Шатров П К - Золотые зерна мудрости - страница 69

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133  134  135  136  137  138  139  140  141  142  143  144  145  146  147  148  149  150  151  152 

 

В малых размерах она бывает у всякого, если равный, а тем более худший берет верх. Эгоизм раздражается, и зависть начинает точить сердце. Это еще не так бывает мучительно, когда и самому открыта дорога; но когда она заграждается тем, к кому уже зачалась зависть, тогда стремлениям ее нет удержу, тут мир невозможен. Зависть требует свержения с горы своего противника, и не успокоится, пока как-нибудь не достигнет этого или не погубит самого завидующего. Доброжелатели, у которых симпатии преобладают над эгоистическими чувствами, не страдают от зависти. Это и указывает путь к погашению зависти всякому, мучимому ею. Надо спешить возбудить доброжелательство, особенно к тому, которому завидуешь, и обнаружить это делом - тотчас зависть и стихнет. Несколько повторений в том же роде - и, с Божией помощью, она совсем уляжется. Но так оставить ее - измучит, иссушит и вгонит в гроб, если не одолеешь себя и не прекратишь делать зло тому, кому завидуешь (Феофан Затворник).

 

 

 

Зависть

 

Зависть - ночь, страшней осенней ночи,

 

Ни огня, ни звездного луча.

 

Зависть - червь, что вечно душу точит,

 

Острая секира палача.

 

Проклиная горести, невзгоды,

 

Разрываясь сердцем от тоски,

 

Красоте завидуют уроды,

 

Молодым и сильным - старики.

 

Зависть людям счастья не давала,

 

Заводя в непроходимый ад.

 

Почему он в чине генерала? -

 

Говорит завистливый солдат.

 

Какие деяния повсюду?

 

За добро завистник платит злом.

 

Страшного предателя Иуду

 

Можно видеть в обществе любом.

 

Изгонялись зависти пророки,

 

На Голгофе распят Божий Сын.

 

Но уже близки расплаты сроки,

 

Зависть не сокроет ни один.

 

 

 

Зависть подобна серной кислоте. Она разъедает нормальные взаимоотношения между людьми, делает людей несчастными.

 

Зависть не может равнодушно смотреть на успехи другого.

 

Зависть равносильна убийству; это причина первого человекоубийства, а потом и богоубийства (Григорий Палама).

 

Опасный враг

 

Я опаснее, чем все объединения армий мира. Я повреждаю большее количество людей, чем солдаты всех наций. Я разрушаю больше бомбы домов и очагов. Я нахожу свои жертвы среди богатых и бедных, среди молодых и стариков, среди ученых и неучей. Я препятствую успехам всякого предложенного плана. Меня можно найти повсюду: в домах и мастерских, в конторах и на улицах. Я произвожу духовное разрушение, унижение и смерть. И тем не менее мало людей, которые пытались бы избежать меня. Я часто бываю у твоей двери и приду опять. Я твой смертельный враг. Мое имя - зависть.

 

Великое зло приносит людям зависть. Проникая в душу, она усыпляет совесть. Она заставляет считать сучки в глазах ближних, а потом, выделяя смертоносный яд, отравляет душу подозрительностью и горечью ревнивых мыслей и обид. Как на дрожжах поднимается пухлое "я" и берет под контроль всю жизнь. Глаза становятся кривыми стеклами, в которых искажается истина. Сердце завистника наполняется возмущением, его язык произносит обвинение на невинного, как это случилось с Аароном и Мариамью, которые упрекали кротчайшего на земле человека - Моисея. Но ужаснее всего этого то, что эта, с первого взгляда незаметная, скверна доводит до предательства и убийства. Из зависти был предан Христос. Из зависти были брошены в темницу апостолы.

 

Завистливые хуже зверей, ибо эти нападают на нас только тогда, когда или нуждаются в пище, или прежде бывают раздражены нами; а те, быв и облагодетельствованы, поступают часто с благодетелями как с врагами (Иоанн Златоуст).

 

Из всех пороков и недостатков характера зависть - один из самых скверных, отвратительных и универсальных. Он всеми порицается, но, вместе с тем, всеми тщательно скрывается. Это пагубное чувство - краеугольный камень светской жизни.

 

Зависть свойственна всем расам, нациям, племенам и народам.

 

Из всех человеческих чувств зависть - самое отвратительное. Зависть - это злокачественная язва души. Если зависть овладевает сердцем верующего, она пресекает его дальнейший духовный рост.

 

Зависть и алчность порочных людей нередко бывают причиной тяжелых последствий.

 

Чувство зависти, словно ржавчина, разъедает душу, делая человека слабохарактерным и злым.

 

Бывает зависть, основанная на недоброжелательности. Взгляд на прекрасного человека вызывает не желание возвыситься до этой красоты, а ненависть к ней. Это самое извращенное, самое противоестественное чувство.

 

Зависть не дозволяет наслаждаться тем, что имеет, потому что терзается желанием того, чего недостает.

 

Зависть есть самый непреодолимый род вражды. Других недоброжелателей делают несколько кроткими благотворения, но завистливый еще более раздражается оказанным ему добром. Он более оскорбляется силою благодеяния, чем чувствует благодарность за благодеяние (Василий Великий).

 

Чувство зависти грешно, потому что противно любви к ближнему, и бесполезно, потому что зависть не доставит нам того, чему завидуем, а только мучит нас; но оно не нужно, потому что Бог, премудрый и всеблагой, конечно, не поставил нас в такое положение, чтобы мы, по справедливости, могли завидовать другим, как бы обиженные провидением.

 

Зависть - страсть несправедливая, потому что возмущает покой всех добрых (Григорий Богослов).

 

Зависть подобна моли: съедает ту одежду, в которой родится. И она съедает то сердце, в котором рождается.

 

Зависть везде и во все века, особенно религиозная зависть, была и остается сегодня распространенной, губительной болезнью.

 

Два самых заразительных греха наших дней - зависть и любостяжание. Зависть может разрушить вашу духовную жизнь, сделать вас одиноким и ослабить ваш христианский подвиг. Не подчиняйтесь этому разрушительному злу. Оно может уничтожить ваше счастье и лишить вас радости жизни.

 

Другой страсти, более пагубной, чем зависть, и не зарождается в душах человеческих (Василий Великий).

 

Какое ни увидишь зло, знай, что оно от зависти. Она вторглась в церкви. Она издавна была причиной множества зол. Она породила сребролюбие. Эта болезнь извратила все и растлила правду (Иоанн Златоуст).

 

Корень и начало зависти есть гордость. Гордый, поскольку хочет вознестись выше прочих, не может терпеть, чтобы кто-нибудь был ему равен, а особенно выше его, был в благополучии, потому и негодует о возвышении его. Смиренный завидовать не может, ибо видит и признает свое недостоинство, прочих же считает более достойными, поэтому и о дарованиях их негодования не имеет. Страсть эта есть в тех, кто мнит о себе, что он есть нечто в мире, и так высоко о себе мечтая, прочих считает за ничто. Так негодует гордый Саул на кроткого и смиренного Давида, что ликующие жены приписали ему более похвалы, как сам Саул и говорит: "Давиду дали десятки тысяч, а мне тысячи" (1 Цар. 18:8). Поэтому и начал гнать неповинного (Тихон Задонский).

 

Цель зависти в том, чтобы того, кому завидует, видеть в неблагополучии. Она рождается, когда начинается благополучие другого; перестает, когда прекращается его благополучие и начинается злополучие. Так, завистью низринуты наши праотцы из высокого блаженства в бедственное состояние. Зависть научила Каина восстать на брата своего Авеля и убила его. Дело зависти, что Иосиф продан в Египет. Зависти должно приписать, что иудеи вознесли на крест Христа, Господа и Благодетеля своего. Так от гордости начинается зависть, от зависти ненависть, от ненависти злоба; злоба приводит к самому неблагополучному концу. Корень убийства - зависть (Тихон Задонский).

 

Зависть гибельнее и труднее для излечения, чем все пороки, ибо она еще более воспламеняется теми лекарствами, от которых страсти прекращаются. Например, кто скорбит о причиняемом ему вреде, тот исцеляется щедрым вознаграждением; кто негодует о нанесенной обиде, тот умиротворяется смиренным извинением. А что сделаешь тому, кто еще более оскорбляется тем, что видит тебя более смиренным и более приветливым, которого воспламеняет гневом не корыстолюбие, но раздражает чужое счастье. Кто же для удовлетворения завистливого захочет лишиться благ, потерять счастье, подвергнуться какому-либо бедствию? (Иоанн Кассиан Римлянин)

 

Грех зависти не ходит в одиночку. Поддавшись этому злому демону, завистник не способен сопротивляться другим недобрым чувствам: осуждению, ненависти, клевете, злословию, жестокости и убийству. По зависти Саул пылал гневом на Давида, Аман - на Мардохея, зависть убила Цезаря и сослала Цицерона.

 

Иногда зависть бывает вызвана тем предпочтением, какое люди оказывают не нам, а тому, кого мы обычно расцениваем ниже себя. Интересно, что, завидуя тому, кто, по нашему мнению, гораздо ниже нас, мы тем самым соглашаемся, что мы ниже его; ибо высший никогда не станет завидовать низшему.

 

Завистник, увидев другого счастливым, сам становится несчастным. В глазах завистника успех ближнего - явное преступление.

 

Завистниками оказываются, в большинстве случаев, строгие критики, гордецы, ленивцы, глупцы. Некто сказал, что людям неталантливым, но с большими претензиями, ничего больше не остается делать, как завидовать и порицать настоящие таланты.

 

Завистливые люди считают счастье других своим несчастьем.

 

Психологи утверждают, что честолюбивые люди раньше других замечают честолюбие других. Завистливые замечают зависть других; лживые - лживость других; словом, каждый стоит настороже по отношению собственных недостатков у других.

 

"Отчего этот человек не весел?" - спросили у одного мудреца, указывая на завистливого, который всегда ходил с пасмурным и печальным лицом. "От того, - отвечал опытный знаток, - что либо ему приключилось какое несчастие, либо ближнему его посчастливилось".

 

Завистник почитает чужое несчастье своим счастием, а благополучие других - своим злополучием (Иоанн Златоуст).

 

Не столько бедный огорчается своею бедностью, сколько завистливый - благополучием ближнего; что может быть гнуснее этого? (Иоанн Златоуст)

 

Многие из нас плачут с плачущими, но не радуются с радующимися.

 

Завистливый нимало не разнится с человеком, который ничем не покрыт и в которого все мечут стрелы (Василий Великий).

 

Завистливый скорбит при взгляде на высших, не видя себя равным им; томится при виде равных себе, желая преимущества пред ними; грустит при взоре на низших, опасаясь, чтобы они не сравнялись с ним, или даже не превзошли его.

 

Завистливый считает своими врагами и тех, кто его ничем не обидел.

 

Не заботясь о своих недостатках, завистливый мучится совершенствами других.

 

Завистливый, если не может уже превратить добродетели ближнего в пороки, то приписывает им худые побуждения.

 

Завистливый человек, не обращая внимания на добрые качества лица, на светлые стороны его жизни, изыскивает в нем одни слабости, недостатки и жалит, как жалом, языком своим.

 

Завистливый вредит самому себе прежде, нежели тому, кому завидует (Иоанн Златоуст).

 

Завистливый, желая погубить другого, погубляет самого себя (Иоанн Златоуст).

 

Если зависть есть скорбь, то у завистливого столько скорбей и страданий, сколько у других различных благ и совершенств. Эта болезнь есть начало вечных страданий.

 

Поразительно то, что редко кто завидует человеку в его духовных достижениях: тому, кто больше любит, дольше терпит, не в меру щедр или весьма справедлив. Зависть возникает не в сфере стяжаний добродетелей, а в области стяжаний материальных.

 

Люди простят вам все, кроме успеха.

 

Человек, лишенный достоинств, неизменно завидует им в других, ибо душа человеческая питается либо собственным благом, либо чужим несчастьем (Ж. Лабрюйер).

 

Люди с сердцем безжалостным рады чужим несчастьям (А. Пшавела).

 

Люди обыкновенно не столько радуются тому, что им дано, сколько горюют о том, что им не дано (В.Г. Белинский).

 

Наша зависть всегда долговечнее чужого счастья, которому мы завидуем (Ф. Ларошфуко).

 

Завистник печален либо тому, что ему не повезло, либо тому, что кому-то другому повезло (Бион Борестенит).

 

Самой черной мукою томим тот, кто во всем завидует другим (А. Джами).

 

Других недоброжелателей более кроткими делают благотворения. Завистливого же и злонравного еще более раздражает сделанное ему добро (Василий Великий).

 

Завистливый живет в непрестанной смерти, всех считает своими врагами, даже тех, кто ничем его не обидел. Он скорбит о том, что воздается честь Богу; радуется тому, чему радуется диавол (Иоанн Златоуст).

 

Хотя бы ты подавал милостыню, хотя бы вел трезвенную жизнь, хотя бы постился, но ты преступнее всех, если завидуешь брату (Иоанн Златоуст).

 

Ныне зависть не считается пороком, почему и не заботятся об избавлении от нее (Иоанн Златоуст).

 

Как червь, зарождающийся в дереве, прежде всего поедает самое Дерево, так и зависть прежде всего сокрушает душу, породившую ее. А потому, кому завидует, делает не то, что желала бы, а совсем противное. Ибо злоба завидующих доставляет только большую славу тем, кто подвергается зависти (за добродетель), потому что страдающие от зависти преклоняют Бога себе на помощь и пользуются содействием свыше, а завидующий благодати Божией легко впадает в руки всех (Иоанн Златоуст).

 

Когда зависть овладеет душою, то не прежде оставляет ее, как доведет до последней степени безрассудства (Иоанн Златоуст).

 

Из зависти, как из источника, проистекает для нас смерть, лишение благ, отчуждение от Бога (Василий Великий).

 

Горе завистникам, ибо они делают себя чуждыми благости Божией.

 

Диавол радуется нашей гибели; сам пал от зависти и нас низлагает с собою той же страстью (Василий Великий).

 

Завистью диавола вошла в мир смерть, и испытывают ее принадлежащие к уделу ее.

 

Неразумно считать своими врагами тех наших духовных работников, кто в действительности является нашим законным соревнователем, конкурентом. Подобная ошибка порождает между способными братьями зависть и разные недоразумения.

 

Завистливый христианин - это человек плотской, "живущий не по духу, а по плоти".

 

Нельзя быть одновременно и завистником, и христианином. Против зависти есть единственное средство - любовь.

 

Любовь - естественная доброта; зависть - скрытый, замаскированный эгоизм.

 

Любовь - "от вышних", зависть - "от нижних".

 

Любовь - откровенная, прямая, серьезная, приятная, мудрая; зависть - всегда прячущаяся за лукавую улыбку, прикрывающаяся лестью, легкомысленная, пустая и хитрая.

 

Любовь - "плод Святого Духа", зависть - плод нераспятой греховной плоти.

 

Любовь - от Бога; зависть - от сатаны.

 

Любовь - свободна от всякой подделки; зависть - неискренна и лицемерна.

 

Любовь - безопасна, как голубь, как агнец, как ангел; зависть - опасна, как демон, как хвост скорпиона, как зуб змеи, исполненный смертоносного яда.

 

Любовь - мирна, довольна и счастлива; зависть - недовольна, Неспокойна и несчастна.

 

Любовь - готова на всякое доброе дело, зависть - на любое злодеяние.

 

Бальзам от зависти - любовь: она не завидует.

 

Человек, очистившийся от зависти, в значительной степени очистится от всего, что связано с распрями и раздорами.

 

Берегись зависти более от друзей, чем от врагов; потому что враг завидует явно, а друг - тайно.

 

Вернейший признак высоких добродетелей - от самого рождения не знать зависти (Ф. Ларошфуко).

 

Зависть стреляет в других, но ранит себя.

 

Будем остерегаться зависти, чтобы не стать сообщниками противника - диавола и впоследствии не подвергнуться с ним осуждению (Василий Великий).

 

Будем избегать зависти - этой пагубной страсти и всеми силами исторгать ее из своей души. Это - гибельнейшая из всех страстей и вредит самому спасению нашему; это изобретение самого диавола (Иоанн Златоуст).

 

Будем помнить, что корень зла берет свое начало от падшего ангела, позавидовавшего славе Бога.

 

Закон

 

"И написал Моисей закон сей, и отдал его священникам, сынам Левииным, носящим ковчег завета Господня, и всем старейшинам сынов Израилевых" (Вт. 31:9).

 

"Закон Господа совершен, укрепляет душу; откровение Господа верно, умудряет простых" (Пс. 18:8).

 

"Правда Твоя - правда вечная, и закон Твой - истина" (Пс. 118:142).

 

"Да придет ко мне милосердие Двое, и я буду жить; ибо закон Твой - утешение мое" (Пс. 118:77).

 

"Закон уст Твоих для меня лучше тысяч золота и серебра" (Пс. 118:72).

 

"Хранящий закон - сын разумный, а знающийся с расточителями срамит отца своего" (Пр. 28:7).

 

"Потому что Ездра расположил сердце свое к тому, чтобы изучать закон Господень и исполнять его, и учить в Израиле закону и правде" (Езд. 7:10).

 

"Ибо закон дан чрез Моисея, благодать же и истина произошли чрез Иисуса Христа" (Ин. 1:17).

 

"Итак закон был для нас детоводителем ко Христу, дабы нам оправдаться верою" (Гал. 3:24).

 

"Ибо весь закон в одном слове заключается: "люби ближнего твоего, как самого себя"" (Гал. 5:14).

 

Закон - предел, постановленный свободе воли или действий; неминучее начало, основание, постановление высшей власти. Закон Божий - откровение, составляющее сущность веры. Закон природы или естественный закон, которому неизбежно следует вся вещественная природа. Законы гражданские, установленные гражданскою, государственною властью, для обеспечения быта граждан и законы духовные, относящиеся к делам веры или же духовного мира, духовной жизни (В. Даль).

 

Слово "тора" в переводе семидесяти толковников обозначает "учение, данное Богом людям как руководство для их поведения". Применяя слово "закон" в этом смысле, ставшим классическим в иудействе, Новый Завет называет законом "все домостроительство", в котором это законодательство было главнейшим элементом (словарь библ. богословия, с. 368).

 

Предписания нравственного порядка, особенно четко выступающие в Десяти Заповедях (Исх. 20:2-17), напоминают об основных требованиях человеческой совести, каких не достигали философы древности. Юридические предписания, рассеянные в нескольких сводах, определяют функционирование гражданских установлений (семейных, социальных, экономических, судебных). Постановления, относящиеся в богослужению, уточняют, каким оно должно быть в Израиле в том, что касается обрядов священнослужителей и условий для совершения культа (словарь библ. богословия, с. 370).

 

Закон - это диагноз мирских бед; он определяет причину наших горестей, но не лечение их.

 

Закон - это зеркало нравственного поведения. Он осуждает, но не обращает. Он требует, но не изменяет. Он указывает пальцем, но не предлагает милости. В законе нет жизни. В нем только смерть, ибо закон провозглашает: "Ты должен умереть".

 

Предназначение закона - показать человеку его собственную слабость и греховность.

 

Закон показывает человеку, где он поступает неверно, но не помогает ему избежать этого нарушения.

 

Посредством закона грех обнаруживается во всей полноте.

 

Разумный человек верит закону, и закон для него верен, как ответ урима.

 

 

 

Закон

 

Я к правде шел в глубоком мраке,

 

Ничей огонь мне не светил.

 

Я молил судьбу о знаке,

 

Который путь бы мне открыл.

 

И был мне знак, свершилось чудо!

 

Когда на верный путь я стал:

 

"Изменник!" - крикнул мне Иуда,

 

"Убийца!" - Каин мне сказал.

 

В. Гюго

 

 

 

На все есть свои правила, на все есть свои законы, и пренебрегать безнаказанно ими невозможно. То же и в жизни человека.

 

Законы существуют для того, чтобы заставлять людей действовать

 

справедливо в обществе.

 

Установленные Богом законы сводят верные счеты с теми, кто не признает их.

 

От закона освободиться можно, только умирая для него; если мы умерли для закона, мы неизбежно умерли и для греха.

 

Гражданский закон регулирует жизнь людей друг с другом.

 

"А я умер; и таким образом заповедь, данная для жизни, послужила мне к смерти" (Рим. 7:10). "А я умер" - это самое главное в переживании Павла под влиянием закона. Более потрясающе не может быть выражено действием закона. Кто не пережил это под влиянием закона, тот знаком с ним очень поверхностно. Тот же, в ком закон действительно говорит, может иметь только тот же опыт, что и Павел, а именно: "а я умер". Павел говорит, что закон указывает путь к жизни, но не помогает получить эту жизнь. Закон способствует нашей смерти перед Богом, потому что он будит грех и констатирует нашу вину перед Богом.

 

"Потому что грех, взяв повод от заповеди, обольстил меня и умертвил ею" (Рим. 7:11). Закон Божий хорош, но грех злоупотребляет им. Таким образом, не закон является спасением для нашей жизни, но благодать, которая как живая власть излучается Христом. Поэтому старый закон, который сделал свое дело, должен уступить место "новому закону", приносящему нам жизнь.

 

Сам закон остается неприкосновенным. Он был великим приготовлением, продолжающимся более тысячи лет, к настоящему пути к Богу, Который называется "Иисус Христос и благодать".

 

"Если же делаю то, чего не хочу, то соглашаюсь с законом, что он добр" (Рим. 7:16). Это прямо жутко, что мы в состоянии делать то, что противоречит нашему служению. Мы отлично знаем, что хорошо, и все-таки делаем противоположное. Вот в чем ужас нашего положения. "Я этого не хотел!" - говорил один преступник, убивший ребенка. Совершив преступление, он пришел в себя и как бы проснулся. Он не мог постигнуть то, что он совершил. Он просто себя не узнавал. Он понял, когда ему старались объяснить, что это демоническая власть толкнула его на это преступление, так как он не был под защитой власти Христа. Кто из нас не наблюдал в самом себе мысли и чувства, которые нам совсем не свойственны. Они навязывались нам и были сильными. Мы думали о разных вещах, которых мы вовсе не хотим. Мы точно знаем, что хорошо и правильно, и все-таки дали доступ чуждым нам мыслям. Мы видим это и не смеем оправдываться. Мы можем только подтвердить, что все, требуемое законом, хорошо и правильно. Закон Божий не обманывает нас и не толкает нас на другую дорогу. Он показывает нам правильный путь, но он не в силах защитить нас от тех мрачных сил, которым человечество отдано во власть.

 

"Итак я нахожу закон, что, когда хочу делать доброе, прилежит мне злое" (Рим. 7:21). Вот в чем ужас нашего положения: злое пристает к нам, как смола, и мы не можем от него отделаться. Во всем нашем существе образовывается как бы трещина, и мы не можем ни изменить ее, ни вылечиться.

 

"Я жил некогда без закона; но когда пришла заповедь, то грех ожил" (Рим. 7:9). То, что Павел пишет здесь своим братьям в Риме, - это то, что он горько пережил в своей собственной жизни. Пока закон и заповеди в нем не заговорили, он имел иллюзию, как будто его жизнь была настоящей. Луч Божий его еще не достиг. Когда же закон и заповеди просветили его жизнь, тогда вся власть греха ожила в нем и принесла ему смерть.

 

Закон является священным и хорошим - и все-таки причиняет мне смерть.

 

"Конец закона - Христос" и "Христос - цель закона".

 

Закон никого не спас и не спасет. Он только "зеркало", отражающее совершенную праведность Божию и показывающее грешнику, каким он должен быть, чтобы угодить Богу.

 

Обратиться к Богу путем соблюдения закона невозможно.

 

Отношение Иисуса Христа к древнему закону определенно, но не узко. Он решительно противится преданию старцев, которого придерживаются книжники и фарисеи, но к самому закону Он относился иначе. Предание Он отклоняет именно потому, что оно приводит людей к нарушению закона и забвению Слова Божия.

 

Возвещая Евангелие, Христос кладет начало в корне новому религиозному строю; период Закона и пророков завершается Иоанном Крестителем (Лк. 16:16); евангельское вино нельзя вливать в старые мехи строя, основанного на Синайском законе (Мк. 2:22). Несовершенства, еще имевшиеся в древнем законе по жестокосердию человеческому (Мф. 19:8), должны исчезнуть в Царстве: правило поведения, которого в нем будут придерживаться, это - закон совершенства, в подражании совершенству Божию (Мф. 5:21-48) (словарь библ. богословия, с. 375).

 

Если сделать религию единственным вопросом исполнения закона, то жизнь будет состоять из одного длинного ряда проступков, ожидающих своего наказания.

 

Закон под угрозой страха может лишь наложить на человека ограничение; любовь же спасает человека от греха тем, что вдохновляет его стать лучше, чем прежде.

 

Закон - духовного свойства и дан Духом, но у него нет власти, чтобы вырвать нас из диктатуры греха (Рим. 7:13-23).

 

"Итак неужели доброе сделалось мне смертоносным? Никак; но грех, оказывающийся грехом потому, что посредством доброго причиняет мне смерть, так что грех становится крайне грешен посредством заповеди" (Рим. 7:13). Вот это то, что нам так трудно постигнуть: как это хороший Божий закон, так ясно указывающий правильный путь, не только не может помочь, но означает смерть. Настоящее положение только тогда осознанно, когда ясно проявляется другая власть, которая как демоническая власть господствует над человечеством и ее Павел коротко называет "грехом".

 

Все хорошие правила бессильны. Мы так хотели бы делать только доброе, и все-таки злое всякий раз оказывается сильнее нас. Мы действительно оказываемся рабами. Не у всех людей это проявляется одинаково, но у всех это в натуре. Каждый из нас то с одной, то с другой стороны будет потянут лукавым вниз.

 

Закон не может загладить вину и дать мир с Богом. Христос олицетворяет наш мир с Богом. Он есть наше оправдание перед Богом.

 

Закон не может дать ответ и указания на всевозможные положения в жизни. Возникающие вопросы постоянно разные. Христос - олицетворенная правда. В каждом новом положении Он может дать ответ и совет. Он есть истина.

 

От закона не может прийти ни спасение, ни жизнь. Спасение только во Христе.

 

Когда же Спаситель пришел, народ Божий перестал быть в подчинении детоводителю (Гал. 3:25). Освобождая человека от греха (Рим. 6:1-19), Христос освободил его от опеки Закона (Рим. 7:1-6). Он - конец закона (Рим. 10:4), так как Он дает верующим доступ к праведности от веры (Рим. 10:5-13). Означает ли это, что для верующих во Христа отныне не существует никакого конкретного правила поведения? Отнюдь нет. Верно, что юридические и культовые правила, относящиеся к установлениям в Израиле, устарели, но нравственный идеал заповедей остается; его итог дан в заповеди любви, являющейся совершением и полнотой закона любви (Рим. 13:8) (словарь библ. богословия, с. 378).

 

Залог Духа Святого

 

"Утверждающий же нас с вами во Христе и помазавший нас есть Бог, Который и запечатлел нас и дал залог Духа в сердца наши" (2 Кор. 1:21-22).

 

"В Нем и вы, услышавши слово истины, благовествование вашего спасения, и уверовавши в Него, запечатлены обетованным Святым Духом, Который есть залог наследия нашего, для искупления удела Его, в похвалу славы Его" (Еф. 1:13-14).

 

"Сей Самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы - дети Божий. А если дети, то и наследники, наследники Божий, сонаследники же Христу, если только с Ним страдаем, чтобы с Ним и прославиться" (Рим. 8:16-17).

 

Дух Святой "есть залог наследия нашего, для искупления удела Его, в похвалу славы Его" (Еф. 1:14). А в Послании к ефесянам 1:7 апостол Павел говорит, что мы уже имеем "искупление Кровию"

 

Христа. Но мы имеем только предвкушение, только пробу, а полное искупление ожидает нас впереди, когда Бог избавит Свой народ от всякого зла и греха и приведет в состояние совершенства перед Собою. Дух Святой заверяет нас и является залогом того, что этот день наступит.

 

Апостол Павел выражает уверенность в том, что после разрушения тела нашего, этой, как он говорит, "земной хижины" (2 Кор. 5:1), мы имеем от Бога жилище на небесах, дом нерукотворный, вечный. Павел мечтает о том, "чтобы смертное поглощено было жизнью" (2 Кор. 5:4) и прибавляет к этому слова утешения и уверенности: "На сие самое и создал нас Бог, и дал нам залог Духа" (2 Кор. 5:5). Эти слова говорят о том, что Дух Святой дает благословенную уверенность о жизни после смерти. Дух Святой есть залог бессмертия христианина.

 

"Утверждающий же нас с вами во Христе и помазавший нас есть Бог, Который и запечатлел нас и дал залог Духа в сердца наши" (2 Кор. 1:21-22; Еф. 1:14; 2 Кор. 5:5). Слово "залог" (по-гречески "арабон") означает гарантию или обещание. В современной Греции арабон означает кольцо на руке невесты в день помолвки, и это довольно хорошее сравнение того, чем является Дух Святой для верующего, то есть залог чего-то более прекрасного в будущем. Развивая дальше это сравнение, можно сказать, что верующий носит Духа Святого, как кольцо небесного Жениха, как гарантию того, что в положенное время бракосочетания совершится и наступит полное единение со Христом.

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133  134  135  136  137  138  139  140  141  142  143  144  145  146  147  148  149  150  151  152 


Похожие статьи

Шатров П К - Золотые зерна мудрости