Шатров П К - Золотые зерна мудрости - страница 34

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133  134  135  136  137  138  139  140  141  142  143  144  145  146  147  148  149  150  151  152 

 

Человек без Бога может только создать страдание себе и другим.

 

Усиливаются страдания за нарушения правды, усиливаются страдания и за Христа. Близится время последней борьбы - Христа и антихриста, Смысла и бессмыслицы - как предварение Дня Грядущего.

 

Те, кто переживал узы и темницу за исповедание Евангелия, знают по опыту, что со Христом и в тюрьме свобода, а без Христа и на воле тюрьма.

 

Бог не всегда избавляет нас от страданий, но всегда готов дать нам торжествовать победу над страданиями.

 

До тех пор пока грех в мире, люди никогда не избавятся от страданий

 

Страдания верующего щедро Богом вознаграждаются.

 

Из всех страданий, какие переживает сердце человека, самое страшное страдание - это сознание бесплодно прожитой жизни, которую нельзя вернуть

 

Как мрак ночи открывает небесные светила, так страдания откры- вают истинное значение жизни.

 

Всякому созданию полезно не только все то, что посылается ему Провидением, но и то самое время, когда оно посылается.

 

Человек, не сознающий благодетельности страданий, еще не начи- нал жить разумной, то есть истинной жизнью.

 

У Бога был на земле Его Единородный Сын; был Он без греха, но не без страдания (Блаженный Августин).

 

Многие следуют за Иисусом до преломления хлеба, но немногие - до чаши Его страданий.

 

Люди разделяются на умеющих кротко страдать и умеющих причинять другим страдания, на плачущих и на способных заставлять плакать.

 

Бог пользуется физическими страданиями с назидательной целью.

 

Физические и душевные болезни лишь сигнальные огни, которыми природа оградила края зияющих бездн и топких болот, чтобы охранить человека.

 

Александр Макларен сказал, что каждое страдание содержит в себе увещание, идущее непосредственно от Божьего сердца.

 

Вочман Ни сказал, что мы не можем продвигаться в познании Бога иначе, чем через испытание бедствиями (Пс. 118:67,71).

 

Верующие, страдающие телесно и не получившие исцеления, должны прекратить свои жалобы и стенания, отогнать от себя расслабляющие мысли и употребить лучше свою энергию на поиски метода, посредством которого их страдание и горе могут быть превращены в "вечную славу".

 

"Кратковременное легкое страдание наше", при правильном нашем отношении к нему, творит или создает для нас вечную славу, много большую, чем все наши страдания.

 

Согласно Слову Божию, страдание - это не случайность, а дар, которым надо дорожить, потому что когда он правильно понимается человеком, он увеличивает в вечности его славу.

 

Только великие страдальцы воистину способны на благие дела. Нет и не может быть святого, который бы не страдал.

 

Когда-нибудь Бог раскроет христианам, что те принципы, против которых они восставали, были всего лишь инструментами Бога для воспитания и совершенствования их характеров, или инструментами для обработки и полировки живых камней, предназначенных составить великое небесное творение (К. Майерс).

 

Во всем, что Он позволяет нам испытывать: в радости, горе, успехах, неудачах, надеждах, страхах, удовольствиях и страданиях - во всем этом Он формирует нас.

 

Мы сознаем, как много мы обязаны страданиям. Многие величайшие благословения нашей жизни достались нам от прошлых веков, и в сущности являются результатом страданий (Дж. Миллер).

 

Величайшие в мире блага являются плодом прошлых скорбей и болей (Дж. Миллер).

 

Я никогда еще не испытывал страдания, которые не превратились бы в стихи.

 

Поэты извлекают из своих страданий то, что потом воспевают в стихах.

 

Все, что реально и ценно в мире, создается ценой страданий.

 

Страдания расширяют человеческое сердце, чтобы в нем могла уместиться радость.

 

Один проповедник сказал: "Страдания и успех неразлучны. Если вы имеете успех без страдания, то другие перед вами страдали; если вы страдаете и успеха не видите - это чтобы другие имели успех после вас!"

 

Страдания приносят свои плоды. Многие воздаяния мы получаем еще до заката жизни.

 

В неуспехе есть свой успех. Для некоторых людей неуспех, провал - это единственный путь, которым они могут быть децентрализованы.

 

Работник важнее работы, ибо действия Божий направлены на создание вечного.

 

Без страдания не будет славы. Без борьбы не будет победы. Без гонения здесь какую и за что нам ожидать награду в ином мире?

 

Терны, окружающие розу, не отнимают у нее ни яркости красок, ни благовония. Искушения и страдания придают блеск доблестям истинного христианина.

 

Главный Художник, Сам Бог, пользуется и светом, и тенью, чтобы произвести шедевр, достойный Божеского искусства.

 

Чем более мы Ему уподобляемся, тем более с Ним и страдаем; чем глубже будет наше общение с Ним в страданиях Его, тем теснее будет наше общение с Ним в Его славе.

 

Дети Божий через страдания совершенствуются, благодаря страданиям получают навык к послушанию и через многие скорби достигают славы.

 

Страдания являются для нас источником огромных нравственных ценностей и положительных духовных приобретений: они приводят нас к вере, любви и духовной силе.

 

Только на пути страданий может быть рождено терпение и достигнута зрелость.

 

Только через страдания мы можем достигнуть совершенства.

 

Из наших страданий должны выйти чудные последствия для Бога и для нас.

 

"Сумма страданий души пропорциональна степени ее совершенства", - говорит Амиель в своем дневнике.

 

Телесные страдания могут способствовать нашему нравственному освобождению, "ибо страдающий плотию перестает грешить" (1 Пет. 4:1).

 

Нередко из страдания человек выходит крепче.

 

Лучше страдание, чем самодовольная мещанская беспечность. Пусть оно будит нас от сна равнодушия и окаменелого нечувствия!

 

Страдание за Христа есть не тяжкая доля, а радостное преимущество.

 

Когда мы страдаем за любимое, то любовь заглушает в нас боль.

 

Страдания состоят не только из шипов, причиняющих боль, но также и из лилий нежных, которые радуют усталое сердце.

 

Напиток сладкий жмут В давильнях горького страданья; И те глаза, что слез не льют, Не могут излучать сиянья.

 

Бог часто превращает страдания одних в благословение для других.

 

Постоянное, ровное счастье в большинстве случаев усыпляет душу,! тогда как удар горя высекает из души чудесные искры, устремляющиеся ввысь.

 

Чем тяжелей испытание, тем ярче нечаянная радость. Чем ночь темней, тем ярче звезды. Чем темнее ночь истории, тем ближе утро Великого Рассвета.

 

Страданием и горем определено нам добывать крупицы мудрости, не приобретаемой в книгах (Н.В. Гоголь).

 

Господь употребляет страдания, чтобы укрепить нашу веру и крепче приковать к Нему.

 

Священнослужитель должен уметь страдать... от тех ран, которые ему наносят как христианину, он не умирает - они дают ему новую жизнь.

 

Это нынешнее твое страдание, которого ты так трепещешь, - оно впишет новую черту красоты в твою душу, в твой образ; оно чеканит твой идеальный облик "по образу Бога" - только переноси его.

 

Не бойся ударов великого резца, который отсекает от мрамора обломки, заслоняющие дивную красоту - ее зрит Своим провидящим оком божественный Художник.

 

Через страдания жизнь говорит человеку.

 

Как некоторые цветы благоухают только когда их разотрут, так и тебя Господь нашел нужным разбить.

 

Как некоторые птицы, говорят, поют самым нежным голосом только когда вонзается в них заноза, так и в твое сердце Он вонзает скорбь, чтобы понудить тебя воспрянуть духом.

 

Каждый удар жезла Божия доказывает лишь Его любовь к нам и служит прямым ответом на молитву Христа.

 

Истинная "мудрость о страдании" (ее можно назвать патософией) заключается не в одном лишь анализе страдания и его объяснении (патология), а в умении его побеждать, мудро овладевать им. И в этом заключается одна из важнейших задач жизни, ибо принять жизнь - значит принять страдания, и уметь жить - значит уметь страдать.

 

Мы любуемся жемчужиной, ее нежным матово-радужным отливом. Как она рождается?

 

В темных глубинах Индийского океана живет моллюск в своей створчатой раковине. В раковину попадает песчинка, которая раздражает тело моллюска. Последний, в целях самозащиты, выделяет из себя перламутровую жидкость, которая обволакивает песчинку. Эта работа идет годами. Так рождается жемчуг, красота венцов и ожерелий. Так рождается всякая красота.

 

Все истинные верующие во все времена представляют собой живые камни, из которых составляется Небесный Храм. Земля - это каменоломня, где среди грохота и шума многих голосов Бог готовит каждый камень к предназначенному для него месту в Небесном Храме. Сначала камни шероховаты и бесформенны. Не удивляйся тому, что камням приходится выносить на себе тяжелые удары молота, остроту резца и длительную полировку, прежде чем они будут годны для кладки.

 

Страсти

 

"Но как они, познавши Бога, не прославили Его, как Бога, и не возблагодарили, но осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце: называя себя мудрыми, обезумели... потому предал их Бог постыдным страстям" (Рим. 1:21-22,26).

 

"Ибо, когда мы жили по плоти, тогда страсти греховные, обнаруживаемые законом, действовали в членах наших, чтобы приносить плод смерти" (Рим. 7:5).

 

Страсть - сильное чувство, с трудом управляемое рассудком; сильная увлеченность чем-либо, отдача всех своих душевных сил кому-либо делу, занятию; страстный пыл.

 

Ничто не причиняет нам столько страданий, как действующие в нас страсти все другие бедствия действуют отвне, а эти рождаются внутри; отсюда и происходит особенно великое мучение. Хотя бы весь мир огорчал нас, но если мы не огорчаем сами себя подчинением какой либо страсти, то ничто не будет для нас тяжким (Иоанн Златоуст).

 

Страсти - злые навыки. Добродетели - навыки благие (епископ Игнатий).

 

Страсти, нападающие на тело, - прежде всего: многоядие, сладкоядие (роскошь в яствах), обжорство, пьянство. Орудия против них: воздержание и пост.

 

Страсти, нападающие на двигательную часть тела: с одной стороны, леность и сонливость, а с другой - ветреность, неусидчивость, страсть к играм, забавам, актерству, танцам и прочим. Орудия против них: труд, бдение, степенная регулярность движений.

 

Страсть языка: пустословие, празднословие, пересуды, ссоры, кощунство. Орудие: молчание уст.

 

Страсти, смущающие воображение и память: мечтательность, рассеянность или расхищение ума, фантазерство. Орудия, внимание или трезвение и бодрость духа.

 

Страсти, действующие на рассудок: пытливость, сомнение, гордость, доверие только к себе, упорство мнений, отсутствие убеждений. Орудия: чтение Слова Божия, беседы с опытными в духовной жизни людьми, собственное размышление, подчинение заповедям Господним.

 

Страсти, действующие на волю: многозаботливость, корысть, своенравие, непокорность, дерзость, вольность. Орудие: всестороннее послушание, подчинение законным порядкам, уставам и тому, что дается пастырями.

 

Страсти, действующие на вкусы: щегольство, страсть к увеселениям. Орудия: духовное пение, молитва, посещение богослужений - дают полное удовлетворение потребностей неразвращенного вкуса.

 

Наконец, возвышение духа через обращение к Богу и вещам божественным. Враги здесь: забвение Бога, небрежение совестью, отчаяние. Орудия против них: вера и преданная Богу любовь, оживляемые надеждой, непрестанное обращение уст и сердца к Богу в молитве, духовное хождение в Боге (Кол. 2:6).

 

Страсти - это болезни души, отделяющие ее от Бога.

 

Главных страстей восемь: чревоугодие, блуд, сребролюбие, гнев, печаль, уныние, тщеславие и гордость.

 

Пороки эти разделяются на два рода: на естественные, к которым относятся чревоугодие и блуд; и неестественные, как сребролюбие. Действие их двоякое. Некоторые из них не могут совершаться без содействия тела, например, чревоугодие и блуд; некоторые совершаются без всякого содействия плоти, например, тщеславие и гордость. Некоторые из них принимают причины возбуждения извне, например, сребролюбие и гнев, а некоторые от внутренних причин происходят, например, уныние и печаль.

 

Восемь страстей имеют разное происхождение и разные действия, однако шесть первых, то есть чревоугодие, блуд, сребролюбие, гнев, печаль и уныние соединены между собой каким-то средством или связью так, что излишество первой страсти дает начало последующей, потому против них надо сражаться подобным же образом и в борьбе с ними всегда надо переходить от предыдущих к последующим...

 

Чтобы победить уныние, сначала нужно подавить печаль; чтобы прогнать печаль прежде нужно подавить гнев; чтобы погасить гнев, нужно попрать сребролюбие, чтобы исторгнуть сребролюбие, надо укротить блудную похоть, должно обуздать страсть чревоугодия

 

Остальные две страсти тщеславие и гордость - так же соединяются между собою, как и предыдущие, так что усиление одной дает начало другой. Но от шести первых они совершенно отличаются и не соединяются с ними подобным союзом, не только не получают от них никакого повода к своему рождению, но даже возбуждаются противоположным образом. Ибо по истреблении первых шести эти две сильнее плодятся Поэтому мы подвергаемся брани особым образом. И все же, чтобы истребить гордость, надобно прежде подавить тщеславие. И таким образом, по подавлении предыдущих, последующие утихнут... И хотя названные восемь страстей связаны между собой упомянутым образом и сплетены, однако чаще они разделяются на четыре союза и сопряжения; ибо блудная похоть соединяется особым союзом с чревоугодием, гнев - с сребролюбием; уныние - с печалью, а гордость тесно соединяется с тщеславием (Иоанн Кассиан Римлянин).

 

Каждая страсть, когда возобладает нами, делается властелином порабощенного и подобно завоевателю, заняв твердыню души, через самих подчинившихся ей, мучит подвластного, наши же помыслы употребляя в угождение себе. Так, раздражительность, гнев, боязнь, дерзость, состояние печали и удовольствия, ненависть, бесчеловечие, жестокость, зависть, памятозлобие, нечувствительность и все срасти, действующие против нас, составляют перечень мучителей и властителей, порабощающих душу властью своей, как пленника (Григорий Нисский).

 

Как бурные ветры возмущают море до самого дна, так что песок смешивается с волнами, - так и страсти, вторгаясь в душу, переворачивают в ней все вверх дном и ослепляют ее мыслительную способность (Иоанн Златоуст).

 

Одни страсти свойственны телу, другие - душе. Оберегающийся от одних и нерадящий о других поступает так же, как если бы кто огородил виноградник свой высокою стеною от зверей, и между тем оставил его совершенно открытым от хищных птиц (Блаженный Августин).

 

Кто чист только от плотских скверн, тот еще не почитай себя совершенно чистым. Есть скверны духа, как и плоти. Блудодеяние - нечистота; но и скупость - тоже. Пьянство - нечистота; но и гордость, и зависть, и гнев - тоже. Одно делает человека подобным нечистому животному, другое - нечистому духу - диаволу.

 

Всякая страсть в сердце человека - вначале как проситель, потом как гость и, наконец, как хозяин дома

 

Кто отдается страстным желаниям, кто ищет наслаждений, у того страсть становится все сильнее и сильнее, и такого человека она заковывает в цепи Кто успел победить страсть, тот разорвал цепи.

 

Как растравляемые телесные раны делаются неисцелимыми, так и душевные страсти, возбуждаемые и раздражаемые, усиливаются и одолевают преданных им. Человека, невнимательного к себе, они склоняют к славолюбию, и надменности, и корыстолюбию, вовлекая в роскошь, расслабление и беспечность и мало-помалу - в дальнейшие, рождающиеся от них пороки (Иоанн Златоуст).

 

Греховные страсти, остающиеся и в благочестивых, как искры под пеплом, при малейшей неосторожности тлетворного дыхания мира, возгораются и воспламеняются.

 

Человек не может быть совершенно свободным от страстей. Может сдержать их во власти, но совершенно не иметь их не может (Иоанн Златоуст).

 

Если, раненный стрелой врага, неожиданно заразишься страстями, не унывай (епископ Игнатий).

 

Страсти живут и в сердцах детей Божиих, только они ими обуздываются.

 

Страсти есть мучащие душу болезни (Тихон Задонский).

 

Самое тяжелое рабство - это рабство страстей (Тихон Задонский).

 

Сребролюбие, вспыльчивость, надменность, наглость - злокачественные недуги души, образующиеся от содействия порочным влечениям падшего естества. Они усиливаются, созревают, порабощают себе человека при посредстве навыка (епископ Игнатий).

 

Не увлекающийся какой-либо страстью не должен думать, что нет в нем этой страсти: только не было случая к обнаружению ее (епископ Игнатий).

 

Если ты подчинился одной страсти, то подчинением этой одной страсти ты подчинился и всем прочим страстям (епископ Игнатий).

 

При различных столкновениях с ближними обнаруживаются для христианина его страсти, таящиеся от него самого в тайных глубинах сердца (епископ Игнатий).

 

Для христианина не будет никакой пользы, если он, имея веру, окажется подвержен страстям; в таком случае и обида будет больше, и стыд сильнее (Иоанн Златоуст).

 

Пороки как бы держатся один за другой, и в кого входит один, того, как бы влекомые какою-то естественной необходимостью,! входят неприметно и прочие. И если нужно описать тебе это зле сцепленное, то представь, что кто-нибудь побежден страстью тщеславия; но за тщеславием следует желание приобрести больше, ибо невозможно быть любостяжательным, если не руководит этой страстью тщеславие Далее, желание приобретать больше и иметь преимущество перед другими влечет за собой или гнев к равным, или гордость в отношении к низшим, или зависть к высшим; за завистью следует притворство, за этим озлобление, а за последующим - ненависть к людям; конец всего этого - осуждение, геенна, тьма и огонь (Григорий Нисский).

 

Кто имеет грубый ум и погружен в земное, преклонился душой к телесным удовольствиям, как животное к корму, живет только для чрева и для того, что связано с чревом; кто удалился от жизни Божией, чужд обетования заветов и ничего другого не считает благом, кроме телесных наслаждений, - тот во тьме ходит, как говорит Писание (Ин. 12:35) (Григорий Нисский).

 

Как силы телесные со временем мертвеют и теряют всякую чувствительность, так и душа, одержимая многими страстями, становится мертвой для добродетели. Тогда, что бы ты ни представлял ей, она ничего не чувствует, и даже если бы угрожал наказанием, она остается бесчувственной (Иоанн Златоуст).

 

В бурю факел погасает; так рассудок от бури страстей помрачается. Доколе плоть работает страстями, дотоле душа не знает Бога.

 

Доколе питаем в себе ту или другую страсть, не созреваем мы для жизни блаженной.

 

Не признается рабом Божиим тот, кто работает страстям: он раб того, кто обладает им.

 

Гибельные последствия страстей ничем так лучше не предупреждаются, как твердою решимостию отстранить от себя возбуждающие к соблазну, хотя бы оно было близко и любезно нашему сердцу.

 

Больно расставаться со страстию, но не больнее, чем вечно страдать.

 

Кто увлекается страстию, тот будет рабом страсти.

 

Кто потворствует одной страсти, чтобы ослабить через нее другие, тот отворяет дверь всем страстям.

 

Если душа хотя одну страсть обратит себе в навык, то враг, когда ни вздумает, низлагает ее, ибо она находится в его руках, по причине той страсти

 

Страсти держатся одна за другую, как звенья в цепи

 

Кто ненавидит страсти, тот отсекает и причины их, а кто пребывает с производящими их причинами, тот и нехотя бывает борим от страстей (Марк Подвижник).

 

Страсти, которым мы подвергаемся, делают ум пустым, и способность говорить, которою нам следует отличаться от неразумных животных, мы изменяем в болтливый нрав (Иоанн Златоуст).

 

Быть рабом чрева, быть одержимым страстью к богатству, гневаться, терзать, попирать ногами других - свойственно не людям, а зверям. Впрочем, каждый зверь имеет, так сказать, свою особенную страсть, и притом по природе; а человек, свергший с себя власть разума, отторгшийся от жизни в Боге, предает себя всем страстям и делается уже не зверем только, но каким-то чудовищем, многообразным и разнохарактерным, и в самой природе своей уже не находит в себе извинения (Иоанн Златоуст).

 

Если человек не возненавидит двух страстей - телесного покоя и суетной славы, то не сможет быть свободным от мира.

 

Всякая страсть и всякий грех оскверняет одежду нашей души и изгоняет нас из Царства Небесного (Симеон Новый Богослов).

 

Ужасен страстный навык. Он как бы неразрешимыми узами связывает мысль, и узы эти всегда кажутся вожделенными (Ефрем Сирии),

 

Самые величайшие умы, увлекаемые страстями, чаще бывают врагами народов, нежели благодетелями (Долгоруков).

 

Человек скорее мог бы задержать своею рукою суровый северный ветер, чем сделаться господином своею собственною силою над бурными страстями, живущими в нашей падшей человеческой природе.

 

Постепенно усиливаясь, страсти становятся жестокими тиранами. Нередко они губят не только нашу душу, но и здоровье, и преждевременно сводят нас в могилу.

 

Страсть обещает множество удовольствий, а борьба с нею ничего не обещает. Но страсть, много обещая, ничего не дает, а борьба, ничего не обещая, дает все

 

Светлая одежда хуже вретища, если под нею скрываются страсти

 

Порабощенный низкими страстями плоти походит на возницу, который упал с колесницы и влечется по земле вожжами, опутавшими его (Исидор Пелусиот).

 

Кто порабощен блудом и страстями, тот отвергся Христа. Также тщеславие, гордость, сребролюбие и ложь делают человека, служащего этим страстям, чуждым Христу (Евлогий Скитский).

 

Хранящий в душе памятозлобие подобен тому, кто хранит огонь в соломе.

 

Тому, кто предается пьянству, не избежать навета помыслов. Лот, убежденный дочерьми, упился вином, и удобно увлек его диавол в любодеяние (Исидор Пелусиот).

 

Мудрые, когда восстают страсти, не слушают их, а изъявляют гнев на злые пожелания и делаются врагами самими себе (Макарий Египетский).

 

С какою страстью человек не борется мужественно, не противится ей всеми мерами и услаждается ею, та привлекает его и связывает узами (Макарий Египетский).

 

Люби всякий подвиг телесный, и скроются страсти (Исайя).

 

Горе нам, что мы, предавшись суете, забыли о борьбе со страстями.

 

Опасайтесь ради плотских страстей и житейского удовольствия лишиться славы Божией и сделать себя чуждыми чистого блаженства (Ефрем Сирии).

 

Преданная страстям душа не может постичь ничего великого (Иоанн Златоуст).

 

Кто посвящает себя удовольствиям и плотским страстям, тот никогда не предает свою душу в руки Божий (Иоанн Златоуст).

 

Страсти, эти нравственные недуги человека, служат основной причиной развлечения при молитве (епископ Игнатий).

 

Для самого преуспевания в духовной жизни непременно нужно, чтобы возникли и таким образом обнаружились наши страсти. Когда страсти обнаружатся в христианине, тогда он вступает в борьбу с ними (епископ Игнатий).

 

Кто с самого начала противоборствует страсти, тот скоро возьмет над нею верх (Исаак Сирии).

 

Когда в тебе зародится малая страсть, не смотри на то, что она мала: если ее питать, она разрастется и произведет величайшее бедствие (Иоанн Златоуст).

 

Всякую страсть легче победить в первое ее появление, нежели когда она усилится, обратится в навык и возобладает над тобою как вторая природа.

 

Укрощай заблаговременно начинающиеся в тебе страсти и не давай им усиливаться: терние, когда оно мало, то легко его вырвать, а когда возрастет и пустит глубоко корни, тогда трудно с ним справляться.

 

Смири помысл гордыни прежде, нежели гордыня, обратившись в страсть, смирит тебя. Низложи помысл высокомерия прежде, нежели оно низложит тебя. Сокруши похоть прежде, нежели похоть сокрушит тебя (Ефрем Сирии).

 

Доколе находишься в теле, не будь беспечен и не доверяй себе, хотя бы чувствовал иногда свободу от страстей.

 

Море волнуется от ветра, а сердце от страстей; волны морские может укротить один Бог, и волны сердечные может утишить всесильная благодать Божия, если однако само сердце не будет противиться ее действию.

 

Мысленный взгляд на крест Христов, на терпение Христово много может содействовать к уврачению язв, производимых нравственными змеями, - страстями.

 

Сколько бы раз ни пришлось тебе падать, не достигнув победы над своими страстями, - не унывай. Всякое усилие борьбы уменьшает силу страсти и облегчает победу над ней.

 

Каждая победа над страстью сопровождается благодатным миром в душе, который изглаживает самое воспоминание о понесенных скорбях.

 

Устрани все поводы и случаи, могущие возбудить твою страсть, и нисколько не бойся того, что будут говорить о тебе люди (Иоанн Лествичник).

 

Почувствуешь ли восстание страстей в сердце - взойди мысленно на Голгофу и посмотри на казнь, уготованную за грех, и помыслы рассеются, как мрак от восхода солнца.

 

Необходимо сораспяться и умереть со Христом, то есть отвергнуться себя, неуклонно следовать Его примеру в борьбе со страстями и похотями - до крови и смерти.

 

Приложим всевозможное попечение устранить из себя страсти и восстановить в себе свойство человеческое в том состоянии, в котором явил Себя Господь наш Иисус Христос. Он - свят и обитает в одних святых.

 

Страх Божий умерщвляет все страсти, борющие несчастную душу, стремящиеся отлучить ее от Бога и овладеть ею. Чтобы завладеть человеком, враги его, демоны, употребляют все усилия, чтобы побороть его страстями

 

Страсти искореняются и отгоняются непрестанным поучением о Боге, это тот меч, который убивает их (Исаак Сирии).

 

Никогда не думайте, что вы поразили страсть на смерть.

 

Доколе ты подвергаешься хотя мало греху, дотоле не почитай себя свободным от страстей.

 

Старайся всегда быть победителем своих страстей, а не побежденным от них.

 

Истинный мир сердцу можно найти только в сопротивлении страстям, а не в служении им (Фома Кемпийский).

 

Если пощадишь страсть, то она восстанет на тебя (Нил Синайский).

 

Мнимое удовлетворение, которое мы доставляем своим страстям, есть не иное что, как обманчивая пища, которая только возбуждает больший голод и сильнейшую жажду в нашей душе, никогда не удовлетворяя ее потребностям.

 

Как путешественник, обманутый призраками, которые нередко представляются среди восточных пустынь, видит пред собою зеленеющие холмы и сверкающие струи источников, которые, по мере того как он к ним приближается, обращаются в бесплодную и безводную степь; так точно и всякий грешник на пути своих пожеланий, кажется, видит восхитительные картины удовольствий и блаженства, но этот призрак удаляется по мере того, как грешник приближается к нему, и он напрасно истощает свои силы, преследуя обольстительное видение до тех пор, пока оно наконец исчезнет, оставив несчастного грешника в изнеможении от обманутых надежд, в томительной жажде, которая более и более усиливается, иссушает и съедает его сердце.

 

Страсти подобны огнедышащим горам, которые вскоре оставляют вокруг себя опустошение и ужас.

 

Остерегайся и малых душевных страстей, чтобы не быть вовлеченным в самую бездну глубокого повреждения (Нил Синайский).

 

Нечистые страсти, об освобождении от которых должны молиться, - это души демонов (Нил Синайский).

 

Истинное благоденствие народов заключается в удалении от страстей; страсти же могут сдерживаться только верою, благочестием и твердостью (Долгоруков).

 

Будем избегать ненависти и распрей. Кто находится в дружбе с зараженными ненавистью и сварливыми, тот находится в дружбе с хищным зверем. . Не отвращающийся от сварливости и не гнушающийся ею не пощадит никого из людей, даже своих друзей (Антоний Великий).

 

Сердце человека есть нива, заросшая тернием греха; возделывая сию ниву, христианин должен твердо помнить, что корни страстей в нем не совсем истребляются до самой смерти и, при малейшей с нашей стороны рассеянности и небрежности, могут пустить от себя ростки, которые беспрепятственно заглушают доброе семя, с трудом посеянное и с трудом взращаемое. Не часто ли бывает достаточно одной минуты нравственного нашего усыпления и нерадения, чтобы позволить внедриться в сердце наше злу, для истребления которого нужны целые годы жизни?

 

Тьма страстей не выносит божественной славы, но бежит, гонимая ее лучами (Макарий Египетский).

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133  134  135  136  137  138  139  140  141  142  143  144  145  146  147  148  149  150  151  152 


Похожие статьи

Шатров П К - Золотые зерна мудрости