В В Скирда - Профессор е к редин как археолог - страница 1

Страницы:
1  2 

Електронна бібліотека

видань історичного факультету

Харківського університету

Скирда В. В. Профессор Е. К. Редин как археолог // Вісник Харківського державного університету. - № 396: Історія. - Вип. 29. - Харків, 1997. - C. 45 - 54.

При використанні матеріалів статті обов'язковим є посилання на її автора з повним бібліографічним описом видання, у якому опубліковано статтю. Дана електронна копія статті може бути скопійована, роздрукована і передана будь-якій особі без обмежень права користування за обов'язкової наявності першої (даної) сторінки з повним бібліографічним описом статті. При повторному розміщенні статті у мережі Інтернет обов'язковим є посилання на сайт історичного факультету.

Адреса редакційної колегії:

Україна, 61077, Харків, пл. Свободи, 4,

Харківський національний університет ім. В. Н. Каразіна,

історичний факультет. E-mail: istfac@univer.kharkov.ua

©Харківський національний університет ім. В. Н. Каразіна; історичний факультет ©Автор статті

©Оригінал-макет та художнє оформлення - зазначене у бібліографічному описі видавництво ©Ідея та створення електронної бібліотеки - А. М. Домановський

36. Буйнов Ю. В. Отчет о научно-исследовательской работе исследования археологических памятников в зоне строительства Рогозянской оросительной системы: Тема № 68-84.— Харьков, 1985. (Архив Археологического музея ХГУ).

37. Любичев М, В., Михеев В. К. Отчет об исследовании поселения Нижний Бишкин I в 1992 г.— Харьков, 1993. (Архив Археологического музея ХГУ).

38. Любічев М. В. Пеньківська культура Дніпро-Донецкого межиріччя: Дис... канд. іст. наук. — Харків, 1994.

39. Якобсон А. Л. Керамика и керамическое производство средневековой Таврики.— Л., 1979.

40. Чебоксаров Н. Н., Чебоксарова И. А. Народы, расы, культуры. М., 1985.

41. Артамонов М. И. Первые страницы русской истории в археологическом освещении // Сов. археология.^- 1990. 3.

42. Баранов И. А., Майко В. В. Среднеднецровские элементыгв культуре населения раннесредневековой Таврики // Старожитності; Русі-України. — Київ, 1994.

В. В. Скирда

ПРОФЕССОР Е. К. РЕДИН КАК АРХЕОЛОГ

В настоящее время имя профессора Харьковского университета Его­ра Кузьмича Редина (1863-1908) известно в основном лишь специ­алистам, которые работают в области истории искусства [ 1, с. 8, 15, 81 и др.; 2, с. 202, 206 и др.; с. 30,31]. И в этом нет ничего удивительного. Уже в начале своей деятельности молодой ученый был оценен как «...выдающаяся научная сила и сопричислен к вы­дающимся специалистам западной науки по изучению византийского искусства и его отражений в Италии» (4, с. 8; 5, с. 270; 6, с. 150­174]. Со временем он вошел в число ведущих, европейских специа­листов по истории искусства. Однако мы не будем касаться этой стороны его биографии, поскольку не она является темой нашего исследования, да и к тому же довольно полно освещена в литературе, а рассмотрим деятельность Ё. К. Редина в области археологии, которая до сих пор еще не служила предметом специального анализа.

Е. К. Редин родился в 1863 г. в с. Старшем Дмитриевского уезда Курской губернии. Среднее образование получил во 2-й Тифлисской гимназии, а в 1884 г. поступил на историко-филологический факультет Новороссийского университета. В1888 г. Е. К. Редин окончил уни­верситет с золотой медалью за сочинение «Киево-Софийский собор, исследование его мозаичной и фресковой живописи» и был оставлен на два года для приготовления к профессорскому званию, но с прикомандированием к С.-Петербургскому университету. В 1891 г., выдержав магистерский экзамен, уезжает по направлению за границу. Большую часть времени молодой ученый провел в Италии, но работал также в библиотеках и музеях Парижа, Лондона, Берли­на, Мюнхена, Вены и других городов Европы. Кроме общего знаком­ства с памятниками искусства, он специально занимался памятника­ми древнехристианскогр и византийского искусства.

С 1893 г. Е. К. Редин начал читать лекции по истории искусства в Харьковском университете. В 1896 г., после защиты диссертации «Мозаика равеннских церквей», он получил степень магистра тео­рии и искусства. С мая по сентябрь 1898 г. ученый во второй раз побывал в заграничной командировке. В этот раз в качестве члена экспедиции, организованной Академией наук для изучения памят­ников античного и христианского искусства Греции, Е. К. Редин занимался изучением монастырей Афона. В 1901 г. он был возведен в звание исполняющего должность экстраординарного профессора Харьковского университета, а в 1907 г. ему присвоена степень доктора honoris causa [4, с. 2; 7, с. 1-2].

Основным занятием Е. К. Редина была история искусства, но круг его научных интересов простирался гораздо шире. Благодаря общему широкому образованию, научная деятельность Е. К, Редина распространялась и на такую область исторической науки как архе­ология. И если сейчас об этой стороне деятельности ученого почти не вспоминают [8, с. 24], то в конце XIX начале XX века его имя было известно всем, кто интересовался русской археологией [7, с. 24]. С. А. Жебелев, оценивая вклад Е. К. Редина в эту область науки, отмечал, что тот оставил неизгладимый след в области науч­ной археологии [9, с. VIII].

Очень сложно установить точное время, с какого Е. К. Редин увлекся археологией. Вероятнее всего, это произошло еще во время его учебы в Новороссийском университете, где его наставником и научным руководителем был проф. Н. П. Кондаков, который со второй половины 70-х годов XIX в. принимал участие в раскопках на іоге России [10, с. 212]. Можно предположить; что будучи студен­том, Е. К. Редин выезжал в экспедиции с Н. П. Кондаковым. Во всяком случае в конце 80-х годов прошлого столетия его имя уже было известно в среде ученых-археологов, а с 1890 г. Е. К. Рединсостоял членом-сотрудником императорского Российского археоло­гического общества [ 11, с. 451 ]. В этом же году он принимал участие в VIII Археологическом съезде, проходившем в Москве, где прочи­тал доклад «Светская живопись лестниц Киево-Софийского собо­ра» [12, с. 171} и сделал описание церковных древностей, представ­ленных на этом съезде [13, с. 207-219].

Активное участие принимал Е. К. Редин в работе X Археологи­ческого съезда, проходившего в 1896 г. в Риге. На этом съезде он, вместе с другим харьковским ученым В. П. Бузескулом, выпол­нял обязанности секретаря отделения «Памятники искусства и худо­жеств» й «Древности классические, византийские и западно-евро­пейские» [14, с. 71]. На съезде он выступил с рефератом «Мозаики равеннских церквей» [15, с. 19], важным моментом которого являлся вывод о восточНовизантийском происхождении равеннских мозаик. О работе X Археологического съезда Е. К. Редин составил подроб­ный отчет, который вышел в Харькове отдельным изданием [15].

Занимался Е. К. Редин и непосредственно археологическими рас­копками. Первая его достоверно известная экспедиция относится к апрелю 1898 г., когда вместе с Е. П. Трифильевым производил раскопки кургана близ слободы Сеньково Купянского уезда. На осно­вании материалов, полученных в результате Этих работ, Е. К. Редин совместно с Н. А. Федоровским (который произвел определение костей) опубликовал специальную работу [16]. Уже одна эта работа представляет нам Е. К. Редина как довольно опытного археолога. Это видно по тому, с какой тщательностью он описывал место распо­ложения находок в погребении (которое до этого вообще считалось пещерой), размеры его и всего кургана. Обратив внимание на разме­ры кургана и на то, что раскопанное погребение находится в стороне от центра кургана, автор выеказал предположение, что в кургане мо­гут находиться центральный и другие «угловые могильники», как Е. К. Редин называл погребения. На основании инвентаря, обнару­женного в погребении (красной краски (охры. В. С), каменных изделий, керамики и бронзового ножа), ученый относит его к кимме­рийской эпохе, что было оправдано для того времени. Сегодня, на основании детального описания Е, К. Рединым фрагментов керамики и бронзового ножа, а также их фотографии, приводимой в работе, мы можем отнести его к срубной культуре бронзового века. Особо важ­ным элементом для датировки является форма бронзового ножа, лезвие которого, по словам Е. К. Редина, имело «...по средине небольшой пережим» [16, с. 8].

Не совсем ясно, почему Е. К. Редин не принял участие в работе XI Археологического съезда, проходившего в 1899 г. в Киеве. Он состоял членом Московского Предварительного комитета, принимал участие в его заседаниях и предложил на обсуждение съезда два своих доклада [17, с. 3, 13, 24, 30], но на самом съезде с ними не выступал, хотя и был зарегистрирован депутатом от Харьковского университета [18, с. 34]. Успех XII Археологического съезда, прохо­дившего в 1902 г. в Харькове, был во многом предопределен усилиями Е. К. Редина. Вспоминая о его вкладе в подготовку и проведение съезда, С. А. Жебелев .писал: «...по отзывам всех бывших на нем (XII съезде. Д С), своим успехом он обязан в значительной степени, если не исключительно, энергии Е. К. Редина» [9, с. XII], Даже Д. И. Багалей, которому некоторые авторы приписывают при­оритет в подготовке и проведении XII съезда [19, с. 197], отмечал, что основная заслуга в этом деле принадлежит проф. Е. К. Редину [7, с. 13-14]. В работу по устройству XII съезда он включился с 20 марта 1900 года, когда был избран секретарем Харьковского Предварительного комитета на его первом заседании [20, с, 1]. С этого времени проф. Е. К. Редин начинает составлять отчеты и протоколы заседания комитета, а также ведет активную переписку с учеными разных городов. Результатом работы Предварительного комитета явились два тома «Трудов Харьковского Предварительного комитета» [20, 21]. В первом томе, кроме протоколов заседаний Предварительного комитета и статей его членов, были опубликова­ны и три работы секретаря: «Памятники церковных древностей Харьковской губернии»., «Икона, «Недреманное Око» и «О лице­вых синодиках», поступивших в распоряжение Харьковского Пред­варительного комитета по устройству XII Археологического съе;ЗД.а» [20, с. 44-48, 153-159, 452-4^65]. Деятельность Е. К. Редина в цбдф-товке съезда не ограничивалась работой секретаря Др«дварительно-го комитета. На него была возложена задача проведения, научных экскурсий с целью изучения, церковных древностей Харьковской губернии и г. Белгорода. Кроме того, он должен был оказывать помощь проф. В. Б. Антоновичу и Е. Н. Мельник в проведении археологических раскопок в Старобельском и Купянском уездах [20, с. 41, 53]. Эти раскопки были намечены на лето 1900 года, но из-за болезни В. Б. Антоновича не состоялись [22, с. 39-40]. Производил ли раскопки в этом году Е. К. Редин сам или с кем-нибудь не известно, но в 1901 г. он принимал участие в раскопках курганов у с. Стратиловка (Каменка) Изюмского уезда [22, с. 42-43].

В преддверии XII Археологического съезда в целях пропаганды археологических знаний среди широких слоев населения Е. К. Ре­дин публикует (сначала в «Харьковских губернских ведомостях», а затем отдельной брошюрой) статью о значении археологических съездов [23]. Большая заслуга принадлежит Е. К. Редину и в подго­товке выставки, приуроченной к Харьковскому съезду. Не останав­ливаясь подробно на этой стороне его деятельности, отметим лишь, что отдел церковных древностей^ представленный на выставке, был полностью собран им одним. Он же подготовил огромный каталог выставки XII Археологического съезда (около 900 страниц, за ис­ключением небольшого нумизматического отдела), а также альбом выставки [24; 25]. Как в альбоме, так и в каталоге в описании экспонатов, полученных благодаря археологическим раскопкам, имеются указания на то, кем и когда они были проведены. Во время работы Харьковского съезда Е. К. Редин исполнял обязанности председателя секции «Памятники искусств й художеств, нумизма­тики и сфрагистики», где им был прочитан доклад «Религиозные памятники искусств Харьковской губернии» [26, с. 339-340]. Этот доклад по сути являлся отчетом ученого об изучении им памятников церковных древностей Харьковщины в 1900 и 1901 годах.

Главные итоги съезда, а также проблемы, которые он поставил перед археологами, были изложены Е. К. Рединым в работе «XII Археологический съезд» [27]. Харьковский съезд не только оставил заметный след в науке, но и выдвинул задачи, которые сохранили свою актуальность до наших дней. Организация и проведение съезда- (Е. К. Редин исполнял обязанности не только секретаря, но еще и казначея Предварительного комитета) [28, с. 21] отняли у него много.сил и здоровья, что, вероятно, приблизило его раннюю смерть. О том, как съезд отразился на его здоровье, он сообщал С. А. Жебелеву в письме от 3 октября 1902 г.: «...съезд, могу сказать, совершенно почти меня съел: кроме того, я ничего другого не знал, кроме него ничем другим не мог заниматься. Теперь, слава Богу, съезд уже ушел в прошлое. Но отголоски его еще долго будут сказываться на моих плечах...» [9, с. ХІ-ХІІ].

Внес свою лепту Егор Кузьмич Редин и в подготовку и проведе­ние XIII Археологического съезда, проходившего в 1905 г. в Екатерино-славе. Он вел активную работу, будучи секретарем Харьковского Предварительного комитета. Участвовал Е. К. Редин и в археологи­ческих раскопках, которые проводились специально к XIII съезду. В частности, в августе 1902 г. им совместно с Е. П. Трифильевым,

Е. М. Ивановым и П. Ефименко было раскопано 10 курганов из боль­шой курганной группы близ с. Дергачи Харьковского уезда [29, с. 4, 102,103]. Во время самого съезда Е. К. Редин выступил с рефератом «Редакция лицевых рукописей сочинения Козьмы Индикоплова» [30, с. 76] на заседании секции «Памятники искусств, художеств, нумизма­тики и сфрагистики», председателем которой он являлся. По оконча­нии съезда Е. К. Редин составил отчет о его работе, который вышел отдельным изданием [ЗІ]. Этот съезд стал последним в жизни ученого.

Е. К. Редин придавал огромное значение археологическим съез­дам, считая, что в XIX и начале XX вв. они служили почти един­ственными проводниками археологических знаний в обществе и знако­мили его с развитием и достижениями археологической науки во всех ее областях [27, с. 1]. Ученый очень четко понимал цели, которые должно было преследовать проведение археологических съездов; Таки­ми целями, по его Мнению, являлись: «...выработка мер о сохран­ности отечественных памятников, установление приемов к открытию и исследованию их; составление списков их с историко-топографичес-ким описанием; сближение и соединение разрозненных ученых сил для взаимного соглашения и решения вопросов, стоящих на очереди; распространение в обществе понимания, любви и разумной оценки останков старины и, наконец, введение преподавания русской археоло­гии». Главное же значение съездов Е. К. Редин видел в том, что они вводили в научную литературу для всеобщего ознакомления и дальней­шего изучения разнообразные памятники тех областей, которые слу­жили предметом специального изучения каждого съезда [23, с. 9-10].

Профессор Е. К. Редин приветствовал появление специальных (археологических) периодических изданий, из которых можно было почерпнуть сведения «о движении и деятельности» Как русской, так и зарубежной археологии [32; с. 21, 33]. При этом он указывал на те моменты, которые желательно было бы учесть их редакторам и изда­телям в последующих выпусках. Ученый внимательно следил не только за периодической, но и за всей археологической литературой, выходящей в России и за рубежом. Свидетельством тому служит издание трех брошюр «Искусство и археология», в которых приво­дится библиография и критика археологических работ [34, 35, 36].

Определенный вклад внес Е. К. Редин и в историю археологи­ческой науки. Сюда можно отнести работы ученого, посвященные памяти Джованни Батиста деРосси, Ле-Блана, Ф. И. Буслаева, отца Василия Спесивцева и двадцатилетию председательства графини П. С. Уваровой в императорском Московском Археологическом об­ществе [37; 38, с. V-VI; 39, с. IX-X; 40; 41]. В этих работах рассмат­риваются труды вышеназванных деятелей, относящиеся к археоло­гии, и дается оценка их деятельности в этой области науки.

Но в основном научная деятельность проф. Е. К. Редина, по мнению А. И. Успенского, и с этим следует согласиться, была все-таки посвящена церковной археологии [7, с. 10]. В этой области науки он был одним из первых, кто занялся исследованиями на основе строго научного объективного метода, что было присуще ученому как одному из наиболее «видных представителей Буслаево-Кондаковской школы» [42, с. 57]. Мы уже упоминали о том, что Е. К. Редин был одним из выдающихся специалистов по изучению византийского искусства и его образцов в Италии. Ярким примером его деятельнос­ти в этой сфере служит монография «Мозаика равеннских церквей» [43]. Но Е. К. Редин, кроме этого, занимался изучением мозаичной и фресковой живописи церквей Украины, а также базилик и часовен древнего Херсонеса [22, с. 46-47, 53-60; 44, с. 5; 45; 46].

Остановимся Кратко и на взглядах проф. Е. К. Редина на архе­ологическую науку. В первую очередь здесь нужно отметить то, что он считал ее одной из вспомогательных наук общей науки истории [23, с. 2,3]. Для рубежа XIX-XX веков это был прогрессивный взгляд, так как основным недостатком дореволюционной российской археологии, по мнению А. Л. Монгайта, было как раз та, что она не признавала себя частью исторической науки [47, с. 75]. Е. К. Редин считал, что археология, благодаря своей специфике, лучше освещает историю «отдаленных эпох, относительно которых не имеется никаких свидетельств в различного рода письменных источниках, которыми пользуется историческая наука» [23, с. 3]. Для успешного развития археологической науки, по мнению Е. К. Редина, Необходимо было увеличивать общедоступные обзоры по археологии, открывать публичные чтения по предмету и провинциальные музеи, а также составлять различного рода археологические карты и издавать как можно больше фотографий различных древностей [29, с. 253; 33, с. 2; 48, с. 3].

Подводя итог, можно отметить, что профессор Е, К. Редин больлую часть времени отводил работам в области церковной археологии и истории искусств, которые в дореволюционный период был л тесно связаны с археологией, так как в то время «археоло-гич {екая работа велась преимущественно для собирания и изучения «вещей», главным образом произведений искусства» [49, с. 54]. За -шмался ученый и непосредственно археологическими раскопка­ми, которые производились им, в основном, в преддверии археоло­гических съездов, активным участником и популяризатором дея­тельности которых он являлся начиная с 1890 года. Кроме того, внимательно следя за выходом новых работ и периодических изданий, он отзывался на них критическими заметками и изданием спе­циальных брошюр «Искусство и археология (Критика и биб­лиография)». Все это, по нашему мнению, ставит профессора Е. К. Редина, незаслуженно забытого как археолога, на одно из первых мест в ряду археологов Харьковского университета начала XX века.

Литература

1. Кызласова И. Л. История изучения византийского и древнерусского искусства (Ф. И. Буслаев, Н. П. Кондаков: методы, идеи, теории).— М., 1985.

2. Лазарев В. Н. История византийской живописи: В. 2-х кн. М., 1986. - Кн. 1.

3. Побожій С. З плеяди фундаторів: До 125-річчя від дня народження Є. К. Рєдіна // Образотворче мистецтво. — 1988.— № 2.

4. Сумцов Н. Ф. Человек золотого сердца (Профессор Егор Кузьмич Редин).— Харьков, 1909.

5. Вздорное Г. И. История открытия и изучения русской средневековой живописи. XIX век.— М., 1986,

6. Бецкий А. И. Е. К. Редин как историк византийского искусства // Сборник ХИФО.— 1913.— Т. 19.

7. Памяти, профессора Харьковского университета Егора Кузьмича Редина // Сборник ХИФО.— 1913.— Т. 19.

8. Побожий С. И. Харьковский университет: от классической до отечественной археологии (XIX нач. XX вв.) // Охорона і дослід­ження пам'яток археології Полтавщини: Тези доповідей. — Полтава, 1990. ' v "''

9. Жебелев С. А. Памяти Е: К. Редина // Записки классического отделения ИРАО.- 1910.- Т. 6.

10. Анучин Д. И. И. Е. Забелин как археолог в первую половину его научной деятельности (1842-1876) //О людях русской науки и культуры (статьи, некрологи и заметки).— М., 1952.

11. Веселовский Н. И. История императорского Русского Археологического общества за первые пятьдесят лет его существования 1846-1896. — СПб., 1900,

12. Труда VIII Археологического съезда в Москве 1890. — М., 1897. —Т. 4.

13. Редин Е. К; Церковные древности // Труды VIII Археологического съезда в Москве 1890. - М., 1897.-Т. 4.

14. Труды X Археологического съезда в Риге 1896. — М., 1900.—Т. 3.

15. Редий Е. К, Х-й Археологический съезд в Риге. — Харьков, 1897.

16. Редин Е. К., Федоровский Н. А. Могильник кургана слободы Сеньково, Купянского уезда. Харьков, 1900.

17. Одиннадцатый археологический съезд в Киеве 1-20 августа 1899 года.М., 1898.

18. Труды XI Археологического съезда в Киеве 1899. — М., 1902.—Т. 2.

Страницы:
1  2 


Похожие статьи

В В Скирда - Каразін і археологія

В В Скирда - Профессор е к редин как археолог