Ю М Корнийчук, А В Завьялов - Зараженность гельминтами черноморского шпрота - страница 1

Страницы:
1 

УДК 576.895.597.586.2 (262.5)

Ю. М. К О Р Н И Й Ч У К, А. В. З А В Ь Я Л О В

ЗАРАЖЕННОСТЬ ГЕЛЬМИНТАМИ ЧЕРНОМОРСКОГО ШПРОТА

SPRATTUS SPRATTUSPHALERICUS RISSO У БЕРЕГОВ КРЫМА

Приведены данные о зараженности шпрота личинками нематод Hysterothylacium aduncum и мета-церкариями трематод рода Stephanostomum в различных районах шельфа Крыма (у западного, юго-западного, южного и восточного побережий - от Евпатории до Феодосии) в 1998 - 2005 гг. Отмечено отсутствие в гельминтофауне шпрота метацеркарий Nematobothrium sp. (N. scombri?); мотивировано предположение об исчезновении трематоды N. scombri из черноморской фауны. Выявлена тенденция к снижению показателей зараженности шпрота личинками H. aduncum в рай­оне мыса Лукулл (основной промысловый район) на протяжении периода исследований. Предпо­ложительно, она обусловлена интенсивным промысловым ловом шпрота на протяжении послед­них лет, что привело к сдвигу возрастного состава популяции этой рыбы в сторону менее зара­женных младших возрастных групп.

Изучение паразитофауны и показателей зараженности черноморского шпрота -важное направление паразитологических работ, поскольку шпрот является одним из основных промысловых объектов украинского рыболовного флота: доля его в уловах достигала в последние годы 95 % [1]. Тем не менее, исследования гельминтофауны чер­номорского шпрота не отличаются систематичностью. Первые работы в этом направле­нии были выполнены в 30 - 60-х годах ХХ века [8, 10, 12, 13] и с тех пор не возобновля­лись на протяжении почти 40 лет; в 1990-х годах они были спорадическими [7, 11]. Из­вестно, однако, что, будучи мелкоразмерным короткоцикличным видом, шпрот быстро реагирует на разнонаправленные влияния окружающей среды (напр., [3, 4]). Соответст­венно этой его особенности следует ожидать межгодовых изменений видового состава паразитических организмов, связанных с популяциями этого вида рыб, а также пере­строек структуры парагемипопуляций паразитов; для выявления подобных изменений необходимы регулярные исследования. Кроме того, постоянный контроль качественного состава паразитофауны и показателей зараженности шпрота крайне важен для опреде­ления предпочтительных районов его промысла.

Наиболее интенсивный промысловый прессинг испытывает шпрот западно-крымского регионального скопления, располагающегося на акватории между мысом Тарханкут и Гераклейским полуостровом. Значительные скопления шпрота, его личинок и мальков сосредоточены в указанном районе не только в нагульный, но и в нерестовый период [6], в силу чего указанное скопление шпрота является важной сырьевой базой рыбного промысла Украины. Это обстоятельство делает особенно актуальным монито­ринг паразитофауны шпрота в указанном районе.

Материал и методы. Шпрот получали во все сезоны 1998 - 2005 гг. из уловов пелагических тралов рыболовецких судов у мыса Лукулл, а также в районах Евпатории, юго-западного (Кача, Севастополь, м. Фиолент, Балаклава), южного (Алушта, Ялта) и восточного (Феодосия, Судак, м. Меганом, м. Морской) побережий Крыма. Рыбу из тра­ла отбирали методом случайной выборки.

Выполнены неполные паразитологические вскрытия более 4,5 тыс. экз. шпрота (из района Лукулла - 2593 экз., из прочих районов - 1959 экз.); общая (зоологическая) длина обследованных рыб варьировала от 5,5 до 13,2 см. На возрастные группы рыб разбивали с учетом приведенных [5] размерно-возрастных кривых.

Результаты и обсуждение. Согласно [7, 8, 10, 11], у черноморского шпрота от берегов Крыма известны 3 вида гельминтов: метацеркарии трематод родов Nematoboth-

© Ю. М. Корнийчук, А. В. Завьялов, 2005 Экология моря. 2005. Вып. 69

rium и Stephanostomum, а также личинки анизакидной нематоды Hysterothylacium adun­cum.

В период наших наблюдений фауна гельминтов шпрота во всех районах иссле­дований была представлена личинками H. aduncum и Stephanostomum sp.

Личинки дидимозоидных трематод рода Nematobothrium[1], бывшие в 60-х годах ХХ в. обычным паразитом шпрота вдоль всех берегов Черного моря (экстенсивность инвазии (ЭИ) шпрота прибрежной зоны Крыма этими личинками, по данным [8], дости­гала 97% при средней интенсивности инвазии 45 экз./ос. и максимальной - 74 экз./ос.), ныне не отмечаются в составе гельминтофауны этих рыб. Вероятная причина исчезно­вения личинок этих дидимозоид из современной фауны гельминтов шпрота - крайне низкая численность скумбрии, дефинитивного хозяина этих плоских червей: как извест­но, резкое сокращение популяций этой рыбы произошло начиная со второй половины 1960-х гг. в результате ее интенсивного промысла причерноморскими странами [2].

В этой связи следует отметить, что за последние 10 лет личинки Nematobothrium не найдены нами также и при паразитологическом обследовании представительных вы­борок (сотни экземпляров) черноморских рыб, ранее зарегистрированных [9] в качестве второстепенных дополнительных хозяев этих трематод: смариды, мерланга, морского карася, ставриды, хамсы, рулены, морского налима, глоссы. Учитывая, что именно шпрот является основным дополнительным хозяином этих трематод, в пользу предпо­ложения об отсутствии представителей Nematobothrium в фауне Черного моря свиде­тельствуют и результаты исследований турецких коллег [14]: дидимозоиды не были об­наружены при обследовании внутренностей более чем 1 300 шпротов, отловленных в осенне-зимний период. Тем не менее, для формулирования окончательного вывода не­обходимо обследовать черноморских скумбрий, а также шпрота от берегов Кавказа, из Прибосфорья и северо-западной части Черного моря, где в 30 - 60-е годы ХХ века зара­женность его этими дидимозоидами не опускалась ниже 80 % [8, 10, 12, 13].

Метацеркарии Stephanostomum sp. впервые отмечены нами у шпрота юго-западного побережья Крыма (ранее эти личинки были известны только от шпрота из придунайского района [8], берегов Кавказа [8, 13] и восточного Крыма [7]). Этими тре­матодами заражено не более 8 % особей шпрота, на жабрах одной рыбы обычно встре­чается 1 - 2 личинки (максимум - 4); соответственно низок и индекс обилия (ИО) мета-церкарий: он колеблется от 0,01 до 0,05. Столь низкие показатели зараженности шпрота в целом соответствуют указанным для него в 60-х гг. ХХ века, однако следует учесть упомянутое несоответствие районов обнаружения личинок, а также и то обстоятельство, что предшествовавшие исследования [8, 13] были выполнены на малых выборках шпро­та (25 рыб из устья Дуная; 29 - от берегов Кавказа). К сожалению, нельзя сопоставить наши данные со сведениями о зараженности этими метацеркариями шпрота от восточ­ного побережья Крыма, поскольку [7] отмечен только сам факт их обнаружения.

Следует отметить, что по данным [8], личинки Stephanostomum отмечались на жабрах шпрота только лишь в зимний период, тогда как при обследовании нами гораздо более представительного материала оказалось, что личинки встречаются на жабрах шпрота во все сезоны года. Существенных сезонных различий в зараженности крымско­го шпрота этими трематодами выявить не удалось, как не обнаружено и достоверных различий в зараженности ими шпрота из разных районов промысла.

Показатели зараженности шпрота Stephanostomum sp. met. закономерно увели­чивались с возрастом рыб, причем годовики были свободны от инвазии (рис. 1).

В течение проанализированного временного промежутка зараженность шпрота личинками H. aduncum оставалась высокой: ЭИ варьировала от 84 до 100%, максималь­ная интенсивность инвазии превышала 200 экз.

Уже по достижении возраста 1+ шпрот заражен личинками гистеротиляциумов более чем на 80 %; с возрастом рыб показатели их зараженности нематодами еще более возрастают (рис. 1). Погибших личинок в теле шпрота мы не находили: очевидно, ли­чинки H. aduncum не погибают в течение всей жизни хозяина, постоянно накапливаясь в его теле. Учитывая это обстоятельство, при сопоставлении показателей зараженности шпрота из разных районов промысла мы принимали во внимание только зараженность

шпрота длиной 75 - 90 мм (двухгодовиков) группы в период наших исследований.

Зараженность метацеркариями Stephanostomum sp.

наиболее представительной размерной

3

3,47

0,74

]ZZL

двухгодовики трехгодовики ИО, экз./особь (х 100) И ЭИ, %

100 80 60 40 20

0

Зараженность личинками Hysterothylacium aduncum

88,9 97,3

99,7

13,6

17,1

42,4

годовики     двухгодовики трехгодовики ■ ИО, экз./особь ■ ЭИ , %

Рисунок 1. Изменения зараженности шпрота крымской группировки в зависимости от его возраста

Figure 1. Differences of abundance and prevalence of infection of the Black Sea sprat aged 1+ - 3+ with two helminth species

Установлены региональные различия зараженности шпрота личинками H. adun-

cum.

Очевидно, наиболее приемлемыми для промысла являются районы м. Лукулл и восточного побережья Крыма (Рыбачье - Феодосия): ИО личинок H. aduncum нематод в двухгодовиках шпрота здесь колеблется в пределах 7,4 - 27,0 экз./ос. и 5,8 - 18 экз./ос. соответственно. Отметим, что сравнительно низкая зараженность нематодами шпрота в районе восточного побережья Крыма подтверждается [7], что согласуется также и с дан­ными [11] по Керченскому проливу.

Шпрот севастопольского района (открытое море от м. Херсонес до Качи) харак­теризуется более высоким индексом обилия H. aduncum (от 10,2 до 44,8 экз./ос.), не­сколько повышенные показатели зараженности двухгодовиков отмечены в районе Сева­стополя (30,1 - 47,2) и на участке м. Фиолент - м. Сарыч: от 23,9 до 77,0 экз./ос. (лишь в отдельных пробах зараженность была значительно более низкой: 1,8 - 14,4). Умеренные значения ИО личинок нематод наблюдались в шпроте, выловленном в районах Алушты (14,6 - 21,8 экз./ос.) и Евпатории (21,3 экз./ос.); несколько повышенные - у берегов Ял­ты (40,9 экз./ос.).

Принимая во внимание неодинаковый уровень зараженности личинками H. aduncum шпрота из разных районов крымского побережья, а также обсуждавшиеся вы­ше возрастные различия, мы проанализировали многолетние колебания зараженности гастеротиляциумами шпрота в возрасте 2+ (модальная группировка) в одном и том же промысловом районе - у м. Лукулл.

Основная выявленная тенденция - снижение относительной численности личи­нок нематоды (рис. 2) в ряду лет, происходящее как за счет незначительного уменьше­ниядоли зараженных рыб, так и вследствие снижения средних показателей интенсивности инвазии.

период нагула

период размножения

50 і 40 -30 -20 -10 -

0

1998­99

2000­2001

2004­2005

1998 1999 2000 2001 2003 2004

Рисунок 2. Межгодовые колебания зараженности личинками H. aduncum шпрота лукулль-ской группировки в возрасте 2+

Figure 2. Long-term differences of Hysterothylacium aduncum larvae abundance in the Black Sea sprat aged 2+ (Cape Lukull region, Eastern Crimea coast) during flattering (left graph) and spawn­ing (right graph) periods

С учетом отмеченного ихтиологами ИнБЮМ изменения возрастной структуры шпрота крымского стада и прогнозируемого снижения его запасов в данном районе [4], при сохранении высоких темпов промысла шпрота вероятно дальнейшее снижение чис­ленности популяции H. aduncum у берегов Крыма.

Выводы. 1. В 1998 - 2005 гг. фауна гельминтов шпрота в различных районах побережья Крыма была представлена личинками нематоды H. aduncum и трематод р. Stephanostomum. 2. Метацеркарии Nematobothrium sp. более не отмечаются в составе фауны гельминтов шпрота, обитающего у крымских берегов, и, вероятно, исчезли из черноморской фауны. 3. Исходя из показателей зараженности шпрота личинками нема­тоды H. aduncum, наиболее приемлемыми для промысла являются районы у м. Лукулл и у вос­точного побережья Крыма. 4. Выявлена тенденция к снижению показателей зараженности шпрота личинками H. aduncum в районе м. Лукулл на протяжении периода исследова­ний. Предположительно, она обусловлена интенсивным промысловым ловом шпрота в течение ряда лет, что привело к сдвигу возрастного состава популяции этой рыбы в сто­рону менее зараженных младших возрастных групп.

1. Болтачев А.Р., Зуев Г.В., Гуцал Д.К. К столетию отчета С.А. Зернова по исследованию рыбо­ловства в Таврической губернии // Экол. моря. - 2001. - Вып. 57. - С. 19 - 24.

2. Данилевский Н.Н., Иванов Л.С., Каутиш И., ВериотиМаринеску Ф. Промысловые ресурсы / Основы биологической продуктивности Черного моря (под общ. ред. В.Н. Грезе). - Киев: На­ук. думка, 1979. - 392 с.

3. Замбриборщ Ф.С. О современных тенденциях изменений черноморских ихтиоценов // Вопр. ихтиологии. - 1985. - Вып. 4. - С. 688 - 690.

4. Зуев Г.В., Болтачев А.Р., Чесалин И.В. и др. Современное состояние «западно-крымской» по­пуляции черноморского шпрота (Sprattus sprattus phalericus) (Pisces: Clupeidae) и проблемы ее сохранения // Мор. экол. журн. - 2004. - 3, № 3. - С. 37 - 44.

5. Зуев Г.В., Гаевская А.В., Корнийчук Ю.М., Болтачев А.Р. О внутривидовой дифференциации черноморского шпрота (Sprattus Dprattus phalericus) у побережья Крыма (предварительное со­общение) // Экология моря. - 1999. - Вып. 49. - С. 10 - 16.

6. Зуев Г.В., Репетин Л.Н., Гуцал Д.К. и др. Влияние температуры воды на выживание молоди и формирование промыслового запаса черноморского шпрота Sprattus sprattus phalericus (Risso) (Pisces: Clupeidae) // Морск. экол. журн. - 2003. - 3, № 2. - С. 25 - 30.

7. Мальцев В.Н., Ждамиров В.Н., Есина Л.М. Результаты паразитологического инспектирования черноморского шпрота Sprattus Dprattus phalericus, выловленного в северо-восточной части

Черного моря // Пробл. іхтиіопатології: Матер. I Всеукр. конф. (23 - 27 жовтня 2001 г.). - Киів,

2001. - С. 71 - 73.

8. Николаева В.М. Паразитофауна локальных стад некоторых пелагических рыб Черного моря // Тр. Севаст. биол. ст. - 1963. - Т. 16. - С. 387 - 438.

9. Определитель паразитов позвоночных Черного и Азовского морей / Гаевская А.В., Гусев А.В., Делямуре С. Л. и др. - Киев: Наук. думка, 1975. - 552 с.

10. Погорельцева Т.П. Матеріали до паразитофауни риб північно-східної частини Чорного моря // Праці Ін-ту зоол. АН УРСР. - 1952. - Т. 7. - С. 100 - 120.

11. Ткачук Л.П. О зараженности личинками нематоды черноморского шпрота // Рыбн. хоз-во Ук­раины. - 2001, № 3-4. - С. 65 - 66.

12. Чернышенко А.С. Материалы по паразитофауне рыб Одесского залива // Тр. Одесск. гос. ун­та. - 1955. - 145, сер. биол. наук. - Вып. 7. - С. 211 - 222.

13. Чулкова В.Н. Паразитофауна рыб окрестностей г. Батуми // Уч. зап. ЛГУ. - 1939. - Сер. биол.,

вып. 2. - С. 21 - 32.

14. Avsar D. Parasitic fauna of sprat (Sprattus sprattus phalericus Risso, 1826) from the Turkish Black Sea coast // Acta adriatica. - 1997. - 38, 1. - P. 71 - 76.

Институт биологии южных морей НАН Украины,

г. Севастополь Получено 22.07.2005

J. M. K O R N I Y C H U K, A. V. Z A V J A L O V

HELMINTHS OF THE BLACK SEA SPRAT SPRATTUS SPRATTUS PHALERICUS RISSO NEAR THE CRIMEAN COASTS

Summary

Parasitological investigation of more than 2.500 specimens of the Black Sea sprat off Eastern, Western and South-Western Crimean coasts was performed during 1998 - 2005. Two helminth species were iden­tified; data on prevalence, intensity and abundance of nematode Hysterothylacium aduncum larvae and trematode Stephanostomum sp. in the Black Sea sprat are reported. Comparative analysis using literary data was undertaken, long-term differences in parasite fauna and indices of infection of sprat were noted. Absence of metacercaria of Nematobothrium didymozoid trematodes in helminth fauna of sprat is noted; N. scombri believed to be absent in present-day Black Sea fauna. Characteristics of sprat infectiousness with H. aduncum larvae near Cape Lukull region (Eastern Crimea coast, main Ukrainian sprat fisheries region), tend to decreasing during period of investigation. Presumably, it is a result of sprat stock over-fishing during recent years that resulted in changes of age structure of sprat population (less infected 1+ sprats become to be the most abundant age group).


[1] Вероятно, отмеченные [8] дидимозоидные метацеркарии рода Nematobothrium относились к виду N. scombri (Taschenberg, 1879), поскольку мариты других представителей этого рода в черномор­ской фауне доныне неизвестны.

Страницы:
1 


Похожие статьи

Ю М Корнийчук, А В Завьялов - Зараженность гельминтами черноморского шпрота