Е Е Фондорко - Пространственная организация городской среды аспект осевых построений - страница 1

Страницы:
1 

невую среду города идею, заложенную в господствующем ландшафте, интерпретированную в городских ансамблях и фрагментах, которая формирует объединяющую метафору. Такая метафора - обязательное условие целостности композиционно-образной структуры города и, в связи с этим, социально-психологического комфорта его жителей.

1.Лихачев Д.С. Поэзия садов. К семантике садово-парковых стилей. - СПб.: Нау­ка, 1991. - 371 с.

2.Жолтовский И.В. Принцип зодчества // Архитектура СССР. - 1933. - №5. -С.28-29.

3.Линч К. Образ города. - М.: Стройиздат, 1982. - 327 с.

4.Мастера архитектуры об архитектуре. - М.: Искусство, 1972. - 590 с.

5.Бычков В.В. Малая история византийской эстетики. - К.: Путь к истине, 1991. -

407 с.

Получено 20.10.2005

 

УДК 72.012

Е.Е.ФОНДОРКО, канд. архит.

Харьковская национальная академия городского хозяйства

ПРОСТРАНСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ. АСПЕКТ ОСЕВЫХ ПОСТРОЕНИЙ

Рассматриваются вопросы формирования эстетической целостной среды мегапо­лисов в аспекте новых композиционных построений.

Многосложная пространственная среда мегаполисов оставляет актуальным аспект ее композиционной организации. Уровень этой организации во многом определяет комфортность проживания в среде - от интерьерных пространств города до крупных агломераций. Одним из факторов формирования градостроительной композиции являются осевые системы.

В архитектурной теории и практике существуют разные осевые концепции - с приматом прямоугольных структур и свободного со­членения осевых направлений. Но возникает вопрос: каким образом они сосуществуют в архитектуре, и как происходит их объединение при распространении города на большие территории, включающие разные природные ландшафты и транспортные условия?

Подобные вопросы неоднократно возникали в теории градострои­тельства и на этапах практического проектирования. Обратимся к рас­смотрению некоторых из них.

Ле Корбюзье столкнулся с этой сложной проблемой в про­екте «Вуазен» [6]. М.Г.Бархин ищет ее решение в переходе от «пла­ниметрических» структур к структурам объемным, трехмерным, кото­рые проявляются в городах при переходе в четвертое измерение - вре­мя. Очевидно, речь идет о том, что эти объемные структуры выполня­ют свои объединяющие функции, будучи обозреваемы в различное время. С этих позиций он критикует тезис об «ограничении примене­ния понятия композиции как не имеющей возможности охватить весь город в целом» [5, с.66]. О таком ограничении пишет, например, И.Страутманис, считающий, что эстетическая целостность архитекту­ры проявляется лишь в небольших фрагментах [8].

Но, отвергая такое ограничение, М.Г.Бархин не конкретизирует свою объединяющую концепцию. Конечно, целостность планиметри­ческой структуры города и целостность объемно-пространственной композиции разделять нельзя. Но в то же время, по мнению автора, «все градостроительные концепции высших иерархических уровней являются плоскостными, планиметрическими категориями... и, однако, для категории города они, хотя бы в общих чертах, уже должны отчет­ливо представлять объемные параметры» [5, с.68].

Эта оговорка - «в общих чертах» - не дает возможности предста­вить, какие же это «объемные параметры» выходят из «планиметриче­ских категорий».

Вопрос поставлен, но ответа нет.

Такое же совмещение планиметрии с объемными архитектурны­ми доминантами декларирует и Д.М.Аранович в анализе античного Рима [2].

Несколько предложений по координации «планиметрических и объемных параметров» сделал и Н.Н.Баранов [3, 4].

В его исследованиях существует ряд интересных аспектов, кото­рые могут прояснить путь к такой координации. Так, обосновывая ви­зуальные связи между доминантами-ориентирами ленинградского центра, он предлагает распространить их до Смольного монастыря [3, с.138].

Интересно то, что эти реальные визуальные связи выходят за рамки однокоординатной системы и приобретают диагональную на­правленность. Кроме того, осевые разнонаправленные структуры, сгруппированные вокруг каждой из доминант, объединяются такими диагональными связями в единую осевую систему.

Однако, переходя к новым районам - к Московскому проспекту и поперечной магистрали, ведущей ко Дворцу Советов, автор предлагает объединить доминанты чисто планиметрическими средствами. И, кро­ме того, вне их взаимодействия с доминантами центра [3, с.145-146].

Более конкретно об эстетическом объединении «в категориях го­рода» пишет К. Линч. Он так же, как и многие другие, отдает должное прямоугольным структурам в силу их семантической значимости - какмодели высшего порядка. Но, когда он рассматривает градостроитель­ные образования крупного масштаба, он также переходит к сложным структурам, отличным от структур с преобладанием лишь двух пер­пендикулярно пересекающихся осей. К.Линч не сомневается, как И. Страутманис, что возможно эстетическое единство не только в пре­делах крупного города, но даже агломерации. В качестве средств тако­го объединения он называет «сверхкрупные зримые формы» природ­ного ландшафта. Он приводит в качестве примера ландшафт в районе Флоренции, где «долины, гребни гор и маленькие холмы чрезвычайно разнообразны, но явно образуют единую систему. Следуя геологиче­скому строению рельефа, люди достигли здесь тонкого и отчетливого вписывания собственных действий в окружающую среду. Целое обра­зует единый ландшафт и, все же, каждую его часть можно легко отде­лить от соседней» [7, с.89]. К такой же целостной природной структуре он относит район Сэндвича в штате Нью-Гемпшир, где «Белые горы спускаются к истокам рек Мерримак и Пискатаква» [7, с.89].

К. Линч считает, что и сегодня, при разрастании агломераций и городов, человек ощущает ландшафтную целостность благодаря раз­витию скоростных магистралей, при которых «такая крупномасштаб­ная организация принципиально возможна» [7, с. 89].

Переходя к городу как составной части ландшафта региона, он выделяет в его структуре пять взаимосвязанных категорий, которые в совокупности дают возможность объединить формы среды, в том чис­ле однонаправленные структуры отдельных фрагментов. Среди этих пяти категорий он выделяет «ориентиры» и «пути», которые, с его точки зрения, позволяют человеку ориентироваться в городе, находясь в разных его частях.

К. Линч увязывает ориентиры с созданием образного плана города и при этом подчеркивает роль двух его элементов - путей и районов. Образный план «должен отобразить расположение ориентиров, разви­тие визуальной иерархии путей, создание или выявление узловых то­чек; это план должен иметь дело с взаимосвязями элементов, их вос­приятием в движении - иными словами, с концепцией города как ви­зуальной формы» [7, с.98]. Ключевой позицией здесь является форми­рование системы «ориентиров» для «упорядочивания окружения». Эта система выражается, по К. Линчу, в иерархических структурах. Город эстетически объединяется с окружением при наличии мощной обще­городской доминанты или нескольких доминант. В качестве таких он приводит флорентийский собор Брунеллески Санта Мария дель Фьоре. Его купол возвышается над долиной. Его расположение изначально совпадало с транспортным узлом. К. Линч подчеркивает при этом роль

Кампанеллы у собора; по их пространственным взаимосвязям человек устанавливает направление с больших расстояний. В качестве такого же ориентира К.Линч отмечает и золотой купол бостонского Капито­лия. Он расположен на вершине холма и раскрыт к Коммон.

К. Линч выделяет и внутригородские ориентиры - изолированные, одиночные группы или пучки, в которых каждый элемент усиливает другой. Но К.Линч не раскрывает их связи с общегородскими ориен­тирами. Правда, он вскользь упоминает связи во Флоренции площади д'Аннунциаты с куполом того же собора Санта Мария дель Фьоре. Но это чисто локальная связь не позволяет представить в целом объеди­нение районов города с различными осевыми структурами.

В общетеоретическом плане К. Линч отмечает, что «каждый из районов города может обладать жесткой внутренней структурой, со­единяясь с другими одним узлом или «швом»». Но следующая фраза остается загадочной: «Если эта связь развивается во внутренней струк­туре района, она остается гибкой» [7, с.86].

Своеобразную трактовку объединяющих ориентиров предложил В. Л.Антонов. Он, прежде всего, в согласии с К.Линчем, считает воз­можным эстетическое объединение крупных территорий. Он приводит в пример градостроительные образования древности, античности и средневековья - от египетских городов вдоль русла Нила до Киева и Москвы. Он обосновывает такую возможность и предложенным им проектом харьковской групповой системы расселения [1].

В.Л.Антонов отмечает при этом роль пространственных осей ландшафта и его доминирующих форм. Он выделяет в каждом ланд­шафте места стыков пространственных осей как важные для объеди­нения визуальные формы. Объединяющие функции этих «фокусов» проявляются при обозрениях с путей движения, и последним, как и у К. Линча, отводится важная композиционная роль.

Можно сказать, что техника объединения сводится к координации путей движения и градостроительных доминант. При этом общегород­ские пути движения охватывают «форму-ориентир». Эта форма назва­на автором «монтажной доминантой».

В.Л.Антонов не касается конкретно осевых структур районов, от­куда обозревается общегородская доминанта или их созвездие. Он ак­центирует технику объединения каждого из районов с центром. По его концепции, пути движения должны быть построены таким образом, чтобы кульминационное раскрытие общегородской доминанты проис­ходило при наличии на первом плане доминирующей формы перифе­рийного района. Так, как раскрывалась Афина Промахос от храма По­сейдона на мысе Суний; Парфенон - от статуи Афины; Киево-

Печерская Лавра - от Троицкого собора; башни Конгресса в центре Бразилиа - от собора у автомобильной развязки.

Таким образом, анализ теоретических концепций позволяет сде­лать ряд выводов:

1) подтверждаются связи осевых концепций в архитектуре со сфе­рами знаний, в которых раскрывается на философском уровне их фи­лософская значимость. Эти связи ясно прослеживаются и в концепци­ях, посвященных истории архитектуры, и в концепциях, отражающих архитектуру современную;

2) такая устойчивость семантических констатаций позволяет сде­лать вывод о том, что вопрос о координатных построениях в архитек­туре не может разрешаться на геометрическом уровне - просто как планировочное соотнесение осей;

3) сделав вывод о семантической устойчивости преимущественно однонаправленных систем, нельзя уйти от другой проблемы, отмечен­ной в исследованных концепциях. Это - территориальная ограничен­ность при применении однонаправленных осевых систем. Тот факт, что подобные построения в архитектуре и градостроительстве входят в противоречие с многосложностью природной и функциональной ос­новы, делает актуальным вопрос объединения разнонаправленных осевых структур;

4) приходится констатировать, что в исследуемых концепциях да­ются лишь общетеоретические рекомендации по этой проблеме; глав­ным образом - в виде перехода от планиметрических к объемным по­строениям, при которых последние, каким-то образом могут связать в рамках города разнонаправленные фрагменты.

Каждое из этих положений предоставляет отправной материал для исследования вопроса об объединении разнонаправленных осевых структур как основы архитектурной композиции. Но в них расчленены два вопроса: о семантике однонаправленных осевых архитектурных фрагментов и об их объединении в разнонаправленную осевую струк­туру в конкретных функциональных и природных условиях.

1.Алферов И. А., Антонов В.Л. Формирование городской среды. - М.: Стройиздат,

1977. - 104 с.

2.Аранович Д.Н. Формирование архитектурной композиции города: Дисс... канд. архит.: 18.00.04. - М., 1946. - 75 с.

3.Баранов Н.Н. Силуэт города. - Л.: Стройиздат, 1980. - 184 с.

4.Баранов Н.В. Композиция центра города. - М.: Стройиздат, 1964. - 193 с.

5.Бархин М.Г. Городская структура и композиция. - М.: Наука, 1986. - 201 с.

6.Корбюзье. Архитектура XX века. - М.: Прогресс, 1970. - 304 с.

7.Линч К. Образ города. - М.: Стройиздат, 1982. - 328 с.

Страутманис И.А. Информативно-эмоциональный потенциал архитектуры: Ав­тореф. дисс ... д-ра архит.: 18.00.04. - М., 1972. - 48 с.

Получено 12.10.2005

 

УДК 711.165

Н.В.ХОДЮК, канд. архит.

Харьковская национальная академия городского хозяйства

ЦЕНТР ГОРОДА - ВАРИАНТЫ ЕГО РЕКОНСТРУКЦИИ

Излагаются основы развития центра города в процессе его реконструкции. Рас­сматриваются различные варианты использования старой застройки как важной архи­тектурно-градостроительной проблемы. Предлагаются основные приемы реконструк­ции.

Общественный центр города - среда, необходимая для реализа­ции различных форм деятельности населения - основной структурный элемент и поэтому его реконструкция является центральной пробле­мой совершенствования архитектурно-планировочной структуры го­рода, формирования его художественного облика [1].

Важнейшими в комплексе проблем, характеризующих текущий этап развития территории города, являются:

1)  различный уровень интенсификации использования террито­рии центра города (например, Харькова) отмечается неравномерно­стью землепользования при застройке исторического центра. Интен­сификации подвергаются участки с наибольшей коммерческой стои­мостью, имеющие развитую инфраструктуру и недвижимый фонд с небольшим физическим износом;

2)  изменение специализации народнохозяйственного комплекса города, спад промышленного производства и развитие коммерческо-делового сектора - свидетельство переориентации городского населе­ния. Вывод промышленных предприятий за территорию города прово­дится с частичной компенсацией производственных площадей на тер­ритории центра города;

3)  „старение" проживающего населения центра и сохранение его численности (в три раза за период 1960-2000 гг.) [2] является одной из причин вывода промышленности. Дифференциация горожан по иму­щественному признаку и концентрация лиц с высоким уровнем дохода именно в пределах центра привела к сокращению посещаемости цен­тра жителями периферии.

Проблемой является то, что отсутствие традиционного общего­родского центра часто приводит к использованию неприспособленного для этих целей фонда (как правило, жилого), концентрация капитала

Страницы:
1 


Похожие статьи

Е Е Фондорко - Пространственная организация городской среды аспект осевых построений