А Замойский - Релевантность источников европейской самотождественности - страница 1

Страницы:
1  2 

ФІЛОСОФСЬКІ, ПОЛІТОЛОГІЧНІ ТА СОЦІОЛОГІЧНІ СТУДІЇ

 

 

 

 

 

Адам ЗАМОЙСКИЙ                                                                                                © 2009

 

РЕЛЕВАНТНОСТЬ ИСТОЧНИКОВ ЕВРОПЕЙСКОЙ САМОТОЖДЕСТВЕННОСТИ

 

Суть самотождественности заключается в том, что она, для того чтобы быть таковой, основывается лишь на самой себе[1]. Европейской самотождественности должны быть присущи атрибуты автономности и самостоятельности. Мы попытаемся их описать.

1. Европа - сомнительная этимология.

Название нашего континента и одновременно нашей цивилизации происходит из греческого языка[2]. Наиболее распространенное объяснение относится к греческому прилагательному eurus - что обозначает «широкий», а также к существительному ops, что в свою очередь значит «глаз», «лицо», «видение». Отсюда именно происходит «Zeus euruope» -«всевидящий Зевс». Слово Euruope в женском роде относилось бы к женщине с красивым лицом, большими глазами, и обаятельным взглядом. Этого рода этимология, скорее всего, неудовлетворительна. Однако существует и другая - кажется более вероятная гипотеза. Она говорит об аккадском происхождении слов «Азия» и «Европа». На этом, восточносемитском языке, функционировавшем на территории Южной Месопотамии до IV столетия до н. э. слово asu обозначало «появляться», а erebu - «входить». Итак «Asu» было связано с местом, где появляется солнце («восток»), а erebu - с местом заката солнца. Вдобавок к этому, в ассирийском языке (одном из главных, рядом со староаккадском и вавилонским, диалектов аккадского языка), которым пользовались в северной Месопотамии, функционировало слово Ereb, которое обозначало то же самое, что «Запад/Закат». Итак, «Европа» обозначало край заходящего солнца или просто «Запад»[3].

2. Легенда о Европе.

Другие объяснения, касающиеся нашего континента, отсылают нас прямо к греческой мифологии. Существует миф о дочери финикийского царя Агенора, Европе, ставшей предметом одной из ценнейших легенд античного мира. Она является матерью царя Крита - Миноса и, следовательно, праматерью старейшей средиземноморской цивилизации.

В поэме о похищении Европы, авторство которой приписывают Мосху из Сиракуз, но прежде всего в «Метаморфозах», римского поэта Овидия, она была увековечена в образе невинной принцессы, похищенной и соблазненной Зевсом, принявшим вид белоснежного быка[4].

Этот бык был воплощенная покладистость - сначала ничто не указывало на его коварные намерения. Он разрешал кормить себя цветами, дал повесить венок на своих рогах, а даже сесть нанего. Но когда это уже произошло, он медленным шагом оставил азиатское побережье и поплыл на запад[5].

По прибытии на Крит, Зевс и Европа сошлись в любовном порыве, вследствие которой Европа родила ему сыновей: Миноса и Радаманта (часть мифической традиции добавляет еще Сарпедона). Там же Европа вышла замуж за критского царя Астерия, который и воспитал ее сыновей. Братья жили в розни. По Аполлодору из Афин, сыновья поссорились из-за красивого парня (вероятнее всего, сына Аполлона - Милета, позднейшего основателя города Милет, или сына Зевса - Атимния) вследствие чего разразилась война между братьями. В гражданской войне победил Минос, братья вынуждены были эмигрировать[6].

Конечно, не все античные люди поверили этой легенде. Геродот (историк, произведения которого датируются на V в. до н. э.), например, считает, что похищение Европы было лишь одним из инцидентов, какие происходили во время постоянных войн, начинавшихся из-за похищения друг у друга женщин (ср. Геродот, История, кн. I и II)[7].

Сведения, содержащиеся в мифе, можно рационализировать. Несомненно, Зевс увозя принцессу с побережья Финикии (края на восточном побережье Средиземного моря, сейчас -территория Ливана и, частично, Сирии) на Крит, перенес достижения цивилизации Востока на территорию младших колоний, находившихся на островах Эгейского моря. Добавим, что Финикия находилась в зоне влияния египетских фараонов. Итак, путешествие Европы можно объяснить как мифологический союз Египта с Грецией. В результате этого брату Европы - Кадмосу, который путешествовал по миру в поисках сестры, приписывается введение алфавита в Греции. Его история свидетельствует о том, что начала письменности и литературы следует искать в Азии[8].

По мнению Сигизмунда Кубяка, греки приняли алфавит в 850-750 гг. до н. э. Поскольку в буквенном финикийском алфавите не было знаков для обозначения гласных (играющих существенную роль в группе индоевропейских языков), греки создали для них отдельные знаки[9].

Важным последствием похищения Европы было возникновение цивилизации, получившей название от имени сына Европы и Астерия (Зевса) минойской.

3. Генезис Европы. Минойская цивилизация.[10]

Существование государства Миноса принадлежит, как можно было бы подумать, не только к сфере греческих мифов и легенд. Гомер называет Миноса «наперсником великого Зевса»; величайший историк древности Фукидид сообщает, что, благодаря своему флоту, Минос впервые установил власть на Эгейском море и завладел Кикладами; Платон рассказывает о большой дани, которую приходилось платить жителям Аттики (на что указывает историческое ядро мифа о Тесее, Минотавре, лабиринте и нити Ариадны); Аристотель же объясняет талласократию (власть на море) Миноса удобным географическим расположением Крита.

Минойская цивилизация просуществовала в 2600-1100 гг. до н. э., т.е. свыше 1500 лет. Вершиной ее развития являются XVIII-XVI вв. до н. э.

Артур Эванс - британский антрополог и археолог, открыватель и наиболее известный исследователь дворца в Кноссе, на основании классификации керамики разделил минойскую эпоху на три периода: «раннеминойский», «среднеминойский», «позднеминойский». Однако,общепринятой считается периодизация, проведенная современным знатоком в области минойской цивилизации - Николаосом Платоном, которая учитывает крупные катаклизмы, обрушившиеся на главные центры минойской цивилизации. В ней говорится о следующих периодах: Додворцовом периоде (2600-1900 гг. до н. э.), Раннедворцовом периоде (1900-1700 гг. до н. э.), Новодворцовом периоде (1700-1350 гг. до н. э.), Последворцовом периоде (1350-1100 гг. до н. э.), а также периоде субминойском (1100-1000 гг. до н. э.)

О минойской культуре до сих пор мало сведений. Ее письмо в значительной степени до сих пор нам непонятно (линеарное письмо А). Минойский Крит поддерживал контакты с Египтом, Ближним Востоком и Кипром. Раскопаны остатки больших зданий с канализацией, с сотнями помещений, размещенных на нескольких этажах, с главным дворцовым центром Кносса во главе, в котором в лучшие годы существования, могло находиться около 1500 помещений, площадью в 22 тыс. кв. метров. Можно без преувеличения сказать - это настоящий лабиринт.[11] Дворцовые центры выполняли, вероятнее всего, административные, экономические и сакральные функции.

Конец минойской цивилизации связан с огромной катастрофой - извержением вулкана Каймени на острове Тира в 110 км. от Крита (в настоящее время этот остров известен под названием Санторин)[12].

Точную дату извержения Тиры определили при помощи дендрохронологии[13]. Происходящие из 1628 г. до н. э. широкие годовые кольца деревьев на большом пространстве, от района калифорнийских сосен до района дубов в болотах Ирландии, указывают на начало задержки роста. На северном полушарии должно было произойти резкое падение температуры -вероятнее всего, вследствие «эффекта занавеса», возникшего из-за вулканической пыли, которая появилась в стратосфере. Стихийное бедствие в мировых масштабах, происшедшее в это время (1645г. до н. э. + 20 лет) подтверждает также анализ серных отложений в ледниковых слоях на Гренландии[14]. Остаются, конечно, научные сомнения, но 1628 г. до н. э., по всей вероятности, является «лучшей из существующих гипотез»[15].

4. Материальное измерение источников европейской самотождественности

По мнению Францишка Голембского, идея европейскости «должна, в первую очередь, опираться на материальное измерение, каковым является конкретное географическое пространство»[16]. Европа, в качестве места, является пространством, на котором происходят многочисленные культуротворческие процессы, формируются системы ценностей. Она является местом развития идей»[17].

Европейцы могут также формировать общую самотождественность, опираясь на еще один натуральный источник, существование которого отрицать невозможно. Стоит посмотреть на европейскую самотождественность сквозь призму генетического родства. Оказывается, что мы имеем дело с далеко идущей гомогенностью населения, живущего на территории Европы. Доказательства того, что источником нашей общей идентификации может быть наша ДНК, дают исследования проф. Брайана Сайкса - преподавателя генетики в Оксфордском университете, мирового авторитета в области выделения ДНК из костей датирующихся на несколько сот тыс. лет.

В 1994 г. проф. Брайана Сайкса попросили исследовать человеческие останки, найденные в Альпах. Скоро весь мир облетела новость об открытии более 5 тыс. лет. Ученых заинтересовал факт того, что Брайан Сайкс пользовался приборами, дающими возможность указать на генетических потомков т.н. «ледового человека», живущих сегодня в Великобритании[18].

«Ледовый человек», обнаружен 19 сентября 1991 г. в Эцтальских Альпах (на австрийско-итальянском пограничье), является одной из старейших и лучше всего сохранившихся мумий

Европы. Отци - как его стали ласково называть - был совершенно случайно найден немецкими супругами Гельмутом и Эрикой Симон, любителями-альпинистами на высоте 3210 м н. у. м.. Первоначально они предполагали, что нашли останки одного из многочисленных туристов, погибших в горах. Проблема, однако, была в том, что у этого туриста были медный топор и кремневый кинжал. Оказалось, что «ледовый человек» старше даже, чем египетские мумии. Этот мужчина жил около 5300 лет назад на закате неолита. В 1992 г. археологи нашли целый ряд других предметов его снаряжения. Оказалось, что он взял с собой в поход в горы также лук и колчан со стрелами. У него была также котомка с едой (в частности козье и оленье мясо и сушенные плоды терновника), а также два сосуда из березовой коры, и притороченный к поясу мешочек с орудиями, служащими для разведения огня (трут, кусочки кремня и специальное орудие из рога). Одет он был в набедренную повязку, теплые кожаные гамаши, куртку из козьей и оленьей шкуры, плащ-накидку из травы и лыка, а также шапку из меха бурого медведя. На ногах у него была кожаная обувь, выстеленная для утепления сухой травой. Благодаря такому снаряжению археологи узнали не только как одевались в неолите, но и каким образом изготовляли оружие, орудие труда, плели подстилку, шили шапки, обувь[19].

До сих пор нет однозначного ответа на вопрос, кем был Отци. В разных гипотезах он бывал и бандитом, и торговцем кремнем, и воином, а даже шаманом. Наконечник стрелы, который вонзился в его спину (он был обнаружен на основе рентгеновских снимков в 2001 г.) указывает на то, что «ледовый человек» скорее всего умер не своей смертью. Останки Отци попали в итальянский музей в Больцано, где хранятся в специальном помещении, построенном за 400 тыс. евро. В нем поддерживается постоянная температура (-6,12 гр. по Цельсию) и влажность (99,42%), благодаря чему мумия весом в 14 кг теряет вследствие засыхания лишь 5г.в месяц[20].

Профессор Брайан Сайкс во время своих исследований применил необыкновенный антропологический прибор - анализ митохондриальной ДНК. Он совместил новейшие открытия биохимии, генетики с антропологическими, археологическими знаниями.

Анализу была подвергнута ДНК, содержащаяся в митохондриях - клеточных органоидах, в которых пищевые вещества превращаются в энергию, используемую клеткой.

В противоположность ядерной ДНК, которую образуют связи длинных волокон, состоящих из покрытой белком двойной спирали, митохондриальная ДНК состоит из маленьких двухцепочных кольцевых молекул. Насколько ядерная ДНК кодирует приблизительно 30-50 тыс. генов, настолько митохондриальная ДНК содержит лишь 37 генов. Митохонриальный геном братьев и сестер более похож друг на друга, так как содержащиеся в нем гены подвержены мутации лишь в пределах одного поколения. Степень сходства последовательно уменьшается, когда мы переходим в генеалогии от двоюродных братьев, имеющих общую бабушку, к троюродным братьям, которые в родстве благодаря лишь прабабушке и т.д. Чем дальше мы идем в родственное прошлое, тем круг лиц, состоящих в родстве по материнской линии становится шире, так как охватывает всех живущих в настоящее время людей[21].

Брайан Сайкс обработал тщательную генетическую карту доисторической Европы. Он определил семь регионов, где, вероятнее всего, жили праматери всех современных европейцев. По его мнению, каждый современный европеец является потомком одной из семи женщин, живущих в каменной эпохе.

Свыше 95% европейцев соответствует одной из семи, выделенных Сайксом, групп. Возраст групп был подсчитан при усреднении числа мутаций, обнаруженных у всех современных членов семи кланов. Это дало возможность установить, сколько раз пробили молекулярные часы[22] в каждой из этих групп. Зная темп «тиканья» этих часов, можно вычислить возраст каждого из кланов. Старые группы просто накопили больше изменений на протяжении тысячелетий. Молекулярные часы «пробили» большее количество раз. С другой стороны, у младших групп небыло столько времени, чтобы накопить много изменений и секвенции ДНК принадлежащих к ним людей имеют меньше сходств.

Семи группам был приписан возраст в пределах от 45-10 тысяч лет до настоящего времени. Данные цифры указывают на то, как много времени должно истечь, чтобы в одной секвенции появились все мутации, обнаруженные в данной группе. Одна секвенция, составляющая корень каждой из семи групп, в каждом случае принадлежала одной женщине. Таким образом, возраст, приписанный группам, означает момент в прошлом, когда жили семь конкретных женщин - матерей кланов. Их назвали: Урсула, Ксения, Елена, Вальда, Тара, Катрин, Жасмин[23]. Наши корни, как видим, уходят в эпоху верхнего палеолита.

5. Символическое измерение источников европейской самотождественности

Разумеется, нельзя говорить об европейской самотождественности без учета общего материального поля, общего всем европейцам символического пространства, общего сознания, построенного на почве исторического опыта и культуры. Если натуральное пространство имеет относительно постоянный характер (во временном плане - например, Европа как определенная территория), то пространство в символическом измерении имеет характер динамический, изменяющийся и не совпадающий точно с натуральным пространством. По мнению вышеупомянутого Францишка Голембского «в отдельные периоды то, что можно назвать символическим европейским пространством, подвергалось часто происходящим изменениям»[24]. Так получается, что человек, сильно воздействуя на символическое пространство, как бы его конституирует[25].

Каждая культура создает собственное символическое пространство (европейская культура не является здесь чем-то исключительным), опирающееся на элементы, составляющие в меру однородную, отличающуюся от других, культурную систему. Она укоренена в конкретной системе ценностей, являющейся основой для функционирования данной культуры («... символическое пространство связано главным образом с изменениями, происходящими в ценностной и культурной сферах»[26]), благодаря чему культура достигает однородности[27].

Европейская самотождественность является выражением духовного единства жителей Европы. Она основана на христианских ценностях, характеризуется любовью к свободе, а также открытостью, которая не исключает любви к собственному народу, стране или региону. Она имеет, прежде всего, культурный характер. Ее истоки ищут в древней Греции, подчеркивая значение греческой философской мысли и демократических образцов (имеется ввиду афинская и эллинская культура[28]), а также в древнем Риме (республиканском и имперском) вместе с его законодательной системой.

Европейская самотождественность имеет, несомненно, христианские корни. Их начала, несомненно, уходят в античный мир, с которым связано становление христианства, а также в европейское Средневековье, с которым связано развитие христианской системы ценностей (ее основой является натуральное право Фомы Аквинского, которое опирается на Десять заповедей и т.н. добродетели святого апостола Павла). Этот, существенный для образующейся европейской самотождественности, элемент благодаря универсализации Павлом из Тарса основоположений быстро стал общей религией[29] (а в 392 г. - государственной религией Римской империи).

Иоанн Павел II в работе Память и самотождественность (в главе 16 «Европейская родина») отмечает, что «евангелизация создала Европу, дала начало цивилизации народов и их культуре. Распространение веры на континенте способствовало созданию отдельных европейских народов, сея в них зерна культур, имеющих различные черты, но связанных общим наследиемценностей, укорененных в Евангелии. Таким образом развивался плюрализм национальных культур на основании ценностей, признанных на целом континенте. Так было в первом тысячелетии, и таким образом, в какой-то мере, несмотря на различия, происходило и во втором тысячелетии. Европа жила единством фундаментальных ценностей во множестве народных культур»[30].

Начиная свой понтификат, наследник Иоанна Павла II также подчеркнул связь Европы с христианством. Иозеф Ратзингер, выбирая имя Бенедикт XVI, прямо указал на преемственность взглядов Бенедикта Нурсийского, объявленного в 1964 г. Папой римским Павлом VI покровителем Европы[31].

Другой, часто указываемой чертой европейской самотождественности является любовь к свободе. На протяжении веков за идею свободы проливали кровь во время многочисленных восстаний и войн. В настоящее время право на свободу мысли, совести и религии гарантируют нам конституции европейских народов, а также многочисленные декларации, конвенции или законы, устанавливаемые как региональными, так и международными организациями.

Европейская самотождественность носит открытый характер. Францишек Голембский отмечает, что «структура европейского символического пространства имеет много слоев, в нее входят как автономная европейская традиция, так и ценности, которые были ассимилированы европейской культурой, выводящиеся из культур неевропейских»[32] (в качестве примера служит здесь христианство, генезис которого связан с Ближним Востоком). Жителей Европы общепринято считать открытыми на внешний мир и любопытными к другим культурам.

Существенно также то, что европейская самотождественность не строится путем отрицания национальной или региональной самотождественности. Европа должна быть «однородной в многообразии» (согласно девизу Европейского Союза, принятому 4 мая 2000 г. в Брюсселе, который - кроме флага и гимна - является одним из символов Европейского Союза). Этот девиз провозглашает создание солидарного организма, опирающегося на общий ценностный мир и одновременно на сохранение многообразия Европы, так чтобы каждая страна и каждый регион мог сохранить собственный, оригинальный характер, мог культивировать собственную культуру, а ее жители могли жить согласно собственному жизненному замыслу.

6. Заключение

Завершим фрагментом из публичного выступления Иоанна Павла II от 17 марта 1998 г. в Риме во время аудиенции для Парламентской Ассамблеи Совета Европы по аспектам сотрудничества с национальными парламентами: «... Европе следует восстановить свою самотождественность. Ей следует преодолеть любое нежелание признать единство наследия и цивилизации своих обществ и наций, ибо, несмотря на то, что их разделяют физические, политические и идеологические границы, они связаны единой культурой, которая действительно объединяет все народы»[33].

Символические источники самотождественности важнее, чем материальные. Общее культурное наследство Европы существеннее, чем источники генетические.

ЛИТЕРАТУРА

1.      Bokszanski Z., Tozsamosci zbiorowe, Wydawnictwo Naukowe PWN, Warszawa 2006.

2.      Cadogan G., A Theory That Could Change History, „Financial Times", 9 wrzesnia 1989.

3.      Cann R.L., Willson A.C., Afrykanski rodowodludzkosci, [w:] Ewolucja czlowieka. NOWE SPOJRZENIE, „Swiat Nauki" WYDANIE SPECJALNE Nr 3 2003, WSiP.

4.      Davies N., Europa - rozprawa historyka z historiq, Wydawnictwo Znak, Krakow 1999.

5.      Duroselle J.B., Europa. Historia narodow, HORYZONT Grupa Wyd. Bertelsmann Media, Warszawa 2002.

6.      Golembski F., Tozsamosc europejska (aspekty teoretyczne), [w:] Tozsamosc europejska, praca zbiorowa pod red. F. Golembskiego, Biblioteka Europejska Nr 1, Uniwersytet Warszawski Instytut Nauk Politycznych, Zaklad Instytucji Europejskich, Warszawa 2005.

7.      Holdys A., Oliwka zmienia historic, „Gazeta wyborcza" Nr 100.5108, Piatek 28 kwietnia 2006.

8.      Jan Pawel II, Pamiec i tozsamosc, Wydawnictwo Znak, Krakow 2005.

9.      Jan Pawel II, Przemowienie podczas audiencji dla Komitetu Zgromadzenia Parlamentarnego Rady Europy do Stosunkow z Parlamentami Krajowymi, Rzym, 17 marca 1988 [za:] Jan Pawel II o Europie i europejskosci (aneks) [w:] S. Sowinski, R. Zenderowski, Europa droga Kosciola. Jan Pawel II o Europie i europejskosci, Zaklad Narodowy imienia Ossolinskich - Wydawnictwo, Wroclaw 2003.

10.  Krzeminska A., Zamrozone tajemnice, [w:] Cywilizacja, Jubileuszowa kolekcja „Polityki", Zeszyt 9, dodatek do: „Polityka" Tygodnik Nr 17/18 (2602), 28 kwietnia - 5 maja 2007, Nr indeksu 369195.

11.  Kubiak Z., Dzieje Grekow i Rzymian, Swiat Ksiazki, Warszawa 2003.

12.  Kubiak Z., Mitologia Grekow i Rzymian, Swiat Ksiazki, Warszawa 2003.

13.  Kuncewicz P., LegendaEuropy, Warszawskie Wydawnictwo Literackie MUZA SA., Warszawa 2005.

14.  Landau M., Kretapogrzebana, „Gazeta wyborcza" 29-30 listopada 2003.

15.  Logiadu-Platonos S., Knossos. Palac Minosa. Cywilizacja minojska, Mathioulakis & Co., Ateny, b.d.w.

16.  Nowa Encyklopedia Powszechna PWN, T.2, PWN, Warszawa 2004.

Страницы:
1  2 


Похожие статьи

А Замойский - Первые европейцы

А Замойский - Релевантность источников европейской самотождественности

А Замойский - Релевантность источников европейской самотождественности