Лортц Й - История церкви - страница 97

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133 

5. Умершего в 1835г. фон Шпигеля на его посту по желанию правительства (и благодаря покровительству кронпринца) сменил генеральный викарий мюнстерского епископства барон Клеменс Август фон Дросте-Вишеринг (1773_1845). Он был воспитанником кружка Голицыной и проповедовал присущую этому кружку подчеркнуто церковную, но сентиментальную (фидеистическую) набожность. Перед своим назначением он дал обещание придерживаться тайной договоренности, достигнутой его предшественником фон Шпигелем. Согласие между правительством и фон Дросте было нарушено в результате резкой критики архиепископом «гермесианизма» (§117). И хотя в этом вопросе было в конце концов достигнуто согласие, напряженность в отношениях, возникшая в результате спора, стала одной из причин последовавшего вскоре окончательного разрыва. Непосредственным же поводом для этого стала полемика, разгоревшаяся вокруг вопроса о смешанных браках.

6. В 1836г. трирский епископ фон Гоммер перед смертью публично отказался от своего согласия с тайной договоренностью. Таким образом курии стало известно о существовании тайного соглашения между правительством и фон Шпигелем. Повинуясь последовавшим за этим указаниям курии, архиепископ Кёльнский, утверждавший, что ему не было известно содержание соглашения, вернулся в своей деятельнос ти к положениям папской грамоты 1830г. С этого момента он стал руководствоваться исключительно церковными законами, а обстоятельства придали его личности героические черты: он не повиновался требованию правительства отказаться от должности. Правительство распорядилось арестовать его, и 20 ноября 1837г. он был отправлен в крепость Минден. Двумя годами позже та же участь постигла и архиепископа Гнезненского и Познаньского Мартина Дунина (1774_1842).

7. Такое откровенное насилие со стороны государственных и полицейских структур послужило причиной решительных перемен в католическом сознании в Пруссии и в Германии. Кёльнский архиепископ в силу самых различных причин встречал сопротивление со стороны своего собственного клира и не пользовался особым уважением у мирян (в отличие от своего предшественника); но теперь правитель ство сделало из него мученика. Гневный протест Григория XVI против столь вопиющего нарушения церковного права встретил горячую поддержку в обществе. Йозеф Гёррес (1776_1848) пишет в 1838г. свой «Athanasius»; несмотря на спорность некоторых суждений Гёрреса, основная идея его произведения была абсолютно верной. И хотя он несколько идеализировал епископских сторонников, главным было то, что он точно определил первостепенную задачу времени: современная эпоха, по мнению Гёрреса, должна была стать эпохой рождения католического народного сознания.

8. Правительству пришлось столкнуться с сопротивлением, имевшим под собой прочную основу: а) Строгие полицейские законы в Пруссии и то, как в соответствии с ними обращались с населением страны, уже с давних пор убедили католиков в несправедливом к ним отношении со стороны государства. Сыграла определенную роль и т.н. «Красная книга» (хронологическое описание мероприятий по подавлению Церкви в Пруссии): современные события воспринимались уже не в качестве отдельного случая, а как результат планомерного развития враждебной Церкви системы. б) Большое значение имел и определенный расцвет религиозно-духовной жизни. Здесь, наряду с выдающимися духовными явлениями (см. о мюнхенском кружке Гёрреса и о Тюбингенской школе), следует непременно упомянуть значение пастырской деятельности, незаметно проводившейся безымянными священниками во вновь созданных епархиях. Важность такой анонимной религиозной деятельности для исторического развития лучшим образом доказывают кёльнские волнения.

9. В Гессене профессор Гиссенского университета Каспар Риффель († 1856г. в Майнце) предпринимал попытки создать новое католическое сознание, основанное на полном отрицании протестантского полицейского государства. Риффель издал книгу по истории Церкви, в которой Лютер был представлен в преувеличенно гротескном обличии. В результате протеста, выдвинутого евангелистами против этой книги, он был отстранен (без согласования с майнцским епископом)231 от преподавания в университете. За этим последовала ответная реакция, выразившаяся в демонстративном оживлении католических паломничеств. В Гессене в то время были запрещены любые паломничества и процессии, но католики Майнца на корабле доплыли до Бингена. Три дня длилось паломничество в Трир и три дня обратно. Католики наконец-то осознали значение организованной деятельности. Когда в 1848г. была узаконена свобода объединений, стало ясно, сколь важную роль сыграли эти демонстрации: например, в Майнце Риффель основал Общества св. Елизаветы и Пия (значение которых сегодня во многом недооцене но), послужившие образцом для Союзов подмастерьев Кольпинга.

10. Кёльнские церковные распри завершились в 1840г. с приходом к власти дальновидного короля Фридриха Вильгельма IV (1840_1861), находившегося под сильным влиянием романтической идеи и выступавшего за тесные контакты с католиками. Важное значение для прекращения конфликта имела и отставка в 1838г. с поста министра народного просвещения Карла Альтенштейна. В 1841г. государство признало, что теперь для принятия чисто церковных актов совершенно необязательно получение королевского согласия на это. Кёльнский архиепископ получил возможность вернуться в свою епархию. Правда, ему пришлось принять в качестве коадъютора бывшего епископа Шпайерского Иоганна фон Гейсселя († 1864г.), который впоследствии стал заметной фигурой в возрождающейся в Германии католической жизни232. В прусском министерстве по делам образования и религии был создан католический департамент. Деятельность профессоров католического богословия не только получила одобрение государства, но и была признана в качестве необходимой «каноничес кой миссии».

Фридрих Вильгельм IV во многом под воздействием Сульпиция Буассере († 1854г.) превратил процедуру по закладке нового фундамента кёльнского собора (1842г.) в символическое торжество в честь согласия как между немецкими землями, так и между христиански ми конфессиями (во время процедуры архиепископ Кёльнский торжественно приветствовал у входа в собор супругу короля, перешедшую в протестантство).

Усилиями короля был устранен конфликт и с архиепископом Гнезненским и Познаньским (с 1839г.). Эти значительные уступки со стороны государственной Церкви и полицейского государства стали явным доказательством признания ими католического возрождения в стране. В некоторых университетах на территории католических областей были основаны кафедры католического богословия. В прусской конституции 1848_1850 годов провозглашалась свобода всех религиозных сообществ233.

Антирелигиозный либерализм видел теперь свою задачу в том, чтобы возродить ослабленную в результате этих событий государственную Церковь, предотвратить дальнейший расцвет католической жизни в Пруссии и помешать тем самым установлению конфессионального мира в Германии. Период затишья длился с 1840 по 1871г.

III. Культуркампф

1. Культуркампф явился, как уже отмечалось, результатом не просто одного или нескольких поддающихся описанию событий; он явился результатом целого духовно-политического культурного движения—либерализма, все многообразие форм которого сложилось в Германии под воздействием идей Канта, Гегеля, младогегельянца Штрауса, Фейербаха и др., а также конфессионально и политически окрепшего антикатолического протестантизма234, тесно связанного с духом нового атеистического естествознания. Любое проявление авторитета вызывало у либерализма, явившегося логическим завершением субъективной концепции (особенно в области образования и экономики), инстинктивную негативную реакцию. Порождение эпохи Просвещения и материалистической экономики, либерализм с его радикальным неверием и рационализмом нес в себе явную антицерковную идею. Основополагающие атрибуты человеческого существования— семью, брак, воспитание и образование— либерализм стремится представить в духе «мирского» восприятия. Лишь один единственный авторитет (совершенно по Гегелю) признается либерализмом— государство. Ипонятно, что, во-первых, «Силлабус», содержащий призыв папы к борьбе против любых форм либерального «прогресса» и, во-вторых, провозглашение папской непогрешимости лишь разожгли огонь инстинктив ной ненависти внутри либерализма. Достаточным подтверждением может служить тот факт, что такой прогрессивный, но по-примитив ному неверующий 235 человек, как известный ученый-патологоанатом Рудольф Вирхов призывал к «борьбе за культуру» против католицизма.

2. В Германии идеи либерализма превратились в парламентское оружие национал-либеральной партии, которой после победоносной войны с Францией 1870/1871 г., в атмосфере заметного экономического подъема в стране удалось стать главным проводником идеи государственной Церкви, отстаиваемой протестант ским правителем империи, канцлером Бисмарком 236.

Вслед за имевшим место уже с конца 50-х годов противостоянием в Бадене, Вюртемберге, Гессене и Австро-Венгрии (объединение идей йозефинизма с либерализмом) конфликт перебросился в начале 70-х годов на Пруссию. С этих пор борьба велась в основном в Пруссии, но ее следы были все еще заметны и в Бадене (министр Йолли, 1872_1876), Баварии (министр Лутц, 1869_1871, 1880_1890; король Людвиг II), в меньшей степени— в Гессене (епископ Кеттелер) и Вюртемберге. В Бадене, так же как и в Баварии, в оправдание проводившейся антицерковной политики приводились доводы Наполеона: за основу были взяты прилагавшиеся к конкордату государственные постановления. Фактическое начало культуркампфу положил уже упоминавшийся нами министр Лутц: 19 ноября 1871г. в бундесрате он внес проект закона, направленного против злоупотребле ний со стороны Церкви; в последовавших за этим дебатах в рейхстаге он говорил: «...именно в этом заключена суть проблемы; необходимо окончательно решить, кому быть хозяином в государстве— правительству или римской церкви».

3. Культуркампф стал особым этапом никогда не прекращавшегося противостояния между обеими основными ветвями власти— между религией и политикой, Церковью и государством; этапом, чья специфика определялась имевшими место в Германии в XIXв. либерализ мом, национализмом и конфессионализмом.

Это явление имело под собой самые различные основания:

а) Во-первых, следует отметить уже упоминавшиеся нами отчасти искренние, отчасти искусственно преувеличенные страх и инстинктивную неприязнь либерализма (имевшего политическую опору в лице национал-либеральной партии) по отношению к догмату о папской непогрешимости, принятие которого делало возможным непосредственное вмешательство Рима во внутренние дела государства.

б) Эти настроения получили реальное политическое выражение в результате конфликта между двумя основными институтами— Церковью и государством, возникшего по вине профессоров и преподавателей богословия, которые, отказавшись на Ватиканском соборе признать догмат о папской непогрешимости и выделившись в старокатолическую Церковь, по-прежнему продолжали преподавать богословие студентам-католикам.

в) Возможность перерастания локального конфликта в великое религиозное противостояние была обеспечена созданием партии «центра», объединившей католиков всех сословий для защиты оговоренной в прусской конституции свободы Церкви (лозунг, выдвигавший ся в подобных ситуациях еще в античности и в средневековье).

г) Внутриполитическую обстановку обостряли контакты с центром католической Польши и Эльзаса, а также придерживавшихся по большей части религии протестантизма Вельфов. В этом случае стремлению Пруссии к централизму противопоставлялись федералистские устремления, в которых рейхсканцлер Бисмарк усматривал серьезную опасность единству империи. Кроме того, Бисмарк находился под давлением национал-либералов, на которых он опирался в решающий период возрождения империи, после войны 70-х.

4. Правительство приняло целый ряд мер, направленных против католической Церкви. Суть их заключалась в следующем: во-первых, были устранены все структуры управления, действовавшие в интересах Церкви (в 1871г. был распущен католический департамент в министерстве по делам просвещения и религии); власть теперь была полностью сконцентрирована в руках государственного бюрократи ческого аппарата; действовавший в интересах протестантизма либерализм предупреждал о возникшей в результате решений, принятых на Ватиканском соборе, «опасности хождения в Каноссу»; во-вторых, получили поддержку антикатолические движения: закон о старокатолической Церкви закреплял за ее приверженцами право пользования католическими храмами и кладбищами; согласно этому закону, старокатолической Церкви причиталась значительная часть имущества католической Церкви.

а) Знаменательным было то, что в своих действиях правительство всячески пыталось избежать «гонения на христиан», но тактически выступало против руководящих кругов, против духовенства, поддерживая тем самым «гонение на Церковь». Духовенство было ущемлено во многом: (1) создавались препятствия на пути образования духовенства (закрывались интернаты при монастырских школах и духовные семинарии, в первую очередь в Бадене); (2) священнослужителя ми могли быть отныне только молодые люди, получившие аттестат об окончании курса средней школы и слушавшие в течение трех лет лекции в немецких университетах; постановлением правительства от декабря 1871 г.237 и законом о школьном надзоре от 1872г. (духовным лицам не разрешалось инспектировать школы) была ограничена свобода слова; (3) духовенство лишалось своих верных сторонников (принятие в 1872г. закона об изгнании из страны иезуитов и «родственных» им орденов; роспуск в 1875г. всех орденов, чья деятельность не была связана с заботой о больных); (4)предпринимались попытки передать решение вопросов, связанных с образованием, назначением на должности и с общим руководством клира, в государствен ную компетенцию («майские законы» 1873г. и создание государствен ной судебной палаты для решения церковных споров; «закон о хлебной корзине», 1873г.)238.

б) Так как все эти законы касались и непосредственно верующих, то предпринимались попытки ослабить их внутреннюю связь с Церковью (введение обязательного гражданского брака и разрешение разводов 1874_1876 годов; оба закона вызвали протест и внутри протестантской Церкви). В этой связи «гонения на Церковь» можно рассматривать и как «гонение на христиан», если учитывать, что в результате смещения с постов верных Церкви священников многие приходы остались без пастыря, а исполнение пастырских обязанностей (это касалось даже отпущения грехов умирающим) священниками из чужих приходов было запрещено.

в) Реакция Рима на эти события не всегда была адекватной. В письме папы императору Вильгельму I от 7 июля 1873г. говорилось: «каждый, над кем совершен обряд крещения, в какой-то мере принадлежит папе».

5. Если рассмотреть юридическую сторону вопроса, то тут мы имеем дело с целым рядом чрезвычайных законов, основывающихся, как и во все времена, на праве сильного. Лишь грубым насилием можно назвать совершенно бездоказа тельные утверждения правительства о существовании католических заговоров и высылку из страны без какого-либо предварительного расследования «наводящих ужас» и «представлявших серьезнейшую опасность для государства» иезуитов, являвшихся, как и все остальные, немецкими гражданами.

6. Целью либерализма, много раз и в самых различных формах им деклариро вавшейся, было освобождение «закабаленных» папой католиков; достижени е этой цели виделось либерализмом в освобождении немецких католиков от влияния Рима посредством законодательной деятельности.

В дальнейшем, учитывая растущее церковное сопротивление, государственные законы принимали характер лишенных всякой конструктивности (прежде всего в 1875г.). И если в начале государство пыталось представить свои действия как направленные не против Церкви в целом, а против определенных «враждебных империи» католических кругов, то в скором времени конфликт перерос в противостояние государства и католической Церкви как таковой. Бисмарк не упускал возможности прямыми и косвенными способами нанести урон достоинству папы: без предварительного согласования с Римом он назначил в 1872г. на пост своего посланника при курии кардинала Густава Хоэнлоэ, преданного политике Пруссии и бывшего на Ватиканском соборе одним из самых рьяных противников догмата о папской непогрешимости. Этим поступком Бисмарк не добился ничего, кроме удовлетворения либеральных инстинктов, царивших в стране. Теперь жизненно необходимым стало установление более тесных связей немецких католиков с апостольским центром Церкви, чему в первую очередь способствовали осуждение папой законов периода культуркампфа (1875г.) и поведение самого канцлера.

7. Противниками культуркампфа выступали епископы, духовенство и простые католики. Именно благодаря усилиям народа эта «борьба за культуру» была обречена на неудачу.

а) С одной стороны, в результате опыта, полученного во время кёльнских событий, а с другой, благодаря возросшему влиянию Рима и церковного сознания в целом, епископы и духовенство воспринимали отказ им в жалованье и жилье, а также изгнание из страны в качестве само собой разумеющихся вещей: шестеро епископов были арестованы, смещены с должностей и высланы из империи; еще две епископские должности были устранены навсегда. Сотни священников разделили их участь, но нигде так и не удалось ввести «государствен ное» образование духовных лиц, «государственное» назначение на должности епископов и священников.

Несправедливость со стороны полицейского государства по отношению к католикам была настолько очевидной, многообразной и жестокой и так сильно задевала религиозные чувства верующих, что пробуждала не только внутренний глубочайший протест в их душах, но и готовность идти на любые жертвы. Католики всех сословий, особенно обеспеченное католическое дворянство, взяли на себя всесторон нюю заботу о материальном обеспечении жизни духовенства.

б) Такое их поведение было бы просто невозможным без внутренней сплоченности католиков, возникшей после кёльнской смуты, без практики объединения в самые различные общества и, конечно же, без присутствия огромной религиозной силы как в народе, так и в образованных слоях общества.

Для того, чтобы понять истинное значение этого народного религиозного духа, необходимо сопоставить события культуркампфа с событиям, происходившими во Франции в 1905г. во время разделения Церкви и государства: тогда не только народу, но и парламенту не хватило религиозной решимости попытаться каким-либо способом смягчить последствия решений правительства, не говоря уже о том, чтобы вовсе воспрепятствовать их принятию. Конечно, возросшая тогда вследствие разделения Церкви и государства религиозная потенция нации должна была обернуться усилением позитивных попыток к обновлению в среде французского духовенства и среди простого народа (что и нашло свое выражение в руководстве епархиями, миссионерской деятельности среди пролетариата, в образе жизни духовенства, в богословии, в произведениях литературы); некоторые такие попытки можно было назвать проявлением новаторской творческой идеи или героического христианства239.

8. Немецкому католицизму удалось добиться своего представитель ства в рейхстаге и в прусском ландтаге. В первое время партия центра была еще полна свежих сил. Имена Виндгорста (1812_1891), Рейхеншпергера († 1895г.), Маллинкродта († 1874г.) и многих других говорят об идейной значительности католической партии. И совершенно неважно, удовлетворяет ли религиозная концепция этих людей требованиям, предъявляемым современной дифференцирующей критикой к богословию; главным являлось наличие у партии «центра» ясной программы действий, продиктованной ее верностью идеалам Церкви.

9. Идея парламентаризма, послужившая причиной культуркампфа, погубила себя своими собственными руками. Внутриполитическая нестабильность (разрыв Бисмарка с либералами в 1878г.), безрезультатность и абсурдность проводимой борьбы, нарушение национального согласия, распространение угрожавших государству и князьям материалистическо-анархических настроений (покушение на Бисмарка 2 июня 1878г.) и социал-демократия подготовили почву для отставки правительства. В результате такого стечения обстоятельств и смены пап (Пий IX, † 1878г.) Бисмарку представилась возможность исправить в начале 80-х годов (путем переговоров со Львом XIII) огромную ошибку, каковой являлся начатый государством культуркампф. Он много раз повторял произнесенную им однажды фразу: «В Каноссу мы не пойдем». Теперь же, по мнению Теодора Гойса, ему пришлось идти «значительно южнее». Но и Лев XIII (1878_1903) не хотел терять столь стремительно развивавшуюся Германскую империю; именно поэтому основным пунктом его программы было завоевание для Церкви современного мира.

а) Несмотря на это, на протяжении первых четырех лет (1880_1883) отмена законов культуркампфа происходила слишком медленно. И лишь после того, как в 1885г. Лев XIII был избран Бисмарком третейским судьей в конфликте с Испанией по поводу Каролинских островов (и канцлер, награжденный папой орденом Христа, поблагодарил его в официальном послании), законы, принятые во времена культуркампфа были окончательно отменены (1886_1887).

б) Впрочем целый ряд антикатолических постановлений оставался в силе: законы об иезуитах и о старокатоликах. И все еще была в некоторой степени ограничена свобода отправления церковных служб и совершения таинств. Ничто так хорошо не показывает, сколь сильно были ущемлены в правах немецкие католики, как то обстоятельство, что они несмотря на оставшиеся ограничения воспринимали свое теперешнее положение в качестве нормального. Только в 1894г. возобновили свою деятельность редемптористы и лишь в 1917г. был восстанов лен орден иезуитов.

в) Постановления культуркампфа коснулись отчасти и протестантов, которые особенно болезненно восприняли учреждение обязательных гражданских браков и отмену церковного надзора за учебными заведениями; поэтому и они в свою очередь горячо выступали за прекращение культуркампфа (и прежде всего Вильгельм I).

г) Необходимо также отметить, что напряженность борьбы была неодинакова в различных регионах. Например, в Вюртемберге очень скоро сторонники протестантизма отказались от бездушной политики по отношению к католикам. И принятый там церковный закон способствовал сохранению мира между конфессиями. Особую роль в этом сыграли тюбингенские католические богословы.

IV. Значение

1. В результате культуркампфа успех был на стороне католической Церкви. Но это еще не означает, что католицизм одержал окончательную победу. К сожалению, действия католицизма в этом конфликте носили по разным причинам исключительно оборонительный характер. Негативные последствия такой позиции наблюдаются в положении немецких католиков вплоть до XXв.

В любом случае, в области законодательной деятельности нападки со стороны культуркампфа были в большей части отбиты. Значение этого факта для католической Церкви заключалось не просто в обеспечении большей свободы действий и не только в положительном воздействии на крепнущее католическое сознание. В гораздо большей мере это обстоятельство оказало воздействие на общую картину духовного переустройства: успехи католицизма как в 30-е, так и в 70-е годы XIX столетия зародили в душах верующих людей чувство уверенности в непобедимости перенесшей множество тяжелейших испытаний религиозной, а точнее католической, идеи и внутреннее убеждение в объективном могуществе духовной власти папства. В сознании широких кругов современного образованного общества вновь появилось понимание религиозного значения духовного авторитета, ценности личной веры, основанной на признании объективных истин. Успешное сопротивление политически организованного немецкого католицизма либерализму было борьбой против просвещенного спиритуализма за католическое единство внутреннего и внешнего, личного и общего (авторитет), против субъективизма. А так как нападки правительства (попрание справедливости и ущемление свобод) были как косвенно, так и прямо направлены против папы, то прусское правительство (и следовавшие его примеру другие государствен ные деятели) начиная с 30-х годов само способствовало тому, что власть папы рассматривалась католиками в качестве единственного оплота истины. Сохраненная в тяжелейшей борьбе за права вселенской Церкви внутренняя связь католиков с епископами укрепила обществен ное сознание необходимости единой Церкви и тесной связи с Римом, что послужило опять-таки укреплению духовных позиций Рима и его центральной власти.

2. Борьба за целостность, заключенную во всеобщем единстве, имела теперь совершенно иное значение, чем перед Французской революцией. Или, точнее говоря, значение этой борьбы намного глубже проникло в сознание людей; ведь, во-первых, смирение католиков перед князьями-епископами лишилось верноподданнической окраски, и на первый план выступила духовная связь между ними, а во-вторых, несмотря на то, что субъективизм, в самых его радикальных проявлениях связанный с демократической идеей, захватил огромное количество умов и обосновался в самом сердце государства, все же он в этом случае оказался побежденным.

3. С другой стороны, мы имеем дело с успешной моделью церковно-религиозной организации, имеющей свои собственные законы и не подчиняющейся тем самым государству; это была прежде всего идейная модель, которая могла служить основой для возрождения и дальнейшего общего развития Церкви, лишенной всякой политической власти. Это было принципиальным противоборством между государством и Церковью, постоянно сопровождающим историческое развитие 240 и характеризующимся определенными, и часто очень похожими на разных его этапах, методами ведения борьбы: это попытки государства отделить свою Церковь от Рима241 или, по крайней мере, организационно изолировать их друг от друга, препятствовать воспитанию нового поколения духовенства, посеять недоверие между клиром и народом, организовать националистически настроенные группы в духовной среде, подчинить своим интересам любые спонтанные жизненные проявления Церкви, поставить Церковь в финансовую зависимость, подорвать доброе имя духовенства и иерархии и, наконец, используя грубое насилие, преследовать высшее духовенство.

Культуркампф в тогдашних рамках (т. е. все еще вне диктатуры) явился парадигмой борьбы против Церкви в «постхристианском» государстве Нового времени.

4. Прямым следствием культуркампфа было более сильное и многостороннее сплочение сил внутри обеих конфессий: в 1886г. был образован Союз евангелис тов, деятельность которого (как и созданного в 1843г. Союза Густава Адольфа) носила сильный антикатолический характер. Со стороны католицизма это было образование целого ряда больших и малых церковных союзов в самых различных социальных группах. И хотя католические союзы не были явно антипротестант скими, однако они представляли собой достаточно ограниченные интегристские объединения.

Типичным для таких католических союзов является то, что цели большинства из них не были религиозными в прямом смысле этого слова (см., например, о Союзах подмастерьев §116, II). Они ставили перед собой скорее социальные задачи: пропаганда католической науки, католической литературы, защита интересов студентов-католи ков, католического «народа»: Общество Гёрреса (1876г.), Союз св. Борромео (1844г.), студенческие союзы, Народный союз за католическую Германию (1890г.), католические рабочие общества. Работа, проводившаяся этими объединениями, была велика и очень важна, но одновременно с этим им не удалось достичь сколько-нибудь значимых результатов. К сожалению, столь важное для государства и Церкви католическое движение, пытаясь исключительно защищаться, замыкалось внутри себя самого. Преодоление этой замкнутости и стало со времени рубежа веков одной из главных задач католической Церкви во всех странах.

5. Приведенные выше примеры либерального насилия, в особенности принятие чрезвычайных законов в период культуркампфа, представляют собой богатый материал для критики либерализма, так горячо провозглашавшего себя поборником духовной свободы; эта критика приводит к опровержению идеи либерализма. Ведь либерализм с его программным неограниченным субъективизмом или, по-иному, с неограниченной свободой, как раз шаг за шагом ограничивал эту самую свободу; и в конце концов он счел своим долгом осудить свою же собственную идею: в результате принятия закона от 18 июня 1875г. были отменены параграфы конституции (прежде всего §15), гарантировавшие религиозные свободы; и именно либералы были самыми горячими сторонниками этого закона.

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133 


Похожие статьи

Лортц Й - История церкви