К Кислюк - Время современной истории (к вопросу о концепции «многослойной темпоральности») - страница 1

Страницы:
1 

Електронна бібліотека

видань історичного факультету

Харківського університету

Кислюк К. Время современной истории (к вопросу о концепции «многослойной темпоральности») // Актуальні проблеми вітчизняної та всесвітньої історії: Збірник наукових праць молодих вчених. - Харків, 1997. - C. 68 - 72.

При використанні матеріалів статті обов'язковим є посилання на її автора з повним бібліографічним описом видання, у якому опубліковано статтю. Дана електронна копія статті може бути скопійована, роздрукована і передана будь-якій особі без обмежень права користування за обов'язкової наявності першої (даної) сторінки з повним бібліографічним описом статті. При повторному розміщенні статті у мережі Інтернет обов'язковим є посилання на сайт історичного факультету.

Адреса редакційної колегії:

Україна, 61077, Харків, пл. Свободи, 4,

Харківський національний університет ім. В. Н. Каразіна,

історичний факультет. E-mail: istfac@univer.kharkov.ua

©Харківський національний університет ім. В. Н. Каразіна; історичний факультет ©Автор статті

©Оригінал-макет та художнє оформлення - зазначене у бібліографічному описі видавництво ©Ідея та створення електронної бібліотеки - А. М. Домановський; А. О. Баскакова

Кислю (

Время современной исто1 ( к вопросу о концепции "многослойной темпоральност

Среди прочих отличительных особенностей современной историчес науки особенно ярко прослеживается отказ многих историков, заявляющ необходимости "просто делаггь свое дело", от любых теоретических обобще и совершенствования своего методологического инструментария. Кстати с подобного рода гносеологическая ситуация уже наблюдалась на рубеже X XX столетий в период господства позитивистски ориентирован историографии [6, с. 234]. Но может ли историк вообще обойтись без какой то ни было теории? Думается, что нет. Хотя бы потому, что даже помимо с воли он вынужден творить в особом историческом времени, течение кото отличается как от течения физического, природного, так и биологичес времени. "Историк ни на минуту не может выйти за пределы историчес времени,- писал известный франзуский историк Ф.Бродель, - Время липн его мысли, как земля к лопате садовника" [4, с. 134]. Спору нет - тру, представить себе пщку, абстрагирующуюся от времени. Однако если для "мно наук, условно дробящих его на искусственные однородные отрезки, оно н иное, как некая мера", то для истории время- это "плазма, в которой пл феномены, это как бы среда, в которой они могут быть поняты" {3, с. 18-19]. недавних пор историк работал в двух временных измерениях. Первое из измерений представлялось вневременным измерением "законов истор Другое же -"традиционное" временное измерение, в свою очередь, имело стороны. С одной стороны, это было диахроническое время, проходя преломляющееся сквозь сознание историка в качестве некоего шабл исторического времени вообще, состоящее из трех органически связанных собой частей - прошлого, настоящего и будущего. С другой стороны, это б время исторического труда, как правило, кратковременное время историч событий. Причем эта кратковременность сводилась не столько к краткости протекания, сколько к исключению в силу его природы этого "событийнони из сложной, многослойной (как мы постараемся показать) структуры ческого времени. По сути дела речь шла лишь о внешней канве событий, ремени, в котором разворачивались, переплетались и взаимообуславливали Рдруга разнообразные материальные и духовные факторы, придававшие в итоге событию его уникальный облик [4, с. 133]. Разрыв же между ческим единством исторического времени как такового и "прикладным ррическим временем" объясняется, на наш взгляд, особенностями (Меского типа рациональности, требовавшей в процессе познания любого векного или искусственного объекта его соизмерения с нашим сознанием, (метвом превращения всего отдаленного в непосредственное и актуального Ї разнородного в однородное, всего прерывного в непрерывно текущее [1,

Р'Эт представления были поставлены под вопрос работами ученых из школы лов", давно уже признанными в мировой историографии [2, с. 5]. Поставив і собой задачу, восстановить утраченное на рубеже столетий единство исторического исследования, школа "Анналов" в рамках идеала пьной истории" быть может впервые за всю историю исторической науки пась действительно подойти к рассмотрению общества как системы с ©ложной структурой, как к "множеству множеств", единству 4-х систем омика, политика, культура, социальная иерархия) во всех их взаимосвязях, йнбм перекрытии, с многочисленными корреляциями, с их внутренним

Делением на "подмножества" [5, т. 2, с. 462]. Таким образом, вместо применявшегося до сих пор эмпирического подхода, анного на углубленном изучении одного из компонентов общества, вшегося детерминирующим все остальные, предлагался структурный, нсциплинарный подход, заключившийся в расчленении общества на »мально возможное количество составляющих, с последующим делением как внутренних взаимосвязей этих составляющих, так и степени, ценности и характера воздействия на них внешних факторов, в результате Н рамках теоретической модели вновь обреталось видимое единство и Йгстность объекта.

"Одним из самых значительных результатов подобного подхода было иаружение   "многослойности"   исторического   времени, ранеепредставлявшегося однородным. Как оказалось, время по-разному преломляв на разных иерархических уровнях общественной системы. Всего было выдедо 3 вида исторического времени:

•краткосрочное время исторических событий, т.е. время издав использовавшееся, для нужд исторической науки.

время средней продолжительности, или время экономических конъюни (производственные циклы, кривые цен и зарплаты и проч.),

время большой продолжительности, характерное для существован политических институтов или больших социокультурных общностей [ Разумеется, все три темпоральных слоя представляли собой такую же иллюзі нашего сознания, как и прежнее событийное время, однако в данном случае силу своей плюралистичное™, более адекватную плюралкстичности структу| изучаемого объекта. При этом удалось сохранить и определенное единст исторического времени как такового, поскольку именно в его масштабе бы замерены и время единичных событий, и время средней продолжительности, время большой длительности [4, с. 135].

Однако, развивая структурный метод, спускаясь от тотальной целостное общества вглубь его разнородной иерархиезированной структур представители школы "Анналов" неизбежно должны были достичь уровня, г сохранялась первичная устойчивость элементов, вычленить некие инварианта аспекты общественной системы, которые получили названия историческ структур и которые определялись ими с хронологической точки зрения как са "историческая реальность, устойчивая и медленно изменяющаяся во времен [4, с. 124]. Тем самым "анналистам" пришлось нанизать всю темпоральн) структуру на время большой длительности, заменив им время единичні событий. В общем такой подход кажется предпочтительнее прежних воззрені на историческое время по причине расширения масштабов историческо исследования (при этом историк попадает, включается в такую времени^ структуру, которая длиннее, чем время исторического событияj но короче, ч время всей истории в целом). С другой стороны, время большой длительней в известной степени оказывается пределом, границей между исторический природным физическим временем, поскольку его течение практичмИ незаметно, и более того, даже может служить препятствием для историчесрИения [4, с. 124].

перспективе уклон во время большой длительности может привести к не традиционного для исторической науки "диахронического" исследования ронным исследованием". "Синхронность" исследования в этом случае подразумевает не столько ение к пространственно-временным срезам, наподобие экономически кнутых, а потому относительно стабильных в своих сущностных ктеристиках "миров-экономик" (см.5,Т.З), сколько "одновременность" в 'альном смысле этих срезов (также как в своей известной концепции А. "би считал свои цивилизации "с философской, точки зрения" живущими в время по той причине, что их существование "сосредоточено в пределах ! пятой части времени всей жизни человечества") [9, с. 86]. Другими словами, из истории может исчезнуть историческое время, а, ит, неповторимая специфичность истории как науки, тогда как в ственных науках происходит обратный процесс своеобразного

ткрытия" времени [8, с. 17-18]. і^Каков же выход из создавшейся ситуации, который позволил бы временно сохранить все достоинства концепции "многослойной оральности" и снизить заключенную в ней потенциально опасность шши исторического времени вообще? По нашему мнению, он ючается в том, чтобы дополнить данную концепцию концепцией ~ательного русского, советского мыслителя А.Ф. Лосева, также выделявшем ько слоев единого исторического времени и, помимо прочих, и слой нческого самосознания" [7, с. 91-92]. Возможность такого дополнения ется через историзацию понятия "ментальность", впервые запущенного _ій оборот и теоретически обоснованного снова-таки школой "Анналов", «сторического феномена, который пронизывает все иерархические слои ственной структуры, опосредует влияние всех без исключения истори-факторов и главное - замыкается на деятельности людей как субъектов рического процесса.

Дополненное слоем "исторического самосознания", время большой ьности, время средней продолжительности и время единичных событий т такую темпоральную структуру, которую с полным основанием можноназвать временем современной истории.

1. Автономова Н.С. В поисках новой рациональности /7 ВФ.-1981.- №

2. Афанасьев Ю.Н. Историзм против эклектики.- М„ 1980.

3. Блок М. Апология истории.-М., 1986,

4. Бродель Ф. История и общественные науки // Философия и методоло истории: Сб. ст.-Томск, 1977.

5. Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм I вв: В 3-х т.- М, 1986-1989.

6. Гуревич А.Я. Исторический синтез и школа "Анналов'-.- М, 1993.

7. Лосев А.Ф. Диалектика мифа// Лосев А.Ф. Миф. Число. Сущность.-' 1989.

8. Пригожий И. Переоткрытие времени // ВФ.- 1989.- № 8.

9. Тойнби А. Постижение истории.- М., 1991.

Коган]

Из конституционного опыта Укра

До недавнего времени сам факт коституционного опыта УкраиньН современном понимании, ставился под сомнение. При этом полнв игнорировался важный период становления украинской государственно 1920 гг. Однако история правления Центральной рады, гетьмана Скороп и Директории насыщена в той либо иной мере удачными поп конституционного оформления государственности на Украине и ос в ней занимает кодифицированный проект Конституции УНР, разра результате заседаний правительственной Комиссии по выработке Кои УНР.

Имеет смысл более подробно остановиться на данном проекте. 30 августа 1920 ґ. правительством УНР была создана Комие выработке Конституции УНР, б состав которой вошли члены правн

Страницы:
1 


Похожие статьи

К Кислюк - Время современной истории (к вопросу о концепции «многослойной темпоральности»)