Н И Яблучанский - Фантазии на тему советника - страница 2

Страницы:
1  2  3  4  5  6 

Другого ждать и не приходилось. Только авральные методы и в самый раз.

Критиковать каждый может. Вот осуществить пози­тивные перемены.

Над сим и работали.

Много камешков в фундамент будущего Министер­ства закладывалось. Все делалось, чтобы Министерство на переходный период было "в масть" административной ре­форме.

Надеюсь, идеи не пропали даром.

КОЛЛЕГИЯ

Коллегия "сливки" сектора. Самые-самые. Колле­гия — очень мощный инструмент. Или должен быть та­ким.

Но все не везло. На которых побывал — так себе.

Чтобы, не дай Бог, не обидеть, приведу пример, ко­гда ничего и не разберешь. Надо же спрятать. Сам, что, не знаю.

Была, или не была, коллегия. Расширенная. Это, зна­чит, когда "сливки" по всем трекам сектора. Когда всех всех, оторвали. И когда командировочных потрачено было много-много.

Коллегия, как любое уважаемое собрание: вопрос, докладчик или докладчики, прения, проект решения, при­нятие решения. И так по каждому вопросу.

Небольшой пас в сторону. Меня всегда удивляла. Медицинская деятельность наша. В лечебных учреждени­ях. По медицинской помощи, конкретной. Пациенту кон­кретному. Это когда пациент сам по себе, история болезни сама по себе, лист назначений сам по себе, и врач сам по себе. Не раз приходилось видеть, последняя редакция лис­та назначений в день выписки. Когда лист закрывается. Значит, назначили, и без перемен. Как будто бы со здо­ровьем пациента в лечебном учреждении том ничего не происходило.

Так и на коллегии этой. Или похожих. В выступле­ниях — одно, в прениях — другое. А решение? Проект ко­торого подготовили заранее. И даже если между выступ­лением (ями) и прениями ничего общего, не страшно. Замечено не будет.

Непонятная коллегия.

К коллегии хорошо готовиться надо. И "сливки" на нее тогда только, когда помощь "сливок", ну очень, очень нужна.

А так!

Не коллегия это была, не коллегия! Многие так и го­ворили. Не помню только, по поводу этой, или другой, по­хожей.

Как нужен ветер перемен в секторе! Административ­ных, конечно же.

KNOW-HOW

Есть такая структура в Великобритании. На Украине тоже работает. Размещается в посольстве страны своей.

Напрямую встречались один раз. Появились в Мини­стерстве. Зашли к одному заму, другому. Затем к советни­кам. Поговорили, помечтали. О построении красивого фи­нансового менеджемента в секторе. Обещали, все начнется с февраля. Уже конец февраля, так что, может быть, и на­чали.

К этой, не начатой работе с know-how, готовились. Всякое дело должно быть обстоятельно подготовлено, чтобы... с водой не выплеснуть. Правильно, и ребенка то­же. Чтобы без революций, эволюционным путем.

В переписке запрос есть три стипендии в Йорк по менеджменту в здравоохранении. Нужно хорошее знание английского.

Хотелось, чтобы поехали чиновники Министерские.

На жаль, по этому критерию найти не удалось.

***

Не "наезжаю" на чиновника. Надо помочь ему в реа­лизации желаний повысить свой профессиональный уро­вень. Образовательными механизмами всякими. В ино­странных языках в первую очередь.

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО

Информационное письмо? Е-ру-н-д-а какая-то! Сов­ковых времен. Всякую "муть" печатают. Для галочки. Со­искатели. Степеней ученых. Чтобы подтвердить псевдо­научно-практическое значение.

Хороша идея информационного письма. Проинфор­мировать. Аудиторию. О чем-то новом. Интересном.

Польза практическая. От письма информационного.

Если незаангажировать. Прибамбасами совковыми.

***

В Министерстве. Проблемы реформирования секто­ра. О реформах которого говорится много. Но делается.

Спит Министерство, спят регионы. Не все.

Где с управлением хорошо, положились уже на са­мих себя. На свой. Страх и риск. Делают реформы.

А как не делать, когда жесткие финансовые ограни­чения на сектор. Нет. Конечно же. Можно и не делать. Но тогда. Плавная деградация. Сектора. Как экономики в це­лом. Та, которая, хочется верить, проходила, но уже не проходит. Или проходить не будет. Потому что каждый раз думаем, наконец-то. Реформаторы.

Как делать реформы? Вопрос не праздный. Не лег­кий. Понятное дело. Всеми. Возможными силами и инст­рументами.

Один из серьезных инструментов — опыт. Положи­тельный опыт. Тех, что впереди. Кто на свой страх и риск. Награждены. Состоянием здравоохранения. Кото­рое, скажем, и не совсем. Но лучше. Намного. Чем у дру­гих.

Почему бы не информационное письмо?

За подписью Министра просьба. Написать. Инфор­мационное письмо.

Откликнулись одни.

Ну и, слава Богу. Первый шаг сделан.

Распространили информационное письмо. Обратную реакцию получить не успели. Министр ушла.

Надеюсь, с пользой. Письмо информационное это.

СНЯТЬ С КОНТРОЛЯ

На контроле?

Сколько у тебя контролей?

— Снял с контроля?

Вот чем живет в своем большинстве чиновник Мини­стерства.

Контроль. Поглощает чиновника. Все существо его поглощает. Нет. Не остается времени на другие проблемы. Потому что контроль. Потому что с контроля снять надо. Потому что процесс этот мерило оценки эффективности работы чиновника. Не снял вовремя, напоминание. В луч­шем случае.

Жутковатая картина? Некрасивая? Может быть, и не так на деле самом. "Фантазии...", понимаете ли. Но под рукой "Звіт про проведення функціонального обстеження Міністерства охорони здоров'я": более 80% рабочего вре­мени уходит у чиновника на "снятие с контроля".

На контроле многое. Все, что входит в Министерст­во. Из администрации Президента. Кабинета Министров. Верховной Рады. Нижестоящих и параллельных органов управления. И от граждан. Обращения. Из органов управ­ления, что выше, не все управленческое. Далеко не все. Многое — снова обращения граждан. Обратился гражда­нин в Парламент, а оттуда... Правильно, перекинули в Минздрав. Футбол, понятное дело.

Набил руку чиновник на контроле. Но засыпает он чиновника. Засыпает. Особенно много его во время изби­рательных гонок всяких. Вздохнуть некогда: говорил мне один чиновник среднего уровня. С которым сложились те­плые отношения.

Одна из важных проблем на аппаратных совещаниях: как контроль, как с контролем.

Контроль — беда. Подстерегает. Не успел, не так по­вернулся — наказали. Подстерегает он чиновника. Поэто­му ему, чиновнику, другие проблемы как-то больше боком.

Для меня контроль, все равно что "Женщина в пес­ках". Кобо Абе такого, помните? Стал чиновником, планов — громадье. Потом начинаешь бороться. С контролем, яс­ное дело. Потом свыкаешься. Потом наступает момент, и контроль — блаженство. Снял с контроля — и эндорфины, эндорфины, эндорфины... Фу-ты черт, зелье!

Контроль — беда не чиновника, но Министерства. Берите повыше. Министерств!

Должно Министерство разработкой и реализацией политики заниматься. Силами чиновников. А чиновник погряз в контроле. Значит, повременим с политикой. Вот и получилось, что проекты в Мировой Банк от советников. А должно было. Правильно, правильно. Организовано чи­новниками.

Что делать? Хороший менеджмент нужен. Чтобы чи­новник занимался чиновничьим. Один-два специалиста на снятие контроля, и дело в шляпе. Писал такой рапорт Ми­нистру. Может, Новый внедрит.

А может быть, контроль этот, все равно, что судьба.

ТИНА

Серенькая жизнь. Засасывает. Тина, одним словом.

А как жить? Как планы, грандиозные, строить? Ко­гда каждый день о куске хлеба.

Потому что не прокормиться. На зарплату чиновни­чью.

Вот и ходят шутки всякие. Вот и смотрят по сторо­нам.

Министерство, как часовой механизм. Отлаженный. Но старый очень. Закрытый ветрам всяким. Перемен.

И правильно это. Опытом горьким научены. Перемен не было, нет, и не будет, многие считают. И, получается, не ошибаются. Не ошибались пока, по крайней мере.

Вы с идеями Вашими... уйдете, а мне работать здесь, отвечал на предложения чиновник.

Нет. Он хороший человек. Очень даже. Идет на­встречу идеям. Даст слабину, раскроется вдруг. Блеснет, и померкнет. Холодный липкий пот: Что это я делаю? Они уйдут, а мне оставаться.

Функциональное обследование Министерства прово­дилось Секретариатом по административной реформе цен­тральных органов исполнительной власти при Кабмине.

Процесс болезненный. На чиновника "наезжают"... А это стресс. Не физиологический, дистресс. Переживания всякие. Здоровья не добавляет.

Но не об этом я. Смаковать не собираюсь. Потому что обидно за чиновника. В "шкуре" которого сам побы­вал. Лучшей жизни достоин чиновник. Чтобы он на Роди­ну надо, чтобы Родина на него. А то дурдом какой-то: ".пред Родиной вечно в долгу". С совковых времен тя­нется.

Хочу о тине поговорить, засасывает которая, инициа­тиву всякую давит.

В рамках обследования попросил Секретариат у чи­новников функциональные обязанности. Понимаю, долж­ны они были быть выписаны каждому чиновнику. Соот­ветственно рангу, возложенным обязанностям. Принима­ешься на работу, а тебе — функциональные обязанности.

Не оказалось этих функциональных обязанностей. Придумывать пришлось. На ходу.

Вот лежат передо мной эти функциональные обязан­ности. Интересные. У одних объемные. Чего только не де­лает чиновник. У других совершенно скудные. То ли с во­ображением худо, то ли откровенен до глубины души.

Непонятно даже как-то. Вон, то подразделение — ар­хиважное, а функциональных обязанностей — пальцев на руках хватит. Другое, вроде бы так себе, но по выписан­ным функциональным обязанностям... Что Вы, что Вы!

Ясное дело. Врасплох застал Секретариат чиновника. Потому что у него как бы есть, но как бы и нет. функ­циональных обязанностей.

Одну знаю точно, обязанность функциональную, присущую всем, "снять с контроля" называется.

И если в тупик чиновник функциональными обязан­ностями поставлен был, это означает, что.

Ну ладно, бог с ним. Посчитаем, что чиновника при инаугурации с функциональными обязанностями в устной форме знакомят. Почему бы и нет? Для экономии времени. Примем нулевую гипотезу. Пусть будет так.

Есть один интересный документ, который всю жизнь Министерства определяет. Называется он что-то вроде "Положения о Министерстве." В этом документе выпи­сано, что такое Министерство, какие его цель и задачи. И, в контексте функциональных обязанностей чиновника, какие права и обязанности Министерство имеет.

Для меня, окончившего мехмат университета, очень просто. С функциональными обязанностями чиновника все хорошо, если будучи собранными по всем чиновникам, они, эти функциональные обязанности, полностью пересе­кутся с правами и обязанностями Министерства. А если нет? Если функций выполняемых больше? Значит, переби­рает Министерство функции. А если меньше? Не довы­полняет Министерство функции. А если в одной части больше, а другой меньше? Значит, объединение неувязок. В одном не добирает, в другом перебирает.

Так вот, в силу того, что чиновника вынудили приду­мывать, оказалось: одни функции он сильно перебрал, а другие.

Верно, не вы-пол-ня-ет.

Значит, и Министерство работает не так, как хоте­лось бы. Как положено ему работать.

Понятно, о чем это здесь. О менеджменте пло-хо-ом.

С функциональными обязанностями проблема толь­ко? Если бы!

Появились как-то варяги. Пришли в Министерство с проектом нового Закона! А с законопроектами здесь про­блема. Не рожаются они, законопроекты эти.

Вот Министр и поддержала варяг. Аппарату задание: побыстрее изучить и дать предложения.

Плоховато было мне как-то от знакомства с этим за­конопроектом. Вижу, непрофессионально. Совсем непро­фессионально. Те статьи с того Закона, принятого, дру­гие — с другого... Компот какой-то, солянка сборная.

Министру докладываю: не годится. В ответ: Вы бы лучше поработали над законопроектом, чем критиковать. Аргументы: "сапоги. должен сапожник", подготовку к созданию условий для законотворчества начали, — не в счет.

Процесс пошел. Размножил кто-то проект, разослал по структурам. А структуры реакцию позитивную, замеча­ния по мелочам. Как же без замечаний? Скажут, не пора­ботала структура. Только одно-два подразделения и на­шлись, которые оценили проект, — не проект это. Нечто вроде.

Встреча с Комитетом Верховной Рады подтвердила потом, не проект это. И не намерения даже.

Мораль для меня, в чем неоднократно потом убеж­дался, пристально приглядываясь к работе чиновника, не знает он в большинстве своем, чиновник, законодательства нашего, не знает. И не только на уровне государственном в целом, но на уровне сектора даже. Иначе бы тогда он как?

В квалификационной характеристике чиновника должно быть, в первую очередь, знание законов, и всяких других нормативных документов. Пополнять он знания эти должен. И проверять на их усвояемость надо. Чтобы не ти­на. Даже и не знаю, есть в Министерстве квалификацион­ные характеристики на чиновников? Может быть.

Задумывали институт менеджмента в здравоохране­нии. Общественный. Обсуждали тему с донорскими орга­низациями. Нам обещали помочь. Изучить возможность сделать что-то в виде филиала того, что в Венгрии. Инсти­тута открытого общества, или как он там называется. Ка­жется, не мало поработал в Министерстве, а точное назва­ние этого института не помню. Не судьба, понимаю.

В планах получить грант Мирового Банка на инсти­туциональное развитие Министерства главная цель — по­способствовать профессиональному росту чиновников. Чтобы стали генераторами идей в секторе. Тину тогда точ­но разорвать удастся. Один раз. И навсегда.

ВСЕ БЕДЫ В УПРАВЛЕНИИ

Когда говорим о социуме, проблемы управления бо­лее чем важны. Слава Богу, стали понимать на самом вы­соком уровне. И пусть административная реформа цен­тральных органов исполнительной власти больше декла­рируется. Все-таки, "запахло" реформами. Значит, и ре­формы, и их результаты не за горами. Хочется только, чтобы побыстрее они, реформы эти.

Далее по тексту следующая, обещанная из "Зеркала недели" (1998, N37(206)), статья с названим "Если плохо с регуляцией..." Она еще одно объяснение принятия пре­дложения поработать советником. Это, чтобы поспо­собствовать улучшению управления в секторе.

Ближе к статье. Важность управления в ней для сек­тора понятна с самого, что ни есть, биологического уров­ня.

Трудности жизни нашей связаны с управлением. Не­состоятельно оно, если "тиной зарастают острова надеж­ды", а страна катастрофически нищает.

В поисках выхода из кризиса обращаемся к опыту. Государств других. Соседей близких и не близких. В чем-то он дает положительные результаты. В чем-то не сраба­тывает. Чаще, однако, получаем "синдром рикошета". Ко­гда ждали одно, но получили...

Почему так? Что делать? — непраздные вопросы на­ционального уровня значения.

В переживаниях за судьбы Родины хочу обратиться к опыту биологии человека. Его наиболее важном в шансах выжить, быть здоровым и крепким, в предостерегающих опасностях заболеть, неотвратимости смерти. Внезапной, в том числе. Которая, казалось бы, на фоне полнейшего благополучия.

Бум, переживаемый медициной клинической, состо­ит в осознании исключительной роли для здоровья и бо­лезни человека, шансов на жизнь и смерть, регуляторных систем и процессов. Хороша регуляция — будем жить! Плохо с регуляцией — прогноз не на здоровье, но жизнь становится, как любят в нашей среде говорить, пессими­стической.

В медицинскую практику парадно вошла технология спектрального анализа сердечного ритма.

Каждый врач, студент (!) с третьего курса медицин­ского факультета знают: в ритме информация кроется не только о сердце, но и о здоровье в целом. Один пример. Маятникообразный ритм сердца — свидетельство уга­сающей жизни.

С технологией узнали мы, что ритм сердца, более верно, изменения его, вариабельность — не отражение деятельности сердечно-сосудистой системы, но результат регуляторных влияний управленческих систем, от про­стейших местных рефлекторных образований и до слож­ной, не понятой до конца поведенческой деятельности че­ловека. Раз результат этой деятельности, значит, средство ее познания, диагностирования по-нашему.

Что дала технология спектрального анализа сердеч­ного ритма?

Она связала шансы на жизнь и смерть с регуляцией. Чем выше вариабельность, тем больше резервы здоровья, шансы выжить и противостоять превратностям судьбы. При ее падении ниже критического значения смерть начи­нает "дышать в затылок". Это при том, что человек, окру­жающие думают: "Все хорошо". Ничего хорошего. Низка вариация, как бы не петушился, жить прописано не более двух лет ближайших. Если регуляцию не повысить!

Следствие для Отечества — поволноваться надо. Всем. И власть придержащим. И от власти страдающим. Если власть не власть, если власти не видать плохо. Уг­роза, как любят красиво говорить, национальной безопас­ности. Власть должна быть. Сильною. Потому что, если ниже критического уровня, распад, смерть государства не­избежны!

Далее, качество регуляции. Качественная — все "ОК"! Можете петь пациенту дифирамбы. И обещать. Не ошибетесь. И финансовое положение улучшите. Свое. Только не забывайте внушать, что все это — результат Вашего упорного труда. Беда, когда уровень регуляции высокий, но сама она бестолковая. Боже упаси обещать. Горя не оберетесь! Во всем будете виноваты. Если не со­образите, что лечить Вашего пациента — не бросаться на симптомы болезни, но вмешиваться в регуляцию. Поправ­лять ее, другими словами. Технология показала: только определенные соотношения в гуморальной, симпатиче­ской и парасимпатической регуляции — залог здоровья. Выродилось одно из звеньев, и пиши — пропало. Толку не будет.

На государственном уровне это называется балансом властей. Когда есть власть и президентская, и парламент­ская, и судебная... И когда они в нормальных пропорциях. У нас же парламентскую власть долго лихорадило. По ка­кой причине — понять не трудно. Нас самих отражает. Хочется надеяться, кризис позади. Как никогда нужна сильная, но качественая, полноцветная власть! Опыт био­логии человека, что ни в самую масть.

Третье — адекватность реакций на стресс и устойчи­вость регуляторных систем. Возникает напряжение, физи­ческое ли, психическое, и регуляция отреагировала. Стан­дартными, отработанными эволюцией и закрепленными генетически механизмами. Поднялась гуморальная, взо­рвалась симпатическая, подавилась парасимпатическая. Точно в соответствии с характеристиками стресса. Пере­строился организм, система регуляции с характерными временами релаксации вернулась на базовый уровень. Ну а если реакция неадекватная? Безразлично, недостаточная или чрезмерная. Беда. Жди осложнений. Первые признаки ненормальности регуляции — это когда реакции на стресс адекватные, но времена релаксации задерживаются. Уста­ла регуляция, стало быть. Все бы оно ничего. Но эта скры­тая симптоматика — предвестник угрожающих событий. То ли хронических болезней, когда выздороветь, если быть честным, нельзя. То ли катастрофических глобаль­ных нарушений здоровья с абсолютно неблагоприятными исходами. Через внезапную смерть. Сердечную, наиболее часто.

В государственном управлении с реакциями на про­цессы в стране давно непорядок. То они запоздалые, то мотивы им найти трудно. Как-то еще живем, потому что мало реагируем на власть. Она сама по себе. Мы тоже. Вы­воды следуют сами собой.

Самое важное, что показала технология, — нормой здоровья является высокая ментальность управленческих реакций. На всех уровнях. Во всех звеньях. Слушаем хо­рошую и плохую музыку — регуляция, соответственно, улучшается и ухудшается. Ментальность управленческих реакций — очень важный признак. Не утрачена — "мяг­кими" мерами здоровье можно поправить. Утрачена — бе­да. Тяжелая артиллерия в виде лекарств или, еще хуже, оперативных протезирующих действий требуется.

Что касается общества, боюсь, с ментальностью управленческих реакций плохо. Создается впечатление, общество не реагирует. Обещаниями "сыты по горло".

Совсем недавно, лет десять назад, думали, "спект­ральный" приговор все равно, что судьба. Приказано уме­реть, значит умирать. Потом оказалось, беда, что в лече­нии больных не учитывали регуляторные системы. Их за­пасы, устойчивость, адекватность реакций, отклик на вмешательства, и т.д. Сегодня мы разумнее. Не просто оцениваем в здоровье и болезни регуляцию. Нам еще важ­но знать и степень ее соответствия здоровью и болезни. Проверяем, а как, собственно, планируемое лечение отра­зится на регуляторных системах. Повысит их степень и качество? Или наоборот. Сегодня на ряд лекарственных препаратов в их длительном применении наложен морато­рий. Потому что, вроде бы, способствуют выздоровлению. Но в то же время ухудшают регуляцию и повышают риск внезапной смерти. Вывод — для сохранения здоровья, выздоровления, профилактики катастроф важна, преждевсего, хорошая регуляция. Поправлять надо. Не дай бог, усугубить.

Вот для государственных мужей задачка и вытекает. Посмотреть еще раз на построенные механизмы власти. Покачать. Проверить на соответствие. А что делать надо, биология человека прямо подсказывает. В обязательном порядке управлением заниматься. Беспокоиться о его ка­честве. Это, чтобы разные звенья власти, да не против друг друга, но во имя пересічного громадянина. Самосовершен­ствоваться, отвечать текущему моменту. Иначе — углуб­ление кризиса и опасность существования государства. Над ментальностью, верой народа во власть подумать об­стоятельно надо. Приказными методами не получится. Хо­чется верить, что утрачена она, ментальность государст­венного управления, не до конца.

Вот они, понимаю, ключевые камни реформы секто­ра, как и страны в целом. Прежде всего, хорошее управле­ние построить надо.

НАЦИОНАЛЬНЫЙ СЕМИНАР

Месяца четыре в Министерстве. Немного обтерлись. Движемся вперед. В освоении сектора. Проблем сектора. Поиске решений сектора. Министр "наезжает". Все ей ма­ло.

Честно, нам тоже мало. Потому и спешим. Накатыва­ется информация, накатываются и решения. Формируется новая политика. Оттачивается. В коридорах власти. На всяких семинарах. В работе с другими органами государ­ственного управления.

Начинаем понимать: не заработает политика. Если внизу принимать ее не будут. Где вся кухня здравоохран­ная, хорошо ли, плохо ли, варится. Низ главный. Вершина наших устремлений.

Вывод. Пора привлекать инструменты паблисити. Они разные. Содержательный, казалось тогда, и правиль­но, лицом к лицу с главными. Врачами. Районных ле­чебных учреждений.

Идея есть. Дело за малым. Реализовать. В глобаль­ных изменениях политика Министра прокатывалась. И не раз.

Идея Национального семинара. С патриотическим, сказал бы, запалом: "Реформа здравоохранения Украины во имя Человека".

Хороша эта идея. Но денежки? Откуда? Сам писал в прессе, голенькие наши районные... Не просто обветша­лые, но голенькие... Деньжат нет ни на что. Даже на самое простое. Картошку, например. Значит, не приедут на се­минар наш. Если финансирование не найдем...

На ловца и зверь бежит. С первых дней у Министра открытая политика. Поддерживаемая. Донорскими орга­низациями тоже. Один из настоящих доноров — Канад­ское Агенство Международного Развития. Мы в тесном контакте с программой "Молодь за здоров'я". Помогаем им. Помогают они нам. Умножаются усилия наши. А тут у канадцев "проблема". Денежки появились. Использовать надо. И быстро.

Спрашиваем: "Семинар не хотите? Национальный!" "Клюнули!"

Благодарны канадцам. Помогли. Реализовать семи­нар этот.

Проводили его по регионам — запад, восток, юг. Трудно было. Одной команде. С региона в регион. Но и полезно, и интересно было.

Лицом к лицу. С вершиной административной сис­темы сектора.

Каждому участнику семинара полный, что ни есть, комплект. Документов. По реформам. Тех, что Ми­нистр начала реализовывать.

Наиболее удачным он, семинар этот, был на юге. В Одессе. Без налета всякого. Политического, ввиду имею. Баталии отгремели. И опыта прибавилось. И круглые сто­лы получились. Это когда семинаром, сказал бы так, управляют Главные. Врачи районных больниц. Хорошо управляют! Генералы!

Трудно им там. Очень трудно. На вершине сектора. Далеко до него от Министерства. И всех тех, кто пониже, часто, тоже. Предоставлена она, вершина наша, большей частью, сама себе. Да не просто представлена. Зажата. В тисках. Ограничений всяких.

И выживает. Поражаюсь живучести. Восхищаюсь живучестью. Всей шкурой чувствую, административная реформа нужна, как воздух. Чтобы не задохнуться. Вы­жить. Хорошо выжить! Построить. Обещанное политика­ми и желаемое. Пересічними громадянами.

Чем восхитили, понравились генералы? Волей, му­жеством, позитивным отношением к жизни, верой.

В будущие успехи. В большинстве своем они люди нового времени. Не жаловались. Не просили. Финансиро­вания или бартерных эквивалентов. Благодраность пере­давали. Министру. За открытую политику. Правильную переориентацию ценностей. И рассчитывали. На поддерж­ку. Законодательными и нормативними актами. Конкретно называли, какими.

Мы обещали. Наша уверенность передавалась им. Их уверенность передавалась нам. Открывались горизонты.

Страницы:
1  2  3  4  5  6 


Похожие статьи

Н И Яблучанский - Атеросклероз судьба бросаем вызов

Н И Яблучанский - Фантазии на тему советника

Н И Яблучанский - Революция в терапии от ауры до первых симптомов

Н И Яблучанский - Моя философия здоровья и болезни

Н И Яблучанский - Ориентированная на врача классификация фибрил¬ляции и трепетания предсердий