Г Б Медведева, Л А Захарченко - Государственно-частное партнерство как форма взаимодействия двух институтов - страница 1

Страницы:
1 

9. Sarel M. Nonlinear Effects of Inflation on Economic Growth / M. Sarel// IMF Working Paper WP/95/56. Washington. — 1995 (May).

10. Илларионов А. Инфляция и экономический рост / А. Илларионов // Вопросы экономики. — 1997. — №8. — С. 91—111

Статтю подано до редакції 20.07.11 р.

УДК 330.837

Г.Б. Медведева, канд. экон. наук, доцент, Л.А. Захарченко, канд. экон. наук, доцент,

УО «БрГТУ»

ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОЕ ПАРТНЕРСТВО КАК ФОРМА ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ДВУХ ИНСТИТУТОВ

АННОТАЦИЯ. Система партнерских отношений между государст­вом и бизнесом является эффективным элементом современной смешанной экономики. Развитие института ГЧП приводит к суще­ственному изменению государственных функций, границ вмеша­тельства государства в экономику, к трансформации отношений собственности.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: государственно-частное партнерство, влас­тные функции государства, отношения собственности, институт, бизнес.

АНОТАЦІЯ. Система партнерськиз відносин між державою та біз­несом є ефективним елементом сучасної мішаної економіки. Роз­виток інституту ГЧП призводить до істотної зміни державних фун­кцій, меж втручання держави в економіку, до трансформації відносин власності.

КЛЮЧОВІ СЛОВА: державно-приватне партнерство, керівні функ­ції держави, відносини власності, інститут, бізнес.

ANNOTATION. The system of partnerships between government and business is an effective element of the modern mixed economy. Development of the Institute of PPP leads to a significant change in government functions, the boundaries of state intervention in the economy, the transformation of property relations.

KEYWORDS: public: private partnerships, the power functions of the state, property relations, institutions, business.

Формирование эффективных институтов взаимодействия го­сударства и бизнеса является одним из условий устойчивого эко­номического и социального развития, повышения инновацион­ной и инвестиционной активности предпринимательского сек­тора. В этой связи возрастающий научный и практический инте-

© Г. Б. Медведева, Л. А. Захарченко, 2011рес к государственно-частному партнерству (ГЧП) является за­кономерным. Многообразие форм ГЧП и распространенность во многих странах мира позволяют рассматривать его как характер­ную черту современной рыночной экономики.

К настоящему времени в экономической науке проведено доста­точно большое количество исследований ГЧП. Рассматриваются вопросы становления и практического опыта реализации, модели и формы ГЧП, определяются новые сферы использования и другие. В Республике Беларусь изучение ГЧП пока не имеет системного и широкого подхода. Возможно, это связано с тем, что сам институт ГЧП не получил развития на практике. Многие теоретические и ме­тодологические основы ГЧП требуют своего исследования и систе­матизации. Среди них актуальными являются вопросы, связанные с трансформацией властных отношений между государством и биз­несом в отношения партнерства, с определением границ государст­венного вмешательства, трансформация отношений собственности.

Единого определения ГЧП не сложилось, но чаще всего его рассматривают как институциональный и организационный аль­янс между государством и бизнесом в целях реализации общест­венно значимых проектов и программ в широком спектре сфер деятельности. Данное определение позволяет выделить по крайне мере две институциональные основы ГЧП: теория государствен­ного регулирования экономики и теория прав собственности.

В рамках первой теории ГЧП рассматривается многими эко­номистами в качестве нового универсального и эффективного инструмента государственного регулирования, который обеспе­чивает реализацию общественно значимых проектов в приорите­тных направлениях социально-экономической политики государ­ства. ГЧП осуществляет регулирование объектов, находящихся в сфере непосредственного государственного интереса и контроля, предполагает объединение ресурсов и распределение рисков ме­жду двумя субъектами (партнерами). При этом часть своих фун­кций государство перекладывает на бизнес. Но поскольку ГЧП реализует общественные интересы, институт сам становится объ­ектом государственного регулирования. Степень государственно­го вмешательства в данные отношения определяется сбалансиро­ванностью интересов обоих партнеров. Нарушение баланса приводит к росту недоверия к государственно-частному партнер­ству со стороны общества и бизнеса. Разрешение возникающего противоречия зависит от степени развитости государственных и общественных институтов, контроля за деятельностью государс­твенного аппарата, прозрачности отношений между партнерами.

Отношения партнерства строятся на принципе равенства сто­рон, т. е. участники ГЧП-проектов могут на равных участвовать в их реализации. Обе стороны по своему усмотрению и с учетом своих интересов решают, инициировать проект в сфере ГЧП или нет, присоединяться или нет, т.е. самостоятельно определяют свое поведение. Государство не должно использовать свои влас­тные полномочия. Однако проблема заключается в том, что госу­дарство само определяет правовые рамки, которыми пользуются все остальные субъекты хозяйствования. Государство сохраняет властные функции, даже предполагая, что отношения в ГЧП пар­тнерские.

Для реализации проекта в ГЧП государство использует свои специфические права, как института, наделенного властными пол­номочиями. Государство обладает легитимной, общепризнанной властью и, используя её, может устанавливать, защищать или из­менять «правила игры» в обществе, ограничивая или расширяя свободу выбора субъектов хозяйствования (бизнеса). Исходя из этого, можно предположить, что важнейший принцип ГЧПпринцип равенства принимает односторонний вид, как равенство только по отношению к одному партнеру — бизнесу. Он реализует­ся как равенство в доступе к услугам, оказываемым в сфере госу­дарственных общественных служб (public services), и как равенст­во всех частных компаний в праве заключения контрактов ГЧП.

Наличие властных отношений между субъектами ГЧП влечет за собой определенные изменения в хозяйственной деятельности бизнеса. Во-первых, поведение бизнеса осуществляется в усло­виях принуждения, основой которого является асимметрия в рас­пределении ресурсов (прав собственности на ресурсы). Во-вторых, изменяются мотивация и цели поведения. Возникает определенное противоречие: с одной стороны, часть издержек производства благ в проектах ГЧП перекладывается на бизнес, но с другой — для бизнеса сокращаются издержки асимметрии ин­формации, неопределенности и риска. Очевидно, что перераспре­деление издержек определяется их минимизацией и ростом дол­госрочного положительного эффекта. Использование властных функций государством позволяет изменить ограничения выбора, трансформирует структуру реальных целей бизнеса и способст­вует максимизации общественной выгоды.

Качественное изменение властных функции государства выра­жается в сужении общественных функций государства, в измене­нии их структуры, в появлении новых. Встает вопрос о границах суверенитета государства. С одной стороны, государство сохраня­ет в каждом проекте ГЧП некоторый объем властных функций, но с другой, оно является партнером и обязано учитывать равенство участников контракта, нести ответственность по принятым обяза­тельствам. В целом вопрос о пределах государственного вмешате­льства в рамках ГЧП остаётся открытым. По мнению многих эко­номистов, государство не должно ограничивать конкуренцию и процесс ценообразования. Решение зависит от формы ГЧП. В не­которых из них (концессия и соглашения о разделе продукции) права государства не могут быть уменьшены, в других они долж­ны быть скорректированы с учетом действующего контракта и за­конодательства. Но в любой из них государство, как партнер, не­сет большую ответственность, чем бизнес. Государство занима­ется регулированием партнерства. Оно вырабатывает стратегию и принципы, на которых действуют отношения бизнеса с обществом в целом и с властью в частности. Государство формирует институ­циональную среду для разработки и реализации партнерских про­ектов, непосредственно занимается организацией и управлением ГЧП, разрабатывает его формы и методы, распределяет риски, а также конкретные механизмы реализации.

Проблема осложняется тем, что часто представители государ­ства (чиновники) не готовы к равноправным отношениям. Значи­тельные властные полномочия приводят к возникновению кор­рупционных схем. В этой связи возникает ещё одна проблема — проблема определения субъектов ГЧП. Если со стороны бизнеса более или менее все понятно, то стороны государства — не сов­сем. Само понятие государства как субъекта партнерства являет­ся размытым и нечетким. Государство трактуется в широком смысле слова, как обобщающий субъект государственной власти, как совокупность общественных институтов, наделенных власт­ными функциями. Кто должен представляет интересы государст­ва? Какой орган государственной власти и какого уровня (респуб­ликанского, регионального) должен реализовывать общественные интересы, отслеживать, координировать и контролировать выпо­лнение соглашений и контрактов? В решении этого вопроса важ­но использовать мировой опыт. Несомненно, что необходим еди­ный подход, решение проблемы должно быть ориентировано на реализацию интересов обоих участников проекта.

Следует также отметить, что на уровне региона противоречия между интересами бизнеса и власти обостряются. Власть старает­ся поддержать наиболее крупные и играющие в экономике реги­она важную роль предприятия и нередко в политических целях. Для бизнеса важно, чтобы власти были способны обеспечить ре­жим наибольшего благоприятствования для функционирования той или иной корпорации. Многие преференции часто определя­ются неформальными договоренностями. Их содержание и объем остаются закрытыми, особенно, если это касается договоров вла­сти с крупным бизнесом. Это приводит к тому, что определенная часть контрактных соглашений носит оппортунистический харак­тер, т. е. имеет установку на реализацию индивидуальных целей предпринимателя, не учитывая интересы других субъектов, а не­редко добивается этих целей за их счет. Такие отношения не яв­ляются эффективными, и не способствует развитию региона.

Касательно второй институциональной основы государствен­но — частного партнерства следует учитывать, что исторически ГЧП развивалось в сферах производства общественных (публич­ных) благ, в сферах, которые нуждаются в контроле со стороны государства и которые не обеспечивают быструю отдачу вло­женных инвестиций. Появление ГЧП связано со стремлением го­сударства ликвидировать «провалы» рынка и обеспечить эффек­тивное распределение ресурсов. Государство как субъект, обла­дающий властными функциями, и основной регулятор перерасп­ределяет необходимые ресурсы на общественные цели (образо­вание, здравоохранение, наука, культура). Это во многих случаях способствует улучшению социально-экономического климата, повышает инвестиционный рейтинг страны, создает благоприят­ную возможность для государства заняться исполнением своих основных функций — контролем, регулированием, соблюдением общественных интересов. Общественная значимость ГЧП заклю­чается в том, что в конечном итоге выигрывает общество как глобальный потребитель более качественных публичных услуг

При объединении усилий государства и бизнеса в рамках ГЧП каждая сторона реализует собственные интересы. Каждый из парт­неров ГЧП имеет свои причины, по которым он вступает в этот аль­янс. Бизнес получает возможность стабильного роста прибыли, рас­ширение рынков сбыта, материальные и иные ресурсы, налоговые льготы. Государство получает дополнительный источник финанси­рования социальной инфраструктуры профессиональный опыт, эф­фективное управление, способность к новаторству и другие.

ГЧП представляет собой не простое объединение ресурсов для реализации определенных целей, а особая форма взаимодействия интересов партнеров. Это взаимодополняющие и противоречивые интересы. В основе лежат противоречия между общественными и частными интересами, между обеспечением общественных благ и получением прибыли. Наличие противоречий во многом обуслов­лено существующими барьерами и проблемами при реализации ГЧП. Основными причинами большинства из них являются несо­вершенство законодательства (особенно в части определяющей права и ответственность сторон), несовершенство форм и методов реализации партнерских отношений. Для преодоления возникаю­щих противоречий следует привести в соответствие содержание ГЧП целям субъектов, оптимизировать интересы каждого партне­ра с точки зрения интересов развития общества.

Учет реальных интересов обеих сторон создают основу для взаимовыгодного и ответственного распределения правомочий собственности. Институциональный подход позволяет рассмот­реть ГЧП как совокупность отношений «присвоения отчужде­ния», как комплекс прав собственности и как комбинацию распре­деления частичных правомочий между субъектами партнерства.

Многие экономисты справедливо утверждают, что разделение правомочий собственности между государственным и частным секторами экономики обычно касается не всего комплекса пра­вомочий, а лишь некоторых из них, таких как право контроля над использованием активов, право на доход, право на управление. Базовые отношения собственности не изменяются, а только трансформируются.

Степень трансформации отношений собственности в ГЧП за­висит от избранной формы партнерства и масштабов передачи правомочий собственника частному предприятию. В лизинговых соглашениях, в контрактах на поставку товаров и услуг для госу­дарственных нужд права собственности жестко разделены. В мо­дели кооперации возникает смешанное управление при наличии совместной (государственно частной) собственности. Она ис­пользуется там, где услуги недостаточно четко выделены и опре­делены. В концессионных соглашениях предполагается частич­ная передача некоторых правомочий собственности (пользова­ния, владения и управления) бизнесу. Вообще существует более 30 различных моделей ГЧП, начиная с модели полного государс­твенного контроля и заканчивая максимально возможной свобо­дой частного бизнеса. Крайние варианты представляют собой либо простые контрактные отношения (контракты на работы и услуги) с полным сохранением каждым партнером всех правомо­чий собственности, либо полную приватизацию, то есть оконча­тельную передачу прав собственности от государства частному предпринимателю. На практике выбор наиболее эффективной (с точки зрения компромисса интересов сторон партнеров) моде­ли ГЧП зависит от того, в какой сфере и на базе какой инфраст­руктуры реализуется проект (создается ГЧП). Чаще всего исполь­зуются смешанные формы базовых моделей ГЧП.

Институционализация отношений собственности осуществляе­тся в ходе сложного процесса спецификации собственности пу­тем установления юридического и экономического института соб­ственности, обеспечивающего определение объекта и субъекта, защиту права собственности; определения юридических и иных формальных и неформальных правил. Все это означает, что инсти­тут собственности (во всех его аспектах) — необходимое условие фактической реализации прав собственности в рамках ГЧП.

Таким образом, можно отметить, что во-первых, ГЧП значи­тельно изменяет функции и инструменты государственного вме­шательства в экономику. Однако это процесс противоречивый и неоднозначный. Использовать мировой опыт необходимо, но при этом надо учитывать, что в странах с развитой рыночной эконо­микой и в постсоциалистических странах различные институци­ональные условия и степень зрелости рыночных отношений. И во-вторых, институциональный подход приводит к неоднознач­ным выводам относительно изменений прав собственности. Пра­во собственности на объекты ГЧП остается у государства. Бизне­су передаются права владения, пользования, управления. Государство должно создать вполне определенную институцио­нальную среду, в рамках которой будет функционировать част­ный сектор, обеспечить формирование четкой спецификации и распределения прав собственности.

Литература

1. Александрович.Я.М., Богданович А.В. Концептуальные положения стратегии устойчивого социально-экономического развития Республи­ки Беларусь./ Я.М.Александрович // Белорусский экономический жур­нал. — 2010. — № 2. — С. 20—33.

2. Варнавский В. Государственно-частное партнёрство: некоторые вопросы методологии / В. Варнавский // Вестн. Ин-та экономики РАН. — 2008. — № 3. — С. 17—33.

3. Варнавский В. Г., Клименко А. В., Королев В. А. Государственно-частное партнерство: теория и практика. М.: ГУ-ВШЭ, 2010.

4. Дерябина М. Государственно-частное партнерство: теория и практи­ка./ М. Дерябина // Вопросы экономики. — 2008. — № 8. — С. 61—77.

6. Кабашкин В.А. Государственно частное партнерство как эко­номическая концепция. [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.common img uploaded filessppp c 0912 kabashkin1.pdf

7. Косинова Н. Партнёрство государства и бизнеса в реализации стратегии социально-экономического развития региона / Н. Косинова //

Государственно-частное партнёрство в условиях кризиса / Ин-т эконо­мики РАН и др. М., 2009. — С. 244—249.

8. Холодная Н.Д. Государственно частное партнерство новый тип отношений в российской экономике / Н.Д. Холодная// Вопросы го­сударственного и муниципального управления. — 2009. — № 2. — С. 42—56.

Статтю подано до редакції 20.07.11 р.

УДК 330.322.01

М.І. Диба, д-р екон. наук, проф., декан кредитно-економічного факультету, Є.А. Поліщук, канд. екон. наук., доц. кафедри банківських інвестицій ДВНЗ «КНЕУ імені Вадима Гетьмана» А.В. Мироненко, провідний фахівець відділу міжнародних розрахунків ПАТ «Конверс-банк»

ГЕНЕЗИС ІНВЕСТИЦІЙНИХ ТЕОРІЙ

АНОТАЦІЯ. Розглянуто ключові інвестиційні теорії, визначено їх переваги та недоліки, а також можливості застосування їх у роз­робці державної інвестиційної політики.

КЛЮЧОВІ СЛОВА: інвестиції, інвестиційні теорії, інвестиційний процес.

АННОТАЦИЯ. Рассмотрены ключевые инвестиционные теории, определены их преимущества и недостатки, а также возможности их применения в разработке государственной инвестиционной политики.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: инвестиции, инвестиционные теории, инвес­тиционный процесс.

ANNOTATION. Key investment theories are considered, their advan­tages and failings, and also possibilities of their application, are certain in development of public investment policy.

KEY WORDS: investments, investments theories, investment process.

Постановка проблеми. Світова фінансова криза, на жаль, не оминула й Україну. Спроба зменшити ризики з боку вітчизняних фінансово-кредитних установ обернулася підвищенням вартості кредитних ресурсів. Неконтрольована емісія призвела до знецінення грошей. Введення нового Податкового кодексу призвело до скоро-

© М. І. Диба, Є. А. Поліщук, А. В. Мироненко, 2011

Страницы:
1 


Похожие статьи

Г Б Медведева, Л А Захарченко - Государственно-частное партнерство как форма взаимодействия двух институтов