Лортц Й - История церкви - страница 25

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133 

Нравственные устои семейной жизни также были угрожающе низкими. Одной из причин этого была, конечно, политизация брака, вызванная уже описанным германским порядком наследования. Но неблагоприятное воздействие оказывала и законодательная деятельность Церкви. Так как брак до седьмой ступени родства по боковой линии был запрещен, легко было найти предлог для аннулирования брака. В это время нередки были и святотатственные связи с монахинями.

Чтобы объяснить причину всеобщей сексуальной распущенности среди франков в это время, следует, вероятно, указать на типичность такого положения дел для переходного периода (жестокость невежественных людей, развращенность галло-римлян, новый — христианский — тип нравственных отношений между людьми только начинает вырабатываться).

б) Все было пронизано низостью и жестокостью; при случае не останавливались даже перед нарушением права убежища в церкви или хитрым образом старались его обойти146. Было распространено пьянство, всякого рода пороки. Жизнь ближнего мало ценилась, о святости клятвы часто забывали или это понятие грубо перетолковывалось147.

в) В среде епископов и священников встречались развращенные люди, даже убийцы. В VII в. большинство епископов во Франкском королевстве были женаты, они рассматривали свои диоцезы как семейное достояние. О значительной секуляризации клира и епископата примерно с 700 и до 750 г. нам известно благодаря Бонифацию. В Италии также соборам (например, в Риме в 743 г.) приходилось с сокрушением констатировать серьезные нравственные недостатки клира.

Для того чтобы объяснить такое положение дел (а именно, многочисленность этих явлений), нужно учесть, что души людей германского мира были почвой, которую еще предстояло возделать и которая была еще недостаточно подготовлена для принятия семени христианского благовестия. В ранний период своего существования у германского христианства еще не хватало внутренней силы жить полностью по заповедям Христа.

5. а) С религиозными, нравственными и церковными недостатками в истории Церкви мы будем сталкиваться часто. Католик не должен бояться видеть их такими, какие они есть. Правда и здесь — единственная надежная апология. Но она требует рассматривать не только дурные стороны происходящего, но весь ход событий в целом. Следует помнить, что дурное производит больше шума, чем хорошее. Плохое бросается в глаза и врезается в память народов своими резкими красками. Доброе тише, о нем часто нет сведений. Самое существенное — то, что Церковь всегда преодолевала недостатки, и что именно из этого очевидно: святость Церкви субстанциальна и не зависит от слабости отдельных ее членов. Поэтому, точно излагая объем и масштаб всех исторических недостатков, источники свидетельствуют тем самым о победе над ними. Церковь была, есть и будет Церковью и грешников, и в ходе исторического процесса она была таковой иногда в ужасающей мере.

Все недостатки раннего периода средневековья — времени заложения его основ — тоже выразительно свидетельствуют о том, насколько низок был духовный уровень многих из тех людей, с которыми и для которых приходилось в то время трудиться миссионерам и епископам. Именно в них и проявлялась сила Церкви — это мы видим по их великим достижениям в нравственной и социальной жизни общества.

б) Наиболее плодотворный в религиозном отношении способ изложения недостатков Церкви раннего средневековья мы находим в «Historia Francorum» («Истории франков») Григория Турского, у которого заимствованы и приведенные примеры. В заключительной главе он заклинает своих преемников по епископской кафедре св. Мартина вторым пришествием Христа и Его Судом сохранить эти фактические сведения в неприкосновенности со всеми их темными и светлыми сторонами. И правильно. Клеймя мрачные злодеяния франков как грехи, вопиющие к небу, он тем самым наилучшим образом служит истине и непреложному закону Божьему.

При оценке низкого нравственного уровня этого времени мы прежде всего не должны упускать из виду следующее: то, что мы рассматриваем как разложение и несовершенство, было для христиан того времени грехами, которые, хотя и побеждают во множестве отдельных случаев путем явного насилия, никогда не могут извратить истину и Закон. Часто епитимья, наложенная за зверское преступление, была не менее жестока, чем само это преступление. О многом говорит то, что в неурядицах конца VII в. эти могущественные и жестокие воины умели и сами умирать с поистине христианским героизмом, как, например, Леодегар, епископ Отенский. Встав во главе стремящейся к независимости франкской аристократии, он вступил в борьбу с нейстрийским майордомом Эброином и оказался осажденным в собственном епископском городе. Чтобы спасти население от мародерства, он сам сдался врагам. Изувеченный и ослепленный, но без ненависти, он умирает от руки палача как «воин Господень», который отказался от своего «старого оружия». Его прощальное письмо из заключения к матери Сиграде ярко доказывает, как глубоко, несмотря ни на что, благодать уже изменила франков.

6. Нравственные и социальные достижения, о которых шла речь выше, были в значительной степени результатом систематической работы Церкви. Основой всей ее деятельности было твердо и неколебимо защищаемое учение, сформулированное в догматах. На этой основе постепенно установилось регулярно совершаемое богослужение и соединенная с ним пастырская работа. Здесь день за днем (в монастырях) или, самое меньшее, по воскресеньям и праздникам на протяжении всего года людям возвещалось и преподавалось спасение. Эта постоянная забота, приносившая иногда немедленные плоды, в течение более продолжительного времени постепенно христианизировала и воцерковляла жителей Европы.

Особой силой Церкви, благодаря которой она постоянно использовала во благо людям свои духовные возможности, была ее организация, сохранившаяся со времен Римской империи: деление на диоцезы и их объединение в митрополии. Это помогло ей одержать верх и над германским арианством (§ 26). Епископы во Франкском королевстве — в конце VI в. их было 125 в 11 митрополиях — действовали относительно сплоченно. Старым испытанным средством были многочисленные синоды, иногда поместные, но прежде всего — созываемые королем имперские соборы (за сто лет с 511 по 614 гг. их было свыше 30). В VI в. их деятельность была очень плодотворной. Разбирались религиозные, нравственные и общекультурные (в том числе и мирские) проблемы. Забота епископов простиралась как на духовенство, так и на весь народ. Епископат (наряду с отдельными миссионерами) был в это время самой значительной нравственной силой. Эта похвала относится до некоторой степени и к женатым епископам (и священникам). Дело в том что римское положение о целибате действовало далеко не везде. Особенно среди германцев целибат еще не всегда считался обязательным. Также и среди епископов, которые обогащались благодаря церковному имуществу и передавали его по наследству, некоторые поддерживали церкви и монастыри и даже основывали новые. Речь шла в конечном счете об их собственности (§ 34, IV: право частной Церкви).

7. Сельская местность входила в область пастырского попечения епископа города (civitas) с его священниками и диаконами (§ 24), что сохранялось в некоторой мере до начала VIII в.

Но германцы были сельскими жителями. Когда их проникновение в Римскую империю привело к распаду городов и городской культуры (хотя этому способствовали также и другие причины), жизнь переместилась в сельскую местность. Этот процесс обновляет Европу. Христианское учение о нравственности, ориентированное на общность, существование которой обусловлено как естественными, так и сверхъестественные причинами, благоприятствовало формированию семейных и деревенских общностей и — на этой основе — принесло плоды в развитии всей европейской жизни. Примерно с 500 г. стали возникать самостоятельные церковные приходы в сельской местности, сельские приходы. Эти церковные приходы окормляли местное население на очень большом пространстве и не имели определенных границ. Деление появилось позже. Развитие организационных структур на Востоке, в Риме и у германцев шло разными путями.

В германских землях церковным центром стал крупный сельский приход; он строился на основании прежних систем административного деления, таких как сотни, округа, сельские общины или даже языческий культовый союз. Соответственно прежде всего стали появляться общинные церкви. Затем, с развитием системы землевладения и усилением феодализации основой церковной организации в сельской местности стала частная церковь. И сколь ни вредна была для церковной жизни в целом правовая форма существования частной церкви, сельский приход возник и сформировался по существу на ее основе.

Учреждался приход, епископ строил в своих или церковных владениях дом Божий. Или богатый землевладелец сооружал у себя (сначала — только для себя) капеллу (частную церковь). Или сельская община строила для себя церковь. Церковь имела собственные земельные владения. В ней был постоянный священник, или же попечение о душах обеспечивали странствующие представители духовенства, в самом начале — также хорепископы (сельские епископы) (§24). Приходская церковь основывала другие церкви, которые зачастую очень долго оставались зависимыми от материнской церкви из-за закона о приходе и десятине. Позже священник сельской церкви стал называться «parochus», настоятель; он должен был сам через соответствующее обучение подготавливать себе преемников. Не следует переоценивать в целом пастырскую деятельность низшего клира в меровингский период. Сначала он набирался преимущественно из крепостных людей. Для кузницы землевладелец выбирал самых сильных, и поэтому для духовной должности — самых слабых или самых хитроумных (ср. U. Stutz).

Итак, создание сельских приходов было не только самым важным религиозным, но и огромным социальным делом в Церкви раннего средневековья: оно обеспечивало в лице сельского священника постоянный контакт человека, получившего духовное, т. е. рассчитанное на проповедь христианского Откровения, образование, и необразованных сельских жителей. Наряду с монастырями здесь, на низшей ступени, был центр зарождающейся культуры Запада.

8. а) Духовное здоровье большой общины или даже объединения таких общин нельзя оценивать исходя только из отдельных событий. Но, несомненно, их также необходимо учитывать при исчерпывающем анализе. Ценность и сила всего этого многообразия деятельности Церкви во Франкском королевстве проявляется и в жизни многих святых епископов этого периода; впрочем, речь идет главным образом о галло-римлянах; это — Цезарий Арльский (503_542), Авит Вьенский († 518 г.); Ремигий Реймсский († 533 г.?). Нам известны поистине апостольская жизнь и бесстрашие (в те времена это значило больше, чем теперь) родившегося в Реймсе епископа Ницетия Трирского († 566 г.), который подобно св. Амвросию был проникнут сознанием того, что нравственная власть Церкви выше внешней, политической власти, и который говорил правду даже королям (он отлучил от причастия Теудеберта и Хлотара). В одном ряду с ним стоит его современник св. епископ Жермен Парижский (555_576), который отлучил от Церкви короля Хариберта за брак с монахиней. И еще некоторые имена: Рихарий (в 625 г. основал в Пикардии бенедиктинское аббатство Центула), Одуэн (Нормандия, † 684 г.), Дидье (епископ Вьенский, † 607 г.) и Элуа (Элигий, епископ Нуайонский, 640_659).

б) Св. епископ Григорий Турский († 594 г.) — одна из самых значительных фигур меровингского времени. Его «История франков», хотя в ней он слишком доверчиво относится к рассказам о прошлом и к сообщениям о чудесах, остается для нас самым достоверным источником по VI в. В лице Венанция Фортуната (родился в Тревизо, получил образование в Равенне, умер не позднее 610 г. епископом Пуатье) меровингская Церковь имела последнего значительного римского поэта. Его церковные гимны (например, Vexilla regis prodeunt) пригодились для литургических служб в многочисленных новых церквях148 , или же (как гимн Pange Lingua) имели отношение к почитанию реликвий Креста. Совершенство формы этих стихов дает нам непосредственное представление о том, насколько сильно еще было здесь влияние античной культуры, в то время как север уже погряз в варварстве.

9. Для этого периода характерна и героическая аскеза. У некоторых монахов, монахинь и отшельников она принимала иногда очень жестокий характер. Однако именно это и было особенно действенным видом проповеди для грубых людей того времени149 .

а) Из всего этого множества назовем лишь несколько имен: Леонард (VI в.), Гоар (ок. 500 г.), Губерт († 727 г.), Ламберт († прибл. 705), Эммеран († ок. 730 г.), Корбиниан († 725 г.), Праект († 676 г.), Руперт (предположительно из княжеского франкского рода, † 732 г.).

Основание многочисленных монастырей свидетельствует о притягательной силе идеала монастырской жизни. Монастырь, основанный Радегундой в Пуатье, насчитывал ко времени ее смерти свыше 200 монахинь.

Наряду с жестокостью и грубостью некоторых правителей, находивших себе столь же недостойных помощниц (Хильперих, † 584 г., и Фредегунда), перед нами предстают такие сияющие образы святых, как св. Радегунда (из Тюрингии, 518_587), супруга безнравственного и жестокого Хлотара I, значение которой в духовной жизни ясно уже из того, что общение с ней вдохновляло такого человека, как Венанций Фортунат. К таким относятся и королева Батхильда (англосаксонская рабыня, † 680 г.), Билхилдис в VIII в., Гертруда Нивелльская (родственница Пиппина Геристальского, † прибл. 653 г.), Адельгунда, † после 695 г., Одилия (дочь алеманнского герцога, † ок. 720 г.) и Эрентруда (племянница Руперта, † ок. 718 г.).

б) Соборы также начали заниматься организацией призрения бедных, которое вменялось в нравственный долг и помогало бороться с нуждой и искоренять нищенство. Появились также (ок. 350 г.) лепрозории и воспитательные дома, куда поступали теперь пожертвования на благотворительные цели.

Участь рабов стала менее тяжелой. Самым важным долгое время было принципиальное признание внутренней свободы, которое вело к равенству в религиозной сфере и способствовало повышению социального статуса: раб постепенно становится батраком. Но радикальной борьбы с рабством не было. Епископы и монастыри, использовавшие в своих земельных владениях труд крепостных, обращались с ними в целом человечно. Епископы постоянно прилагали усилия к их освобождению. Однако и здесь наряду со существенным прогрессом имели место и значительные колебания. Реально это освобождение оборачивалось лишь новой формой крепостной зависимости от Церкви.

В процессе христианизации населения империи и по мере возрастания роли клира в духовной жизни решение затронутых здесь вопросов все чаще оказывались (непосредственно или косвенно) в сфере его деятельности. Наилучшим было бы решение, которое смогло бы удовлетворить как духовные, так и светские потребности общества. Неудивительно, что это не вполне удавалось. Однако многое было достигнуто в отношении церковной благотворительности, хотя и не вполне бескорыстно (пожизненная рента для престарелых или попавших в тяжелое материальное положение людей, завещавших Церкви свою недвижимость; кредиты, получаемые от монастырей под залог собственности и даже свободы). Велики были заслуги Церкви в борьбе с ростовщичеством: однако принципиальное запрещение взимания процентов и вытекающее из этого порицание любых денежных операций в будущем неизбежно должно было принести серьезный вред.

в) Вопрос, могут ли несвободные люди занимать церковные должности, не был решен вполне однозначно. Папы Лев I и Геласий условием допуска несвободных людей считали их освобождение. В действительности же беглые рабы и колоны, искавшие защиты от своих хозяев, часто принимались в клир или в какой-нибудь монастырь 150. Если хозяин заявлял претензии, низших клириков возвращали; диаконы и священники могли предоставить компенсацию. Священники сохраняли свой сан, но теряли доход. Во Франкском королевстве епископ, который сознательно произвел посвящение раба в диаконы или в священники, должен был выплатить его хозяину двойную компенсацию. На практике его часто передавали хозяину в качестве священника частной церкви. При распространении института таких церквей в VII в. участились случаи, когда несвободных людей посвящали для служения в них. И только каролингское законодательство положило конец этому беспорядку.

Церковь и в этот период покровительствовала женщинам, особенно вдовам. Сказка о том, что «женоненавистнический» Маконский собор (созванный королем Гунтрамом общефранкский синод под председательством св. епископа Приска Лионского) отрицал, что у женщин есть душа, основывается на ложной интерпретации аргументов одного из участников Собора: он утверждал, что женщину нельзя называть «hominem»; «homo» = «мужчина», не «человек»151.

10. И все же этот период не принес, как мы неоднократно убеждались, никаких устойчивых достижений. Отдельные причины мы уже знаем. Но если мы хотим найти общее объяснение, имеет смысл прислушаться к мнению человека, который, недовольный такой неудачей, искал средства спасти положение: основная причина, как утверждает Бонифаций, кроется в несостоятельности франкского епископата, а именно и прежде всего в объективном недостатке его принципиальной установки. Ему был присущ не универсально-церковный образ мыслей, а, скорее, эгоистическое по своей сути стремление к власти. Отсутствовала связь, которую Бонифаций признает необходимой для жизни Церкви, — сотрудничество с «апостольским» главой, средоточием всей Церкви — папой. Бонифаций, как и папы того времени, считал территориальную церковь неизбежной основой церковного устройства. Но изолированность от Рима несла в себе опасность всякого рода партикуляризма.

§ 38. Англосаксонское миссионерство среди германцев. Собирание христианизированных народов вокруг папского престола

I. Виллиброрд

1. К началу VIII в. основание христианского Запада никоим образом не упрочилось:

(а) ни с христианско-церковной стороны: именно в церковной жизни на материке появляются самые тревожные признаки неблагополучия (см. ниже); на Запад обратилась агрессия фризских и саксонских язычников; сосуществование автономных национальных церквей способствовало дальнейшему увеличению раздробленности;

(б) ни с точки зрения политический ситуации: она была далеко не стабильной. С одной стороны, мировые политические силы ставили под вопрос само существование христианского мира, с другой стороны, под угрозой было его единство. Источниками опасности были: ислам; антипапская политика Византии (император Лев, иконоборец, § 39); противоборство политических сил внутри франкского королевства и столкновения с пограничными княжествами; притязания лангобардов на Рим и Италию.

Во франкском королевстве положение стабилизировалось после отражения арабов (Пуатье, 732 г.) вследствие победы майордома Карла Мартелла, достигнутой при участии аристократии, в том числе епископов. Правда, причитающееся им вознаграждение эти знатные воины получали за счет церковных владений. Тем самым Франкская национальная Церковь стала еще крепче связана с политическим статусом королевства.

2. Вопрос — как мы теперь задним числом можем его сформулировать — стоял так: сможет ли, и если да, то каким образом, франкское королевство интегрировать вокруг себя страны Запада в единое целое? Франкская национальная Церковь была слишком изолирована, чтобы достичь этого; осуществить такое единство можно было только на основании общецерковной интеграции.

Заслугой святого Бонифация как раз и было то, что он подготовил такую интеграцию. Он настолько сблизил «папство» и «Франкское королевство», до тех пор имевшие друг о друге лишь самое неясное представление, что появилась возможность заключения, а в дальнейшем и укрепления союза между ними. Ход исторического развития дал этой возможности осуществиться. Правда, когда в 739 г. папа Григорий III впервые обратился к Карлу Мартеллу с просьбой защитить его от лангобардов, майордом, бывший их союзником, ответил отказом. Но с установлением прочного союза между папой СтефаномII и королем Пиппином в 753/754 г. настал «один из величайших моментов мировой истории. С этого момента началось образование военно-клерикального государства, которое легло в основу всей европейской истории» (Ranke).

3. Миссионеры-бенедиктинцы, посланцы Англосаксонской Церкви, приходя с крестом в руке, проповедовали в первую очередь фризам (побережье Северного моря от Бельгии до Везера). Фризы с их грубым и независимым нравом особенно долго сопротивлялись христианизации. После тщетных трудов Вилфрида, епископа Йоркского († 709 г.), и других миссионеров обратить в христианство фризов в 689 г. на их берегах высадился ученик Вилфрида Виллиброрд († ок. 739 г.) с одиннадцатью единомышленниками. Он действовал с согласия франкского майордома Пиппина II Среднего, которого он лично посещал, и в союзе с папой. Дважды он приезжал в Рим. Во время своего второго визита в 695 г. он был посвящен папой Сергием (687_701) в сан архиепископа. Свою резиденцию он (по указанию Пиппина) устроил в Утрехте. В 698 г. св. Ирмина (вероятно, происходившая из знатного франкского рода) подарила Виллиброрду земельное владение (в нынешнем Великом герцогстве Люксембург), где он основал монастырь Эхтернах. Он сделал этот монастырь питомником миссионерства. Эхтернах даже стал в определенном смысле исходным пунктом окончательной христианизации всей нынешней Германии. По всей вероятности именно отсюда в 719 г. Виллиброрд отпустил на Восток Бонифация, когда тот отказался продолжать миссионерскую работу среди фризов. В этом монастыре Виллиброрд, «апостол фризов», и был похоронен, когда завершилась его полная успешных трудов жизнь. В наступающие столетия Эхтернах сделался важнейшим центром христианской религии и культуры (изготовление книг) и одним из важнейших аббатств империи.

II. Бонифаций

Ученику и сподвижнику св. Виллиброрда суждено было превзойти учителя. Бонифаций расширил, очистил и реорганизовал церкви Германии и Западного королевства франков.

1. а) Винфрид (как его звали) родился ок. 672 г. Он происходил, вероятно, из знатного англосаксонского рода. Уже в отроческие годы он носил облачение монаха-бенедиктинца. Ему было уже сорок лет, когда его потянуло из монастыря к миссионерской работе, которой он и посвятил следующие почти сорок лет своей жизни. Первая поездка к фризам, где он после служения Виллиброрда надеялся обрести благодатную почву для своих дальнейших попыток обратить язычников в христианскую веру, осталась безуспешной. Дело в том что именно тогда, в 716 г., герцог фризов язычник Радбод отвоевал покоренную ранее франками-христианами часть Фризии. Во вторую свою поездку Винфрид отправился из Англии прямо в Рим. Там в 719 г. папа Григорий II с наречением римского имени Бонифаций (в честь одного киликийского мученика), принял его в папскую семью (хотя еще не в юридическом смысле) и с общим поручением заниматься миссионер ской деятельностью послал к германцам (до 721 г. он вместе с Виллибрордом во Фризии; в 722 г. в Гессене; основание первого монастыря: Аменебург).

б) У Бонифация, как и у монахов англосаксонских монастырей вообще, были сильны национальные корни. Поэтому его, «нового» сакса, с особой силой влекло отправиться с миссионерской целью к сородичам на материке, саксам. Однако в 737/738 г., когда он задумал такую поездку, папа Григорий III предусмотрительно не дал своего согласия. Все же миссия среди саксов всю жизнь оставалась его тайным желанием, об исполнении которого неустанно молились сам Бонифаций и его друзья. Его бесчисленные миссионерские труды могут рассматриваться в качестве подготовительных этапов на пути к саксам.

2. а) Во время своей второй поездки в Рим в 722 г. Бонифаций принес клятву верности152 папе Григорию II. Так присягали до сих пор папе только ближайшие к Риму епископы. Тогда же Бонифаций был посвящен папой в сан епископа-миссионера (без постоянной резиденции).

б) Отныне к Бонифацию приходит успех. При Гейсмаре от руки провозвестника веры пал дуб Донара: то был настоящий Божий суд в глазах видевших это язычников. Основанием монастыря Гейсмар увенчалась миссия в Гессене. К 724 г. миссия среди язычников в полном смысле слова может считаться законченной.

За этим последовали попытки Бонифация усовершенствовать христианскую жизнь. Он стремился искоренить в ней пороки и придать ей большую духовную глубину. Еще с прежних времен в Гессене и особенно в Тюрингии оставались христиане. Но уровень этого незрелого или же вновь пришедшего в упадок христианства был ужасающе низким. Оно было грубым и чуждым подлинному церковному духу, что выразилось, в частности, в различных языческих суевериях. С другой стороны, Бонифаций с самого начала и затем в течение всей своей жизни вынужден был бороться с издавна оставленным без присмотра клиром, от которого мало отличались женатые и отягощенные земельными владениями франкские епископы.

в) Миссионерские труды разделяли с Бонифацием немногочисленные выходцы из Англии (среди них Лулл, Бурхард). Английские женские монастыри также внесли свою лепту, посылая талантливых женщин-благовестниц (св. Текла; св. Лиоба, родственница св. Бонифация, с которой он был дружен). Свое миссионерское служение святой завершил к востоку от Рейна и в нынешней Франконии. Конец миссии Бонифация был ознаменован устройством монастырей, в том числе и женских: Таубербишофсгейм, Китцинген и Оксенфурт. Эти монастыри сделались затем первыми в Германии приютами для христианского воспитания девочек. Поле деятельности святого было необыкновенно обширно. Это приводило подчас к тому, что Бонифаций, к своему глубокому сожалению, вынужден был привлекать к работе недостаточно образованных священнослужителей.

3. Между тем при папском дворе по достоинству оценили важность проделанной Бонифацием работы. Эта высокая оценка выразилась в том, что Бонифаций был возведен в сан архиепископа (732 г.), правда, без предоставления соответствующей епархии. Результатом третьей поездки в Рим в 738/39 г. было составление подробной программы дальнейшей работы. Речь шла, прежде всего, об организации Церкви. Первой в этом ряду была Баварская Церковь, где действия Бонифация поддерживал герцог баварский Одилон.

Деятельность Руперта Вормсского в Зальцбурге, Эммерана — в Регенсбурге и Корбиниана — во Фрайзинге не привела к появлению новых епископств. В то же время в Баварской Церкви епископ был только один — в Пассау. Бонифаций разделил Баварскую Церковь на четыре епископства (Зальцбург, Пассау, Фрейзинг, Регенсбург). Позднее добавился еще Эйхштет. Опорными пунктами религиозно-церков ной жизни стали новые монастыри. Поместные соборы действовали на благо Церкви, способствуя устранению недостатков.

В самом же государстве франков Бонифаций смог приняться за организационную работу в Церкви только после смерти Карла Мартелла (741 г.). Ему покровительствовали теперь Карломан и несколько менее ревностный в делах Церкви Пиппин. Прежде всего Бонифаций основал новые епархии. В Гессене и Тюрингии он учредил епископства в Вюрцбурге, Эрфурте и Бюрабурге (742 г.) Для них он испросил то, чего до сих пор никогда не бывало, — утверждающие их именные папские буллы. На плечи Бонифация, в 722 г. поклявшего ся в верности папе, легло столь много обязанностей, что он свое личное обязательство перед ним перенес на всю Франкскую Церковь.

Тем самым он распространил на эту Церковь юрисдикцию папы. Поступок Бонифация имел огромное значение как для Франкской Церкви, так и для Рима.

Бонифаций фактически стал примасом, т. е. первенствующим епископом, восточных франков (Австразия). Это выразилось в том решающем значении, которое имело участие Бонифация в первом общецерковном восточнофранкском Соборе 743 г. (так называемый Concilium Germanicum, созванный Карломаном, который и придал его решениям, обнародовав их, законную силу). На этом Соборе Бонифаций убедил епископов присягнуть на верность папе, что означало дальнейшее распространение папской юрисдикции. От монастырей он потребовал введения бенедиктинского устава. В то время клир и епископат в значительной своей части пришли, согласно письменному свидетельству святого, в невероятный упадок. Бонифаций принял ряд мер, направленных на воспитание священнослужителей (запрет охоты и военной службы). Церквям должно было быть возвращено отнятое у них имущество (чего однако не произошло).

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133 


Похожие статьи

Лортц Й - История церкви