Лортц Й - История церкви - страница 53

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133 

310 Их жертвой становились не только еретики, но порою также все жители захваченного города. Из непросвещенного и чрезмерного рвения один папский легат дал поистине страшный ответ на вопрос руководителя экспедиции: «Убивайте всех, Господь сумеет найти своих». В наставлении, написанном св. Бернардом для рыцарей-тамплиеров («Хвала новому отряду борцов»), можно найти множество параллелей такому взгляду.

311 Ср. движение «pauperes Christi» [«бедняков Христовых»] и ранних странствую щих проповедников, § 51; о Бернарде § 50.

312 Вальдес велел двум клирикам перевести для него Священное Писание на провансальский язык.

313 У вальденсов тоже есть свои «совершенные»; они не приносят классических обетов, но отказываются от физического труда ради попечения о душах.

314 Мирское благочестие развивается параллельно духовному пробуждению. Примеры дает нам поэзия XIII в., которая переносит в светскую плоскость некоторые традиционные церковные мотивы; сюда же относятся фигуры основателей-донаторов — вместо святых — на хорах в Наумбургском соборе (§ 60, 4 в); для Франции — вторая часть «Романа о розе», который несмотря на всю аллегоричность содержит очень много посюстороннего и естественного и учит удовлетворению страстей; сюда же относятся и дерзкие пародии на христианские мистерии.

315 О преследованиях иудеев см. § 72.

316 Сюда же нужно добавить постановление об одежде для кающихся еретиков и иудеев: метить их желтыми крестами или заплатами, которые нужно было носить так, чтобы их отовсюду было видно.

317 Для более позднего времени можно говорить о жизни по обету: Франциск, напротив, только однажды упоминает «votum», но постоянно — «обещать» (promittere), а именно: обещать устав.

318 Самобытность св. Франциска не исключает, естественно, того, что целый ряд мотивов, определивших его служение, мы находим у некоторых его современников: ср., например, различные попытки вести «апостольскую жизнь» (особенно требование бедности) и использовать «Евангелие» в качестве устава, § 50, II 7 в.

319 В Германии ко времени появления городской экономики как в жизни, так и в рыцарской культуре преобладают крестьянско-аграрные элементы.

320 Бернард Клервоский избрал «Domina Charitas» [Госпожу Милосердие].

321 Впервые францисканцы приняли мученичество в Марокко. Когда Франциск получил известие об этом, он произнес важные слова, делающие понятным его идеал: «Теперь я действительно могу сказать, что у меня есть пять братьев (= настоящих меньших братьев)».

322 Особую трагедию жизни святого составило следующее: он пережил то, что его братство превратилось в необозримое множество самых разных людей, которых он более не мог знать и пестовать как отец, и среди которых некоторые или даже многие не жили более так, как были должны.

323 Он находит себе с нефранцисканской стороны глубокое обозначение: «Бедняки Распятого».

324 Франциск говорит часто не о «проступках непослушания», но о «жизни без послушания».

325 «Министр» значит «слуга».

326 Часто возобновлявшаяся попытка дать ордену окончательные общие правила.

327 Этот устав близок, соответственно происхождению ордена, к уставу Василия.

328 Он обязан своим возникновением видениям Юлианы Льежской, приориссы одного из монастырей августинок († 1258 г.), и сначала совершался там. В Льеже впервые засвидетельствован также праздник Св. Троицы (начало Х в.). Распространяясь в течение XIII в., в 1334 г. он был предписан всей Церкви.

329 Это так называемое «Leisen» (сокращение от Kyrie eleison [Господи, помилуй]). ВXII в. появляются, например, «Christ ist erstanden» («Христос воскрес») и «Nun bitten wir den heiligen Geist» («Ныне молим мы Святого Духа»).

330 В этот период существуют пасхальные представления (например, развившиеся из вопроса и ответа между ангелом, женщиной и учениками), которые разыгрывались сначала внутри, а позже перед церковью. Затем добавились сцены Страстей и Рождества (поиски приюта).

331 Поэтому народ в своих легендах превращает его в мага; исследование природы в средние века вызывало ужас.

332 Это означает не принятие к сведению прежних систем, но установление их правильности; можно также сказать: сопоставление их с действительностью.

333 «Ты, Который меня, грешника... не имеющего собственных заслуг, единственно Твоим... милосердием... драгоценным Телом и Кровью Сына Твоего... насытил».

334 Колоссальный поворот, осуществленный во временноvм и пространственном развитии готики, обуславливает то, что такие общие суждения полностью правильны только для определенного набора образцов; в остальном они требуют многочисленных градаций. В ряде классических строений мы находим, например, соединение движения и уравновешенного покоя, иногда даже в поздних работах (например, Сен-Куэн в Руане, XIV в.).

335 То, что искусство до начала XIX в. вообще жило только утверждением изначально признаваемой традиции и соответственно этому органично развивалось, является глубинным основанием для самодостаточности, всякий раз заново впечатляющей, его дальнейшего развития, которое несмотря на эту самодостаточность открывало путь всем возможностям нового.

336 От Гуго Капета (987 г.) в королевстве продолжается прямая линия наследования до 1328 г., непрямая — через побочные ветви — до 1848 г. К концу XV в. все крупные пограничные герцогства вошли в состав королевства. В Германии ход развития был противоположным. Здесь в начале стоит сильная центральная власть Оттонов и Салиев; быстрый распад начинается при двойном избрании при Иннокентии II.

337 Фактически с этим можно было бы сопоставить ситуацию при универсально мыслящем Генрихе III. Только: конституционно организованная светская Церковь теперь была близка к тому, чтобы оказаться в зависимости от партикулярной политической власти.

338 И все же Григорий IХ защищал (§ 57) начинания Иоахима.

339 Хотя Оккама и скотизм разделяет глубокая пропасть.

340 Даже если время для осуществления такой великой идеи прошло и Бонифаций ранее обесценил ее в своих так называемых «крестовых походах» против Фридриха III Арагонско-Сицилийского и семейства Колонна, нужно все же учесть, что означала эта универсальная крупномасштабная установка для Запада и для Церкви той эпохи. Трагично, что Бонифаций сам сделал исторически бесплодным то позитивное, что было в его идеях.

341 Ср. его предложение Фридриху III компенсировать отказ от Сицилийского королевства за счет Восточной Римской империи!

342 Колонна были гибеллинами, т. е. проимперски настроенной семьей.

343 Например, Пьер Дюбуа († после 1321 г.) требовал, чтобы Франция стала мировой империей («monarchia mundi»).

344 Доминиканец Жан Квидор, † 1306. Ср. также Оккам и «Defensor pacis» § 65.68.

345 Ср. в этой связи, например, листовки с грубым обращением к папе «Sciat maxima tua fatuitas»: «Известна твоя непомерная глупость» (за два века до Лютера!).

346 В основном она не содержит никаких новых мыслей по сравнению с Бернардом Клервоским, Иннокентием III, Гуго Сен-Викторским, Фомой Аквинским и Эгидием Колонна (с сочинением которого De ecclesiastica potestate она практически дословно совпадает).

347 Точная интерпретация этой формулы может быть дана только при включении учения о logos spermatikos (§ 14), о воле Божией спасти всех, о «viae extraordinariae gratiae» и о совести. Ср. у Августина «Multi intra qui extra videntur» [многие, кто считает себя внутри Церкви, находятся вовне ее].

348 Двойное избрание Адольфа Нассауского в противовес Альбрехту Австрийскому, причем контраст с позицией папы во французском вопросе в высшей степени полезен для оценки этой ситуации.

349 Сколь мало эти и позднейшие чересчур рьяные претензии курии представляют собой чисто церковное учение, и, в особенности, как мало булла «Unam sanctam» является догматически обязательным определением, доказал папа Пий XI, отказавшись от светской власти Церкви. Codex Juris Canonici (1917 г.) уже не содержит этих притязаний, и вместе с тем утверждает, что прежние правовые воззрения, не отраженные в нем, следует считать недействительными. Пий XII также представил эти идеи как обусловленные средневековьем.

350 Ср., например, первый выборный капитул кардиналов при выборах ИннокентияVI.

351 После первых попыток в XIII в. у Иннокентия III, сильнее при Николае III, в особенности при Бонифации VIII, XIV век принес резкое усиление непотизма. Климент V был его большим приверженцем и сделал кардиналами пятерых своих родственников; миллион золотых гульденов, предназначенных для крестового похода, он завещал также своим родственникам. Иоанн XXII и в исключительном масштабе Климент VI запятнаны непотизмом. Последнего папу, имевшего резиденцию в Авиньоне, Григория XI, св. Екатерина также упрекала в непотизме.

352 Начиная с XIII в. папство все крепче удерживает за собой право утверждения. Последней ступенью средневекового развития к недовольству митрополитов (см. уже борьбу Гинкмара Реймсского, § 47) станет третий период Тридентского собора.

353 Во время схизмы (§ 66) и при папах эпохи Ренессанса эти возможности были еще более разработаны в правилах папской канцелярии.

354 Против cumulus выступали соборы уже с конца XI в. Запреты накапливались до конца средневековья: их накопление показывает, насколько глубоко укоренились эти недостатки. Несмотря на все жалобы и несмотря на все реформы, cumulus и после Тридентского собора вплоть до секуляризации продолжал оставаться крупнейшим злом в Церкви.

355 Ср. выше § 53. Критика Вальтера фон дер Фогельвейде была обусловлена его страстной позицией в партийной жизни; но его замечание о Константиновом даре (через него в христианский мир проник яд) имеет параллель у Данте (О Константин, каким злосчастьем миру / Не к истине приход твой был чреват, / А этот дар твой пастырю и клиру! — Перев. М. Лозинского; Ад, 19; о том же острый упрек, «Рай», 11 и 12 песни), у Фрайданка (римская сеть ловит золото, серебро, города, страны), в хрониках (например, в одной французской: папа — ненасытнейший из смертных), в «Evangelium Pasquilli secundum marcas argenti» из Carmina Burana, которые вновь появились ко времени Констанцы и Базеля с другими тяжеловесно-грубыми насмешками над римскими продажами и покупками.

356 Для Франции ср. описанное в связи с эпохой Филиппа IV и с Авиньоном развитие. Английская Церковь законодательным путем с середины XIV в. стала полностью зависимой от короля, связь с Римом ослабла.

357 Уже до этого, в 1281 г. кёльнский каноник Александр Роэсский требовал, чтобы папа считался с новыми национальными требованиями.

358 В своем почти необузданном самосознании он не раз заявлял: «Я хочу очистить Церковь и очищу ее». Он представляет собой также ярчайший пример злоупотребле ния церковными наказаниями (ср. сцену в осажденной Ночере, где он ежедневно из окна крепости при колокольном звоне и горящих свечах объявлял отлучение осаждающему войску).

359 Великим авторитетом в полемической литературе всегда остается Бернард Клервоский со своим De consideratione. Св. Викентий Феррерский упрекает римлян во врожденной тяге ко злу.

360 В особенности у Бенедикта XIII (Петр де Луна), 1394_1417, в его переговорах с Римом; также и у римского папы Григория XII, 1406_1415, который обязал свой выборный капитул прийти к согласию.

361 Надеялись, что это послужит восстановлению единства также и с Греческой Церковью.

362 Этот Иоанн не причисляется к законным папам.

363 Жизненный путь этого значительного человека характерен как для нестабильно сти тогдашнего церковного состояния, так и для позитивных возможностей, которые в нем еще были; он работал сначала для Базельского собора, потом состоял на службе у антипапы Феликса V; с 1442 г. он был в имперской канцелярии и работал на законного папу. Наконец, он как Пий II (1458_1464) стал лучшим из пап Ренессанса.

364 Лютер ссылается на него, «управлявшего в Эрфурте школой при помощи своих книг, благодаря которым я там же стал магистром».

365 Гус выступал, тогда еще с одобрения своего епископа, против суеверного почитания кровавых реликвий или кровавого чуда и паломничества в Вильснак (§ 70).

366 Такую же большую роль сыграло и недоверие к «французскому» папе. Авиньон подготовил и в Англии почву для Реформации.

367 Лолларды существовали до XVI в., когда они внесли свой вклад в быструю победу Реформации.

368 Как широко распространены были в Праге сочинения Уиклифа, видно из того, что позднее архиепископ в борьбе против Гуса приказал сжечь не менее 200 рукописей его произведений.

369 Тогдашний «папа Собора», 1410_1415.

370 Папство не является необходимым; его полномочия зависят от личной святости: «Никто не является светским правителем, никто прелатом, никто епископом, пока он пребывает в смертном грехе» (Уиклиф).

371 Причастие под обоими видами было до XII в. общепринято, но потом постепенно прекратилось.

372 Английские лолларды были, конечно, до определенной степени предшественни ками, но это движение не достигло масштаба, который обеспокоил бы всеобщее западное сознание.

373 У Оккама, тем не менее, не обнаружен тезис, часто повторяемый оккамистами XV в.: «Если человек делает то, что он может, Бог не отказывает в Своей благодати». Его мнение: совершенно неважно, через благодать или через природные силы достигает человек спасения, — в любом случае это совершается исключительно по свободному произволению Бога.

374 Наиболее сильное из его выражений: «Что бы там ни нашли другие, я там потерял Христа».

375 Основную работу дополняет другой комментарий, основанный на аллегоричес ком толковании Священного Писания. «Postilla» означает толкование «тех», т. е. ранее приведенных, слов Библии (post illa verba textus).

376 В соответствии с богатой греческой и латинской традицией, подобное лексикону собрание толкований отдельных библейских слов (ср. так называемые «Катены»), написанное как «комментарий к Библии» Ансельмом Ланским (§ 59).

377 После Библии — самая распространенная книга в мировой литературе.

378 Одновременно — последняя попытка «двойного монастыря», т. е. женского монастыря, который под руководством аббатисы был включен в мужской монастырь.

379 Ведь четки с определенным числом зерен для произнесения по ним молитв «Pater noster» и «Ave Maria» — это еще не Розарий, который все-таки является молитвенным размышлением над тайнами спасения с одновременным произнесением известного количества этих молитв.

ПРИЛОЖЕНИЕ

§ 72. Церковь и синагога

I. Богословские основы

1. Богословски ориентированная история Церкви должна на каждом этапе развития ставить перед собой два вопроса, определяющих ценность ее деятельности: (1) в достаточной ли степени и в духе ли своего миссионерского задания она заботилась о возвещении чистого учения; (2) в какой степени осуществилась христианизация народов (не в последнюю очередь, с точки зрения основного закона любви), среди которых велась миссионерская работа.

К началу Нового времени Церковь уже давно распространилась по всей Европе, в том числе на севере и на востоке. Евангелие было проповедано всем населявшим ее народам. Существовала только христианская ойкумена крещеных. Несмотря на государственно-политическое разнообразие, она была объединена единой верой в Триединого Бога в рамках одной Церкви. На этой вере основывалась вся общественная, в особенности юридическая деятельность. Западная ойкумена имела определенные знания о жизни нехристианских народов; об исламе и его силе в Европе знали даже слишком хорошо. Но за исключением этого знание о язычестве было самым неопределенным. Мировая реальность казалась идентичной христианскому миру, язычество, несмотря ни на что, — практически ничего не значащим. Это уже не было столь же верно, как в раннем и высоком средневековье, но еще в начале Нового времени в сознании европейцев положение дел закономерно представлялось именно таким.

Не изменил ничего в этом сознании тот факт, что внутри западноевропейской христианской общности еще существовала нехристианская часть населения: иудеи. Но именно они побуждают нас поставить эти два основных вопроса.

2. Отношение Церкви к иудеям принципиально отличается от ее отношения ко всем другим нехристианским народам: народ Израиля не был одним из чуждых христианству обществ; напротив, из него, из избранного народа вырос новый народ обетования (§ 5, II).

Но уже во II в. это осознание Церковью своего происхождения из иудаизма почти исчезло. Правда, кое-где еще встречались изображения1, где без полемического напряжения рядом появляются «Церковь из обрезания» и «Церковь язычников»; даже на вершине средневековья, когда стали насколько возможно исключать иудеев из городского общества, в некоторых памятниках духовной культуры (в скульптурных изображениях «синагоги» времен высокой готики2; в отдельных театрализованных действах по Песни песней, см. ниже, с. 506) мы находим отзвук той отдаленной реальности. Но то были исключения. Уже со второго века в подавляющем большинстве случаев в богословской литературе и в живом сознании христиан Церковь и синагога противостоят друг другу как чуждые и даже враждебные3.

3. Это отношение, его эволюция в течение всего средневековья и его значение (до сего дня) не может быть правильно оценено, если не принять во внимание основную богословскую точку зрения: Израиль не узнал ожидаемого Мессию, когда Он пришел, но отверг, и в лице своих старейшин, высшего священства и народа деятельно участвовал в Его казни и ясно признал свою ответственность за это (Мф 27, 25); проповедь апостолов также не смогла приобрести Израиль для Благой вести.

Павел, иудей, так глубоко знавший о призвании своего народа, за которым он признавал ревность о Боге и Его законе, народа, за который он молился (Рим 10, 15), решающим образом сформулировал этот факт тем, что проводил различие между теми израильтянами, которые суть сыны обетования, а тем самым — Нового Завета, и теми, которые были предоставлены своему ожесточению (там же, 9, 7 слл.; 18, 31 сл.; 11, 7 слл., 20; ср. 1 Фесс 2, 15 слл.). Но Бог никогда не отменял Своего обещания Израилю, Своего обетования (Рим 11, 1 сл., 23); напротив, сказано, что в конце, когда язычники будут обращены, «весь Израиль спасется» (там же, 25).

4. Когда во II в. учение Павла стало менее популярно, на первый план выступила идея отвержения. Теперь ключевыми стали слова, сказанные о неверии иудеев (1 Фесс 2, 15 сл.!), и происходит исключение иудеев из сферы миссионерских забот Церкви. Это развитие не вызывает сомнений, хотя оно нисколько не прямолинейно. Тертуллиан, например, еще говорит в своих основных сочинениях о тесной связи между христианством и иудеями; он знает, что окончательное спасение связано с предсказанным сохранением «остатка иудеев» для последних времен. Он в особенности, как прежде Иустин, доказывал истинность христианской Церкви как раз исходя из ветхозаветных пророчеств: старший брат должен служить младшему, т. е. Синагога — Церкви; старший сын Ревекки, иудейский народ, отказался от своего сыновнего права первородства: Ветхий Завет есть собственность христианской Церкви; теперь Церковь — Новый Израиль и Новый Завет, иудейский народ остался в прошлом. Отвергнув Иисуса, Израиль совершил идолослужение, в котором его упрекали пророки. Теперь иудеи пребывают в заблуждении, т. е. в мире лжи и породивших ее бесов.

5. В последующие времена некоторые голоса также напоминали о конечном спасении иудеев. Наиболее убедительно высказываются Августин, а также Иероним, Григорий I, иногда Григорий II, Александр II, Петр Дамиани, Толкования на Песнь Песней, Раймонд Луллий и мыслители конца средневековья (см. ниже, стр. 507). Но даже у Августина эта мысль сочетается с резким осуждением. Златоуст борется с иудейским прозелитизмом с беспощадной остротой, поскольку признание иудеев «кровь Его на нас и на детях наших» как смертный грех оказало влияние на весь народ и следовало за ним как проклятие через все века и страны. Все чаще и чаще иудеев стали приравнивать к язычником и еретикам, погибшим окончательно, а позже (особенно после крестовых походов) — к мусульманам. Иногда еретиков даже предпочитали им.

6. Постоянно вплоть до Нового времени вырабатываются осуждающие оценки в одних и тех же или несколько измененных формулировках: «слепота и ожесточение, в которых они сами виновны»; «неискоренимая perfidia [вероломство]» или «insolentia [нечестие]»; «давнее очерствение сердца ведет их всех в ад» (Петр Достопочтенный); говорится о «сектантской чуме» (Гонорий IV), этот народ «потерян», «ненавидит истину», «сопротивляется Господу», «неверие его как сталь»; «любая попытка проповедовать ему истину напрасна»; «за свои грехи все они заслужили уничтожение» (Ангелом из Люксоя); «на последнем Суде они призовут Христа, но Он не услышит их» (Бруно Вюрцбургский).

II. От античности к высокому средневековью

1. Проблема иудеев и антисемитизм существовали еще в языческой Римской империи. Для римлян иудеи были крайне неприятным, надменным народом, чванящимся своей древней мудростью и чрезмерной набожностью (Гораций). Их предписания касательно пищи осмеивались. В крупном городе Александрии дело дошло до первого известного нам антииудейского погрома.

2. Хотя иудеи были покоренной нацией, их религия (даже после восстания Бар Кохбы, § 7) оставалась одной из religia licita [дозволенных религий]. И именно это стало решающим фактом для всего будущего. Правда на деле в обращении с иудеями постоянно наблюдались случаи, противоречащие законодательству. Но если не считать этих, весьма серьезных, нарушений закона, распространенный повсюду тезис о бесправии иудеев нуждается в значительных уточнениях.

Законодательной основой статуса иудеев было и оставалось римское право, заимствованное средневековьем в различных кодификациях (Феодосия II; Алариха; Юстиниана) у древней империи. Григорий I недвусмысленно постановил, что жизнь иудеев, а соответственно и обращение с ними, должны подлежать римскому праву.

Некоторой защитой в смутах переселения народов стало для иудеев арианство германских завоевателей с его прямолинейным монотеизмом. Положения римского права в пользу иудеев, касающиеся их религиозного, экономического и общественного положения, в средневековье никогда не отменялись никаким повсеместно действующим законодательством. Иудеи как таковые никогда не причислялись к несвободным, т. е. к рабам. Их жизнь была защищена законом, они имели право жить в соответствии со своей религией, иметь собственные синагоги и молитвенные дома; они были свободны в завещательном праве, могли иметь земельные владения.

3. В средневековой Франции они, несмотря на отдельные чрезвычайные законы, почти во всех городах могли неограниченно заниматься торговлей и ремеслом. Имеется множество примеров того, что иудеи беспрепятственно жили среди своих сограждан-христиан и принимали участие в общественной жизни. До Х в. и позже жилища христиан и иудеев в общем не были разделены, хотя обрезанные, если их было много, по понятным причинам часто жили вместе в иудейских кварталах. Они несли военную службу. Они до XII в. занимались в своих усадьбах сельским хозяйством.

То, что свобода иудеев в раннем средневековье не была совершенно ограничена, явствует и из богатой духовной и культурной жизни их общин4.

О положении иудеев в этот период лучше всего говорит их место в системе ленных отношений: они были servi, т. е. вассалы, хотя и самой низшей ступени, поскольку не могли пользоваться в феодальной системе никаким активным влиянием; они имели определенные обязательства, несли определенные повинности; но и господа имели по отношению к ним свои обязанности; иудеи могли по закону претендовать на защиту. Только в XIII в. воспринятое тогда по-новому римское право приравняло «servus» к «рабу» и тем самым сделало иудеев бесправными. Иудеи не раз получали решительную защиту от попыток несправедливо ограничить их свободу. Карл Великий использовал их знание языков, Людовик Благочести вый возражал против упорных юдофобских нападок епископа Агобарда Лионского5 († 840 г.), так же как и его наследник Карл Лысый против давления епископа Амоло, преемника Агобарда. Император принял тогда иудеев под свою защиту (defensio). В дальнейшем императоры продолжали и усиливали эту (экономичес ки выгодную) защиту — Оттоны, Генрих IV, Барбаросса, Фридрих II, пока при Людвиге Баварском «императорские каммеркнехты» не стали (по его мнению) его полной собственностью, всегда находящейся в его распоряжении. Эта защита нередко спасала иудеев от изгнания и принудительного крещения или частично восстанавливала нарушенную по отношении к ним справедливость6.

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133 


Похожие статьи

Лортц Й - История церкви