и т. п. в предикатно-актантной рамке и про­тивопоставляет субъективный оценочно-модальный компонент семан­тики предложения (модус) объективному (пропозиции). Однако "раз­граничение актантов и сирконстантов, соотносимых с категориями чле­нов предложения, остается одной из нерешенных проблем" [1, с. 20], по­скольку "вопросы семантической классификации аргументов и предика­тов, их семантической структуры, равно как семантической структуры образуемых ими предложений и словосочетаний к настоящему време­ни еще не вышли из стадии разработки, и тут еще немного отстоявшихся общепринятых результатов, Нет единообразия и в терминах (...) Номен-

 

© Образцова Е. М., 2010клатура, системные отношения и обозначения классов аргументов по­длежат разработке и уточнению, равно как и зависимости между син­таксической семантикой аргумента, лексическим значением имени - ар­гумента, значением и семантической структурой предиката. Пока они намечены лишь в первом приближении" [8, с. 602-604].

Номинативные предложения в лингвистике, если и рассматривались, то в связи с типом предиката (бытия) и типологией связочных глаголов. Как синтаксическое построение и смысло-ролевая структура этот тип высказываний исследован недостаточно: "не все логико-синтаксические типы предложений русского языка одинаково исследованы. Предложения характеризации еще не были предметом специального анализа" [7, с. 159]. В частности, лингвистика не квалифицирует семантическую роль подлежащего в таких высказываниях.

Поэтому целью настоящей статьи является на основании сопо­ставления морфолого-парадигматических, синтаксических и лексико-семантических характеристик элементов номинативных предложе­ний и выявления референтной семантики высказывания и его состав­ляющих определить смысловую (семантическую) роль подлежаще­го в номинативных предложениях (характеризации). Объектом иссле­дования послужили простые неэллиптированные повествовательные номинативные предложения-характеризации английского (Ая), русско­го (Ря) и украинского (Уя) языков. Предмет исследования составляют морфолого-парадигматические, лексико-семантические и синтаксичес­кие характеристики лексем, функционирующих в номинативном пред­ложении в качестве подлежащего, связочного глагола и предикатива, референтная семантика предложения и его частей, семантическая роль подлежащего. Представленные в данном разделе описание, аргумента­ция и вытекающие из них выводы базируются на анализе 3 000 приме­ров - по 1 000 примеров для (Ая), (Ря) и (Уя). Рассмотрим последова­тельно характеристики каждого из обязательных элементов предложе­ний данного типа и сопоставим их сочетаемости для выявления рефе­рентной семантики высказывания в целом и его составляющих, опреде­ления смысло-ролевой модели (моделей) и, в результате, квалификации смысловой роли подлежащего.

Подлежащее. Для подвыборок всех трех языков в данном типе предложений в синтаксической функции подлежащего, как правило, выступает отдельное слово. Наиболее частотной частью речи является имя существительное нарицательное. Вторую позицию по частотности занимает для всех подвыборок личное местоимение, употребленное как слово-заместитель при повторной номинации. В значительно меньшей степени употреблены местоимения других разрядов. Обращает на себя внимание больший диапазон различий в частотности употреблений именсуществительных и местоимений в подвыборке Уя. Распределение вари­ативности в подвыборках Ря и Ая гораздо равномернее.

1.  Заливной судак был хорош. [Д. Гранин]; Статья на твердой фо-
тобумаге выглядела неузнаваемой.
[Д. Гранин]; Веселішим стало Єльчи-
не життя на фермі. [О. Гончар]; The bars were full. [Grace].

2. Мы были здоровы. [В. Каверин]; Не стала вона святом Єльчино-го життя. [О. Гончар]; She 's vulnarable. [S. Sheldon]. They had all been market boys together. [ Grace ]. It was unfair. [D. Francis]. I was tongue-tied [D. Francis].

3. Но тут было его право. [О. Трифонов]; Это и есть психотерапия, лечение души. [О. Трифонов]; Oh, that's a lovely dress [Cookson]; This was a city at full pelt. [Grace].

4. Кузьмин работал там начальником участка.[Д. Гранин]; Факіром Іван повернеться, йогом. [О. Гончар]; Our Rook was not at ease. [Grace]; George Ferndale was a keen horseman. [C. Cookson].

5. Нет, все было тихо. [В. Каверин]; Все хотят быт талантливыми. [Д. Гранин]; Все від неї само іде їм "на скок"... [О. Гончар].

Имена существительные и контекстно соответствующие им местои­мения по своей лексической и референтной семантике ассоциируются с широким спектром объектов и явлений окружающего мира, человеком и его внутренним миром. Однако все эти явления, мыслимые как суб­станции, представлены не в действии, не в изменяющемся состоянии, не в отношении с другими субстанциями. Привычно приписываемые се­мантические роли подлежащего оказываются неприменимыми к подле­жащим данного типа высказываний. "Типовая семантическая характе­ристика (роль)" Агенс (агент, агентив) (от лат действующий) предпо­лагает "одушевленного участника ситуации, ее намеренного инициа­тора, который контролирует ситуацию, непосредственно исполняет со­ответствующее действие и является "источником энергии" этого дей­ствия" [12, с. 17], "лицо, которое действует для или в интересах других лиц; лицо которое достигает чего-то, получает результаты" [14]. Одна­ко в данном случае субстанция-подлежащее таковым не является. Роль Экспериенцер - "субъект чувственного восприятия при глаголах лю­бить, видеть, слышать" [12, там же], "испытывает определенное физи­ческое или психическое состояние, а не выполняет действие", "претер­певающий" [3, с. 386] также не квалифицируется для подлежащих дан­ного типа предложений, как и роль Актор. Последняя "обозначает лицо, чья роль в событии воспринимается как центральная", по сути, исходя из примеров П. Шахтера (Ребенок получит рис от женщины), роль Бене-фициария, но в функции подлежащего [9, с. 339, 331]. В лингвистике уже указывалось на невозможность использования названных смысловых ро­лей "для идентификации подлежащих в тех предложениях, в которыхАгенс отсутствует, а предложения такого типа составляют значитель­ную часть высказываний языка" [6, с. 259-260]. К таким предложени­ям Э. Кинен относит: John is tall. John is a plumber. John is in Chicago., то есть "бытийные" предложения и предложения характеризации. Наи­более близко отражает специфику подлежащего в высказываниях тако­го типа роль "экзистент" (=существующий), предложенная П. Шахтером для подлежащего в бытийном предложении [9, с. 340-342].

Лично-глагольный конституент сказуемого, или связочный гла­гол. Независимо от языка для каждой из выборок наиболее частотным является употребление в этой функции глагола "быть (бути) (to be)" -77.13 % (Ря); 63,29 % (Уя); 92,61 % (Ая) - в значении "существо­вать", показывающего существование субстанции-подлежащего в определенный момент или период времени и обладающей неким свой­ством или характеристикой. Ропот есть недовольство [Каверин]; Жизнь каждой очереди была хотя и короткой, но увлекательной. [Па­устовский]; Гудок - то була пісня заводська [Гончар]; Але ж порядок є порядок [Гончар]; He was no fool [Bates]; They had all been comrades in the market strike a dozen years before [Grace]. При этом независимо ни от соотнесенности с той или иной временной сферой, ни от длительности / протяженности описываемого периода, само существование субстанции-подлежащего и атрибутируемой ей характеристики всегда подано как неизменяющееся (в рамках данного момента / периода) состояние.

Глаголы "работать (кем?)", "працювати, ходити (ким?)" В Уя и Ря в ряде случаев выступают по своей семантической функции аналогами гла­гола "быть", специфизируя процесс как цикличность последовательных действий, представленный как неизменяющееся состояние субстанции -подлежащего, тем самым идентифицируя ее: Кузьмин работал там на­чальником участка. [Гранин]; Мати працювала... свинаркою. [Гончар]; Я тоді ще не ходив у січовиках. [Хорунжий]; Я саме тоді ходив у по­койових його крулівськоїмилості Яна Казимира. [Хорунжий]; Сравним: I'm a doctor. [Hailey]; I'm a cardiac surgeon. [Sheldon]. (Сравним также: исследуя семантику глагола в аналогичного типа предложениях, В. Ка-ленич подчеркивает, что предикатам такой семантики характерно свой­ство статичного равновесия, при котором ничего не изменяется и не со­здается, ориентированность на субъект как носителя данного состояния, замкнутость состояния в сфере субъекта [В. Каленич.]. Другие глаголы, зарегистрированные в выборках, указывают на или называют измене­ние состояния (характеристики) субстанции-подлежащего (либо отри­цают изменение): ("затвердеть", "усохнуть"; "возникать", "становить­ся", "стать", "превратиться" и т.п. (Ря -19% ) ("сохраниться", "остаться" (каким?) - 1 %); ("становити", "стати", "настати", "поставати" "лиши­тися", "зостатися" -Уя - 32 % и 3 % соответственно); ("become", "turn","remain", "keep" - Ая - 3 %): Взгляд его становился задумчивым. [Три­фонов]; Девушка сразу стала холодна и невозмутима, как полярный день. [Гранин]; Одразу зосталась дочка круглою сиротою. [Гончар]; Олекса ще сумнішим стає. [Гончар]; She kept silent. [Bates]; His lips, his fingernails, his tongue, his feet were turning violet [Grace].

Именная часть сказуемого. В подавляющем большинстве предложе­ний, независимо от языковой принадлежности в данной функции выступают более или менее распространенные именные фразы, ядром которых явля­ются имена существительные или прилагательные; в отдельных случаях в качестве субъектного восполнителя лично глагольного конституента ска­зуемого зарегистрированы неопределенные формы глагола, наречия, мес­тоимения, (для Ая - в первую очередь - причастия прошедшего 16,2 % и настоящего времени 2,4 %). В выборках Ая и Уя употребление имени су­ществительного в функции предикатива наблюдается чаще, чем такое же употребление имени прилагательного, в выборке же Ря - соотношение обратное. Для каждого из языков свыше 99 % это имена нарицательные, одушевленные или неодушевленные (в практически равных пропорциях), которые в Ря и Уя зарегистриваны в обеих возможных падежных формах - Именительного и Творительного падежей с равной вероятностью, неза­висимо от статуса одушевленности / неодушевленности. Форма того или иного падежа прежде всего диктуется особенностями лексической сочета­емости слов - способа управления глаголом формой своего восполнителя: являться / работать кем: Повковником Лубенського повку є Дмитро Зелен-ський. [Хорунжий]; Самый путь из города на Черноморскую улицу был сво­его рода лекарством от невзгод.Он будет у нас начальником отдела. [Па­устовский]; Таня была ему, наверное, лучшей женой. [Трифонов]; превра­тить (ся) в кого / во что: Базарные площади - все эти Толчки, Привозы и Ба­рахолки - превратились в булыжные пустыни. [Паустовский].

В предложениях имя существительное в функции объектного и/или адвербиального восполнителя лично-глагольного конституента сказу­емого соотносится с субстанцией - участником процесса-отношения (объектного или адвербиального). Является ли процесс, соотноситмый с предложением -характеризацией также процессом-отношением? С чем соотносится в таком случае имя существительное - предикатив? Ответы становятся очевидными при сопоставлении семантики предикатива-существительного с семантикой предикатива-прилагательного. Поэтому сначала обратимся к описанию функционирования в качестве именной части сказуемого имени прилагательного (а также причастий в Ая).

В выборках Ря и Уя имена прилагательные-предикативы зарегист­рированы в своих полной и краткой формах (Уя: полная -52,1 %, крат­кая - 47,9%; Ря - 50,6 %, - 49,4 % сответственно). В значительной час­ти предложений краткой формой прилагательного выражено состояние:результат действия, произведенного над субстанцией-подлежащим, или результат изменения субстанции-подлежащего. Например: Все они были засекречены. Подлинная жизнь была скрыта. Окна были раскрыты. Де­вушка сразу стала холодна и невозмутима, как полярный день. [Гранин]; Семь заповедей тети Даши были вскоре забыты. [В. Каверин]. Другие примеры свидетельствуют о потенциальной возможности изменения со­стояния субстанции-подлежащего, состояние-характеристика которого воспринимается как временная, "привязанная" к конкретному моменту, периоду: Я был болезненно застенчив, угрюм и очень печален. Мать была очень весела в этот вечер. [Каверин]; Досі тут більшовиків було непо­мітно. [Капельгородський]. Наоборот, полная форма прилагательного-предикатива интерпретируется как вневременная относительно посто­янная характеристика субстанции-подлежащего: Вопрос был жесто­кий. [Гранин]; Мать лежала спокойная, такая же бледная, как всегда. Дядя был холостой. [Каверин]. Аналогично временный / относительно постоянный характер свойства субстанции-подлежащего в Ая выражен причастными формами или именем прилагательным: His breathing now was panicky and spasmed. They were almost blocked.[Grace]. Хотя в Ая прилагательные при таком функционировании (в рамках данной выборки) называют как постоянные, вневременные, так и мимолетные конкретные состояния-характеристики субстанции-подлежащего: His mind was lean. The expression on his face was lean. [Grace] - при общем описании персонажа романа. Для сравнения описание состояния того же персонажа во время приступа астмы, как и в предложении, приведен­ном выше и соответственно маркированном: His lips, his fingernails, his tongue, his feet were turning violet. His face was mauve.

Каждое отдельное прилагательное называет в проанализированных высказываниях одно свойство, одну характеристику субстанции-подлежащего, тогда как имя существительное в функции предикатива называет некоторую субстанцию как принадлежащую определенному классу по целой совокупности конкретных свойств-характеристик. То есть предикатив-прилагательное соотносится с одним свойством (харак­теристикой) субстанции-подлежащего, а предикатив-существительное - с целым комплексом взаимосвязанных свойств (характеристик) субстанции-подлежащего. (Сравним: "наименование человека дает це­лое богатство информации, включая отнесенность к группе (семья, со­циум, и т. д.), ориентацию (адресат / не адресат), фрейм соотнесеннос-тей (личное имя, название родства, занятие и т. д.), культурологические

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72 


Похожие статьи

М І Гнатюк - Наукові записки

М І Гнатюк - Наукові записки в 11

М І Гнатюк - Наукові записки в 14

М І Гнатюк - Наукові записки в 15

М І Гнатюк - Наукові записки в 16