Лортц Й - История церкви - страница 87

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133 

Среди многочисленных диссидентов и нонконформистов в Англии XVIIв. выдающееся положение занимает Джордж Фокс († 1691 г.), основатель секты квакеров. Он перенял у пуритан традицию этического ригоризма, но отклонял и отрицал все доктринальные предписания, литургии и т. д., а также опровергал учение о предопределении.

5. О развитии Русской Православной Церкви в этот период см. §122.

6. Попытки объединения Церквей. Хотя XVII в. является эпохой конфессиональной исключительности и полемики, но как раз этот же век (в противоположность двум последующим) характеризуется интенсивными попытками повторного объединения Церквей. Опыт конфессиональной раздробленности на Западе и ее чуть ли не катастрофические последствия (Тридцатилетняя война!) вынудил многих значительных людей во всех конфессиях искать возможности церковного воссоединения. Мы уже писали выше о лютеранине Каликсте и кальвинисте Арминии, которые, пусть по-разному, работали в этом направлении. Следует также упомянуть, например, реформаторов Исаака Казобона (†1614 г., действовал в Женеве, Париже, Лондоне) и Гуго Гроция, Спалатского архиепископа Марко Антонио де Доминиса (некоторое время находился в Англии, позже вернулся в лоно католической церкви, † 1624 г.), шотландца Джона Дьюри († 1680 г.); в конце века в том же направлении предпринимали усилия Лейбниц († 1716 г.), Герхард Молан (ученик Каликста; евангелический аббат Локкума, | 1722 г.) и Христофор Poxac-и-Спинола (под конец жизни он был епископом Винер-Нойштадта, † 1695 г.).

В 1645 г. король Владислав IV организовал Торуньскую беседу о религии, чтобы восстановить единство веры в Польше, однако по политическим причинам этот симпозиум не привел ни к каким результатам.

Вслед за католическим миротворцем Георгом Кассандером († 1566 г., Кёльн), большинство богословов-унионистов пытались найти обоснование для воссоединения в обращении к древней Церкви (например, consensus quinquesaecularis Каликста). Однако все попытки воссоединения остались безрезультатными, частично из-за неблагоприятного времени и ужесточения конфессиональных позиций, частично из-за недостаточной богословской базы, которая не удовлетворяла условиям исторической действительности. Самой значительной попыткой воссоединения была попытка Лейбница. Лейбниц требовал отменить решения Тридентского собора, касающиеся протестантов, чего никак не могла допустить католическая Церковь, от имени которой выступал Боссюэ.

 

 

Второй период Нового времени

ЭПОХА, ВРАЖДЕБНАЯ ОТКРОВЕНИЮ
(от Просвещения до наших дней)

Первый этап

XVIII век: Просвещение

Общий обзор

I. Политический и церковно-политический

1. Распад империи близок к завершению. Носителями германских исторических традиций является огромное число средних и мелких территорий-государств. Их было так много, что позже, после постановления имперской депутации 1803г., с политической карты Германии исчезло 112 мелких государств.

Важную роль все еще продолжает играть Австрия. И хотя благодаря победам принца Евгения над турками (между 1697_1721) Австрии удалось упрочить свое положение поборницы христианской религии на Востоке, в борьбе за европейское влияние она все более и более уступает свои позиции Франции и Англии, а позже— и Пруссии. Строгая приверженность Габсбургов католицизму поначалу препятствует проникновению идей Просвещения на территорию Австрии. Хотя некоторые из них все же нашли свое отражение в реформах императрицы Марии Терезии (1740_1780),— но лишь ее сын Иосиф II делает реальные шаги навстречу Просвещению. Во всяком случае, даже после его смерти остается в силе эдикт о терпимости по отношению к протестантам и евреям.

В Пруссии Гогенцоллерны с помощью договора с императором Леопольдом I добились признания своего суверенитета и получили право на титул короля (курфюрст бранденбургский Фридрих III, 1699_1713, после коронации в 1701г. стал носить титул короля Пруссии Фридриха I). За возведение курфюрста бранденбур гского в королевский сан особенно ратовали иезуиты и эрмландский епископ Залуски. Но папская курия, находившаяся в то время в конфликте с Пруссией из-за проведенной в 1525г. секуляризации духовных княжеств, признала Прусское королевство лишь в 1787г.

Фридрих Вильгельм I (1713_1740), руководствуясь в своей политике принципами экономии, строгости и обязательного выполнения долга, заложил основу величия Пруссии. Он принял на своей земле зальцбургских протестантов, изгнанных архиепископом Фирмианом (последний случай применения принципа «cuius regio eius religio»). Сын Фридриха Вильгельма I, Фридрих II (1740_1786), после унаследования им Силезии не стал посягать на права приверженцев католической веры, напротив, для верующих-католиков в Берлине была возведена церковь Св. Хедвиги.

2. Во Франции во время правлении Людовика XV (1715_1774) устанавливают ся тесные связи между высшим духовенством и королевской властью. Но по сути своей этот союз не имел ничего общего с интересами Церкви. Проблемы, с которыми ей приходилось сталкиваться, не только не решались, но часто просто не принимались во внимание. Превыше всего ставились интересы государственные, как это было и при Ришелье (главная задача— укрепление абсолютной монархии). Именно с этого времени во Франции складываются благоприятные условия для распространения просветительских идей. Уже в 1764г. во Франции был распущен орден иезуитов. Людовик XVI (1774_1792), пользовавшийся всеобщим уважением и бывший человеком глубоко благочестивым, не мог дольше противиться радикальным переменам, происходившим в стране. Французская революция (§106) подвела окончательный итог: отказ короля утвердить закон о духовенстве (Constitution civile du clergev) означал конец французской монархии.

3. В Англии с 1714г. на троне— ганноверская династия, пришедшая к власти благодаря своему протестантскому вероисповеданию. Одновременно с ростом политического влияния Англии, мирового признания добивается и английская философия (деизм) (§102).Также большое значение имели выступления методиста Джона Уэсли (1703_1791) (о методизме см. §120, III).

4. В XVII_XVIIIвв. влияние методистов, наряду с другими сектами, распростра няется и на североамериканские колонии. В Декларации о независимости, принятой 4 июля 1776г. в период войны за независимость в Северной Америке, провозгла шались свобода и равенство всех людей и признавались равные права различных конфессий и деноминаций по образцу Билля о правах, утвержденного в Вирджинии тремя неделями раньше. В первой поправке к конституции США (1791г.) оговаривалось принципиальное положение об отделении Церкви от государства.

5. В Испании с 1713г. правит королевская династия Бурбонов, что на протяжении всего столетия способствует укреплению союза Испании с Францией. Сильное влияние просветительских идей в стране привело к роспуску ордена иезуитов уже в 1767г.

6. Португалия, поддерживавшая тесные связи с Англией, добивается, в основном усилиями министра Помбаля (1756_1777), значительных внешнеполитичес ких успехов. Проводимая министром политика реформ, направленных на пропаганду идей Просвещения, послужила причиной для организации заговора, в результате которого в 1758г. было совершено покушение на короля Генриха IV. После раскрытия заговора Помбаль направил все свои усилия на борьбу против Церкви, папы римского, но в первую очередь против иезуитов, считавшихся непосредственными организаторами заговора. В 1759г. деятельность Общества Иисуса была запрещена после того, как в испанском Парагвае, перешедшем в 1750г. во владение Португалии, были ликвидированы миссионерские поселения иезуитов. (Формальным поводом для их изгнания из страны послужило восстание индейцев против португальцев в 1758г.) В том же 1759г. из Португалии был выслан папский нунций.

7. Все более значимую роль в европейской политике играет Россия. Во времена правления Елизаветы I (1741_1762) и Екатерины II (1762_1796) в страну начинают проникать западноевропейские общественные идеи и в первую очередь идеи Просвещения. Частично захватив территории некоторых балканских государств, до этого принадлежавших Турции (1768_1774, 1787_1792), Россия стяжала себе славу главной опоры и защиты православной Церкви.

8. В Польше, отчасти под давлением иезуитов на правительство, усиливается дискриминация по отношению к некатоликам (в 1666г. из состава сената был выведен последний сенатор-протестант; в сейме протестанты были представлены до 1768г.). В 1724г. произошло событие, получившее название «Торуньского кровавого суда»: польское правительство распорядилось казнить 14 протестан тов— участников антииезуитских выступлений. В результате Пруссия и Англия выразили свой дипломатический протест. Договор, заключенный в 1768г. между Россией, Пруссией, Данией и Швецией, с одной стороны, и Польшей— с другой, восстановил польских протестантов в их правах. В последние три десятилетия XVIIIв. Польша, будучи разделена (в 1772, 1793, 1795 годах) между Пруссией, Австрией и Россией, исчезла с политической карты Европы как суверенное государство.

9. В XVIIIв. Швеция утратила все преимущества, полученные ею в ходе Тридцатилетней войны. Главной причиной тому была неудачная политика Карла XII (1697_1718), уступившего России в борьбе за балтийские государства. Влияние идей Просвещения в Швеции было заметно лишь в слабой степени, хотя в области естественных наук можно было выделить некоторых прогрессивных ученых (Линней, Цельсий).

10. В 1740г. Турция признает Францию в качестве защитницы христиан на Востоке. В 1774г. в подвластных Турции княжествах Молдавия и Валахия была провозглашена свобода вероисповедания.

II. Богословско-исторический

Хотя Франция и в XVIIIв. остается ведущей европейской страной с точки зрения исторического развития Церкви, но, к сожалению, уже совсем в ином отношении. Признаки богословско-церковного кризиса, связанного с последними выступлениями янсенистов, на протяжении XVIII столетия постепенно становятся все более явными (основной причиной стала деятельность янсенистско-галликанского парижского парламента). Негативные последствия этого были в значительной мере усилены в корне изменившейся духовной атмосферой эпохи. Вслед за противостоянием между отдельными христианскими конфессиями наступает время борьбы против христианской идеи в целом, а затем— против религии как таковой. Это дает нам право говорить об антирелигиозном периоде Нового времени. Внутри этого периода, в свою очередь, следует различать два временных отрезка, разделенных событиями Великой французской революции. Отрезок первый, XVIIIв., включает в себя эпоху Просвещения с ее неприятием высшего Откровения и борьбой против Церкви Христовой. Борьба велась и против протестантской Церкви, но лишь до тех пор, пока протестантизм полностью не проникся новыми духовными веяниями. По сравнению с этим, второй отрезок— XIXвек— представляет собой явление всеобщего безверия более широкого плана. Но если в XVIIIв. отчаянные попытки возродить Церковь в ее былом состоянии, особенно в вопросах богословия и богослужения, привели лишь к новым антицерковным нападкам и выступлениям, то в XIXв. они принесли заметно больший успех. В XVIIIв. дух французского Просвещения захватил территории крупнейших европейских государств, тем самым намного расширив фронт наступления на Церковь вообще и на Рим в частности. Даже процесс возрождения Церкви в XIXв. во многом отвечал этому духу. Своего апогея он достиг после того, как Рим вынужден был признать, что человечество стоит на пороге новой универсальной эпохи в истории Церкви. В этой эпохе мы сегодня и живем (§73 и 108).

Первая глава

Возникновение и сущность нового мировоззрения

§102. Причины возникновения

1. Сразу отметим, что к концу эпохи барокко силы Церкви в Европе были на грани истощения, а христианское мировоззрение пришло в полнейший упадок, что в конечном счете привело к угнетающему бездействию конфликтующих сторон. Противостояние различных конфессий потребовало от них слишком больших усилий. Богословы в своих спорах пожертвовали еще недавно общими интересами ради самого спора. В результате этого набирает силы безликий рационализм, исчезает всяческое понятие о принципиальной позиции, на первый план выдвигаются темы второстепенные, обсуждаемые в самых различных, порой даже отталкивающих полемических формах. Религиозные споры все дальше и дальше уводили в сторону от самой религии.

Разумеется, в некоторых областях Контрреформация укоренилась довольно прочно. Но, с другой стороны, там, где для ее внедрения применялись жесткие государственно-политические меры, возникала опасность слишком поверхностного и бездумного «обращения». Порой иезуиты, используя государственные властные методы, слишком рьяно брались за выполнение своей задачи, придавая процессу «католизации» некоторый оттенок принуждения. В своей воспитательной политике они совершенно не учитывали существовавших в то время в Европе духовных настроений, часто отказывали верующим католикам в свободе духа и не поддерживали во вверенной им пастве сознание ее собственной духовной ценности.

2. Учитывая все вышесказанное, особое внимание следует уделить описанию и оценке системы образования в католических университе тах и, в первую очередь, сущности преподавания богословских дисциплин. Надо признать, что в то время были и позитивные начинания в сфере образования. Так, стоит отметить значительные достижения мавристов и монахов некоторых других орденов в области исторического богословия, дисциплины, столь важной для развития богословия как науки в целом. В некоторых университетах должное внимание уделялось изучению Священного Писания. Но эти явления были лишь редким исключением. В целом же надо признать, что некогда высокодуховные сферы схоластики постепенно превращались в прямолинейный и бесплодный схоластицизм. Уровень обучения в большинстве католических университетов ни в коей мере не соответство вал возросшим духовным потребностям общества. Отрицательную роль сыграла абсолютная монополия иезуитов в области образования. Полностью отсутствовала плодотворная конкуренция, а когда же элементы ее стали навязываться Обществу Иисуса в XVIIIв., то было отчасти уже слишком поздно, а отчасти сами иезуиты довольно неохотно откликнулись на нововведение.

И хотя духовные семинарии при университетах подготавливали безупречный с точки зрения Церкви клир, но нередко как раз им и недоставало научной глубины преподавания.

Точно так же оставлял желать лучшего и уровень преподавания в начальной сельской школе. Несмотря на все попытки как-то изменить существующее положение дел, в основном все оставалось по-прежнему. Некоторые суеверные представления (например, вера в существование колдовских сил) становились на пути обращения мыслящей личности к Церкви. Почитание святых часто принимало откровенно вульгарные формы и постепенно превращалось (если к тому времени уже окончательно не превратилось) в языческое опошление самого этого понятия.

С кафедр произносились довольно спорные проповеди, в которых было слишком мало духовного содержания и которые часто превращались в арену для выяснения отношений.

Можно с уверенностью утверждать, что в это время начинает расти чувство неудовлетворенности. В первую очередь чувствовали себя обманутыми люди наиболее образованные и прогрессивные.

Следует также признать, что, к сожалению, дурная слава некоторых монастырей чаще всего соответствовала действительности. Во многих из них совершение молитв и обрядов таинств противоречили канону.

3. Картина духовного состояния эпохи останется неполной, если не принять во внимание наличие в Европе, наряду с вышеуказанными явлениями, духовных настроений совершенно иного характера. Возникновение новых духовных веяний было не столько простой реакцией на моральный упадок, охвативший всю Европу, сколько рождением новой могущественной силы. Рождалось новое мировоззрение, чья сущность была выражена в самом его названии— Просвещение.

В основе нового течения лежали антицерковные тенденции, а главным его принципом была провозглашена «свобода». Но для более точного определения сущности Просвещения и его роли в историческом развитии Церкви следует отметить, что порой это стремление к обновлению принимало вполне легитимные с точки зрения самой Церкви формы.

Желание Просвещения избежать всяческих контактов с Церковью на почве ее интересов имело под собой веские основания и могло привести к очень серьезным, если не разрушительным последствиям. Но в то же время, в сложившейся ситуации любая реформаторская деятельность имела полное право на некоторое отступление от правил. К примеру, просветительская деятельность государства порой ни в чем не противоречила интересам Церкви, будь то проведение реформ в образовании или борьба с недостатками в семинариях и монастырях.

В общем же следует обратить внимание на то, что в XVIIIв. было весьма много глубоко верующих и преданных Церкви ученых, священников и проповедников, и было бы полной несправедливостью отождествлять явление антисупранатурализма с сущностью идей Просвещения в целом. Наиболее прозорливые епископы уже тогда увидели для себя возможность участия в просветительской деятельности, убедившись, что она имеет под собой вполне гуманные основы и сможет оказать положительное влияние на развитие Церкви. Некоторые из них, к примеру, выступали за методические и содержательные изменения в преподавании богословских наук и в проведении церковных служб, и могли с полным основанием ожидать от этого повышения общественной нравственности.

4. В любом случае очевидно, что не эти явления были положены в основу «нового духа». В большей степени в его зарождении играли роль поверхностный рационализм и переоценка значения природы. Все это неминуемо вело к возникновению принципиального конфликта между Просвещением и истинами Откровения. И ничто не могло изменить хода событий— любые попытки, даже самые отчаянные, оставались тщетными. Не помогали и снисходительные насмешки некоторых богословов (в том числе и Маттиаса Клавдия, утверждавшего, что «разум— это всего лишь модный товар»).

Как уже было сказано, идеалом Просвещения, собственно его богом, была природа. Истина выявлялась лишь с помощью самодостаточного, независимого (автономного) разума: отсюда и появление таких понятий как естественная религия, естественное право и естественное государство. Изначально подвергалось сомнению все сверхъестественное и божественное. Считалось, что если Бог и существует, то Он, конечно же, никак не влияет на развитие природы, на естественный ход событий. Все в природе вершится по раз и навсегда установленным законам, все можно измерить и просчитать, в жизни абсолютно нет места явлениям исключительным.

Односторонняя, в сущности очень наивная и, на первый взгляд, прочно утвердившаяся переоценка значения разума и знания находит свое высшее выражение в «религии» разума времен Французской революции (§106). Под ее воздействием христианская вера в наступление «будущего века» постепенно трансформируется в нехристианскую, секуляризированную, иначе говоря, посюстороннюю веру в прогресс. Эта вера наделяет человеческий разум способностью, познав и изучив законы природы, противостоять несправедливости и страданиям, царящим в мире. Доведенная до абсурда ужасами двух мировых войн (1914_1918, 1939_1945), «религия прогресса» переживает в настоящее время свое псевдорелигиозное воскрешение в лице зародившейся еще в XIXв. и достигшей в веке XX своего расцвета идеи коммунизма, провозглашающей бесклассовое и справедливое общество и «веру» в возможность бесконечного повышения уровня человеческого благополучия (§125).

5. Описанная нами картина окажется неполной, если не учитывать того, что в основу культурно-философской системы XVIIIв. в общем и целом легли идеалы христианства. У таких мыслителей как Руссо, Лессинг и даже Вольтер вера в единого Бога не подвергается сомнению, хотя время от времени полная внутренних противоречий философская концепция некоторых из них (к примеру у Ж.Ж.Руссо), отмеченная, по крайней мере в отдельных вопросах, элементами пантеизма, вступает в конфликт с христианским учением.

Просвещение в такой интерпретации является следствием исключительного индивидуализма (как в философии, так и в религии протестантизма) и связанного с ним понимания хода исторического развития. Корни этого направления, получившего название антисупра натурализма (Troeltsch), уходят далеко в прошлое, к философии номинализма с его тенденцией ослабления гармонических отношений между верой и разумом и утверждением, что универсалии существуют не в действительности, а только в мышлении. Непосредственных же причин зарождения нового мировоззрения было несколько: во-первых, религия протестантизма, впоследствии подвергшаяся догматическому смягчению, во-вторых, идеи гуманистов и, наконец, в-третьих, философия индивидуализма, настроенная критически по отношению к традиции и основывающаяся на принципах нового естествен нонаучного мышления и его открытиях.

Конечно же, нас не может удовлетворить столь поверхностное перечисление, и необходимо дополнить общую картину, показав, каким разнообразием промежуточных форм было представлено рассматри ваемое нами явление.

I. Протестантизм

1. Вплоть до эпохи Реформации гарантом процветания христианской религии в Европе было ее единство: существовала единая вера (раскол 1054г. не повлиял на саму сущность веры, да и сознание того, что единство потеряно, было не столь ощутимым). Крушение этого единства с возникновением различных конфессий и деноминаций, непременно пытавшихся отстоять свою связь с основами христианства, и было одной из основных, если не самой главной причиной грядущего безверья.

Отсылая читателя к высказыванию Лёвениха, приведенному в § 84, II, 3, по сути его смею сделать лишь два замечания: 1) мы наблюдаем за той стадией развития событий, когда в полной мере проявляется безысходный трагизм эпохи Реформации. Не может быть двух более непримиримых вещей, чем основываю щаяся единственно на вере в Спасителя идея Реформации и деизм Просвещения. 2) После всего сказанного нами о протестантизме, то, о чем далее пойдет речь, ни в коей мере не следует воспринимать в качестве пристрастного суждения.

Сложившуюся ситуацию можно описать следующим образом: (а) Сосущество вание большого числа конфессий порождало вполне закономерный вопрос— на чьей же стороне истина? И хотя находящееся в кризисе христианское сознание на удивление самоотверженно пыталось противостоять зарождавшемуся сомнению, но оно было не в состоянии полностью предотвратить все более скорый и массовый его рост. Уже в 1624г. английский философ-деист Герберт Чербери обратился ко всем конфессиям со своим программным вопросом: «Что такое истина?» (б) Невыразимые страдания и страшная нужда, порожденные религиозными войнами (Германия, Нидерланды, Англия, Франция), в которых принимало участие и высшее духовенство, сами войны, лишенные всяческого христианс кого милосердия, с их надуманными противоречиями, внушали многим лишь отвращение и способствовали распространению в Европе индифферентных настроений. (в) Внутри протестантизма индивидуализм привел к столь сильному распаду (строгое лютеранство, лютеранство в интерпретации Филиппа Меланхтона, всевозможные разновидности кальвинизма, другие деноминации), что многие полагали спасти христианство, раз и навсегда отказавшись от более подробной различительной концепции (как это было свойственно ортодоксальному различению между «articuli fidei fundamentales» и «non fundamentales» [основополагаю щие установления веры... неосновополагающие], §101). Учитывая внутренний раскол в протестантизме, еще Якоб Аконтий в 1565г. пытался найти решение проблемы в установлении различия между значимыми и менее значимыми вероучениями. Элементы релятивизма проникали в протестантизм также благодаря деятельности страсбургских реформаторов в самом начале XVIв.

2. В том же направлении действовал и пиетизм, выступавший против отвлеченности и догматической односторонности появившегося в конце XVIв. протестантского богословия с его изощренными уловками и против учения Кальвина об «абсолютном предопределении»(на ряду с догматически-философским стремлением к единству §101). Пиетизм стремился к обновлению религиозного «благочестивого» чувства, подчеркивая при этом значение практического переустройства жизни посредством добрых дел. Отдельные стороны учения потеряли при этом свою первоначальную значимость, и тем самым была поставлена под угрозу связь с христианскими догматами, которые до того времени являлись залогом единства евангелической Церкви. Особое выделение чувства и доброго дела привело к ярко выраженно му субъективизму, явившемуся предвестником эпохи Просвещения с ее склонностью к индивидуализму и морализму. Со временем пиетизм все больше отдаляется от организованной протестантской Церкви, и в конце концов в некоторых регионах последователями учения пиетизма были образованы так называемые протестантские секты (см. §83 о секте социан, чье учение есть не более, как возобновленное учение древних антитринитариев, и которая впоследствии объединилась с небольшими унитарными общинами, в первую очередь на территории Польши). Появление протестантских сект явилось закономерным следствием полного религиозного упадка и отчасти явилось причиной того, что протестантство, утвердив принцип свободы разума в делах веры и тем самым лишившись единства, больше не могло противостоять стремительному распространению просветительских идей.

В качестве наглядного примера взаимодействия склонного к мистицизму пиетизма и зарождающегося Просвещения можно назвать появление некоторых сборников духовных песен, при чтении которых «разум получал возможность мыслить, и сердце проникалось благодатью Божией».

Но главным являлось то, что складывавшаяся ситуация в целом вела к постепенному размыванию границ между отдельными, ранее независимыми друг от друга мировоззренческими концепциями.

II. Гуманизм

Еще задолго до того, как пиетизм оформился в цельное богословское направление, первостепенное значение начали приобретать отдельные релятивистские элементы гуманизма. Из всего многообразия идей гуманизма можно выделить такие, которые, непрерывно трансформируясь, в конечном итоге приводили к религиозной концепции, чье содержание исчерпывалось двумя принципами. (а) Признаком всякой истинной религии является вера в Бога, в добродетель и в существование потустороннего мира. (б) Все религии в сущности своей одинаковы (подробнее об этом см. §76). Но ведь эти утверждения являлись основополагающими и для просветительского понимания религии.

Действительно, можно с уверенностью утверждать, что мировоззрение Просвещения подверглось сильному влиянию идей гуманизма. Это влияние отчетливо наблюдается: (а) в некоторых пунктах теории об общности всех религиозных и философских школ (выдвинутой итальянским мыслителем Пико делла Мирандола и Николаем Кузанским и развитой позднее Эразмом Роттердамским и Томасом Мором), (б) в лютеранстве Филиппа Меланхтона, склонного, с одной стороны, к морализму (учение о спасении), а с другой стороны, к рационализму (специфическое понимание таинства причащения, положенное затем в основу спиритуализма Ульриха Цвингли), и (в) в антикальвинистском и рационализированном учении арминиан.

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133 


Похожие статьи

Лортц Й - История церкви