Ю Зайцев - Рассказ об одном удачливом калкане - страница 1

Страницы:
1  2 

Черноморские румбы

Международный морской альманах

Выпуск 7

Одесса "Фенікс" 2008

ББК 83.3(4 УКР) УДК 82-3(059) Ч 49

Редколлегия:

морская политика и мореплавание зав, кафедрой судовождения Одесской национальной морской академии, профессор В.Г. Алексишин; теория и проектирование корабля доктор технических наук, профес­сор Одесского национального морского университета Ю. Л. Воробьев; экология и биология моря академик Национальной академии наук Украины Ю.П. Зайцев, проректор по вопросам науки и технологии Одес­ского национального университета, профессор В.А. Иваница; морская геология академик Национальной академии наук Украины Е.Ф. Шню-ков, доктор геолого-минералогических наук, профессор ОНУ имени И.И. Мечникова Е.П. Ларченков; техника и портовые технологии ректор Николаевского политехнического института, профессор Г.Б. Вильский; морское право — • профессор Одесской национальной морской академии В.М. Прусс, заведующий кафедрой международного права и сравнительно­го правоведения Международного гуманитарного университета, кандидат юридических   наук   Т.Р. Короткий.

Редактор-составитель   P.M. Короткий.

В очередном выпуске международного морского альманаха представле­ны традиционные и новые рубрики; авторы, известные читателям по предыду­щим книгам и новые имена. Все очерки объединяет профессиональная связь авторов с Черным и другими морями планеты, с морскими судами и боевыми кораблями. Всем очеркам свойственны достоверность и точность, так как их авторы либо сами пережили, либо были участниками, свидетелями или очевидцами описываемых событий.

В альманахе представлен также раздел, посвященный научной фанта­стике в стиле «ретро».

ISBN 978*966-438-134-2

© ЧП "Фенікс", 2008

Ювеналий Зайцев, академик НАН Украины

РАССКАЗ ОБ ОДНОМ УДАЧЛИВОМ КАЛКАНЕ

К:

ак-то в полдень 5 марта 2001 года, недалеко от Одесского залива, в 50 ме­трах от берега на глубине около двух метров, на песчаном дне, биолог в ш-ске, проводя наблюдение за донными рыбами, заметил крупного калкана. Температура морской воды к тому времени была 5,3°. Большая плоская рыба хорошо замаскировалась под цвет грунта, еще и песком присыпалась, поэтому заметить ее было трудно. Но опытный глаз подводного наблюдателя увидел на однотонном фоне дна две яркие сине-черные точки, которые смотрели вверх. Это были глаза кал­кана. Может быть, рыба понадеялась на свой совершенный камуфляж, а возможно, очень не хотела перерывать отдых после удачной охоты, но она оставалась недвижимой и разрешила себя схватить. Биолог осторожно взял I ее двумя руками за бока и. крепко держа, вынес на берег. Так закончился очень сложный и драматический жизненный путь одного из представителей этого вида крупных черноморских камбал.

На берегу в лаборатории измерили длину рыбы (42,3 см), определили ее массу (2,05 кг), установили пол (самка с почти зрелой икрой), а с помощью так называемых ушных камешков, или отолитов, определили возраст (5 лет, возможно, на месяц меньше). Исходя из этих начальных данных и пользуясь I современными научными сведениями об образе жизни (жизненном цикле) j вида калкан (Psetta maeotica) в Черном море вообще, и в Одесском заливе, в I частности, автор восстановил всю «биографию» той рыбы, которую человек поймал 5 марта 2001 года под Одессой. Назовем ее «удачливым калканом», I так как во многом именно этой рыбе в жизни неоднократно очень везло.

Кстати, привычку калкана залегать в марте возле берега на дно хорошо знают рыбаки и браконьеры. Последние, нарушая закон о неприкосновенно-1 сти рыб в переднерестовий и нерестовый периоды, смело входят в холодную воду,  на босую ногу нащупывают калкана, который залег, и копьем или I другим орудием накалывают его.

Можно предположить, что удачливый калкан родился, т. е. выклюнул- [ ся из икринки, которую какая-то самка этого вида выметала в этих водах, I в апреле   1996 года.  Калкан нерестится возле берегов,  главным образом,! в апреле и мае и, готовясь к этому ответственному акту, подходит сюда \ заранее, не считаясь с тем, что температура морской воды вдоль северо- ападных берегов Черного моря бывает этой порой на целых 2-3° ниже, чем в местах зимовки вида.

На протяжении нескольких дней взрослая самка калкана выбрасывает от 500 ООО до 1 ООО ООО икринок. Они представляют собой шарообразные прозрачные тельца диаметром 1,1-1,28 мм с маленькой жировой каплей диа­метром 0,17-0,21 мм. У каждого вида рыб икра бывает разных размеров и формы, а у калкана она именно такая. Икра калкана плавучая, в морской

воде держится  ближе к поверхности и разносится течениями так, что в 3

1 м воды специалисты-ихтиологи находят от 1-2 до 8-10 икринок. По этим данным делают выводы о времени, районе и эффективности нереста данного вида в данном сезоне.

Высокая плодовитость рыб с пелагической икрой имеет свою биологиче­скую целесообразность. Заключается она в том. что икринки рассеиваются течениями на большом пространстве, и если на каком-то участке прибрежные воды испытали естественные или антропогенные загрязнения (от ливневых вод, от неочищенных стоков, от всяческих аварий), не все икринки одной особи оказываются под их губительным влиянием.

В воде икра калкана совсем беззащитна, поэтому основная ее часть поедается всеми, кто питается планктонными организмами и способен про­глотить этот маленький, вкусный и питательный шарик. Хорошо еще. что весной среди организмов планктона бывает намного меньше хищников, чем летом, но и в это время они все-таки присутствуют. К ним относятся, прежде всего, две массовые мелкие пелагические рыбы атерина и шпрот, а также сельдь. Атерина подходит к берегам для того, чтобы на водоросли, которые начинают расти весной, отложить свою икру. В отличие от калкана, икра атерины прикрепляется к донным водорослям с помощью особых тонких нитей, которые находятся на ее оболочке. Шпрот рыба холодноводная и подходит к берегам весной потому, что здесь в это время больше кормового планктона, чем в открытом море, на глубине, где он зимует. Именно в апреле и мае шпрота добывают прибрежными орудиями лова — ставными неводами, а также тралами. Итак, атерина и шпрот, питаясь планктонами, не прене­брегают икрой калкана, а, скорее всего, даже отдают ей предпочтение.

Сельдь весной направляется на нерест в реки, перед этим активно питается планктоном в прибрежной зоне моря, и тоже не проходит мимо икры калкана. Есть еще такие потребители икры как медузы, которые тоже многочисленны весной возле берегов.

Итак, в результате, как говорят специалисты, «пресса хищников», из 500 0 00 икринок, выметанных каждой самкой калкана, выклевывается не более 500 личинок. Их называют предличинками потому, что на протяжении первых 3-4 суток жизни у них сохраняется так называемый желточный мешок с питательными веществами, включая жировую каплю, который остался от икринки. В этом заключается единственное подспорье, которое мама дала новому существу, отправляя его в жизнь. Правда, еще одним немаловажным видом помощи было то, что рыба выбросила икру возле берегов. Никаких других забот о потомстве калкан больше не проявляет. Бычки, например, стерегут кладку икры и отгоняют врагов, зеленушки-губаны — строят гнезда из водорослей и створок моллюсков, есть такие рыбы, которые держат икру во рту, а калкан выбрасывает ее на произвол судьбы. В этом случае лишьвысокое количество икры способно компенсировать ее большую потерю. Из­вестны еще более плодовитые виды рыб. Треска, например, на протяжении нереста выбрасывает до 10 миллионов икринок, тоже на произвол судьбы. Существует даже такое образное выражение «размножается с безответ­ственностью трески».

Итак, родилось 500 предличинок, которые продолжают развиваться в верхних слоях воды. Их длина составляет 2,2-2,5 мм и на протяжении первых 2-3 суток они потребляют то, что «дала мама» желток и жир. При этом длина тела предличинки увеличивается до 2,6-2,7 мм, а объем желткового мешка уменьшается и, в конце концов, разовый родительский запас пищи исчерпывается. На этом этапе предличинки становятся личинками.

Личинкам, как и икринкам и предличинкам, кроме всякого рода ан­тропогенных факторов, угрожают атерина,  шпрот и другие пелагические хищники.  Кроме того,  на протяжении этого периода развития наступает еще один очень ответственный этап, а именно, переход личинок к внешнему питанию. В возрасте 4-5 суток у личинок формируется рот, но у них еще слабое зрение и они очень медленно двигаются. Тем не менее, в это время, им крайне необходимо найти пищу, так как никаких запасов жира или энер­гии у личинок нет. Наступает так называемый критический период: личинка должна встретить какой-либо пищевой объект в виде мелкого планктонного организма. Этот объект должен быть на расстоянии не более 1,5-2 см от рта личинки, так как двигаться дальше она не в состоянии. Это означает, что именно здесь и сейчас (не завтра!) должно быть соответствующая плотность планктона, нужного размера и высокого пищевого качества. При отсутствии таких условий жизнь личинки прекращается. Поэтому период называется критическим, и далеко не все 500 предличинок его преодолевают. Часть нх оказывается в желудках хищников, часть умирает от голода и лишь 20-25 ли­чинок из 500 предличинок продолжают развиваться, превращаясь со време­нем в маленького калкана, похожего на взрослую рыбу, и оседают на дно.

С этого времени, приблизительно через 15-20 дней после выклева из икры, личинки превращаются в мальков и становятся донными существами. «Наш» калкан оказался среди тех 20 мальков, которые осели на дно. По­тому что он удачливый.

Жизнь на дне имеет свою специфику, и всяческих опасностей для живых существ здесь не меньше, чем в водной толще. Только что осевший малек, размером с копейку, уже способен активно питаться, и ему очень повезло, что он оказался возле берега, на мелководье, где в мае-июне развивается богатая кормовая база, включая одноклеточных животных и многочислен­ных мелких организмов мейобентоса, размером 0,1-1 мм. У малька калкана хороший аппетит, и он довольно быстро растет. В августе он уже достигает размеров металлической гривны. Но врагов у него еще много, так как почти все донные рыбы стараются оставить свое потомство возле берегов, в так называемом рыбном «детском саду». Здесь рождаются все виды бычков, морских собачек, губанов, глосса, морской язык и множества других рыб, которые тоже нуждаются в пище. Тоненькие «листочки» — мальки калкана становятся добычей молодых и взрослых бычков, морского ерша (скорпены) и многих других рыб. Не менее опасны креветки и крабы. Поэтому к осени выживают 5-6 молодых калканов, с длиной тела 6-7 см, братья и сестры, по­томство одной мамы. Теперь их называют молодью, или сеголетками и бычки, морские собачки, креветки и крабы им уже. практически, не страшны. Их могут проглотить лишь белуга, осетр и акула катран. От них молодой калкан способен защититься: он активно плавает и может прятаться, погружаясь в грунт. Поэтому на зимовку, на глубины 20-30 м в ноябре 1996 года пришли все шесть сеголеток, и «наш» был среди них. Потому что удачливый.

Всю зиму молодые калканы тоже питаются и растут. Основу пищи в этом возрасте составляют мелкие донные рыбы: молодь мерланки (или пик­ши), барабули, небольшие крабы, иногда хамса и шпрот, которые зимуют в придонных слоях воды. Ради такой пищи калкан способен всплывать и молниеносным прыжком хватать пелагическую рыбу. Весной (для «нашей» рыбы это был март 1997 года), молодой калкан вернулся к месту рождения, в прибрежную зону. Его длина составляет уже 10 см, а к осени достигнет 14-16 см. Теперь его основную пищу составляют бычки и другие донные рыбы, а также креветки, крабы, атерина, шпрот, хамса, сельдь, некоторые моллюски. Угрожает ему, главным образом, акула-катран.

В ноябре 1997 года наш калкан снова оказался на зимовке, но теперь уже глубже — на 40-50 метрах. Зимой он активно питался, а весной 1998 года, при длине тела 18-20 см, снова подошел к берегам. Ему теперь мало кто опасен, и лишь прожорливый катран способен подкрасться и своими остры­ми зубами отхватить кусок сбоку. Если укус был не очень удачным для катрана и не зацепил жизненно важных органов жертвы, калкан выживает. Среди взрослых калканов можно встретить рыб со шрамами-полумесяцами, это следы нападения катрана. Но «нашему» повезло и в этом отношении. Потому что он удачливый. И вот он вновь отправился на зимовку и снова возвратился весной к берегам. Так было весной  1999 и 2000 годов.

Но весной 2000 года, в возрасте четырех лет, «наша» рыба (напомним, что это была самка) впервые в жизни отметала икру. Этот вид, как правило, начинает нереститься в возрасте 5-6 лет, но отдельные особи выметывают икру уже в возрасте 4 лет. «Наш» калкан был среди них.

Отложив икру, калкан (его длина уже была 30-35 см) очень активно охотился на бычков и других рыб, избегал встречи с катраном и осенью 2000 года, имея уже длину 40 см, появился в местах зимовки взрослых рыб на глубинах до 110 метров. Здесь собралось много больших калканов. Некоторые из них достигали длины 80 см. Все они охотились на мерланку. шпрота и других рыб. Кстати, взрослый калкан поедает в сутки не менее 150 г рыбы. В таком случае, 100 000 взрослых калканов (а численность их популяции может быть близка к такой цифре) потребляют 15 т рыбы в сутки!

В феврале 2001 года «наш» калкан отправился в путь к бе­регам, чтобы снова отложить там свою икру. Это, наверное, очень впечатляющее зрелище, когда десятки, а возможно, сотни тысяч больших калканов все вместе от­правляются к берегам. Автору по­

везло увидеть лишь одну такую рыбу на глубине 90 м на северо-западном шельфе Черного моря. Это было в мае 1984 года, наблюдение велось с борта подводного аппарата «Аргус», который базировался на известном научно-исследовательском судне «Витязь». В иллюминаторы я увидел большого калкана, проплывавшего на расстоянии 20-25 см от грунта. Его можно было бы и не заметить, так как рыба имела цвет дна и лишь благодаря тени, которую она оставляла, (тень от яркого света прожекторов «Аргуса») наблюдатель-акванавт увидел рыбу. Она не обращала внимания на такой странный предмет как подводный аппарат, не остановилась возле стаи мер-ланок, а величаво проплыла дальше в сторону берега. Наверное, спешила, так как почти все соплеменники были уже впереди.

В тот день за иллюминаторами «Аргуса» удалось увидеть много ин­тересного и удивительного, но спешивший к берегу величавый калкан за­помнился больше всего.

Тем не менее, если специалистам-биологам такое зрелище выпадает не часто, и лишь тем, кому повезет побывать акванавтом-исследователем на научной подводной лодке, то рыбаки хорошо знают о весеннем массовом ходе калкана без всяческих «Аргусов» и высыпают свои крупноячеистые донные сети (мережки) именно поперек миграционных путей этого вида. И именно в марте-мае. Это традиционный способ лова черноморского калкана, а северо-западный шельф моря главная арена такого вида промысла. По современным технологиям лова, на пути миграции калкана высыпают десят­ки, а может и сотни километров сеток, и мало кто избегает этой ловушки. За ценной рыбой в район шельфа, на юго-восток от острова Змеиный, в марте-апреле приходят многочисленные лодки-фелюги даже из-под Стамбу­ла, за 500 км. При этом нарушается граница экономической зоны Украины, возникают конфликты с рыбной инспекцией и пограничной охраной, но на рынках большого города на Босфоре один килограмм калкана, которого там 1 очень любят, стоит около 15 долларов. Такая рыболовецкая традиция длится уже не одно столетие, и сегодня явно требует международного правового регулирований; Но это сугубо юридические аспекты,  а если говорить об экологии калкана, то следует отметить, что неуправляемый промысел се-1 рьезно подрывает запасы этой ценнейшей рыбы Черного моря, для которой шельфовые  воды Украины  представляют собой  наиболее  благоприятную | среду для нереста и нагула. Вдобавок к калкану, в донные сети попадают­ся белуга, осетр, катран и дельфин-азовка, или морская свинья, который питается донными организмами и часто бывает у дна.

Страницы:
1  2 


Похожие статьи

Ю Зайцев - Рассказ об одном удачливом калкане

Ю Зайцев - Самое синее в мире

Ю Зайцев - За стеклом подводной маски