Н И Яблучанский - Фантазии на тему советника - страница 1

Страницы:
1  2  3  4  5  6 

Николай Яблучанский

ФАНТАЗИИ

ФАНТАЗИИ ФАНТАЗИИ ФАНТАЗИИ

ФАНТАЗИИ

ФАНТАЗИИ

М-'/ЛП I г\Ог \У\

ФАНТАЗИИ ФАНТАЗИИ

НА ТЕМУ

СОВЕТНИКА

Харьков 2000

Н.И. Яблучанский

ФАНТАЗИИ НА ТЕМУ СОВЕТНИКА

(бета-версия)

Экс-Министру экс-советник

Фантазии. На советника тему. Опыты реальные и надуман­ные. С целью практической. Поддержать административ­ную реформу. Центральные органы исполнительной вла­сти тоже. Чтобы хорошо жилось пересічному українцю. И чиновнику обязательно. Чтобы с достоинством. Да по жизни. Заслужили давно.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Не в стол.....................................

Вхождение....................................

Истоки.......................................

Взгляд снизу...................................

Министерство..................................

Коллегия......................................

Know-how.....................................

Информационное письмо........................

.      Снять с контроля................................

Тина..........................................

Все беды в управлении...........................

Национальный семинар..........................

.      Надо бы извиниться.............................

.      Мировой банк..................................

.      Туберкулез и СПИД.............................

.     Я люблю тебя, Элиот.............................

Новое.........................................

Верховна рада..................................

Нужна концепция...............................

. О переходных процессах, оптимальных и не очень. . . . . .   Сто дней.......................................

Развели........................................

Взгляд сверху..................................

. Увольнение....................................

. Послесловие....................................

НЕ В СТОЛ

Живем один раз. В этой жизни, по крайней мере. Не знаю, кто как, но сильно ощущаю ее ритм. И ощущения эти обостряются. Потому что правит одно желание как можно меньше потерять. Времени. Как можно больше ус­петь.

Не знаю точно, кто включил этот хронометр. Пред­полагаю, мой старый институтский профессор по физио­логии. Давно было это. В студенческие годы. На втором курсе медина. ..

Ласкающее теплое солнечное весеннее утро. Бегу с одного корпуса в другой. Навстречу степенно этот, убе­ленный сединой, длинный-длинный, чуть сгорбившийся, профессор, в своей видавшей виды черной с широкими полями шляпе: "Как помираете, молодой человек?".

???

А что? Прав "дед". С каждым прожитым днем все меньше остается... Значит, как помираем.

Вот и врезались в память и то институтское утро, и та институтская дорожка, и тот любимый профессор.

Включился хронометр. Жесткий. До боли откровен­ный: "Не поживаем, а помираем". И с каждым днем все меньше остается. Времени. Того, что прожить. Значит, спешить надо.

Вот и спешу.

Мысль, что написать эту книжку возможность пред­ставится, и что сделать это надо будет обязательно, посе­тила, когда только возник вопрос, принять или не принять предложение. Занять должность советника Министра здравоохранения.

Предложение принял. И эта, осенившая тогда, воз­можность, была не последним аргументом.

***

Месяц почти позади, как я не советник. Ушел Ми­нистр, ушел и советник.

***

Для кого-то, может быть, это не время, чтобы остыть, уйти от переживаний. Получить право на трезвое осмыс­ленное оценивание прожитого. Право, скажем, на обнаро­дование полученного опыта. Опыт этот полезен.

Воспринимаю министерский период, как что-то да­лекое-далекое. Будто бы давным-давно это было. Потому что впервые за девять месяцев (столько длилось советни-чество) по настоящему окунулся в привычную универси­тетскую жизнь. Беспокойную, а потому интересную, жи­вущую нуждами любимых университета, факультета, ка­федры. Студентов и сотрудников.

Позавчера это произошло. Вполне стандартным об­разом. Вот так, "ни с того, ни с сего". Сначала факультет, потом клиника. Подъезжаю к клинике. И надо же! Уви­дел. Всю, от "ать" до "ять". Эту книжку.

Раз увидел надо переносить на бумагу. И не для того, чтобы в стол.

05.02.2000 Автор

ВХОЖДЕНИЕ

Вхождение в советники. Это было просто. Предло­жили. Подумал. Посоветовался. Ректор поддержал. Дал согласие на условиях перевода. По переводу в советники и был принят.

Мы у Министра. Два новых советника. Потом и ра­ботали вместе. Многое, что здесь, плод общих исканий.

Ну що, хлопці, маємо попрацювати так, щоб...

— Наміри маємо серйозні.

Установки получены. Конфликта с "взглядом снизу" не было. Все это — основания для плодотворной работы в Министерстве. По другому работать не привык.

Но грешу. "Скользкое" местечко было. Потому что и свой, и чужой. Медик, конечно же. Но из классическогоуниверситета. Образовательного сектора. А здесь давняя тема, — где должно быть медицинское образование. В секторе здравоохранения или образования? Для меня, от­стаиваю позицию давно, образования. Чтобы разорвать гордиев узел конфликта интересов. Это когда врачи буду­щие себе же заказываются.

Тема повод для "колкостей" со стороны Минист­ра. Потому никогда и не поднимал ее сам.

Где-то в глубине души кроется мысль, что последст­вия ее не давали в некоторых, весьма ответственных, слу­чаях, возможности моей Патрону принимать, как вижу те­перь, очень даже правильные предложения. Боюсь, напо­минали. Кто советник.

Моя вина, что не смог снять тему.

Полная открытость в день последний. Не последний. В будущем моей Министра уверен. Мир нелинеен. Тем более сейчас страна — странный аттрактор. Следующий ход за нами.

ИСТОКИ

Работать в Минздраве планы не строил. Знаю же его, как и отрасль, во всех ипостасях сносно.

После Донецкого медицинского института по пять лет зам. директора по науке в Украинском НИИ терапии, Харьковском НИИ микробиологии и иммунологии. Зна­чит, "на ты" с Министерством и подведомственными ему институциями.

Последние восемь лет — декан факультета фунда­ментальной медицины Харьковского национального уни­верситета им. В.Н. Каразина.

С радостью принял предложение участвовать в вос­становлении попранного большевиками права классиче­ского университета на подготовку врачей. Для меня — эточесть. После Донецкого медина закончил мехмат Харьков­ского университета. В решении поддерживали учителя — харьковские, и не только, ученые-медики с мировым име­нем.

Деканство легким не оказалось. И кровушки попито немало. Понятно почему. Посягательство на монополию. В защите идеи возвращения медицинского образования в образовательный сектор обратился к публицистике. В "Медичній газеті України", "Зеркале недели", "Урядовому кур'єрі", других изданиях появились мои резонансные публикации. Три из них, все из "Зеркала недели", включе­ны в книгу. Они интересны. Подготовили к принятию предложения стать советником Министра. Опубликован­ные несколько лет назад, ни на йоту не потеряли актуаль­ность.

Два года тому подошли мы к первому выпуску вра­чей в нашем классическом, что ни есть, университете. Проблема возникла, по большому счету, пустяковая. По­лучить разрешение Минздрава на работу выпускникам. "Нелюбовь" Первого выразилась в том, что с разрешени­ем задерживали. На нас же наваливалась интернатура. На­до было торопиться ...

Удобный случай — Первый в отпуске, а моя Ми­нистр, тогда его заместитель, выполняла эти обязанности. Мне устроили встречу.

Приятно вспоминать. В приемной столпотворение, но меня принимает первым.

— В чем проблема?

— Да и не проблема. Просто надо письмо.

— Сейчас помогу.

Звонит куда-то: "К Вам придет такой-то, помогите". Потом снова обращается ко мне: "Нет, не сделают". Снова звонит: "Зайдите, пожалуйста, ко мне". И кидает реплику: "Попрошу взять Вас с собой. Так будет надежнее".

***

Не узнала Министр, что в предположении своем ока­залась права. Письмо не подготовили. Появилось оно зна­чительно позже. Подписывал его, как подобает, Первый. Неписаная заповедь национального чиновника.

Я рад первым публицистическим опытам в подходах к реформированию сектора, встрече с будущим Минист­ром. Это истоки вхождения в советники. Не будь их, не готов бы был принять предложение, оказавшееся и инте­ресным, и очень полезным.

В советники не напрашивался. Не предполагал даже, что спустя полтора года придется на время одеться в эту шкуру. Советник государственный служащий! Пусть и невысокого ранга.

ВЗГЛЯД СНИЗУ

Самое время познакомить Читателя с моим понима­нием проблем сектора и путей их решения на тот, кажу­щийся уже далеким, период трехлетней давности. Когда и в мыслях в Министерство, да еще советником, и в помине не было. Взгляды эти наиболее полно обобщены в статье "Выход один — резать, или амбиции на крутую должность в теневом Кабмине", опубликованной "Зеркалом недели" (ЗН, 1997, № 26 (143)).

Делаю только небольшую литературную правку ста­тьи, чтобы в русле книги. Взятый эпиграф из Бикмуллина -"Абсолютно бесстрастным может быть лишь кусок желе­за" — передает авторские переживания в связи с подни­маемой темой.

Итак, статья.

Страна в трудных экономических условиях. Здраво­охранение тоже. Говорить много не приходится. Его дале­ко не лучшее состояние освещается в прессе. "Зеркалом недели" (ЗН, 1977, №10 (127)). Уже похоронили Статью 49 Конституции Украины. Теперь, кажется, это же ожидает и само здравоохранение. Процессы, которые развиваются, еще год назад с нострадамовской точностью прогнозиро­вал А. Мостипан в статье "Медицина Украины сегодня и завтра" (Медицина Украины, 1996, №3) . Прожитый пери­од показал: к прогнозам не прислушались. О реформах говорим много. Но в истинном значении этого слова они отсутствуют.

Понимая, что нужны альтернативные программы, и поддерживая идею Теневых Кабинетов Министров (ТКМ), имею смелость заявить себя кандидатом на пост Министра Здравоохранения (МЗ) в Теневой Кабинет Министров.

Сегодня отрасль управляет практическим здраво­охранением, медицинским образованием и медицинской наукой. Естественно реформирование рассмотреть по этим направлениям.

1. Реформа практического здравоохранения

Существующая система практического здравоохра­нения малосостоятельна. Громоздкая. Низкой эффектив­ности. Высоко затратная. Уровень медицинской помощи в государственном секторе, не считая отдельных центров, на уровне середины столетия. Самое главное, она не в со­стоянии переживать то редуцированное финансирование, которое обещается, но не выполняется. Представим на ми­нутку. По стране объем финансирования в отрасли — 54% от необходимого минимума, но не выполняется и наполо­вину. Его размазывание решает только задачу скорейшей деградации сектора. Многие, пока еще в полголоса, пого­варивают о его крахе. Элементарный пример — даже сум­ка врача скорой помощи со скрипом наполняется про­стейшими лекарственными средствами.

Стагнация требует неотложных, решительных, те­перь уже на все 100%, хирургических действий. Времени на размышления не осталось. Надо реструктуризировать радикально. Не сокращать половинчато государственную сеть здравоохранения и поощрять развитие частной, него­сударственной. В государственной, если быть реалистами, как раз и надо рассчитывать на половину обещанного фи­нансирования. Не больше. Хотя этого и мало, но не озна­чает, что ничего сделать нельзя.

Нужны приоритеты. Прежде всего, кардинальная ре­структуризация госпитальной медицинской помощи. Кой­ки исключительно хирургические, акушерские, инфекци­онные, ургентные. Что касается соматических больных, только на случаи и период катастрофических нарушений здоровья. Сохранившиеся койки должны быть, однако, высокоспециализированными и работать на них должны люди от бога и по настоящему. Труд этот следует достой­но оценивать. Как понять, когда на Западе на хирурга в год приходится более 1 000, а наш часто не дотягивает до 200 операций в год. Потому что слишком много их, хирургов. И настоящих, и других всяких.

С моей точки зрения достаточный коечный фонд со­ставляет до 20% наличного. Тем более, имеем опыт с дневным стационаром при поликлиниках и стационаром на дому. Нет сомнений, большая часть коечного фонда стационаров выполняет социальные функции. Но соци­альные койки решают другие задачи и их необходимо пе­редать на баланс функционального органа управления. Определенно дешевле, чем содержать самим.

Необходимо пересмотреть организацию скорой ме­дицинской помощи. Не по карману, чтобы врач, и даже средний медицинский работник, был в любой такой бри­гаде. Функции их необходимо, пусть поначалу частично, передать, как на Западе, пожарным и милиции.

Важная альтернатива существующей системе поли­клинической медицинской помощи — семейный врач. Но строиться этот институт должен на других организацион­ных принципах. Иначе снова профанация.

Уже сегодня, в крупных, по крайней мере, городах интенсивно развивается частная медицина. В Киеве, Харь­кове функционирует медицинская помощь на дому, скорая помощь. И ничего. Выживает. Нельзя говорить, что со­вершенно недоступна слоям с низкими доходами. Ее по­ощрение включает механизмы конкуренции. Стоимость услуг падает. Экономическая депрессия, хотелось бы ве­рить, не навсегда. Мало обеспеченные помощь могут по­лучать в ней через грин-карты. Если на что и способно се­годня государство, так это точечно оплачивать расходы на медицинскую помощь.

Есть еще ведомственная медицина. Создана ведомст­вами под их задачи. Не анахронизм, и есть в процветаю­щих обществах. Появилась на нашем пространстве во вре­мена царской России. До большевиков. Не заострял бы проблему, если бы не попытки "проглотить" ее. Кишка, правда, тонковата. Исключения из правил допускаются. Ясно, однако, радоваться надо медицине ведомственной. Глядишь, хоть какое-то подспорье. И вообще, что ведом­ственное — вопрос ведомства. Ему выживать, ему и ре­шать свои вопросы. Просто надо взять в функциональное подчинение.

Важная проблема — фармация. Сколько страстей! Вижу только плюсы в демонополизации фармацевтическо­го рынка. Вытесняется недоброкачественное, цена падает. Отдать в одни руки и здравоохранение и фармацевтиче­ский рынок, и завалит оно, здравоохранение страну одним — двумя лекарственными препаратами.

Много обсуждается медицинское страхование. Неко­торым очень хочется побыстрее ввести его. Да еще так,чтобы шло исключительно на государственное здраво­охранение. Это уже проходили. Съест денежки чиновник, и не найдет и следа от них пересічний українець. Страхо­вание должно быть, контролироваться государством, и может быть и государственным тоже. Но гражданин сам должен решить, куда поплыть денежкам по страховке. В государственную больницу или в частную. Маловато по страховке в частную, пусть раскошеливается, доплачивает. Или идет в государственную. Никто не имеет права за него решать его же вопрос.

Реструктуризация здравоохранения, вне сомнения, болезненно отразится на медицинских работниках. Но от­каз от нее — крушение отрасли и судьба нации. С другой стороны, не болезненно ли отражается на них вакханалия с оценкой труда, невыплатами по зарплате? Мотивация к труду многими потеряна, боюсь, безвозвратно. Ждут слу­чая, чтобы освободиться от этого бремени. Многие, знаю, нашли источники доходов, с профессией и не связанные. Тема болезненная, но решать надо.

Реструктуризация практического здравоохранения освободит основные фонды, прежде всего, в виде зданий и прилегающих территорий. Не в самых худших местах наших городов и весей. Почему не пустить через биржу, а денежки на здравоохранение?

Видим, мой проект в части практического здраво­охранения не вступает в противоречие с Конституцией. Декларированная бесплатная медицинская помощь в объ­еме, сохраняющем жизнь граждан страны, обеспечивается. Гораздо лучше, чем сегодня, заметьте. Реструктуризация практического здравоохранения позволит решать его ос­новные задачи на уровне финансирования, посильного го­сударству. Если этого не сделать в неотложном порядке, громоздкий монстр практического здравоохранения про­глотит не только себя. Крах его, не нужно объяснять, обернется катастрофой для страны.

Если я Министр в ТКМ, самую глубокую реструкту­ризацию практического здравоохранения считаю своим первым неотложным делом.

2. Реформа медицинского образования

В цивилизованном мире медицинское образование при университетах, которые в нашей стране вынуждены были получить эпитет "классические". Это чтобы отли­чить от тех, что университетами и назвать нельзя. Понят­но, классические университеты из Минобразования. Да ладно, бог с ним. Так уж сложилось на нашей многостра­дальной земле ще за радянських часів. Вывели в 20-х годах медицинские факультеты из состава университетов и пе­реподчинили отраслевому министерству. Результат наш народ нашим же врачам мало и доверяет. По большому счету, конечно.

Проблему медицинского образования, как и всякого другого, решать надо. Демократическими, ненасильствен­ными методами. Если врачей много, чего же проще. Уменьшить, если не снять, государственный заказ. Учить­ся будущий врач будет в большинстве не за государствен­ные деньги. Государству только доход от обучения.

Сокращение государственного заказа и падение спроса приведут к реальному уменьшению набора в боль­шинство медицинских университетов. Скажем, до 100 че­ловек на университет. Как в медицинских школах при университетах США. Понятно, таким медицинским уни­верситетам с этим набором выжить трудно. Могут не по­тянуть. Выход войти в ассоциации с классическими или иными университетами Минобразования, если не влиться в них факультетами.

Не представляете студента медика в классическом университете? Тогда приезжайте к нам. На курсе не более

60 студентов. Госзаказ — 20 человек в год. Математику читает профессура мехмата, физику — физфака, химию — химфака, иностранные языки — факультета иностранных языков, биологию — биофака... Только медицинские нау­ки медики и читают. Студент в многоцветной среде. У не­го возможности построить элективные курсы, какие душа пожелает. Получить параллельное образование? Без про­блем. А для государства? На все сто выгодно. Определен­но дешевле. Не потому ли в США около 150 медицинских школ при 150 университетах.

Анахронизм не только с дипломным, но и последип­ломным образованием. На Западе эти функции в большин­стве решают не государственные, а общественные струк­туры. Хочешь быть семейным врачем? Сдай экзамены при Колледже семейных врачей, например, Канады. Хочешь быть кардиологом? Почему бы нет. Если ты в США — просим в Американский Колледж Кардиологов. Кто, кро­ме таких ассоциаций, будет реально заботиться об имидже представляемых ими специальностей?

Чем выгодно для государств такое решение во­проса?

— Не болит голова за последипломное образование. И денежки вкладывать не надо. Более того, пенки снимать можно. Все теми же налогами.

Неестественно Минздраву иметь образование в своей системе и еще по одной важной причине. Сам себе заказы­ваешь и сам себя контролируешь. Конфликт интересов это.

Если я Министр — в первый день вхождения во власть передаю медицинское образование в управление функционального министерства.

3. Реформа медицинской науки

С медицинской наукой тоже просто. Солидарен с Амосовым и Зербино: хорошей медицинской науки у насникогда не было. Это если отсчет начинать с 1917 г. Были, есть ученые, с большой буквы. Но ученые — это еще не наука. Сейчас она в состоянии, что лучше не анализиро­вать. Почти везде отстали почти навсегда. В медицинской биохимии, генетике, иммунологии, трансплантологии... Лучшая исследовательская и диагностическая техника да­же на выставки не приходит. Не купим, не по карману. С трудом вытягиваем на секонд-хенд. Даже новье в иммуно-ферментных диагностикумах в копеечку выливается.

Самое неприятное — Минздрав себе медицинскую науку заказывает и сам оценивает. Как с образованием. Поэтому одни и те же темы, одни и те же лица, одни и те же результаты. Непонятно только, почему говорим "уро­вень", когда на практическом здравоохранении не прижи­вается этот уровень. К чужому тянемся.

Как быть? Просто. Передать медицинскую науку в управление функционального Министерства. Минздрав сосредотачивается на здравоохранении, чем он и призван заниматься. Наука медицинская заказывается не себе. Зна­чит, потребовать можно по настоящему. Скажем так: "Что же Вы, извините, дядя из Миннауки, нам подсунули?"

Нет, медицинские НИИ должны быть в управлении Минздрава. И финансироваться Минздравом, в объеме здравоохранных задач. Достойного качества исполнения. Это же НИИ! За финансирование научных работ пусть ученые посоревнуются. Да не так, чтобы каждому по серь­ге, а кто как себя показать может. Выиграть в конкурент­ной борьбе.

Есть проблема АМН Украины. В цивизилизованном мире академии — организации общественные, негосудар­ственные. За членство платить надо. У нас наоборот. Во времена СССР в мире было две государственные системы академий: одна в — СССР, другая — в Испании. С распа­дом СССР их хотя и стало больше, но меньше, чем незави­симых государств образовалось. Как только АМН изменит статус, не будет заглядывать в карман государственный как кормушку, так и буду баллотироваться в ее члены. Иначе это не академия.

Если я Министр отказываюсь от управления ме­дицинской наукой, сосредотачиваюсь на практическом здравоохранении. Вот уж, действительно, гора с плеч.

4. Управление здравоохранением

Вот, кажется, об управлении почти все. Это же про­сто: отказаться от несвойственных функций и сосредото­читься на здравоохранных задачах. Проблем, море.

По мне основная цель Минздрава — прогнозирова­ние в отрасли. Но для этого необходимо упростить управление. Чтобы внизу не баллотировались решения, принимаемые на верху, а на верху, не дай Бог, не копались в мелком администрировании.

Думал, буду заниматься наукой и образованием толь­ко. Но вижу, чтобы не они одни, но и здравоохранение, государство состоялось, к государственным делам приоб­щаться надо. Заявляю себя на означенную должность в Теневой Кабмин.

Отредактировал статью. Вижу, почти все в ней пра­вильно. Что писал два года назад, актуальности не утрати­ло. С реформами проблема. Не было реформ, потому что. С моим пониманием причин, Читатель, скоро познакоми­тесь.

МИНИСТЕРСТВО

— Не плюй в колодец.

— Да я и не плюю, сам оттуда.

Министерство, которое увидел, принимаясь в совет­ники и работая советником, произвело удручающее впе­чатление.

Многое носило следы совковости. Которая вряд ли скоро. Не зря Н.Моисеев, российский академик, в одной из книжек ссылается на сильную цитату, не помню уже кем и сказанную: "Новое находит признание не потому что побеждает старое, а потому, что носители старых идей вы­мирают". Вымирать, не дай Бог, будем долго.

С другой стороны, в коридорах чувствовались пере­мены. Многие съежились, боясь перемен этих. А они на­жимают, всякими функциональными обследованиями, со­кращением аппарата, другими душераздирающими слуха­ми.

И новенькими, сотрудниками значит, которые вроде бы и не показывают ершивости, но ершивенькие подчас. Приятно, ершивенькие самые из новеньких, принятых в последние годы, с новенько-ершивеньким, сказал бы, мышлением. Нет, конечно же, они приспосабливаются. Формула думаю одно, говорю другое... она же в крови. С молоком, так сказать, впитана. Но приятно, что думают и делают самые-самые новенькие, когда ситуация позволя­ет, правильно. Это уже хорошо.

Жалко только, ситуации эти не частые, и новень­ких таких маловато. Нет критической массы. А система, поди, засасывает. То есть, воспитывает. И не воспитывае­мый если, в неровен час выкинет. Время перемен — оно разве ровное?

Понятно, проблемы Министерства — не Министер­ства, административной системы всей. Иначе, зачем Пре­зиденту реформа центральных органов исполнительной власти. Правильная очень.

Дело начато хорошее. И начиналось в бытность мно­го раз. Даже на моем веку. А.Косыгин на память приходит, другие. Но цена всем реформам была — грош в базарный день.

Не дай Бог, чтобы такое случилось и с этой.

Изменение, сокращение, укрупнение, переименова­ние всяких структур управленческих блеф все это. Надо изменять чиновника. Чтобы профессионалы работали. Ус­ловиями чиновника такими окружить, чтобы он на пользу только. И свою тоже, разумеется, но обязательно государ­ственную. И чтобы отбор был по конкурсу. Настоящему. Чтобы ни один из принципов Питера. И чтобы не в одном Министерстве, а по всей административной системе.

Причины многие, большинство, не в чиновниках, но системе. Как можно работать, когда политику Политика, Министра значит, замы внедрять времени не имеют. Так система управления организована, была на мой период, что за пределами Министерства не только Министр, замы ее, но и руководители главков. Более того, чиновники рядо­вые.

Страницы:
1  2  3  4  5  6 


Похожие статьи

Н И Яблучанский - Атеросклероз судьба бросаем вызов

Н И Яблучанский - Фантазии на тему советника

Н И Яблучанский - Революция в терапии от ауры до первых симптомов

Н И Яблучанский - Моя философия здоровья и болезни

Н И Яблучанский - Ориентированная на врача классификация фибрил¬ляции и трепетания предсердий