С Б Сорочан - Ранневизантийский сектор услуг менялы ІV-ІХ вв - страница 2

Страницы:
1  2 

шина. — М., 1996.

3.     Parnicki-Pudelko S. Agora. Warszawa; Wroclaw, 1957.

4.     Кадеев В. И., Сорочан С. Б. Экономические связи античных горо­дов Северного Причерноморья в I в. до н. э.-V в. н. э. — Харьков,

1989.

5.       Бартошек М. Римское право: понятия, термины, определения. —

М., 1989.

6.       Susini G. Gli argentari di Ravenna // Atti e memorie della Deputazione di Storia Patria per le provincia di Romagna. Bologna, 1959-1960. — NS. Vol. 2.

7.       Бородин О.Р. Византийская Италия в VI-VIII веках (Равеннский экзархат и Пентаполь). — Барнаул, 1991.

8.       Theodosiani libri XVI constitutionibus Sirmondianis et leges novellae ad Theodosianum pertinentes / Ed. Th. Mommsen, P.M. Meyer.Berolini, 1905. — Vol. 1. P.1-2; 1954. — Vol. 2.

9.       Corpus juris civilis. — Berolini, 1895. — Vol. 2: Codex Justinianus / Rec. P. Krueger. Ed. stereotypa 6.

10.   Waltzing J. P. Etude historique sur les corporations professionalles chez les romains depuis les origines jusqu'a la chute de l'Empire d'Occident. T. 2: Les colleges professionales consideres comme institutions officielles. — Louvain, 1896.

11.   Stockle A. Spatromische und byzantinische Zunfte. Leipzig, 1911.

12.   Suidae Lexicon / Rec. Im. Bekkerus. Berolini, 1854.

13.   West L. C., Johnson A. C. Currency in Roman and Byzantine Egypt.Princeton; London, 1944.

14.   Barnish S. J. B. The Wealth ofJulianus Argentarius: Late Antique Banking and the Mediterranean Economy // Byzantion. — 1985. — T. 55. —

Fasc. 1. — P. 5-38.

15.   Византийская книга Эпарха: Вступит. ст., пер., коммент. М. Я. Сю-зюмова. — М., 1962.

16.   Gregorii Theologi vulgo Nazianzeni opera omnia // PG. — 1862. — T. 38.

17.   Theophanis Chronographia ex rec. I. Classeni. Bonnae, 1839. —

Vol. 1.

18.   Sophocles E.A. Greek Lexicon of the Roman and Byzantine Periods (from BC 146 to AD 1100). — New York, 1893. — Vol. 2.

19.   Corpus juris civilis. Berolini,1904. Vol. 3: Novellae / Rec. R. Schoell. Opus Shoelli morte interseptum absolvit G. Kroll. Ed. stereotypa 3.

20.   Nicetae Choniatae Historia / Rec. Im. Bekkerus. Bonnae, 1835.

21.   Leider E. Der Handel von Alexandreia. Hamburg, 1934.

22.   Сюзюмов М. Я. О запрете накопления наличными деньгами в Ви­зантии // ВВ. — 1947. — Т. 1 (26).

23.   Сюзюмов М. Я. О роли закономерностей, факторов, тенденций и слу­чайностей при переходе от рабовладельческого строя к феодально­му в византийском городе // Античная древность и средние века. — 1965. — Вып. 3.

24.   Kazhdan A. Ignatios the Deacon's Letters on the Byzantine Economy // Byzantinoslavica. — 1992. — T. 53. Fasc. 2.

25.   Рудаков А.П. Очерки византийской культуры по данным греческой агиографии. — М., 1917.

 

26.   Laiou-Thomadakis A. The Greek Merchant of the Palaeologan Period: A Collective Portrait // Praktika tes Akademias Athenon. — 1982. — T. 57.

27.   Античный способ производства в источниках // Известия Государствен­ной Академии истории материальной культуры. — Л., 1933. — Вып. 78.

28.   Прокопий Кесарийский. Тайная история // Прокопий Кесарийский. Война с персами. Война с вандалами. Тайная история: Пер., статья, коммент. А. А. Чекаловой. — М., 1993. — С. 316-418, 515-531.

29.   Ioannis Malalae Chronographia ex rec. L. Dindorfii. Bonnae, 1831.

30.   Haussig H. W. Die judische Geniza Uberlieferung als Quelle fur den Nachderungen in der stadtischen Wirtschaft // Jahrbuch der Osterreichischen Byzantinistik. — 1982. — Bd. 32. — № 2.

31.   Corpus juris civilis. Berolini,1908. Vol. 1: Digesta / Rec. Th. Mommsen. Retractavit P. Krueger. Ed. stereotypa undecima. P. 1-959.

32.   Beati Ioannis Eucratae liber qui inscribitur Pratum quod floridaam proferat vitarum narrationem coelestis roseti // PG. — 1976. — T. 87.

33.        Miracula Sti Artemii (Diegesis ton thaumaton toy agioy . Artemioy) // Varia graeca Sacra. Сборник греческих неизданных богословских текстов IV-XV веков с пред. и указат. изд. А. Пападопуло-Керамевс. — Записки имп. СПб. ун-та. Истор.-филол. ф-т. — 1909. — Ч. 95.

34.   Vogt A. Basile I empereur de Byzance et la civilisation byzantine a la fin du IX s. Paris, 1908.

35.   Symeoni Logothetae Metaphastae Vita Sti Marciani // PG. — 1864. —

T. 114.

36.   Basilicorum libri LX / Ed. C. G. E. Heimbach, G. E. Heimbach. Lipsiae, 1840. — T. 2 (Lib. XIII-XXIII).

37.   Гурулева В.В. Византийские весовые знаки с изображением храма из Херсонеса // Византия: кумуляция и трансляция культур. Тези­сы докл. IX науч. Сюзюмовских чтений 24-27 августа 1997 г. — Ека­теринбург, 1997.

38.        Сорочан С. Б. Византия IV-X веков: этюды рынка. Структура ме­ханизмов обмена. — Харьков, 1998.

39.   Лука Пачоли. Трактат о счетах и записях / Изд. подгот. Я. Соко­лов. — М., 1974.

40.   Lopez R. S. An Aristocrasy of Money in the Early Middle Ages // Speculum. — 1953. — Vol. 28. — № 1.

Резюме

У статті розглядаються місце мінял у візантійському секторі послуг IV-IX ст., їх зв'язок з пізньоримською системою банківської справи, проблеми термінології та номенклатури. Головну відзнаку трапезитів від інших категорій автор бачить у тому, що тільки вони одержували за розмін певні комісійні, які були узаконені. Однак їх вузьку спеціаліза­цію не треба перебільшувати. Міняли мали відношення до самих різних побічних занять, що були пов'язані з грішми, і поєднували своє реміс­ло з діяльністю лихварів, кредиторів, скупників та продавців коштовно­стей. Негативна оцінка мінял сучасниками мала більш абстрактний мо­ралізуючий характер і, мабуть, перебільшена: серед мінял було не більше шахраїв, ніж серед купців. Насамперед, міняли ніколи не займалися широкими банківськими операціями, але кількість помічників у них не була обмежена, як іноді вважають. Ці помічники були не наймани­ми робітниками, а слугами-учнями або слугами-рабами. У ранньосе­редньовічній Візантії з її важливою роллю грошей та розвиненим міно­вим господарством попит на фах міняли міг зменшитися тількі у тих окраїнних районах, які поволі виходили з «номісма-зони» і втрачали зв'язок з Імперією.

Summary

In the article is considered the place of money changers in a sector of services of Byzantium IV-IX centuries, their genetic connection with late roman system of bank business, problem of lexicon and nomenclature. Main difference of the trapezits from other categories the author sees, that only money — changers received for exchange legalized interest. However degree of their specialization should not be exaggerated. Money changers have related to the most different spurious occupations connected to money and combined their craft with activity of the usurers, creditors, buyers, sellers of jewelry. A negative evaluation money — changers by the contemporaries carried morals character and probably is exaggerated: among them was no more swindlers, than among traders. Money changers really never were engaged broad in banking operations, but the number of the assistants at them was not limited as sometimes suppose. These assistants were not the wage workers, but servants-apprentices or servants-slaves. In early middle Byzantium with its important role of money and developed barter economy the demand for a money changers could fall only in those outlying districts, which graduallies went out from «nomisma-zone » and lost contact with Empire.

 

10. А. Голубкин ПОСЛЕБУРИ

(Что предопределило позицию Лютера в 1526 - 1529 гг.?)

«Поздний» Лютер не был объектом специального исследования ни в ис­ториографии Российской империи, ни в советской историографии. Не проявили интереса к этой теме и историки в независимых государствах, возникших после распада Советского Союза. В работах же общего ха­рактера, опубликованных в годы советской власти, неизменно повторя­лась содержащаяся в труде Ф. Энгельса «Крестьянская война в Герма­нии» односторонняя негативная оценка «позднего» реформатора, который якобы отрекся «не только от крестьянского восстания, но и от бунта самого Лютера против духовной и светской власти. предал кня­зьям не только народное, но и бюргерское движение» [1, с. 368].

Необоснованность тезиса о «предательстве» Лютера сейчас ни у кого не вызывает сомнений. Но столь же несомненно и то, что уже во время Крестьянской войны Лютер внес существенные коррективы в свое уче­ние о всеобщем священстве, а затем — в период между Первым шпейер-ским рейхстагом (1526 г.) и Вторым шпейерским рейхстагом (1529 г.) в Германии обозначились контуры как новой позиции Лютера в Рефор­мации, так и нового характера самой Реформации. В современной за­падной историографии эти изменения определяются терминами «кон-фессионализация», «суверенная Реформация», «территориальная Реформация» [2]. В советской историографии и историографии ГДР общепринятым был термин «княжеская Реформация». По мнению авто­ра настоящей статьи, характер «поздней» Реформации можно наиболее адекватно отразить в следующем определении: Реформация, осуществ­лявшаяся «сверху» территориальной светской властью (земельными кня­зьями и городскими магистратами). Результатом такого развития стала утвердившаяся в ряде германских земель и вплоть до 1918 г. возглавляв­шаяся князьями Евангелическо-Лютеранская Церковь. Ее основателем по праву считается Лютер.

Но сам он никогда не претендовал на такую роль. И даже тогда, ког­да новая Церковь была фактически основана и когда ее адепты стали называть себя лютеранами, реформатор неустанно повторял, что един­ственным Главой Церкви является Христос и что она должна всегда оставаться Церковью, носящей имя своего Главы. Со времени выступ­ления с «95 тезисами» и до последних дней своей жизни Лютер стре­мился к тому, чтобы очистить христианскую Церковь от укоренивших­ся в ней на протяжении столетий «человеческих измышлений» и злоупотреблений и привести ее в соответствие со словом Божьим. Конечные итоги Реформации ни в коей мере не соответствовали идеа­лам и первоначальным замыслам реформатора. В письме к дрезденско­му суперинтенденту Даниэлю Гресеру от 22 октября 1543 г. Лютер пи­сал: «Дьявол всегда остается дьяволом. При папстве он сочленял Церковь с государством, в наше время добивается он сочленения госу­дарства с Церковью. Но мы стремимся с помощью Божией проти­виться этому» [3, с. 436].

Душа Лютера была устремлена к вечному Небесному Царству Божье­му. Но как преобразователь земной Церкви он, не упуская из виду не­преходящие ценности (т. е. то достояние Церкви, которое надлежит сохранять неизменным и ни в каких обстоятельствах не подвергать ре­визии), ставил и пытался решать реально осуществимые в тех или иных исторических условиях задачи, придерживался наиболее эффектив­ной в той или иной ситуации тактики, проявлял способность, откли-

Страницы:
1  2 


Похожие статьи

С Б Сорочан - Понятие «прибыль» и размеры торгово-ремесленных доходов в раннесредневековой византии

С Б Сорочан - Товарные склады в раннесредневековой византии

С Б Сорочан - Об исследованиях византийского претория ix в вцитаделихерсона

С Б Сорочан - Сугдея в темные века

С Б Сорочан - Экономические связи херсонеса со скифо-сарматским населением крыма в г в до к э-v в н э