Н Яблучанский - Мечты о враче-исследователе - страница 1

Страницы:
1  2  3  4 

Николай Яблучанский

кто

или тяжкий путь преодоления конфликта интересов

Харьков 2000

Николай Яблучанский

Прокаженный кто, или тяжкий путь преодоления конфликта интересов

Наш мир не поддается описанию одной истиной

Илья Пригожин

Оглавление

О побудительных мотивах Начало

Мечты о враче-исследователе

Если не закроют, будем сотрудничать

Деревяные костюмы

Нелюбовь, ...

Прихоть

Как бы попонятнее Страх

Из разговора Телефонное право Место красит человека Матрица Полустаночек Не один Новое и старое Паранойя

Мечты о «детях Яблучанского» Грабли

Грабли всерьез и надолго? Право

От Фаховой до ДАК на рубеже миллениумов Стрела времени

Бомба для Центра тестирования

Не могу понять

Что силы придает

Сага о Минимлездравлеи

Узелки

Двойной пролог

О побудительных мотивах

В прямом, не переносном, смысле, о побудительных мотивах написать эту книжку.

- Неужели припекло?

- Да, в общем, нет.

- Тогда ...

- В образовательных целях.

- ?

- К уроку о демократии.

Так себе я представил диалог с Чиновником. Не обязательно моим Героем.

Природа скупа, законов не много. В смысле стоящих. И книжка моя - хороший учебник для ее автора. О себе не слишком мнения ..., но все-таки, надеюсь, с интересом встретит ее и Читатель. Ситуация в ней стандартно-поучительная, интерфейс, face to face с Чиновником. Что ждет его, интерфейс этот, если конфликт интересов и приемчики, извиняюсь, совковые.

Итак, с первым мотивом расправился. Его предназначение - поспособствовать демократизации. Трудно демократизируемого общества.

Второй мотив - повлиять позитивно на пересічного українця, такого как сам. Не все плохо на развале империи. Куда ни кинь, - не дай Бог родиться во времена перемен. Время перемен нынешних - не только разрушение, но и созидание. Хотя, не скрою, не легкое. Книжка на собственном опыте.

Третий мотив - зафиксировать в памяти. И своей тоже. Замечательную историю возрождения одной из лучших традиций, которая в муках рождается. Историю возрождения классического университетского медицинского образования именно. На Украине. На примере моего факультета. Моего Университета. Национального. Имени Василия Назаровича Каразина. Вещь совершенно невозможная в той разваленной Империи, которой наплевать на Мировой опыт. Которая в мозгах наших, которым только и дай, разрушать, до основанья, .

Горжусь Университетом, Факультетом, Миссией, по плечу не каждому.

Приглашаю. Прочитайте. Не пожалеете. Честное слово, старался от всей души.

20.06.2000

Автор

Начало

Это было действительно начало и происходило почти в точности так. С командировки домой. Работал в одним НИИ. Жена с порога, - Профессор из Университета разыскивает.

- Профессор? Это кто?

Вспомнил. Был он как-то в нашем НИИ. Так директор, - это ученый с мировым именем.

- С мировым, так с мировым. Много их в стране нашей с мировым, а наука в хвосте, - я про себя.

Интересы научные мои с его не пересекались, значит, интереса тоже не было. В памяти Профессор этот потому и не зафиксировался.

И вот субботний вечер. Звонок. На проводе Профессор.

- Вам предложение Ректора нашего. В Университете открыли отделение при биофаке. Специалистов в области фундаментальной медицины. С правом медицинской деятельности. Вот Ректор и предлагает обсудить возможность, чтобы Вы взяли на себя .

- Я так сразу не готов, обдумать надо.

- Недели хватит?

Обдумывание. С консультациями, естественно. У учителей своих, друзей, коллег. Истеблишмента местного. Все, - интересное и важное дело. Беритесь. Неделя проходит, звонок. Профессор на проводе.

- Ну, как, готовы обсудить?

- Готов.

- Тогда завтра часов в шестнадцать.

- В шестнадцать, так в шестнадцать.

Я в Университете. И это ласкает мои амбиции. Учился здесь на вечернем мехмата, а Ректора никогда и не видел. И вообще, приглашают в родной. Alma Mater.

Обсуждаем тему. Возрождения. Классического университетского медицинского образования. Строим планы. Громадье.

Договорились - я совместителем, а там как получится.

Все довольны решением. Ректор предлагает «Наполеон». Натощак хорошо идет. Тепло по телу. Голова закружилась.

А тут Профессор лист бумаги «подсовывает». И надиктовывает. Заявление.

Написал я заявление на ставку полную. С переходом. На новое место работы. Полностью. Как будто и не договаривались, что проба.

На следующий день в Университете в «шкуре» сотрудника. Неудобно в шкуре этой. С бухты-барахты. Но деваться некуда.

Пошел на биофак. Вживаться в новую роль.

Начало. Какое оно будет?

Познакомился с отделением. Студенты, которые медики должно быть, к медицине еще и не приступали. Вгрызались в азы биологии. А уже конец марта. Год, считай, почти в трубу.

Рельсы переставили. Изменения в плане на ходу. И пошли начала медицинские. Проблем море. Не везде, но помогали. Первая - учебники. Где взять?

Обратились к соседям в медицинский - конечно, нет! Тогда я в родной. Спасибо ему.

А еще сильно помогала городская медицинская библиотека. Долго-долго пользовались ее услугами. Палочка-выручалочка наша.

Скоро стало понятно, что медицину не поднять, если без факультета. На решение руководства - факультет фундаментальной медицины.

События развивались стремительно. Накатились сессия, летняя производственная практика. Каникулы для студентов.

Для студентов каникулы, для нас - подготовка к новому учебному году.

В начале самым важным, самым серьезным, самым-самым были дети. Студенты, которых мы получили от биофака.

На медицину набора не было. Отбирали с биофаковского набора по результатам зимней экзаменационной сессии.

К нам пришли сливки. Не в переносном. Настоящие.

С ними мы начинали.

Они, по сути, и стали началом. Ими писались первые строки. Возрождения. Истории. Классического университетского медицинского образования. Впереди, ожидали мы, открывающиеся горизонты.

Планы множились на перестройку, демократию, независимость. Пьянящий воздух нашей, украинской государственности, вскруживал головы. Все виделось в розовом свете.

Ничто не предвещало борьбы. Тяжелой. Без правил. Станет понятным потом. За выживание начатого. За право Конституционное, подконституционными документами закрепленное, на возрождение классического университетского медицинского образования.

И вот новый учебный год. Его самое начало. Мы всего, не считая летней сессии, два месяца в медицине, а уже комиссия. Минимлездравлием инициированная.

Начало противостояния, искусственного, Чиновником Минимлездравлиевским порожденного.

Не знал, не думал еще тогда, что надолго. Что тоже начало. Но другое. Дурной болезни. От которой шарахаются. Если не в кривых зеркалах.

Мечты о враче-исследователе

Открывал Университет медицинскую специальность с целью готовить стране врачей-исследователей. Таких же врачей, как в системе образования Минимлездравлиевского. С тем же объемом знаний медицинских. С теми же возможностями. Правами. Но и отличающихся. Медицинским образованием на хорошем классического университета фундаменте. Который не по «зубам» другим вузам. Даже если университетами себя называют.

Надежду оправдать и стараемся, души фибрами всеми. Не все, как хотелось, но получается.

Врача готовим, как исследователя тоже. Но как врача, в первую очередь. Очень Чиновнику из Минимлездравлея хочется, чтобы только исследователь, но не полноценный врач.

- Не получится. И вот почему.

При открытии в Университете медицинской специальности, а это вскоре после рождения генерации Государств Независимых, когда пьянящий дух свободы, всем казалось, - пожелай, и сбудется. Как в сказке, про рыбака и рыбку.

В мечтах и мечты о возвращении медицинского образования в пенаты. Пенаты образовательного сектора. Так, как было когда-то в Российской империи, из которой, желает этого кто-то или нет, и мы выходцы тоже.

Да не как в Российской империи, начнут приписывать, а как по современному цивилизованному миру. Чтобы качество врачей этому миру отвечало. В котором образование в образовании, здравоохранение в здравоохранении, . Когда никакого конфликта интересов и результат, очень высокой марки.

Тем, что мы отстали почти навсегда, а их, ну просто почти не догнать, обязаны, убежден, конфликтом интересов - медицинским образованием в медицинском, но не образовательном секторе.

Раз мечты, значит действия.

По России серия конференций об обустройстве подготовки врачей в университетах. Тогда еще не было псевдоуниверситетов. Университетами были те, которым вынуждены теперь ярлык добавлять - классические. Университетами были только истинные.

Одна из таких конференций тогда еще в Ленинградском университете, и на ней русский бомонд. Академики от медицины. Из Академии Медицинских Наук, не помню даже, успела она переименоваться в Российскую, или еще СССР и оставалась. Не важно.

И вот информация. Об опыте тогда второго Московского медицинского института. Готовили в нем врачей на медико-биологическом факультете. Выпускники высоко ценились. Нарасхват были. Об этом говорили очень и очень уважаемые на всем постсоветском академики с мировым именем. Которых и я лично очень высоко ценю тоже. Для кого-то моя оценка - грош в базарный день, но для меня важна. В моей системе ценностей.

Проблема в связи с опытом обсуждаемым высветилась серьезная. Сильнее были выпускники факультета этого коллег своих с чисто медицинских факультетов, но вот права доступа к пациенту не имели. Как бы помощниками врачей.

- Представляете себе помощника, который сильнее? Дискриминация чистой воды, не более.

Вот на тех конференциях и выкристализовался подход - врачей только с правом медицинской деятельности. Врачей-исследователей, конечно, лучшие из которых в науку, но по полному списку, со всем пакетом и прав и обязанностей.

А чтобы проблем не было, предложение, которое, точно знаю в Ломоносовском реализовано, - в дипломе писать: врач, врач-исследователь.

Дважды врач. Чтобы сомнений не возникало.

***

Нашим выпускникам в дипломе пишем - врач. Это результат многочисленных комиссий, не по нашей воле. На переходной период запись устраивает. Чтобы проблем небыло с Чиновником. В будущем недалеком и мы напишем - врач, врач-исследователь. Заслужили дети, которые у нас учатся.

Мечтам свойственно сбываться, если они настоящие. О враче, который и исследователь, в первую очередь.

Если не закроют, будем сотрудничать

Первая Комиссия. Навеянная Минимлездравлием. С функцией ответственной. По планам Минимлездравлея. И Моего Министерства, деваться некуда, тоже. Просто вложения в функцию разные. Одно - закрыть, другое - сохранить.

Время не легкое. Первые годы перестройки. С одной стороны очки розовые. С другой - еще совсем в тоталитаризме. Когда сильны и взгляд и мнение Чиновника.

Для меня время не легкое вдвойне. Факультету нет и пол года, а новый Ректор. Новый, как новый, опыта требующий. Поддерживает, но и побаивается Чиновника Минимлездравлиевского. Опыта не приобрел, да и из системы, понимаю, прошлой, вырваться не просто. Тот же чувствует хорошо, что побаивается.

Раньше казалось, и сейчас кажется, главное у Чиновника - Страх напустить и в Страхе удержать. Если не получается, Страх возвращается, ситуация - из-под контроля. Один мне однажды так, Страх его тогда почувствовал явственно, и сказал, - Вы не боитесь. До сих пор эпизод передо мной.

Прав Чиновник этот. Не боюсь. Не боялся ранее, не боюсь и сейчас. Вернее, конечно же, как всякий человек нормальный, боюсь, когда надо, но в ситуациях .   не боюсь.

Время для комиссии удачное? Факультет только родился. Карапуз. Два месяца весной. До сессии. И вот еще один - осенью. Площади вот-вот выделены. Что-то делаем. С книжным фондом - уже писал. Денег у Университета, как у страны. Контрактных студентов тогда еще не было. Многое в Университете, как по Отечеству, в полунеприглядном виде. Когда душа кровью обливается. За это и боялся. Потом уже увидел, что наше, полунеприглядное, так еще и не совсем. Бывает и непригляднее. Гораздо.

Все равно не привыкнуть никогда.

Комиссия - один Свой, другой, больно говорить, но выходит - Чужой. Чиновник Минимлездравлиевский противопоставил.

С Комиссией первой уже почувствовалось, что зерна намечаемого неприятия классического университетского образования Минимлездравлием закладываются. Оно бы сразу явным стало, но повезло. Чиновник из Минимлездравлея по обстоятельствам важным присутствовать не смог. Не было указаний прямых. Потому все было как бы гладко. Не так, как в Страхе, о которым в главе с одноименным названием.

Не совсем, правда, гладко. Рассказывали, что из Комиссии от Минимлездравлея Протокол подписал, но у Чиновника говорил другое совсем.

Слово к делу не прицепишь. Сказанное - сказанным, подписанное - подписанным. И хранится у меня только копия Протокола для истории Факультета.

По следам Комиссии и в попытках робких наладить, разумеется, отношения, я в Миним. Назначено на четырнадцать. Жду. Появляется Чиновник, длинный и сухой -жесткость во всем. Страхом и .   подчиненных вскормленный.

Кто-то впереди, я и рад. Надежда, что, может, легче у меня пойдет.

Захожу. Здороваюсь.

Навстречу тирада. Не выдержал Господин хороший. Прорвало.

- Пусть выговорится, если слово подходит. Есть надежда, помягче станет, - я про себя.

Точно и не помню, сколько монолог длился. Не меньше, думаю, минут сорока. Высказался человек, говорить, получается, стало не о чем. Если не закроют, будем сотрудничать, - только и ответил на мой вопросительный взгляд.

***

Восемь лет Факультету. Не закрыли. Аккредитован до 2009 года. Есть время. Чтобы сотрудничество получилось. Настоящее. Только сказка быстро сказывается.

Деревяные костюмы

Маленький, вульгарный мирок от «железного занавеса». Правила мирка в наследство. И Чиновник от мирка в наследство. Который нет, чтобы правила мирка изменить, но по правилам.

Правила - крючочки. Чтобы зацепить. Показать. Доказать. Нака.   Приковать. И . Кушать очень хочется.

Маленького мирка правила - удавка.

Чувствуешь удавку - повинуешься удавке. Если не так, подтягивается удавка. Управляемая жизнь на голодном пайке. Чтобы чтили. Удавочника, если есть такое слово. Все договаривай.

- Сколько терпения надо!

Высшее образование медицинское, которое для здравоохранения страны нашей. Отставшее почти навсегда. Причина - удавка мирка.

Наши планы учебные и программы отвечали типовым Минимлездравлиевским по большому. Но были отклонения, которые, считали, соответствуют нашему пониманию врача Нового Миллениума.

Типовой план жесткими правилами обставлен все равно, что деревяный костюм. Протрухший и с гнильцой. Но отступить? Можно, конечно. И Чиновник даже рад будет. Обсосать есть что, .

Много в типовом плане спорного. Отстал от жизни. Но уйти от него страшно. Люфт заложен узкий. Чиновнику нет, чтобы план в соответствие . С переменами общества, многоточие означает.

Помните, совсем недавно, открывали нам прошлое - винтики системы. Роботы, не киборги даже.

Типовой план - чтобы винтики шлепать.

Вот и шлепают. Не задумываясь, что вкручивать некуда.

К нам кавалькада комиссий. Каждой план подавай. Каждая - то не так, се не так. Так и крутится, понимаю, на ., - не выполняете Вы условия лицензирования!

- Говорите внятнее. Боитесь, не винтики? Не винтики готовим. Исправляли планы, исправляли. Теперь выполняем. Многое исправили, что не надо

было. Но многое оставили. Без исправления. Спасибо «дыркам» типового плана.

- А в плане, типовом, что не нравится?

Очень приличный, до неприличного, бюджет на анатомию. Так и хочется «урвать» на дисциплины, которые на Новый Миллениум. Нужна ли анатомия в таком объеме? Уверен - нет. Некоторый общий уровень для всех, а далее каждому главы избранные в соответствии со специализацией.

Нет на Западе топографической анатомии. Еще в бытность мою молодого преподавателя в медицинском институте вопрос поднимали - исключить из плана. Но кафедры, живые люди, .

- Студенты - не живые, или не в счет? Тогда мирок был. Мирок. Потому и не исключали.

- Не исключают почему сейчас?

Раз не исключают - у нас топографическая анатомия тоже. Если бы «не», - не выполняем условия лицензирования.

Патологическая анатомия и патологическая физиология - искусственно разорванная общая патология. Сделали как на Западе, так одна из комиссий - делайте, очень красиво, но ставьте два экзамена, чтобы там .   Понятное дело.

Много можно продолжать. Архаизм. В клинических дисциплинах так еще больший. В моей терапии любимой особенно.

И, конечно же, бедно бледно науки, в которых суть врача настоящего, когда без компьютера и Интернет в жизни сегодняшней делать нечего.

Это я еще не затронул радикальных изменений в понимании мира. В корне меняющих взгляды на человека. В его здоровье и болезнях. Когда построение медицинского знания на школьном фундаменте не-в-о-з-м-о-ж-н-о. Школьные знания ограничены идеализированным линейным миром. Далеким от реального. Живем в нелинейном, где хаос и порядок. Детерминистский хаос, другими словами.

- Говорит ли это Вам что-нибудь, коллега из медина? Которому не повезло с фундаментальными науками.

Один из комиссии одной встретился по следам ее с Чиновником и в ответ: « А почему, собственно, считаете, что у них хуже?» Это уже не вопрос!

- У нас лучше, определенно.

В деревяный костюм одевают не только программы, планы, .

- Какое у Вас соотношение: сотрудники по основному месту работы -совместители?

Удар? Факультет маленький. Предметов медицинских много, которые часов на пятьдесят. Где тут по основному месту работы, .

Аккредитация требует, чтобы процент выполнялся. Если меньше, крючочек. Еще один.

- Не переживайте, ребята, с соотношением у нас ОК.

Университет - силища. Благодаря основным специальностям, которые и на факультете, и по Университету, соотношение - пальчики оближешь! Закон как дышло. Применили, и все хорошо.

- Не унижайтесь, господин хороший, с карандашом по отделу кадров. Мы считали по Университету. По факультету только не позволим. Университет учит. Факультет - специфическое, надстройка над фундаментальным университетским образованием.

Если брать клинические дисциплины чисто - процент не получается. Совместителей -

пруд пруди.

- Кто сказал, что можно просто так, взять и посчитать только по факультету? Аккредитуется Уни-в-е-р-с-и-т-е-т!

- ?

- То-то. Думаете, плохо? Ошибаетесь, братяня.

Спрашивала о соотношении Комиссия, которая в самый момент кризиса, когда в вузах из Миним.   основное место работы, это на котором на четверть ставки.

- Постеснялись бы.

Человеку по основному месту на четверть не прожить. И оно ему, основное место, не в ровен час, «побоку». И тогда у него не основное - основное. А если оно еще и в тени, так .

- Надеюсь понятно, о ком и о чем я.

У нас по-другому. Часов мало - не беда. Но на часы - спец! Самый-самый! Ему -почет, в Университете преподает! Нам честь - спец преподает! Самый-самый который в городе! Двойной удар.

***

Качество образования медицинского в результатах. Процесс там лучше, где результат. Принимаемый обществом.

Костюм по процессу, от мирка, - деревяный, к тому же рухлядь.

Нелюбовь, .

Государственный служащий, понимаю, с интересами государственными. В первую очередь.

Имеет право и на личные тоже. Но при вступление на службу государственную обет. Подписывает бумажку. Бумажку потому, что он ее все равно, что не читает.

Если бы читал, «Нелюбви не только, . Вот именно, книжки не было бы. Скучища.

В Минимлездравлеи смена. Новый Чиновник. Новый - новая надежда. Правда же, сильно сказано, - надежда .

Вот именно. Умирает. И точка!

Новому Чиновнику по поводу вхождения во власть письмо. Поздравительное. Об образовательной деятельности Университета в медицине тоже. О врачей обучении, с усиленной естественнонаучной подготовкой. И предложеньице, конечно же, сотрудничества.

Ответ не замедлился, - бросьте детскими играми заниматься. Закрывайте Ваш факультет, студентов - в медицинский университет. Вот так просто. Сверху видней. Позиция Университета другая - факультету быть.

Я, как декан, в защите детища к публицистике. В «крутых» «Медичній газеті України», «Зеркале недели», «Урядовому кур'єрі», ... И задел. За живое. Нелюбовь, значит.

На памяти примеров много.

Я у Ректора, - надо позвонить Чиновнику в Минимлездравлие. Уровень ректорский, не деканский.

Ректору куда деваться, звонит.

Повезло, Чиновник на месте и секретарь соединяет.

- Извините за беспокойство, я Ректор ., у нас предложение сотрудничества. Оборвал Ректора Чиновник монологом, длинным-предлинным. Стою рядом и хорошо

слышу. Наболело у Чиновника. Забыл, что на государственной службе, что ранг у него, что со служебным вопросом обращение. Душу отводит. А может быть у него государственная служба ...

- Ваш, - обо мне, - и дня в моем кресле не просидел бы.

- К чему он? - я про себя, - нелюбовь, что ли?

***

Любите ближнего. Любовью вернется. Прихоть

Минимлездравлие в который раз. После косметических кадровых перестановок. Припудривание. Когда ничего не меняется. Ловушка для дилетантов, вроде меня.

Новый Чиновник. Бедненький, это о себе, думал, возможны перемены. Надеялся, вернее. Но перемен не получилось. Еще более жесткая с металлическим привкусом политика. Все та же. С жиденькой аргументацией. Совковая. Из-под тишка. Письмами, слухами. «Врулить» кому-то в речь сокровенное, чтобы потом на страну всю, - видите, Сам сказал . Как будто бы и нет Конституции, законов, других подконституционных актов, .   Правового государства, если уж так в лоб. Гаранта .   Прихоть Чиновника.

На действия Чиновника противодействие. Точно в соответствии с фундаментальными законами. Борьба - не лучший способ. Не знаю, кто, но здорово ведь, - плохой мир лучше хорошей войны.

И защиту держу, и в поисках мира постоянно. Иногда кажется, - мир, но, оказывается - приемчик. Расслабить, и «под дых». На ошибках учусь, как всякий нормальный .

Выживание факультета в экстерьерных функциях. Где-то проще, где-то - сложнее. Сложное самое - в медицинской среде. Которая под недремлющим Оком! Самая нежнаячасть ее - медицинская наука. Поэтому попасть с идеями классического медицинского университетского образования на медицинские форумы ... Проблема, естественно.

Глубокой осенью в Столице как-то Конференция партнерства в Здравоохранении. В организаторах один из друзей. Такой же, не вписывающийся в старую систему. Приглашает принять участие. С радостью соглашаюсь. Возможность какая, - и себя показать, и с Чиновником. Без галстуков. В мира поисках.

Страницы:
1  2  3  4 


Похожие статьи

Н Яблучанский - Мечты о враче-исследователе

Н Яблучанский - Биологические ритмы и амбулаторное мониторирование экг (аэкг)

Н Яблучанский - Правила качественной врачебной практики