30-е годы ХХ столетия - Деятельность местных органов власти харьковщины среди национальных меньшинств в 20 - страница 1

Страницы:
1  2 

Електронна бібліотека

видань історичного факультету

Харківського університету

Духопельников В. М. Деятельность местных органов власти Харьковщины среди национальных меньшинств в 20 - 30-е годы ХХ столетия // Эпоха. Культуры. Люди (история повседневности и культурная история Германии и Советского Союза.1920 - 1950-е годы) / Материалы международной научной конференции (Харьков, сентябрь 2003 г.): Сб. докладов. - Харьков: Восточно-региональный центр гуманитарно-образовательных инициатив, 2004. - C. 88 - 100.

При використанні матеріалів статті обов'язковим є посилання на її автора з повним бібліографічним описом видання, у якому опубліковано статтю. Дана електронна копія статті може бути скопійована, роздрукована і передана будь-якій особі без обмежень права користування за обов'язкової наявності першої (даної) сторінки з повним бібліографічним описом статті. При повторному розміщенні статті у мережі Інтернет обов'язковим є посилання на сайт історичного факультету.

Адреса редакційної колегії: Україна, 61077, Харків, пл. Свободи, 4, Харківський національний університет ім. В. Н. Каразіна, історичний факультет. E-mail: istfac@univer.kharkov.ua

©Харківський національний університет ім. В. Н. Каразіна; історичний факультет ©Автор статті

©Оригінал-макет та художнє оформлення - зазначене у бібліографічному описі видавництво ©Ідея та створення електронної бібліотеки - А. М. Домановський

(Hrsg.): Europa unterm Hakenkreuz. Okkupation und Kollaboration (1938—

1945). Berlin; Heidelberg, 1994.

S. 253.

 

 

2. ГАХО.

- Ф. Р-3080.

- On. 1. -

-Д.З.-

Л. 1.

3. ГАХО.

- Ф. Р-3080.

On. 1 с.

-Д. 10.

-Л. 15.

4. ГАХО.

- Ф. Р-3080.

On. 1 с.

-Д. 20.

- Л. 17.

5. ГАХО.

- Ф. Р-3080.

- On. 1 с.

-Д. Ю.

-Л. 12.

6. ГАХО.

- Ф. Р-3080.

On. 1 с.

-Д. Ю.

-Л. 6.

7. ГАХО.

- Ф. Р-3080.

- On. 1 с.

-Д. Ю.

-Л. 7.

В. М. Духопельников (Харьков, Украина)

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ МЕСТНЫХ ОРГАНОВ ВЛАСТИ

ХАРЬКОВЩИНЫ СРЕДИ НАЦИОНАЛЬНЫХ МЕНЬШИНСТВ В 20 - 30-е годы XX столетия

Межэтнические, межнациональные отношения всегда вы­зывали живейший интерес у историков и политологов. Особен­но он возрос на современном этапе, когда многие из бывших республик Советского Союза строят новое общество и стремят­ся избежать межэтнических противоречий. Помочь в этом мо­жет накопленный в предыдущие годы опыт, в частности, опыт 20 — 30-х годов XX столетия, когда (если оставить в стороне про­блему правильности выбора социалистического пути развития), правящая партия и местные органы власти стремились сделать всё возможное, чтобы не допустить межнациональных конфлик­тов, старались повысить грамотность населения, сохранить наци­ональную культуру. Причём эти проблемы приходилось решать в условиях сложного экономического положения и политичес­кого противостояния, социального неравенства общества.

К сожалению, эти вопросы, в том числе и работа местных органов власти с представителями различных национальностей, до настоящего времени не нашли должного освещения в исто­рической литературе.

Основной материал для данного доклада почерпнут из фондов Государственного архива Харьковской области и опуб­ликованных документов.

Гражданская война на бывшей территории Российской империи, а затем сильный голод, который постиг Поволжье, Кавказ, значительную часть Востока и Юга Украины привели к массовой миграции населения. В г. Харькове в начале 20-х го­дов не работали более 45 % предприятий цензовой промышлен­ности; в Харьковской губернии на 35 % сократились посевные площади, в 2,7 раза уменьшились сборы зерна, значительно уменьшилось поголовье скота [1, с. 305—306]. Между тем край имел выгодное географическое положение (здесь пересекались дороги с севера на юг и с востока на запад, следует учитывать и столичное положение города), что привлекало население из различных уголков Украины и России.

Установить точные данные количественного состава насе­ления г. Харькова и Харьковской губернии на начало 20-х годов не представляется возможным. Согласно переписи 1920 года, результаты которой ставились под сомнение еще в середине 20-х годов, здесь проживало около 2,5 млн человек. Среди них по­давляющее большинство украинцы и русские. Одновременно были отмечены и относительно большие этнические группы: евреи — 61,6 тыс. человек; поляки — 10,5 тыс. человек; латыши — 4,3 тыс.; белорусы и немцы по 3,5 тыс. человек. Остальные национальные группы объединялись статистикой в одну группу и составляли 3,3 % населения [2, с. 20]. Немного иную картину дают данные 1924 года. Кроме русских (250 188 человек — 11,1 %), немецкое население в основной своей массе прожива­ло в Барвенковском и Перовском районах Изюмского округа (1978 человек — 0,1 %). Они объединялись в один немецкий сельский Совет. В г. Харькове немецкая национальность не вы­делялась в отдельную группу, а учитывалась вместе с представи­телями ряда других национальностей. Эта группа составляла 4,9 % населения города. В остальных городах губернии этот процент колебался от 0,7 % в Змиеве до 2 % в Чугуєве. В особую группу было выделено еврейское и польское население.

В г. Харькове евреи составляли 20 %; в других городах от 0,4 % в Волчанске до 8,7 % в Сумах; поляки в Харькове 2,7 %; в дру­гих городах от 0,2 % в Богодухове до 3,7 % в Золочеве [2].

Более подробно национальный состав представлен стати­стическими данными 1927—1928 годов. Согласно этим данным в городе проживало: 35,8 % украинцев, 35 % русских, 20,2 % ев­реев, 4,6 % поляков, 0,6 % татар, 0,6 % немцев, 0,6 % армян. Дру­гие национальности составляли 2,6 % [3, ф. Р-408, оп. 4, д. 318, л. 21]. Примерно такое же соотношение, несмотря на значитель­ный приток населения в городе в конце 20 — начале 30-х годов, сохранился до начала 40-х годов. В соответствии с переписью населения 1939 года в г. Харькове из 832 913 человек украинцев насчитывалось 403 606 (48,5 %), русских - 274 173 (29,7 %), евреев — 130 250 (15,6%). Представители других националь­ностей составляли 6,2 %.

Таким образом, представители различных национально­стей, кроме украинской и русской, в городе, губернии, области составляли значительную часть населения. Правда, по сравне­нию с досоветским периодом, в социальной структуре этой час­ти населения произошли существенные изменения, что требо­вало от новых органов местной власти кропотливой и серьёзной работы, которая должна была не допустить в новом обществе межнациональных конфликтов. С другой стороны, необходимо было вовлечь представителей различных национальностей в со­ветское социалистическое строительство.

Партия большевиков во главу угла своей национальной политики в России ещё на VIII съезде партии в марте 1918 года поставила сближение «пролетариев и трудящихся масс всех на­ций в их революционной борьбе за свержение буржуазии» [4, с. 94]. При этом большевики считали, что для сплочения наро­дов необходимо уничтожить привилегии какой бы то ни было национальной группы, осуществить полное равноправие наций, признать за колониями и неравноправными нациями право на государственное отделение. Данный вопрос остро дискутировал­ся и на X съезде партии в марте 1921 года.

В Украине Большой Президиум ВУЦИК и СНК 13 апреля 1921 года утвердил постановление «Об организации отдела нац­меньшинств при НКВД», который вплоть до 1923 года серьёз­ной работы в среде национальных меньшинств практически не проводил. Только с образованием в декабре 1922 года СССР, од­ним из инициаторов которого была Украина, такая работа при­обретает определённую систему.

Одним из направлений работы центральных и местных ор­ганов власти среди представителей различных национальностей с начала 20-х годов являлось вовлечение их в советское строи­тельство. Уже в 1921 году в состав городского Совета были из­браны представители еврейского и других народов [3, ф. Р-203, on. 1, д. 302, л. 37; д. 1384, л. 48]. Среди 1 756 депутатов городс­кого Совета в 1925-1926 годах было 16,9 % евреев и 7 % предста­вителей других национальностей. В насчитывавшем 2 030 де­путатов Совете 1926—1927 годов евреи составляли 14,7 %, а представители других национальностей 5,7 % [3, ф. Р-408, оп. 4, д. 318, л. 278]. Ещё более показателен состав городского Совета, избранный в 1931 году. Среди 3 023 депутатов евреи со­ставляли 17,2%, немцы, поляки, армяне, татары и представи­тели других национальностей 6,6 % [5, с. 91]. Такое положе­ние вещей сохранялось до 1939 года до проведения выборов на основе новой Конституции.

В апреле 1923 года состоялся XII съезд РКП(б). На съезде разгорелись споры между теми, кто выступал за усиление цент­рализации власти, и теми, кто был против этого. В конечном счёте национальный вопрос выдвинулся на первый план. По этому вопросу были приняты конкретные решения, реализация которых получила название «коренизация».

Реализация политики коренизации в Украине включала два аспекта. Первый проявлялся в комплексе мероприятий по внедрению украинского языка и культуры («украинизация»). Второй в создании условий для возрождения и развития на­циональных меньшинств, которые проживали на территории Украины, в том числе и на Харьковщине.

В Украине, для практической реализации политики «ко-ренизации», была создана специальная система государственных и общественных органов. Их работой руководило государствен­ное образование Центральная комиссия в делах национальных меньшинств (ЦКНМ). (В 1934 году эта комиссия была реорга­низована в отдел национальных меньшинств при ВУЦИК). Ана­логичные комиссии и отделы работали в структурах местных ор­ганов власти и управления.

При Харьковском Совете, например, была создана ко­миссия по работе с национальными меньшинствами, которую 21 апреля 1931 года реорганизовали в национальную секцию. Секция включала 20 секторов [3, ф. Р-408, оп. 4, д. 2629, л. 60]. Многие годы правление комиссии, а затем правление секции возглавлял Грин Мэр Исайевич. В правление входили Ладыжен­ская Белла Сруйлевна, Фейгилович Любовь Вениаминовна. Чле­нами президиума в различные годы были: поляк Лещинский, еврей Рубинштейн, белорус Зябко, армянин Мазманянц, латыш Калнин и представители других национальностей [3, ф. Р-408, оп. 8, д. 1788, л. 14]. Президиум и пленум комиссии, а затем^ек-ции на своих заседаниях, а заседал он часто (например, только за март октябрь 1931 года 20 раз), рассматривал широкий круг вопросов. Это и отчёты клубов и красных уголков, отчёты руко­водителей промышленных предприятий о работе с представи­телями различных национальностей, о бронировании на про­мышленных предприятиях рабочих мест для представителей различных национальностей, выпуске периодических изданий, учебников и художественной литературы на национальных язы­ках и многое другое.

Процесс реализации политики «коренизации», как отме­чает исследователь В. С. Орлянский [6, с. 11], можно подразде­лить на два этапа. Первый это все 1920-е годы, когда ещё не проявились в полной мере авторитарные методы управления. На этом этапе удалось максимально реализовать мероприятия по социально-экономическому и культурному развитию малых на­родов. Второй охватывает 1930-е годы (я бы сказал, вторую по­ловину 30-х годов), когда позитивные процессы предыдущегопериода стали тормозиться, а затем сворачиваться. По мнению В. С. Орлянского, отход от политики «коренизации» произошёл без официального от неё отказа. В 1935 году секретарь ВКП(б) А. А. Андреев в своём докладе заявил: «...национальный вопрос в нашей стране можно считать окончательно решенным» [6, с. 11].

Отправной точкой работы среди национальных мень­шинств стал Декрет ВУЦИК и СНК от 1 августа 1923 года «О мерах обеспечения равноправия языков и о содействии раз­витию украинского языка». Вполне обоснованно, что в Украине в первые годы после принятия этого декрета основное внима­ние было уделено процессу украинизации, что убедительно по­казал в своей диссертации К. Е. Колесник [7].

Однако IX съезд КП(б)У в декабре 1925 года потребовал усиления работы среди национальных меньшинств, а X съезд в ноябре 1927 года подчеркнул, что работа среди национальных меньшинств должна стать «неотъемлемой частью культурно-просветительной работы и политико-воспитательной работы» [8, с. 259, 355, 356, 404]. Эти требования активизировали работу местных органов власти. Тем более, что^ в ходе переписи 1926 года в Харьковском округе 43,5 % евреев, 66,6 % немцев, 82,4 % армян, 95,1 % татар, 72,3 % латышей родным языком признали язык своей национальности [3, ф. Р-845, оп. 3, д. 1205, л. 214].

По решению правительства Украины 29 июня 1926 года при Украинском институте марксизма-ленинизма открылась ка­федра по национальному вопросу. Её задача состояла в оказа­нии помощи партийным организациям в решении националь­ного вопроса в Украине. В течение 1926—1927 годов в Харькове открылись польский, еврейский, армянский, немецкий, латыш­ский и балканский клубы. На многих промышленных предпри­ятиях были созданы еврейские, татарские, китайские, литовс­кие, австрийские, немецкие и другие национальные красные уголки. Эти клубы и кружки объединяли значительное количе­ство населения. Например, только балканский клуб в 1928 году объединял около 300 греков, румын, венгров, болгар [9, 1926, 2 марта; 10, 1927, 16 января; 11, 1928, 14 января; 3, ф. Р-408, оп. 4, д. 319, л. 304]. При клубах и красных уголках начали функцио­нировать пункты по ликвидации неграмотности, различные кружки и секции. Ставилась серьёзная задача: ликвидировать безграмотность среди представителей различных национально­стей, сохранить их культуру и быт, организовать досуг населе­ния, объединить представителей различных национальностей. Например, 19 октября 1931 года на заседании правления Харь­ковского отделения Общества бессарабцев рассматривался во­прос о подготовке и проведении празднования 14-й годовщины Октября [3, ф. Р-408, оп. 4, д. 2629, л. 137]. 6 октября этого же года общество в Клубе политкаторжан (ул. Пушкинская, 49) устроило вечер, посвящённый памяти Г. И. Котовского, на ко­торый были приглашены представители различных националь­ностей. Члены ассирийско-лезгинского, польского, немецкого, еврейского и других клубов и красных уголков провели с 25 мая по 30 сентября 1930 года 23 интернациональных вечера и 7 ми­тингов. 30 мая 1930 года они совместно с представителями ки­тайского красного уголка провели вечер, посвящённый 5-летию восстания в Китае и расстрелу рабочих Шанхая: на вечере при­сутствовало около 1 тыс. человек. Интересная работа проводи­лась и в национальном павильоне Профсоюзного сада. Пока­зателем этого может служить план работы сада с 1 июля по 1 августа 1931 года. В месячнике принимали участие татары, ас­сирийцы, армяне, китайцы, корейцы. Они, наряду с культурной программой, выступали с докладами и беседами на темы: «О зна­чении пуска ХТЗ», «О ликвидации безграмотности», «О выпол­нении пятилетки в 4 года» и др. [3, ф. Р-408, оп. 4, д. 2633, л. 144]. 20 августа в саду состоялся совместный день националь­ных меньшинств г. Харькова [3, ф. Р-408, оп. 4, д. 2629, л. 67].

Огромную работу проводили Еврейский государственный театр (создан в 1927 году), Еврейский клуб им. III Интернацио­нала, немецкий клуб, Татарский рабочий клуб им. Вахитова, другие клубы и красные уголки. По инициативе еврейского на­селения в июне 1929 года в городе была организована еврейская рабочая капелла. Репертуар капеллы включал более 30 песен на различных языках [3, ф. Р-408, оп. 8, д. 1785, л. 33].

Комиссия городского Совета по работе с национальными меньшинствами из года в год активизировала свс:о работу. Ока стала организующим звеном всей жизни представителей различ­ных национальностей г. Харькова. Сфера её деятельности выхо­дила за рамки простого контроля. Комиссия активно содейство­вала устройству представителей различных национальностей ка рабочие места, созданию национальных кооперативов, добива­лась выделения городским Советом денежных средств на под­держание национальных клубов, выпуска литературы и пр. Так, благодаря деятельности комиссии, в артели и товарищества к 1928 году в г. Харькове было организовано 5 тыс. представите­лей различных национальностей. Например, артель модельщи­ков и котельщиков образовали 35 сербов, товарищество выши­вальщиц — 50 армянок. 10 еврейских семей еще в 1927 году получили в пользование 56 десятин земли и организовали кол­хоз «Червоні зорі», который в начале 30-х годов по организации работы являлся показательным на Харьковщине [3, ф. Р-408, оп. 4, д. 318, л. 3,7; д. 2631, л. 19]. Только с сентября 1929 года по май 1930 года комиссия направила на работу на различные пред­приятия города с переквалификацией 1 600 армян, ассирийцев, татар, цыган и др., а на вторую половину года планировала на­править только на заводы ХЭМЗ, «Серп и молот», им. Т. Шев­ченко, Тракторострой еще более 150 чел. [3, ф. Р-408, оп. 4, д. 2626, л. 73; д. 2628, л. 1]. Рабочие одной национальности иног­да составляли большинство цеха, как это было, например, на авиационном заводе, где в одном из цехов работало более 80 % представителей еврейского населения. Комиссия горсовета ре­комендовала администрации завода всю организационную, про­изводственную и культурно-массовую работу в этом цеху про­водить на родном для евреев языке [3, ф. Р-408, оп. 8, д. 1785, л. 56]. Представители городского Совета строго следили за тем, чтобы на предприятиях, где работали представители различных национальностей, не возникало никаких конфликтов. Напри­мер, в мастерской Харьковского центрального коммунального рынка помощник заведующего запретил рабочим говорить на лезгинском языке. На заседании Оргбюро профорганизации об­щественного питания 19 марта 1931 года его обвинили в вели­кодержавном шовинизме, поставили вопрос о снятии с работы провинившегося, проведении показательного суда над ним, уси­лении интернационального воспитания на предприятии. И та­кие случаи были не единичны [3, ф. Р-408, оп. 4, д. 2625, л. 47]. ЦК КП(б)У 27 декабря 1931 года своим постановлением «О партийно-массовой работе на ХТЗ, в связи с переходом к массовому тракторостроительству в 1932 году», потребовало от местных органов власти усилить работу среди иностранцев и представителей национальных меньшинств. К этому времени в Харьковской области работало 2 035 иностранных специалис­тов, 887 из них в г. Харькове [12, с. 167]. 26 января 1932 года Комиссия по работе с национальными меньшинствами заслу­шала отчёт немецкого клуба. Отмечалась его значительная ра­бота. В то же время подчёркивалось, что немецкий рабочий клуб, в связи со всё возрастающим числом немецких рабочих и специалистов, работающих в г. Харькове, должен активизиро­вать свою работу [3, ф. Р-408, оп. 8, д. 1785, л. 28]. Следует под­черкнуть, что в этом году на заседании комиссии были заслу­шаны практически всё национальные клубы и организации, многие промышленные предприятия, где работали представи­тели различных национальностей. Такая работа комиссии дава­ла свои положительные результаты. Только немецкий, балканс­кий и польский клубы в 1932 году организовали 88 культпоходов в театры для своих соотечественников, работавших на ХТЗ.

Страницы:
1  2 


Похожие статьи

30-е годы ХХ столетия - Деятельность местных органов власти харьковщины среди национальных меньшинств в 20