Лортц Й - История церкви - страница 26

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133 

4. Затем границы области, находившейся под влиянием святого, вновь расширились. На Соборе в Суассоне 744 г. и первом общефранкском Соборе 745 г. Бонифаций предстает (естественно, лишь с согласия майордома) верховным руководителем также Нейстрийской Церкви, а в принятых на этих соборах решениях — ее реформатором.

Тогда же было решено ввести во Франкской Церкви сан митрополита. Переговоры с папой были успешны. Однако же претворение этого решения в жизнь потерпело неудачу. Причиной было сопротивление прежнего франкского епископата. Сам Бонифаций должен был стать, согласно соборному постановлению, митрополитом с резиденцией в Кёльне. Но этого не случилось, и он получил епископство в Майнце (746 г.).

Резкие выступления Бонифация против недостойных членов клира, естественно, встретили и сопротивление. Местные франкские епископы, чаще всего женатые, стремящиеся к деньгам, наслаждениям и власти, показали себя противниками Бонифация с первых же лет его пребывания у франков и до конца жизни этого миссионера. Он не во всем преодолел их сопротивление, но проводил реформу и каноничес кое устроение Церкви настолько целенаправленно, что это органически направило по намеченному им пути все дальнейшее церковное развитие. Бонифаций достиг своей цели: обновил Церковь Германии и Галлии и, согласно традициям его родной (Английской) Церкви, основанной Римом, связал с тем центром, который избрал для нее Сам Бог. На одном из синодов 747 г. Бонифаций уже мог велеть франкским епископам провозгласить, что они «твердо решили пребывать в единении с Римской Церковью и повиноваться ей».

5. В 746 г. Бонифаций основал монастырь Фульда, предназначенный быть образцовой школой и питомником миссионеров для всей Германии. Аббатом там он поставил бавара Штурма. Для этого монастыря Бонифаций получил от папы привилегию, дававшую ему полную экземпцию, т. е. церковно-каноническую независимость от какого бы то ни было епархиального епископа, что стало заметным расширением папской власти в национальной Франкской Церкви153. Монастырь Фульда был, подобно английским монастырям, одновременно и центром просвещения. Фульда стала отрадой старого миссионера и средоточием духовной, хозяйственной, научной и художественной деятельности. Здесь же Бонифаций был погребен, после того как он в 754 г., уже почти восьмидесятилетним старцем, вернувшись к своей «первой любви», нашел вместе со своими спутниками мученическую кончину в одной из миссионерских поездок к фризам. (Майнцскую кафедру он заблаговременно оставил своему ученику Луллу.)

6. В последние десятилетия за Бонифацием перестали признавать почетный титул «апостола немцев». В самом деле, понятие «немцы» не подходит к германцам, к которым была обращена миссионерская деятельность Бонифация. С другой стороны, Бонифаций был не единственным миссионером, принесшим свет Евангелия племенам, из которых впоследствии образовался немецкий народ. Кроме того, его деятельность пришлась на тот период, когда миссионерство среди язычников уже не являлось главной задачей. И все же в этом титуле есть своя правда: (а) во-первых, святой осуществлял миссию среди язычников на очень большой территории (земли фризов, Гессен, Тюрингия); (б) во-вторых, он очистил от недостатков существовавшие еще до него главные церковные центры и вдохнул в них новую жизнь, что имело для Церкви решающее значение; (в) учрежденная им церковная организация впервые сделала Франкскую Церковь по-настоящему и надолго жизнеспособной; (г) и, наконец, самое главное: (аа) благодаря Бонифацию в сознании Франкской Церкви глубоко и прочно запечатлелся идеал христианина, вернее — идеал священника, восходящий к нормам древней Церкви; (бб) все труды Бонифация были, по его собственным словам, не чем иным, как «legatio Romana», «римским посольством», он действовал со всей определенностью как папский наместник. Иными словами, Бонифаций был близок к главному церковному центру154. Тем самым он давал настоящую опору слабым местным Церквям. Упрек Бонифацию в том, что он «в качестве папского легата усилил влияние Рима в руководимой им Германской Церкви, может исходить лишь от совершенно неисторичного образа мыслей» (Heussi). Ибо этим «он дал

Разумеется, нельзя забывать о том, что реформаторская деятельность Бонифация протекала в четко очерченных рамках специфического сознания национальной Церкви. Карломан и Пиппин считали реформы исключительно своим собственным делом. Только так можно интерпретировать высказывания австразийского майордома в 743 г. на Concilium Germanicum и его брата Пиппина в 744 г. в Суассоне. Собравшиеся епископы фигурируют здесь в роли советников, сам майордом объявляет церковные решения в своих Capitularia законами. О том же говорит и участие в работе соборов представителей светской знати.

7. Если вспомнить, какой была религиозная и нравственная ситуация в государстве франков до св. Бонифация (§ 37), мы можем также высоко оценить работу, проделанную им в Галлии: возрождение деятельности соборов; борьба с языческими обычаями; назначение епископов, бывших ревностными сторонниками реформ; и не в последнюю очередь, его инициатива по назначению архиепископов. Последние получали свою власть непосредственно от папы, принимая от него «pallium». Благодаря этому устанавливались постоянные и частые отношения с самым значительным и авторитетным хранителем древнего церковного предания и возникала тесная связь с духовным центром и средоточием деятельности вселенской Церкви. Как мы уже видели, Церковь, искавшая путь к единству Запада, необходимому для здорового развития христианства, получала тем самым существенную помощь.

Тем не менее все это не означает, что опекаемые Бонифацием племена в своем большинстве приняли христианство в полном соответствии с библейским Откровением. И по более поздним высказываниям самого святого относительно религиозного и нравственного состояния его паствы более или менее верной оказывается оценка, данная им еще в 742 г.: «Народы Германии в некоторой мере пробуждены и направлены на должный путь».

§ 39. Союз папства и франков. Церковное государство. Разрыв с Византией

1. а) Как мы видели, в поле зрения Григория Великого входили и варварские народы Европы; в перспективе он имел в виду христианизировать их и объединить вокруг Рима, «кафедры Петра». Эта тенденция была воспринята и развита папами VIII в. Она усиливается параллельно умножению разногласий с восточно-римскими императорами и нарастанию отчужденности между Римом и Византией и выражается в заявлении, что «весь Запад имеет великое доверие к нам и к святому Петру, которого все королевства Запада почитают как Бога на земле» и готовы защитить папу от императора-иконоборца. Действительно, армии Пентаполя и Венеции откликнулись на соответствующий призыв папы Григория II, автора процитированных слов, обращенных к императору Льву III.

Едва ли можно установить, что лежало в основе такого рода высказываний: был ли то уже сложившийся замысел новой западной империи и ее союза с Церковью, или же экономическая и политическая угроза с Востока вкупе с религиозными планами христианизации Севера («legatio romana» Бонифация) способствовали постепенному возникновению новой церковно-политической программы в правление франкских фюрстов и при их участии. Во всяком случае, реальный ход событий определенно говорит о том, что фактически конечным результатом эволюции этих идей был союз между папством и франками и затем — новая империя Запада и союз папы с нею.

Здесь нас пока интересуют только первые этапы: еще Григорий II намеревался отправиться к северным народам. Григорий III в 739 г. обращался, но тогда еще тщетно, к Карлу Мартеллу с просьбой встать на защиту святого Петра. Начало осуществлению этого союза было положено решением папы Захарии (см. ниже), когда папы совершали поездки через Альпы, а вслед за тем северные короли являлись в Рим, чтобы из рук викария св. Петра через помазание получить у гробницы апостола императорское достоинство.

б) С самого начала имеет место существенное (ставшее для истории решающим ) противоречие между целями римских епископов, с одной стороны, и франков — с другой, а затем и между концепциями, которые выработали те и другие. Папы возвели франкского майордома в короли, а короля — в императоры, чтобы он в качестве римского патриция защищал Церковь св. Петра. Но франкский король с его чуть ли не абсолютной властью над своей Церковью, которой предстояло вскоре стать имперской, хотел гораздо большего. Это, в свою очередь, никак не соответствовало папскому идеалу вселенской Церкви.

В зависимости от конкретной политической ситуации притязания каждой из сторон то выражаются со всей определенностью, то отступают на второй план. Но конфликт остается и по сути дела стимулирует анализируемое нами развитие средневековой истории. Благодаря союзу между папством и франками, а затем — между папством и империей средневековье достигает своей вершины. Но заложенные в нем проблемы не разрешены до конца, и средневековье остается, так сказать, разделенным в себе самом.

в) Этот анализ и нижеследующее изложение нельзя понимать в плоскости реальной политики. Франки пришли на место «греков», т.е. восточных ромеев; но они коренным образом отличались от них: германцы, как уже упоминалось, с детской любовью чтили небесного ключника Петра, и на этом почитании основывалось реальное (хотя не следует понимать это слишком узко) признание его наследников и наместников — пап.

2. Бонифаций прочно связал Франкскую Церковь с Римом. К епископу Рима, папе Захарии, обратился в 751 г. Пиппин. После того как Карломан отказался от правления, Пиппин стал единственным обладателем политической власти, но еще не был защищен от соперничества с сыновьями Карломана, достигшими к тому времени совершеннолетия. Только королевское достоинство могло надолго и надежно закрепить за ним право на власть. И тогда он, «господин» национальной Церкви франков, спросил папу: «не должен ли тот, кто обладает королевской властью, также и называться королем?» Этот вопрос косвенно заключал в себе неслыханное до тех пор признание непререкаемого авторитета папства в государственно-политической сфере. Папа Захария дал согласие на возвышение майордома в королевское достоинство. Пиппин был избран королем. Епископы совершили над ним обряд святого помазания, франкское королевство было освящено христианской Церковью, что давало ему дополнительный авторитет. В соответствии с обстоятельствами того времени это одновременно означало и союз короля франков с Римом.

Не имеет принципиального значения, сам ли Бонифаций совершил помазание Пиппина, или это сделали другие франкские епископы, — в любом случае это было продолжением его и именно его трудов и подготовило тот могущественный союз Карла Великого с Церковью, с которого начинается подлинное средневековье.

3. Союз папства с франками состоялся уже при Пиппине и папе Стефане II (752_757). Италия тогда формально входила в состав Восточной Римской империи; в Равенне была резиденция императорского наместника (§ 35), чье политическое влияние, правда, было уже очень незначительным. Во всяком случае, папа пока еще оставался подданным восточно-римского императора; папские документы датировались по византийскому стилю, и папы того времени, несмотря на всю враждебность византийских императоров, поразительно долго сохраняли им верность. С другой стороны, светский авторитет папы и его реальное политическое значение в равной мере возросли (§ 35). Но лангобарды хотели владеть как Равенной, так и Римом, а по возможности — и всей Италией. Григорий III первым из пап просил защиты и помощи против них у Карла Мартелла, но тщетно. Когда лангобарды стали представлять собой непосредственную жизненную угрозу (завоевание Равеннского экзархата и Пентаполя королем Айстульфом, 749_756), а помощи от императора опять не последовало, Стефан III обратился к тому правителю, который своей короной был в значительной степени обязан папству. Сопровождаемый и охраняемый эскортом франков, он в Павии отмежевался как от лангобардского короля (решительно воспротивившись его воле), так и от посланцев восточно-римского императора и направился в королевство франков, где состоялись его исторические встречи с Пиппином в Понтионе, а затем в Кьерзи. По окончании переговоров, на Пасху 754 г., в королевском аббатстве Сен-Дени он совершил повторное помазание Пиппина (а с ним его жены и обоих сыновей, одним из которых был будущий Карл Великий).

4. Все это никоим образом не устранило глубоких внутренних противоречий; этого не допускали ни сама природа рассматриваемого явления, ни специфика данной исторической ситуации. Познакомимся с этим вопросом подробнее.

а) Даже сам этот союз (а с ним и зарождающееся единство Запада) еще нельзя было считать раз и навсегда установившимся. Папы еще не освободились окончательно от политической зависимости от верховного правителя Восточной Римской империи. Они долго еще продолжали датировать свои документы годами правления василевса, «нашего господина». В Константинополе, несмотря на все возмущение действиями римского епископа, его союз с франками был воспринят прежде всего как попытка защититься от общих врагов — лангобардов. Действительно, опасность с этой стороны была очень велика: благочестивый Карломан внезапно покинул свой монастырь, чтобы по настоянию лангобарда Айстульфа попытаться воспрепятствовать объединению папы с Пиппином; успех был бы на руку и его совершеннолетним сыновьям. Действуя в согласии с Пиппином, папа сослал беглого монаха и бывшего майордома вместе с обоими его сыновьями в один из франкских монастырей.

Однако франки вовсе не рассматривали этот союз как безоговорочно обязательный; например, высоким титулом патриция они стали пользоваться только тогда, когда после завоевания королевства лангобардов он стал означать не только обязанности, но и права.

Внутренний конфликт между «sacerdotium» и «imperium» был очевиден с самого начала: сообщения римских источников о событиях в Понтионе-Кьерзи и по тону, и по содержанию существенно отличаются от франкских.

И все же события, совершившиеся здесь, были для истории решающими: теперь она станет развиваться в направлении средневекового церковно-государственного альянса.

б) Был сделана серия символических жестов и высказан ряд пожеланий, означающих признание статуса партнера и накладывающих определенные исторические обязательства: сначала Пиппин, встречая Стефана, взял в руку узду его коня, т. е. оказал по отношению к папе услуги конюшего, которыми по церемониалу византийского двора могли пользоваться только императоры (первый неясный намек на императорское достоинство папы). Стефан же, со своей стороны, на следующий день, возложив на себя вретище и пепел, повергся к ногам Пиппина и во имя заслуг Князя Апостолов молил о спасении от лангобардов. Несомненно нужно принять во внимание, что Пиппин заключает договор в конечном счете не с папой, но с небесным стражем Петром, чья похищенная «собственность» должна была быть возвращена законному владельцу. Таким образом Пиппин берет на себя защиту территориальных прав Петра155 .

Источники не дают сколько-нибудь единой картины. Рядом со старым неожиданно возникает новое, порою несовместимое с ним. Можно реально ощутить, насколько все еще не установилось. Иногда чувствуется, пусть смутно, некое внутреннее противоречие или разлад, иногда неясность и путаница кажутся вполне сознательными.

Но за всем этим в каждом случае несомненно стояло представление о том, что духовно-пророческая власть дает первосвященнику политические полномочия, а значит, политическую власть: церковно-папское начало широко вторгается в непосредственно светскую политическую область. Связь, а иногда и соединение этих двух сфер, характерные для средневековья, уже налицо; эта ситуация принимается обеими сторонами, хотя, как мы видели, бывает отягощена многими неясностями и, что самое главное, не снимает глубоких внутренних конфликтов и противоречий.

в) Действия папы Стефана означали фактический — хотя еще не формальный — разрыв с Византией, т. е. разрыв с древней Римской империей: с этого момента в политическом отношении папство идет своим, все более обособленным от Византии путем. Папа потребовал возвращения себе некоторых областей империи в качестве законного владения; он присвоил Пиппину титул римского патриция, который прежде мог быть пожалован только императором, и тем самым возложил на франкского короля и его потомков функции императорского экзарха Равенны. Действительно, Пиппин дважды (754/756) переходил через Альпы для защиты папы. Области, отнятые им у лангобардов, получил Римский престол (Пиппин приказал возложить ключи от завоеванных им городов на гробницу св. Петра). Папа стал светским правителем; так на основании «дара Пиппина» было создано Церковное государство, включающее в себя Рим (756 г.). В политическом отношении папа находился под защитой франкских королей. Но недалеко уже то время, когда покровительство превратится в политическое господство.

5. Глубоко различные, но поначалу еще нечетко сформулированные взгляды на природу и задачи обеих «верховных» властей и на их отношение друг к другу получают с течением веков все более богатое литературное освещение — сначала в документах (подлинных или поддельных), потом — в теоретических трактатах и, наконец, в брошюрах и полемических произведениях.

Самое важное во всяком сложном процессе развития — это факторы, заложенные в его основании, которые и определяют тенденции будущего развития. Рассмотрим их.

а) Римская Церковь стремилась прежде всего к независимости от притеснений со стороны государства, а значит от римского, т. е. восточноримского императора. Этот мотив отражен в легенде о св. Сильвестре, т. е. откровенно вымышленном рассказе о том, как папа Сильвестр I крестил Константина Великого и тем избавил его от проказы; в благодарность император якобы щедро одарил верховного епископа (упоминается, например, Латеранский дворец).

б) Эта легенда легла в основу поддельного документа, которому суждено было определить судьбу всей будущей истории Запада, точнее — соотношение «sacerdotium» и «imрerium»; речь идет о так называемом «Константиновом даре». К сожалению, время и место его возникновения невозможно достоверно установить. Наряду с тенденция ми, характерными для римского папства, мы находим в нем также черты, позволяющие говорить и о франкском влиянии. В политических и церковно-политических целях эта подделка использовалась только папами: в Х в. лишь изредка, в ХI чаще, и начиная с ХII в. — повсеместно. Уже Оттон I, а потом со всей категоричностью и Оттон III (в одной из грамот 1001 г.) называли этот документ фальшивкой. Но в течение всего дальнейшего средневековья его считали подлинным. В XV в. многие (в том числе Николай Кузанский, § 71) стали доказывать подложность документа.

в) Документ составлен как грамота, данная императором Сильвестру и его преемникам «до скончания века сего». В благодарность за благодеяния (в том числе крещение), оказанные ему Князем Апостолов через посредство Сильвестра, император в согласии со своей знатью и со всем римским народом желает вручить наместнику (викарию) Сына Божия на земле через императорские власть, достоинство и честь всю полноту власти и таким образом возвысить престол святого Петра над своим собственным императорским троном. В церковном отношении папа должен иметь главенство над четырьмя патриархатами = Антиохийским, Александрийским, Константинопольским и Иерусалимским, а также над всеми Церквями по всей земле: в соответствии с этим храм Спасителя, построенный Константином при своем (Латеранском) дворце, объявляется главой всех церквей мира.

Это было конкретизировано следующими дарами: Сильвестр и его преемники получают резиденцию в Латеране; затем они получают знаки императорского достоинства (из которых Сильвестр, однако, желает принять только белый плащ как символ Воскресения Господа); римское духовенство получает звание сенаторов со всеми вытекающими отсюда привилегиями.

Из почтительного трепета перед святым Петром, говорится далее, Константин, подобно стремянному, вел под уздцы папского иноходца.

Константин помимо Латеранского дворца отдает папе во владение город Рим, провинции Италии и весь Запад.

Соответственно «donatio» завершается решением Константина перенести свою резиденцию в Византию, ибо «не подобает земному царю властвовать там, где небесным Царем учреждено было первенство священства и главенство религии христианской».

Этот «Константинов дар» впоследствии был включен в собрание Лжеисидоровых декреталий как важнейший его документ (ср. § 41, II, 3).

6. Само собой разумеется, что мы должны определить свою позицию по отношению ко всем этим многочисленным ложным утверждениям, оказавшим такое сильное воздействие на историю.

а) Фальсификация документов — обычное явление в средние века156. Однако современное понятие подделки документа было незнакомо тем векам, чуждым историческому образу мысли. Часто речь шла о том, чтобы сформулировать подлинное, но не узаконенное право. В других случаях это делалось ради того, чтобы при помощи вымышленных документов укрепить собственные позиции. В поддельных документах Лжеисидорова сборника находит отзвук и то и другое. Главным моментом здесь была ложная датировка задним числом (или же изготовление «древних» документов) с целью придать защищаемым здесь иерократическим идеям характер апостольского или раннехристианского достоинства.

Лжеисидоровы декреталии сыграли впоследствии огромную роль в развитии специфически средневекового полновластия пап. Тот факт, что важнейшие его документы являются подложными, остается серьезным обвинением католичеству. Ведь с исторической точки зрения специфически средневековое полновластие пап фактически установилось не без помощи этих фальсифицированных документов. На этом основании с чисто духовных позиций кажется возможным оспаривать право на реально установившуюся верховную власть пап. Но именно эта современная оценка тех событий в высшей степени неисторична; она не может сохраниться, если будут приняты во внимание все существующие в то время взаимосвязи между политической и духовной властями (для представителей «sacerdotium», равно как и для представителей «regnum» и «imperium»). Кроме того, ядром общей тенденции развития было возвышение религиозно-церковного, точнее папского, начала над светским. Несмотря на всю сложность проблематики, которую мы можем изучать именно в рамках такого комплекса, нельзя оспаривать историческую правомочность этого.

б) Прежде всего: догматически юридический примат не имеет никакого отношения к превратностям исторического развития и не зависит от этих поддельных документов. Библейское основание (в которое входит органически присущая Церкви, по самой ее природе, тенденция развития) не зависит от них. С другой стороны, то, что эти подделки внесли свой вклад в усиление папской идеи, является еще одним историческим свидетельством того, насколько исторический путь Откровения и тип его исторического развития был связан с соответствующей исторической ситуацией. Результат этого развития, т. е. «абсолютная власть пап над земным миром», приведет в высоком и позднем средневековье к тому, что типичное для средних веков слияние церковного и светского начал станет чрезмерным и часто будет наносить серьезный урон именно религиозно-церковному элементу. Но с точки зрения главного результата, каковым является юридический примат, это развитие тоже имеет свою долю в тайне «felix culpa».

 

Второй период

РАННЕЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ

Период главенства имперской власти над папской.

От Карла Великого до Оттона Великого

Первый этап

Расцвет раннесредневековой Церкви в империи Каролингов и ее упадок

Обзор

В 771 г. Карл Великий стал полновластным правителем. Одновременно с покорением королевства лангобардов (774 г.) и возобновлением обещаний папе касательно Пиппинова дара он начинает завоевание областей саксов и их христианизацию (772_804 гг.). В 778 г. поход в Испанию, основание Испанской марки. В781г. Карл утверждает папу во владении Равеннским экзархатом и Пентаполем, но покровительство франков на деле превращается в господство. 782 г. — кровавая расправа в Вердене. 785 г. — крещение Видукинда. 788 г. — низложение баварами Тассила, означающее уничтожение последних остатков местной герцогской власти. 795/796 г. — уничтожение аваров. 800 г. — коронование Карла в Риме. 813г. — Карл делает своего единственного оставшегося в живых сына Людовика своим соправителем и преемником.
Людовик Благочестивый (814_840 гг.). Монастырская реформа (Ахенский собор 816/817 г.) Бенедикта Аньянского († 821 г.). 826 г. — крещение датского короля Гаральда в Майнце; св. Ансгар († 865 г.) сопровождает его в Данию. С 830 г.— борьба сыновей Людовика со своим отцом из-за обещанного, а затем пересмотренного им раздела империи. 833 г. — поражение Людовика на Люгенфельде при Кольмаре; папа и другие иерархи, стоявшие за единство империи, так же как и войско Людовика, переходят на сторону его сыновей. Император низложен, но несмотря на это сражения продолжаются. Набеги норманнов на территорию королевства (с 834 г.).

После смерти Людовика сражения между его сыновьями продолжаются на разных фронтах. 843 г.: Верденский договор, раздел империи на три части. Мерсенский договор 870 г.: центральная область — Лотарингия — поделена между восточной и западной частями Франкского королевства.

Карл Толстый — 876_887 гг., Арнульф Каринтийский — 887_899 гг., Людовик Дитя — 899_911 гг.

Франкские Каролинги: Карл Лысый — 843_877 гг.; его сын и его внуки умирают молодыми (877_885 гг.); им наследует (в Западном королевстве) восточно франкский король Карл Толстый; после его низложения сначала Капетинг Одо, затем снова Каролинг.

Папы: наиболее значительный — Николай I (§ 41).

§ 40. Карл Великий. Универсальная западная империя. Каролингская культура

Карл Великий (768_814) — это завершение и начало. В нем — завершение труда Пиппина и св. Бонифация157; в нем — начало универсальной западной империи и христианского единства Запада, западной civitas christiana и вместе с тем — начало будущей немецкой императорской власти средневековья. Без Карла не было бы объединения германских племен, до того постоянно воевавших между собой, как чужие, а значит — не было бы «Римской империи» (которая позже стала называться Империей «немецкой нации»), и следователь но— не было бы его блестящего императорского правления вместе со всей его церковно-исторической проблематикой. Огромное значение Карла определяется как конкретными достижениями почти во всех сферах жизни, так и мощным воздействием его личности в целом. Все его интересовало и повсюду он давал импульс многим плодотворным начинаниям.

Истинным стержнем личности Карла, определившим его успехи, имевшие такое значение для мировой истории, было его представление об идеальном правителе, соединяющем в единое целое церковное и светское начала. Это привело к очень важному для истории развитию отношений Карла с римским папой, которые вступили в решающую для мировой истории фазу при его коронации в 800 г.

Поэтому мы рассмотрим сначала (I) миссионерские достижения Карла, имеющие непосредственное значение с точки зрения истории Церкви, покорение и христианизацию саксов; затем (II) его дальнейшую церковно-религиозно-общественную деятельность, чтобы, наконец, (III) задаться вопросом о духовных идеалах императора.

I. Обращение саксов

1. К началу военных столкновений Карла с саксами от миссионерской работы англосаксонских миссионеров (Суидберта, Эвальда, Бонифация) и от слишком политизированной во времена Пиппина миссии почти ничего не осталось (если не считать местностей, долго остававшихся франкскими).

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133 


Похожие статьи

Лортц Й - История церкви