Лортц Й - История церкви - страница 78

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133 

а) В 1541 г. королю Португалии Жуану III потребовались миссионеры для работы в португальской колонии Гоа на западном побережье Индии. Иезуит Франциск Ксаверий (1506_1552), дворянин из Наварры, один из великих сыновей человечества, положил начало миссионерской работе в Восточной Азии.

Он принадлежал к когорте первых сподвижников св. Игнатия; в Париже он жил в одной комнате с ним и Петром Фабером. Они вместе вели душепопечительную и благотворительную работу там же, в Париже, а затем в Верхней Италии (когда превратности войны помешали им совершить паломничество в Палестину). И вот, начиная с 1542 г., он в качестве папского легата работает сначала в Гоа (в те времена это означало 400 дней морского пути длиной в 20 000 км), затем в Южной Индии, затем на Молуккских островах, наконец, 2 года в Японии (всего 2000 обращенных). Его подвижничество продолжалось всего 10 лет: в 1552 г., не успев начать миссионерскую работу в Китае, он умер в одиночестве на острове Сансян, свидетелями его кончины были двое новообращенных туземцев.

Непостижимая и неудержимая энергия и целеустремленность этого высокоодаренного и святого человека снова и снова подвергалась тяжким испытаниям. Ее поддерживал стихийный порыв духа религиозной церковности, атмосфера святости и высочайшей активности, созданная личностью и системой основателя ордена. Только этим, пожалуй, можно объяснить, как вообще мог Ксаверий осуществить свою миссию, почти не владея иностранными языками. Как в свое время в Верхней Италии, так и на Дальнем Востоке он пользовался обрывками фраз и речевыми оборотами любых известных ему языков; кроме того, он, по-видимому, умел заражать своим энтузиазмом переводчиков. При упоминании имени Франциска Ксаверия мы думаем о таинственном огне, который ниспослал с небес Господь.

Но все же существовала огромная диспропорция между гигантскими расстояниями, которые спешил преодолеть Ксаверий, и краткостью отпущенного ему времени. И она неизбежно влияла на успех дела, точнее, на прочность достигнутых результатов. Ксаверий работал один и не рассчитывал, что ему удастся основать хотя бы совсем небольшую церковную организацию (см. разд. 6). Франциск отдавал себе в этом отчет. Он осознавал себя первопроходцем.

Благочестие Франциска Ксаверия, которому он умел находить красноречивое выражение, показывает, насколько осторожно следует судить об общепринятых ценностях: морализм, мысли о воздаянии, страхе и каре— все это растворяется в пламени христианской любви к ближнему, даже сознательно преодолевается157. Тот факт, что во имя распространения веры он умел пользоваться и светской властью, создает некую напряженность, которую нельзя просто так сбросить со счетов. Но это стало опасностью только при эпигонах, не ощущавших того все расплавляющего жара, который переполнял душу их учителя.

б) Поначалу христианизация Передней Индии шла успешно, и даже была создана церковная организация. Еще до Ксаверия здесь существовало епископство Гоа (о его размерах ходили самые фантастические слухи, ведь оно включало в себя все территории от Мыса Доброй Надежды до Японии), а в 1541 г. была основана семинария для туземных священников. Но в полную силу миссионер ская деятельность этого епископства развернулась после прибытия иезуитов.

в) И в Японии последователи Франциска Ксаверия действовали поначалу весьма успешно: среди обращенных ими были даже члены старых аристократических фамилий. В 1579г. здесь насчитывалось 150 000 христиан, вскоре их стало 200000, а число церквей доходило до 300; в 1585 г. к папе Григорию была отправлена делегация во главе с двумя принцами. Но уже в 1587 г., затем в 1597 и 1612г. по наущению армии и местных бонз начались жестокие преследования новообращенных христиан: их подвергали пыткам (распинали на крестах), а их церкви разрушали. Это нанесло тяжелый урон проповеди Евангелия в Японии. При этом не следует забывать, что и здесь катастрофу приблизило соперничество конфессий и недальновидная политика орденов, враждовавших с голландскими купцами, в чьих руках находилась торговля.

Несмотря на все гонения, число обращенных все еще увеличивалось: в 1625г. их насчитывалось 600 000. Но в 1637 г. после восстания преследуемых христиан пришедшее с Запада учение было окончательно запрещено; одновременно всем европейцам было запрещено ступать на японскую землю (исключение было сделано лишь для нескольких купцов, которые, однако, должны были прежде публично подвергнуть поруганию крест и изображения Божией Матери). И, тем не менее, когда в XIXв. в Японию вернулись миссионеры, они еще обнаружили там семьи, в которых сохранилась христианская традиция.

3. Наиболее значительную роль сыграло миссионерство испанцев и португальцев в Центральной и Южной Америке. На этой территории распространение христианства и создание диоцезов успешно и быстро продвигалось вперед. Здесь шла огромная работа, имевшая всемирное значение, здесь осуществлялось духовное завоевание, результатом которого было, в частности, учреждение к 1610 г. примерно 400 монастырей. Начиная с 1549 г. в Центральной Америке работали доминиканцы. В Бразилии учреждали миссии иезуиты, в Перу— также доминиканцы. В Новой Гренаде (Колумбия) св. Людвиг Бертран обратил 150000 индейцев (1562_1569), а иезуит Сандоваль— 30000 негров. Капуцины и доминиканцы вели миссионерскую работу в Гайане; после завоевания ее голландцами католическая миссия не смогла продолжать свою деятельность.

В Канаде, Флориде и Калифорнии христианизацию осуществили в XVIIв. французские миссионеры. Военные действия англичан в Канаде приостановили начатую в 1611 г. миссионерскую работу, так как здешние индейцы намеренно были втянуты в конфликты между Англией и Францией. После того, как французы завладели Канадой, началась ее христианизация. Иезуиты оплатили ее кровью своих мучеников. В 1674 г. Квебек получил статус самостоятельного епископства. Католицизм утверждался в Канаде даже после английского завоевания. В1774г. в Канаде была введена свобода совести— на 55 лет раньше, чем произошла эмансипация католиков в самой Англии. В Калифорнии страстное стремление жителей к независимости долгое время препятствовало миссионерству; только в 1697 г. смогли начать иезуиты эту работу.

4. Великое дело обращения Америки в христианство было долго отягощено брутальным эгоизмом конкистадоров: они порабощали туземцев, беспощадно эксплуатировали их и принесли с собой много болезней и бед. Изданная уже в 1537 г. булла Павла III представляет воззрения этих христиан-эксплуататоров в очень мрачном свете: она запрещает рабство и достаточно четко формулирует доктрину, согласно которой индейцы, так же как и белые люди, имеют бессмертную душу и способны воспринимать христианское учение и причащаться Святых Таин. Но это предостережение не умерило алчности завоевателей, о чем свидетельствует продолжавшаяся почти 50 лет борьба доминиканца Бартоломео Лас Касаса († 1566г.), а позже защиту негров героически ведет в Картахене иезуит Петр Клавер (1616_1654), причисленный ныне к лику святых.

5. Значительный успех был достигнут в Парагвае; иезуитские миссии генерала Аквавивы († 1615г.) основали там объединения туземцев— «редукции», к которым принадлежали примерно 1500000 местных жителей. Под руководством иезуитов они вели точно распланированную жизнь, строго чередуя работу и отдых. Они признавали верховенство Испании, платя налоги, но в остальном пользовались свободой. Заработанные деньги поступали в общую кассу. Поскольку распорядок дня и образ жизни определялся религией, миссионерская деятельность и культурное воспитание достигли здесь более глубоких результатов. Эти общины— редукции— предотвратили эксплуатацию и просуществовали более 130 лет (1631_1767). Хотя и здесь имели место нестроения (например, финансовые выгоды, которые извлекал из редукций орден), этот масштабный эксперимент заслуживает в целом положительной оценки. Прекращение эксперимента, связанное с преследованием ордена, было недальновидным шагом и послужило во вред делу (§104, II).

6. Уже первые миссии на Востоке (где жили народы, имевшие древнюю культуру) и в Америке (где жили народы, не знавшие цивилизации, но где существовала также древняя культура— инков) столкнулись с серьезными внутренними трудностями, которые не преодолены до наших дней.

а) Христианская культура была принесена язычникам европейски ми завоевателями; нередко христианство навязывалось силой. Когда «христианские» завоеватели вели себя как мучители, угнетатели и истребители, да к тому же оказывались безнравственными людьми, то местные жители замыкались, не подпускали к себе миссионеров и всячески избегали общения. Христианская культура в ходе колонизации многократно совершала греховные деяния (§119).

б) Некогда апостол Павел, дабы обратить афинян, изучил их образ мыслей и овладел искусством их красноречия. Подобно ему, Григорий I и европейские миссионеры раннего средневековья в определен ной степени приспособились к германскому образу мыслей. Во времена высокого и позднего средневековья на западе слишком часто не умели проводить различие между преходящей изменчивой формой и неизменным содержанием проповеди Откровения. Мужи, подобные Раймонду Луллию (§73), духовно подготовленные к сближению с аборигенами, в средние века были большой редкостью.

К началу Нового времени христианство уже прошло долгий путь сложного формирования принципов вероучительства; его сознание целиком и полностью определялось духом и образованием Запада. Но теперь на Дальнем Востоке это западное христианство столкнулось с духовным и душевным складом людей, чья древняя культура и религия с незапамятных времен была отмечена печатью высокой мудрости. Стремясь приобщить эти древние культуры к христианской истине, миссионеры, в первую очередь иезуиты, пытались использовать каждую возможность сближения, более того, максимально приспособиться к образу мыслей, способу выражения и жизни туземцев.

Многие и многие подвижники с радостью посвящали всю жизнь этому служению, готовились принять и принимали мученическую смерть; за прошедшие 400 лет им не раз удавалось достичь блестящих успехов. Но, несмотря на это, грандиозная задача, от решения которой, вероятно, зависит будущее Церкви и мира (Запад-Восток), до сего дня остается нерешенной. Были примеры (и они имеют важнейшее значение!) укоренения христианства на Дальнем Востоке. Но если судить о положении в целом, то следует признать, что семена Слова Божиего нигде не проникли в новую почву настолько глубоко, чтобы дать всходы, заполняющие духовное пространство (§5).

Речь идет о принципиальной проблеме церковной истории— о проблеме умеренной аккомодации.

в) В Индии и Китае эту проблему особым образом пытались решить иезуиты.

Великим знаменосцем открытой, искренней терпимости по отношению к обращенным аборигенам в Китае был иезуит Маттео Риччи (1552_1610). Важно помнить, что он прошел школу миссионерства в Гоа, а затем постоянно работал в Пекине (с 1601 г.). Чтобы добиться успеха, он работал над доказательством единого происхождения европейской и китайской науки, стремясь достичь по возможности максимального человеческого и религиозного сближения с китайским миром и найти точки соприкосновения с ним. Он проявлял необычайную широту религиозных взглядов, понимая, что китайское почитание предков и даже жертвы Конфуцию было бы вполне возможно отделить от первоначального политеистического значения и направить на почитание истинного Бога. Именно это он и пытался продемонстрировать, используя имена китайских божеств для описания Бога христиан.

После смерти Риччи его научное наследие сначала тщательно замалчивалось, а затем даже было использовано для шантажа руководства ордена иезуитов. Уже в 1606 г. генерал ордена запретил рукополагать китайцев. Это решение объяснялось негативными отчетами и результатами работы в Японии, но оно шло вразрез с рекомендациями ранних миссионеров-иезуитов, которые в 1580 г. активно высказывались за формирования туземного клира. Впрочем, попытки сформировать местный клир в Японии в самом деле в ряде случаев потерпели неудачу из-за отсутствия выбора и недостаточного образования кандидатов, а также из-за проблем, связанных с целибатом.

Однако в 1613 г. преемник Риччи в Китае обратился к Святому престолу с просьбой пересмотреть решение по этому делу. Он просил, во-первых, чтобы священникам в Китае было разрешено служить мессу с покрытой головой (поскольку непокрытая голова считается в Китае проявлением непочтительности). Вторая просьба заключалась в том, чтобы разрешить рукополагать китайцев в священный сан с условием, что им будет позволено служить литургию и читать молитвы на «литературном» китайском языке. Обращение имело успех. Прежде всего, благодаря вмешательству Беллармина и личному вмешательству папы Павла V генерал ордена отменил свой запрет на рукоположение китайцев. Одновременно (1615г.) священникам-китайцам было дозволено служить мессу на литературном китайском и читать молитвы на том же языке158.

г) К сожалению, предоставленную папой привилегию не удалось реализовать. Когда документ был доставлен в Китай, там уже начались гонения на христиан. Кроме того, понадобилось еще шестьдесят лет для завершения перевода Священного писания на китайский.

Тем временем расстановка миссионерских сил в Китае значительно ухудшилась из-за соперничества и вражды между доминиканцами, францисканцами, лазаристами и священниками из Парижской миссионерской семинарии. За этим последовали конфликты и трения, аккомодация иезуитов подвергалась несправедливым нападкам. К концу века, первый раз в 1671 г., китайские иезуиты попытались добиться обновления привилегии. Но теперь отношение к ним было отрицательным. Они безрезультатно обращались в Рим не менее пяти раз— в последний раз в 1726 г. Затем в 1742 г. от папы Бенедикта XIV был получен решительный отказ.

д) Тогда же были окончательно запрещены «малабарские обряды». Эти аккомодационные акции проводились на юго-востоке Индии в миссии в Мадавре. Распространению христианства в Индии существен но препятствовало мнение о нем как о религии неприкасаемых. Итальянский иезуит Роберто де Нобили (1577_1656) вписался в местный образ жизни, носил местную одежду, изучил отношения каст и сделал попытку исключить из проповеди Откровения все, что в христианской обрядности и терминологии могло оттолкнуть высшую касту брахманов.

Де Нобили обладал необычайной способностью к усвоению языков, знал многие индийские диалекты и написал на них целый ряд сочинений для обучения новообращенных.

Его метод встретил неодобрительное отношение со стороны его собратьев и миссионеров-капуцинов. Сначала ему чинил всяческие препятствия архиепископ Гоа, затем Рим, и только в 1623 г. правота де Нобили была признана и подтверждена буллой папы Александра VII (§95).

Позже де Нобили, соответственно видоизменив метод, т.е. внешность и манеру поведения, попытался найти доступ в касту неприкасае мых. Он даже предлагал ввести специальную подготовку миссионеров— отдельно для брахманов и для париев.

В начале XVIIIв. «малабарские обряды» подверглись резкой критике миссионерских и политических кругов. В 1704 г. Рим запретил 16 таких обрядов. Хотя иезуиты немедленно опубликовали ряд сочинений в защиту метода, Бенедикт XIV, как мы уже говорили, окончательно осудил его в 1742 г. Этот шаг повлек за собой далеко идущие последствия. Миссионеры были дезориентированы, а поскольку португальцы к тому времени утратили господство в колониях, на территории католических миссий стали энергично проникать протестан ты— голландца и англичане. Роспуск ордена иезуитов означал полную сдачу позиций. Результатом было катастрофическое отступление миссий в XVIIIв.

е) Была еще одна важная причина, из-за которой проповедь благой вести не нашла отзвука в заморских странах— религиозная и нравственная несостоятель ность проникавших туда европейцев. Христиане-европейцы весьма часто оказывались злейшим врагом миссионерства. Уже Франциск Ксаверий пытался вернуть колонизаторов к христианским нормам жизни прежде, чем учреждать миссии для обращения собственно язычников. Но, даже крестившись, местные уроженцы внутренне были далеки от христианства.

6. Несмотря на все трудности и провалы, в колонии устремлялись все новые группы подвижников, чтобы углубить христианизацию и распространить проповедь Откровения на все новые области.

Планомерное учреждение миссий началось лишь в XVIIв. Большую роль сыграло при этом основание Григорием XV (1622г.) собственно папской кардиналь ской конгрегации, в ведении которой, кстати, находились отпавшие области в Европе159.

Основание конгрегации свидетельствует о том, что Церковь осознала всемирное значение своего миссионерского долга. Самосознание Церкви укрепляют не только успехи, но и выполнение миссии, возложенной на нее Богом. Победа будет одержана, но только в конце времен. А до тех пор Церковь должна смиренно выполнять веление свыше; и до тех пор миссионерская работа должна подчиняться христианскому закону, о котором столь часто напоминает нам история Церкви: семя должно сначала умереть (Ин 12, 24). История миссионерства служит доказательством тому, что в конечном счете проповедь Откровения в заморских странах направлялась духом смиренного послушания. Мы видим, что миссионерское движение в Америке, так же как и на Дальнем Востоке, имело множество недостатков: на Востоке— т.е. при столкновении с древними культурами— оно почти не дало стойких результатов; в Америке всяческими способами навязанное христианство оказалось поверхностным слоем, нанесенным на старое язычество. Но, несмотря на это, приложенные огромные усилия и их скромные результаты позволяют воздать хвалу христианской вере и формирующей силе Церкви. Животворящая сила Евангелия проявилась в истории миссионерства. (О кардинальном изменении ситуации в XIX и XXвв. см. §119.)

V

Третий этап

СТОЛЕТИЕ ГАЛЛИКАНСКОЙ ЦЕРКВИ

См. в целом 17 в.

Расцвет и упадок

§95. Обзор

I. Папство

1. Для историка Церкви, который сознательно ставит богословские вопросы, весьма важно не упустить из виду политические и церковно-политические рамки XVIIв. Между силами, заявившими о себе в XVIIв., и столетием святых (во Франции) существует известная позитивная преемственность. Но еще важнее рассмотреть конфликты, затормозившие положительное развитие. В большой степени они коренятся в самой Франции; с другой стороны, сыграли роль запутанные и противоречивые соглашения, заключенные во время Тридцатилетней войны и войны за испанское наследство (1701_1714). Только знание реальных политичес ких условий, реальной политической подоплеки позволит компетентно оценить как силу нового порыва к святости, так и его ограниченность.

2. После смерти Сикста V (1590г.) церковно-политическая ситуация определялась противостоянием Испании и Франции; оно существенно влияло на состав кардинальской коллегии и тем самым на решения конклавов. Вообще государственная церковность во Франции и Испании стала важнейшей внутрицерковной проблемой в течение многих понтификатов XVIIв.

3. Период огромного напряжения контрреформаторской борьбы примерно в середине сменился некоторым ослаблением куриальной активности. По времени это ослабление совпадает со стремительным расцветом культуры барокко к северу от Альп— после окончания Тридцатилетней войны. Уже в конце XVIв. (Климент VIII, 1592_1605) снова наблюдается усиление непотизма, хотя в большинстве случаев он и не имеет политического характера. Только на исходе XVIIв. папе Иннокентию XII (1690_1700) удается решительно покончить с этим пороком. Следующее столетие было свидетелем того, как авторитет и престиж папства продолжали падать и даже явно достигли низшей точки.

4. В начале этой эпохи были пущены в оборот так называемые пророчества св. Малахии— фальсификация, состоящая из 111 коротких высказываний, в которых давались характеристики папам начиная с XIIв. и до конца света160. Пророчества составлены в столь общем виде, что кое-что в них всегда можно связать с действительностью, даже если они с ней не совпадают.

5. Под влиянием доктрины реформаторов и борьбы вокруг нее проблема соотношения благодати и свободной воли глубоко проникла в сознание Запада и привлекла к себе почти всеобщий религиозный и богословский интерес. До тех пор пока этот вопрос не всплыл на Тридентском соборе и пока Собор не справился с этой проблематикой, она порождала многочисленные внутрикатолические конфликты, наложившие заметный отпечаток на жизнь Церкви в XVIIв. Важные решения пап прояснили ситуацию.

6. а) Эти десятилетия снова и снова напоминают о том, какой глубокой была рана, нанесенная Церкви расколом, и как труден был путь к исцелению. Снова и снова приверженный к роскоши дух Ренессанса, непотизм и вмешательство в политику не позволяют курии совершить тот решительный шаг, который сделал бы ее образцом религиозной жизни. Климент VII (Альдобрандини, 1592_1605) с его великолепным двором и щедротами, которыми он осыпал своих племянников, являет собой предостерегающий пример слабостей курии, хотя как папа он лично жил благочестиво и в церковно-политическом смысле сделал многое для того, чтобы установить мир в Церкви. Церковная гегемония Испании вынудила его пойти на сближение с Францией. Признание законности прав и отпущение грехов, которое он дал перешедшему в католичество Генриху IV (1595г.), создали предпосылку для внутренней консолидации Франции, иными словами, обеспечили некоторую независимость курии от обеих католических держав (она сохранялась благодаря влиянию папы вплоть до заключения мира и по-новому сформировала религиозно-католическую жизнь Франции, §96).

Внутрикатолические разногласия по вопросу о роли благодати по отношению к человеческой природе стали в то время настолько напряженными, что для сохранения церковного мира была создана специальная конгрегация.

б) При Клименте XVII в Риме происходил начатый инквизицией процесс против бывшего доминиканца Джордано Бруно, который закончился его сожжением.

Поскольку он отрицал основные догматы христианского учения (например, воплощение Бога) и распространял свои взгляды по всей Европе, формально-юридическая правомочность приговора и сожжения в соответствии с тогдашними теоретическими взглядами не может быть поставлена под сомнение. Историческое значение этого человека— не в его личной судьбе. Но фигура этого выдающегося мыслителя показательна как пример той духовной дерзновенности, которая уже в конце XVIв. благодаря неоплатонизму поставила под угрозу средневековую аристотелевскую картину мира. Многозначные элементы, которые в ренессансной философии Пико делла Мирандолы и Николая Кузанского корректно вписывались в христианскую доктрину, теперь, развиваясь в отрыве от нее, обнаружили свою взрывчатую силу. Бруно приходит к пантеистическому (не только пантеизирующему) истолкованию мира, в котором не остается места для Бога как личности; одновременно он высказывает сильные сомнения в познавательных способностях человека.

7. Павел V (Боргезе, 1606_1621), как и его предшественник, придерживался анахронистичных средневековых взглядов и претендовал на наивысшие почести. Особенно примечателен его конфликт с государственной Церковью Венеции. В этом конфликте советником венецианской Церкви выступал многоопытный монах-сервит Паоло Сарпи, который вряд ли заслуживал имени католика; дело дошло до последнего (безуспешного) отлучения целой области. Павел V проявлял сильный непотизм; он признал капуцинов самостоятельным орденом и способствовал его продвижению (§98).

8. При Григории XV (Людовизи, 1621_1623) обнаруживается, что непотизм может иметь и положительные стороны. Папа осыпает своих племянников всевозможными материальными благами. Однако в качестве его представителей в правительстве они проявляют недюжинные способности.

Продолжая дело Григория XIII и Климента VIII, этот папа учреждает весьма сильную и влиятельную конгрегацию вероучительства— Congregatio de propaganda fidei и фактически становится единствен ным епископом всех миссионерских Церквей. Это объединение всех миссионерских сил в одних руках создавало широкое поле деятельно сти. Но, разумеется, возникала опасность, что при такой централиза ции руководство не сможет учесть всего своеобразия далеких культурных ареалов и справиться с церковным самовластием тех или иных епископов.

На тогдашнем этапе Тридцатилетней войны курия оказывала энергичную финансовую и политическую поддержку католическим державам (например, Баварии, конфликтовавшей с Пфальцем). Как раз в то время— после завоевания Гейдельберга— Максимилиан Баварский передал в дар Ватикану Bibliotheca Palatina (с рукописью Манессе).

9. Урбан VIII (Барберини, 1623_1644) продолжает совершенствовать организацию миссий в странах и на территориях, заселенных язычниками. Его чрезмерный непотизм приводит к тому, что власть в Ватикане (где он приказывает возвести множество бесполезных укреплений) оказывается в руках его семьи. До восшествия на папский престол он был нунцием в Париже и с тех пор продолжал ориентироваться на Францию; во время конфликта между протестантами (Густав Адольф) и католиками в Германии он стремится сохранить независимость Ватикана от Габсбургов.— При нем курия начала открытую борьбу с янсенизмом (§98).— В 1633г. были объявлены еретическими тезисы Галилея (запрет на их публичное изложение был снят только в 1822г.).— по поручению Урбана Бернини создает знаменитый «табернакулум» в соборе св. Петра.

10. Иннокентий X (Памфили, 1644_1655) полагает конец всесилию семейства Барберини (ср. §96, I), однако сам слишком уж усердно отстаивает интересы своего семейства. Он протестовал против условий Вестфальского мира, ограничивавших права Церкви, и пытался проводить политику балансирования между Испанией и Францией. Он поддерживал Венецию и Польшу против турок, однако не оказал поддержки императору Фердинанду III, в частности из-за финансовых затруднений.

11. Александр VII (Киджи, 1655_1667). Умеренный непотизм. В 1659 г. подтверждает осуждение янсенизма (точнее, пяти тезисов, которые он извлекает из трактата Янсения «Августин» и в которых, по его мнению, заключен весь «истинный» смысл янсенизма, §98). Выступает за аккомодацию при миссионерской работе (полагает, что туземцев можно посвящать в священнический сан, если они хотя бы немного понимают формулы таинств).— При нем Бернини придает окончательный вид площади перед собором св. Петра.

12. Климент IX (Роспильози, 1667_1669). Никакого непотизма. Тяжелые осложнения в отношениях с Францией из-за притязаний Людовика XIV на соседние с Испанией земли (разд. II). Обострение турецкой опасности. Попытки достигнуть примирения в споре с янсенистами.

13. Климент X (Альтьери, 1670_1676) избран в возрасте 80 лет. Непомерное обогащение племянников, один из которых забирает в свои руки бразды правления. Поддержка польского короля Яна Собеского против турок.

14. Иннокентий XI (Одескальки, 1676_1689); глубокое благочестие и чистота помыслов. Никакого непотизма. Принимает на себя главный удар в конфликте из-за церковного налога (начиная с 1676г.) и в борьбе с галликанизмом при Людовике XIV (§102): французская сторона перетолковывает положение о церковном налоге, распространяя его на все диоцезы и архидиоцезы. В 1682г.: Генеральная ассамблея французского клира (Assamblйe gйnйrale du clergй du France) с четырьмя галликанскими статьями Боссюэ. Борьба папы за свободу Церкви против «свобод галликанской Церкви». Папа добивается заключения союза между императором Леопольдом и Яном Собеским, и в 1683г. это спасает Вену от захвата турками.— Ватиканская реформа налогообложения.— Осуждение слишком широкого и свободного подхода к миссионерской работе иезуитами-моралистами. В 1685 г. осуждение Молиноса (см. §99, 2).— Причислен к лику святых в 1956г.

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133 


Похожие статьи

Лортц Й - История церкви