Лортц Й - История церкви - страница 102

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133 

Но в любом случае не следует забывать о том, что идеи антисупранатурализма проникали частично и в церковную сферу. Многие епископы, богословы и преподаватели семинарий попадали под сильное ослепляющее влияние просветительского духа как раз такого типа. Набирал силу и стремившийся к обособлению антипапский дух государственной Церкви, чья неверная (в силу своего эгоизма) концепция епископального управления и слишком односторонние национально-церковные суждения в вопросах конституции и литургии приводили к ослаблению сознания церковного единства. Превращение духовенства в государственных чиновников отрицательно сказалось на понимании обрядов таинств и противоречило религиозному идеалу обета (отказ от целибата).

В кругах высшего духовенства и при княжеских дворах все более заметным становилось увлечение идеями французских просветителей. Достаточно серьезную, хотя и не очень распространенную, догматически расплывчатую концепцию «единого христианства» отстаивали не только представители различных ветвей протестантизма (последователи Лютера, Меланхтона, Кальвина), но и некоторые католики. Это привело к тому, что в самом начале XIXв. католики и протестанты могли сменять друг друга на одной должности. Здесь можно упомянуть и тот факт, что вюрцбургский архиепископ пригласил на должность профессора экзегетики протестантского философа-рационалиста Готлоба Паулюса, а курфюрст Майнца Эммерих Йозеф фон Бюрресгейм (1763_1784) реформировал систему образования в духе протестантс кого Просвещения187. Попытки некоторых католических богословов смягчить заимствованные идеи оказывали разрушающее воздействие на учение католицизма: так Франц Антон Блау (1754_1798), профессор архиепископской семинарии в Майнце, в своем сочинении «Критические зарисовки непогрешимости Церкви в качестве непредвзя той оценки католицизма» (1791г.), во-первых, подвергал сомнению непогрешимость Церкви, а во-вторых, отрицал догматы веры и пресуществление в Евхаристии.

2. Мы уже отмечали раньше, что появление просветительских тенденций в богословии было, с одной стороны, реакцией на распростра нение в церковных кругах и религиозных братствах трудно переносимых псевдомистических настроений в вопросах отправления службы и совершения паломничеств, а с другой стороны— на недостаточно высокий духовный уровень богословия, которое, постепенно переставая быть наукой о Боге, потеряло всякую связь как с живым церковным богословием предыдущего поколения и средних веков, так и с полнокровной жизнью нации и ее культурными достижениями (литература и философия). Понятно, что достаточно смелые умы не находили удовлетворения в этой засушливой пустыне.

3. Новые философские, духовные, политические и церковно-политические тенденции особенно отчетливо проявлялись в деятельности многих католических государств и в первую очередь в Австрии, при правлении Иосифа II (§104), который в соответствие с занятой им сепаратной позицией по отношению к Церкви поддерживал духовных курфюрстов в их стремлении к церковной независимости.

В частности же можно отметить, сколь сильное выражение вышеназванные тенденции находили в практике католицизма, и особенно, сколь действенными (или корректными) были они у некоторых католических богословов.

4. а) Для того, чтобы дать верную оценку рассматриваемому здесь явлению, необходимо вспомнить профессора церковного права Трирского университета, а затем трирского викарного епископа Николая Гонтгейма († 1790г.) и его трактат «О Церкви и о законной власти Рима», опубликованный в 1763г. под псевдонимом Юстин Феброний (отсюда название разработанной им церковно-политической теории— фебронианизм). Гонтгейм был учеником историка Церкви, янсениста Ван Эспена († 1728г.) и, прожив большую часть жизни в Трире, он поддерживал тесные контакты с Францией, страной галликанизма и янсенизма. В своей книге он выступал защитником принципов, близких идеям галликанизма, и именно эта близость давала порой повод несправедливо упоминать Гонтгейма и его книгу в связи с радикальными и в некотором отношении сепаратистскими требованиями, выдвинутыми Эмсским конгрессом и конференцией епископов в Пистое в 1786г. На самом деле, его теория в большей мере отражала интересы Церкви, чем теория галликанизма, и поэтому была намного ценнее ее в религиозном смысле.

Наблюдая за тем, как Рим препятствовал установлению подлинных связей с новой наукой, Гонтгейм настаивал на обновлении Церкви в соответствии с духом времени. По его мнению, для такого обновления была необходима децентрализация Церкви и, следовательно, усиление национальных Церквей и их епископатов. В то же время следовало признать право государства на плодотворное вмешатель ство в дела Церкви, и тем самым способствовать церковному возрождению. Церковный сепаратизм Гонтгейма никоим образом не стремился к обязательному разрыву с Римом.

б) Давая богословскую оценку теории Феброния, следует особенно выделить в ней основную и бесспорную с догматической точки зрения идею о необходимости восстановления прежней епископской власти в том виде, в каком она была предначертана апостолами в Св. Писании и в основных канонах Церкви. Тогда еще движение епископализма не считалось еретическим; в определенном смысле оно стало таковым после осуждения его папой на I Ватиканском соборе. Но концепция, которую отстаивал Феброний, не имела ничего общего с принципиальным отрицанием папского примата. Уже в средние века стремление больших метрополий на Востоке и на Западе к независимости (Константинополь, Реймс, Милан, Гамбург, Бремен; подробнее об этом см. §§41 и 48), их своего рода «епископализм», противостоял все возраставшему влиянию Рима. На исходе эпохи средневековья епископализм был представлен самыми разными формами концилиаризма. Так, например, Тридентский собор закрепил средневековые догматы католицизма и подтвердил верховенство римского папы над церковными соборами. И лишь в движении галликанизма впервые можно наблюдать серьезные, хотя еще не совсем отчетливые антиримские тенденции: теперь власть папы признавалась ограниченной постановлениями соборов и согласием Церкви, а в церковном управлении папа считался ограниченным канонами и местными обычаями. Развитие именно этих тенденций привело к негласному смещению в 1690г. папы Александра VIII, в ответ на что Людовику XIV в 1693г. под давлением Иннокентия XII, сменившего Александра VIII на папском престоле, пришлось формально выступить с осуждением тезисов собора 1682г., известных под названием Declaratio Cleri Gallicani («Заявление галликанского духовенства»).

В XVIIIв. на почве застывшего государственного абсолютизма с его государственно-церковными амбициями возникает еще одна довольно мощная разновидность епископализма (курфюрсты-архиепископы!). Но даже в этом случае мы имеем дело лишь с относительной ересью, у Феброния же она отсутствует полностью.

5. Нетрудно представить, что могло бы произойти, если бы указанные Гонтгеймом тенденции развивались независимо от влияния Церкви. В эпоху расцвета государственного абсолютизма это окончательно подорвало бы церковное единство и полностью отдало бы разобщенных епископов, лишенных поддержки Рима, во власть светских правителей.

В 1764г. книга Гонтгейма была резко осуждена папской цензурой и сожжена в Риме. Сам же Гонтгейм, сначала отказывавшийся признать свое авторство, вследствие угроз Пия VI сделал это и хотя и отрекся от главных положений своего трактата, но в душе все же остался верен им. Идеи, высказанные Гонтгеймом, имели последствия, вовсе не соответствовавшие замыслу автора. Они очень кстати пришлись стремившимся к церковной независимости духовным курфюрстам (Майнц, Трир, Кёльн), которые, во-первых, проводили в своих землях реформы образования в духе Просвещения, а во-вторых, сообща (вместе с зальцбургским архиепископом в предварительном соглашении, подписанном в 1786г. на Эмсском конгрессе ) предъявили серьезные претензии папской курии, во многом утратившей свое прежнее влияние и прежний авторитет. Складывалась трагическая ситуация— ведь занятая курфюрстами сепаратистская позиция по отношению к Церкви выглядела очень опасной на фоне приближающего ся краха их столетнего господства. Трагизм ситуации усиливался еще и вследствие того, что папская курия, проявив крайнюю недальновидность, по просьбе баварского правительства высказалась в 1785г. за открытие в Мюнхене новой резиденции нунция. Духовные курфюрсты и архиепископ Зальцбургский, усмотрев в решении курии попытку посягнуть на их права, постановлениями Эмсского конгресса пытались предотвратить это. И хотя на конгрессе ни один из четырех архиепископов открыто не выступил против главенствующего положения Рима, но требования, выдвинутые ими, носили все же антипапский характер. Аналогичные решения конференции 1786г. в Пистое были потому столь решительно отвергнуты Римом, что в союзе епископов с государством (великий герцог тосканский Леопольд, позднее император Леопольд II) курия не без основания видела для себя большую опасность. На самом деле, «последователи» Феброния слишком мало значения придавали одной из его основополагающих идей об универсальном церковном союзе. На первый план в их концепции епископальной независимости, выхолощенной просветитель скими идеями, выступали церковно-государственные отношения. Ктому же следует признать и тот факт, что Рим, к сожалению, никак не откликался даже на позитивные начинания.

6. Лишь крах видимого государственно-экономического могущества епископов во Франции и Германии после проведения там всеобщей секуляризации заставил многих глубже задуматься об истинном значении Церкви. Поначалу независимость епископов, уже сильно ограниченная проведенной секуляризацией, подверглась дальнейшему ослаблению посредством конкордатов и I Ватиканского собора. Но вслед за развитием тенденции к централизации (вплоть до Пия XII, †1958г.) Рим, в лице папы Иоанна XXIII († 1963г.), выступил за новое усиление роли епископов и их Церкви. Таким образом был создан крепкий союз, члены которого имели возможность проявлять самостоятельную активность на всеобщее благо и в тесной связи с центральной властью.

7. В центре внимания Гонтгейма находится экуменическая идея, которая нашла свое выражение уже в самом названии его книги («написанная для того, чтобы способствовать воссоединению христиан, разделенных религией»). И хотя он, как недавно установлено (v. Aretin), не слишком разбирался в теории Лютера и в религии протестантизма, он не отдавал им никакого предпочтения. Он считал разделение религий вредным явлением как для Церкви, так и для нации и пытался, руководствуясь в большинстве своем правильными установками, всячески препятствовать этому. Гонтгейм был убежден, что и теперь еще в религии католицизма можно наблюдать негативные тенденции, которые делают невозможным достижение согласия с протестантизмом. Для того, чтобы как-то улучшить ситуацию и вернуть Церкви ее центральное место в государстве, он считал необходимым установление тесных контактов католической религии с новейшими достижениями науки, и поэтому выражал надежду, что наступит время, когда влияние римской курии будет ограничено, а национальные Церкви в различных странах, напротив, активизируются.

8. а) Бывают антирелигиозные периоды в истории, но не бывает периодов без религии. И в первую очередь это относится к католической Церкви. Проникнутая божественной истиной и святостью, она даже в самых неблагоприятных условиях способна пробудить в верующих глубокое религиозное чувство. Эпоха Просвещения лучшее тому доказательство.

Конечно, XVIIIв. никак нельзя назвать периодом церковно-религиозного расцвета. В сравнении с теми очевидными недостатками, о которых говорилось выше, имевшие место положительные явления были слишком незначительными. Деятельность монашеских орденов, и в первую очередь ордена иезуитов, постепенно сводилась на нет. Но хотя в сфере богословия был отчетливо заметен духовный упадок, все же нельзя забывать, что наряду с этим в то время мы имеем дело с отдельными выдающимися достижениями в области истории Церкви.

б) Необходимо принять во внимание следующее: величиной общецерковного масштаба является изо дня в день, из недели в неделю, регулярно на протяжении всего церковного года проводимая душепопечительная работа. Ее непреходящую ценность крайне трудно описать во всех подробностях. Но мы должны, как и в любом историческом анализе, также и для XVIII в. иметь в виду, что это попечение над душами продолжало осуществляться и оказывать свое воздействие.

в) При рассмотрении духовной атмосферы XVIIIв. необходимо отметить особую роль редемптористов («Общество Пресвятого Искупителя», 1732)188, деятельность которых во главе с Альфонсо Лигуори (1696_1787) стала неоценимым источником утешения для народа. Влияние ордена, поначалу распространявшееся на Южную Италию и Церковное государство, постепенно охватывает всю Европу и проникает даже за океан. Необычайные достижения ордена имели тем большее значение, что удивительно точно отвечали религиозным нуждам общества— необходимо было преодолеть чрезмерную жесткость учения янсенистов путем проповеди божественного милосердия. Благодаря воспитанию нового поколения духовных отцов, Альфонс Лигуори для многих сделал вновь доступной Божию благодать. Критика его казуистической концепции морали не должна заслонять от нас истинного значения его писательского творчества (111 произведений, выдержавших за период до 1933г. 17125 изданий на различных языках!).

Если немецкая философская и общественная мысль (представители классициз ма и идеализма) еще в XVIIIв. предсказывала неизбежность всеобщего религиозного переворота189, то и корни всеобщей католической реставрации, большой вклад в которую внес орден редемптористов в целом, и один из его членов-неитальянцев Клеменс Мария Хофбауэр в частности, следует искать в конце того же столетия (см. §112).

г) Для справедливой оценки эпохи Просвещения нужно помнить и то, что термины и понятия, которые сегодня кажутся нам абсолютно нехристианскими и некорректными в религиозном смысле (как, например, часто упоминавшиеся в то время «провидение» и «божество»), в XVIIIв. нередко заключали в себе истинно христианский смысл190.

Даже сами богословы-просветители в Майнце, Трире, Бонне, Вюрцбурге и Ландсхуте не только громогласно полемизировали по поводу отдельных христианских понятий (целибат, монашество, праздники святых, почитание реликвий и латинская литургия), но при этом преследовали порой определенные цели, имевшие много общего с христианскими идеалами. В XVIIIв., в эпоху Просвещения, существовало целое направление в реформаторском богословии, которое с полным основанием можно было назвать католическим. Представи тели этого направления признавали в качестве основы богословия Библию и горячо отстаивали необходимость проповеди и семейного благочестия (переводы Библии); их споры о внешнем оформлении литургии имели своей целью сделать ее более понятной простому народу (попытки ввести в литургию народный язык). Свободный перевод псалмов на немецкий язык, сделанный Карлом Вессенбергом, и по сей день считается вершиной выражения истинно народной религиознос ти. В конце концов такая концепция христианства, несмотря на всю свою религиозную неполноценность и односторонность, из голой теории выросла в практическое движение милосердия.

Третья глава

Катастрофа и кризис

§106. Французская революция

I. Хронология событий

1789 год, 17 июня. На заседании Генеральных штатов в Версале депутаты третьего сословия объявили себя Национальным, а 9 июля— Конституционным собранием (constituante). Они были поддержаны низшим духовенством (23.6).

14 июля. Штурм Бастилии (государственная тюрьма в Париже). Рост недовольства среди крестьян. Созыв национальной гвардии для восстановления порядка в стране.

4 августа. Представители дворянского и духовного сословия отказываются от своих привилегий. Отмена феодально-абсолютистского строя, все граждане облагаются одинаковыми налогами.

26 августа. Принята «Декларация прав человека и гражданина» (архиепископ Бордо полностью поддержал Декларацию, включая также вопрос о религиозных и культовых свободах; католичество фактически больше не являлось государственной религией).

5/6 октября. Восстание народных масс в Париже. Король и Национальное собрание вынуждены переехать в столицу. Начало давления низов под предводительством Якобинского клуба (Робеспьер) на Национальное собрание.

2 ноября. По предложению епископа Талейрана издан указ о национализации всех церковных владений; государство взяло на себя содержание духовных лиц («офицеров морали»), монастырей и приютов.

1790, 13 февраля. Роспуск всех монастырей. Части монахов была обещана пенсия, другие же должны были быть распределены по разным домам. Монахини имели право первое время оставаться в своих монастырях; монастырская собственность была конфискована и распродана.

12 июля. Принят государственный закон — гражданская конституция — о духовенстве (Constitution civile du clergev); перераспределение епархий и передача их в ведомство департаментов (83 вместо 133). Согласно этому закону, епископы и приходские священники должны были избираться на должность, как и другие служащие; епископы объявлялись независимыми от папы.

27 ноября. Принятие закона об обязательной присяге духовных лиц на верность гражданской конституции (сначала это относилось к членам Национально го собрания, затем— к епископам и, наконец, ко всему духовенству). Из 44 депутатов от епархий лишь двое принесли присягу, а во всей Франции из 133 епископов лишь четверо последовали их примеру; из низшего духовенства принесли присягу две трети, причем количество присягнувших сильно колебалось в различных областях (от 8 до 89%). Мотивы отказа от присяги не во всех случаях носили религиозный характер, например, в случае с высшим духовенством большое значение имели сословные интересы. Духовенство обращается к папе с просьбой признать гражданскую конституцию; Пий VII колеблется. Выбраны 83 новых епископа— Церковь становится конституционной.

1791 год. Усиливается общественное влияние жирондистов и радикальных якобинцев (= монтаньяры); во главе движения стоят Робеспьер, Дантон и Марат.

13 апреля. Папа осудил гражданскую конституцию, после чего многие священники отказываются от принесенной ими присяги.

20_25 июня. Неудавшаяся попытка бегства Людовика XVI.

3 сентября. Конституция вступает в силу; король утверждает ее в качестве «Гражданской конституции» и объявляет революцию законченной.

После народного голосования Авиньон, до того являвшийся папским владением, присоединен к Франции (тем самым были разрушены надежды папы на сохранение за Римом области, борьба за которую до этого во многом определяла папскую политику по отношению к Франции).

1 октября. Вновь избранное Законодательное собрание (levgislative) приступает к работе. Прежняя Церковь все более ассоциируется с эмиграцией и контрреволю цией; усиливаются противоречия между новой системой и европейскими государствами.

29 ноября. Принят декрет о церковной оппозиции, согласно которому священники, отказывающиеся присягнуть на верность новой конституции, во-первых, не могут претендовать на государственную пенсию и лишаются гражданских прав, а во-вторых, могут быть высланы из страны. Запрет, наложенный на декрет королем, не имел никакой силы. От 30 до 40 тысяч священников вынуждены эмигрировать. Ограничена в правах и конституционная Церковь.

1792 год. Первая антикоалиционная война против Австрии и Пруссии, которые поначалу имеют преимущество.

25 мая. Принят закон, делающий возможной высылку любого священника на основании показаний 20 человек.

10 августа. Захват Тюильри, отмена монархии, арестована королевская семья. Начало массовых арестов.

В начале сентября состоялись новые выборы в Национальный конвент.

2_5 сентября. Состоялись события, получившие название «Сентябрьских убийств»: в Париже убито более 1000 заключенных, среди которых 300 священников и 3 епископа, отказавшихся от присяги.

20 сентября. Перелом в войне: под Вальми французская армия впервые разбила австро-прусские войска.

21 сентября. Заседание Национального конвента. Отменена монархия и упразднен Григорианский календарь. Тем самым победила «вторая революция».

1793 год. 21 января. Казнь Людовика XVI.

2 июня. Свержение жирондистов. В результате свержения— народные восстания в провинции, а до этого— восстание роялистов в департаменте Вандея. Дантон отстранен от управления Комитетом общественного спасения, место председателя Комитета, признанного Конвентом высшей исполнительной властью, занял Робеспьер.

5 сентября. Комитет общественного спасения и Национальный конвент объявляют себя главной революционной силой.

16 октября Казнь Марии Антуанетты.

18 сентября. (Конституционные) священники лишены атрибутов католическо го культа (Вероятно, имеется в виду постановление Фуше от 10 октября 1793г., которым предписывалось: «1) Все культы различных вероисповеданий могут быть отправляе мы только в принадлежащих им храмах. 2) Так как республика не признает никакого господствующего и привилегированного культа, то все религиозные символы, находящиеся на дорогах, площадях и вообще во всех общественных местах, подлежат уничтожению. 3) Всем священникам и служителям культа под страхом заключения запрещается показываться вне храма в одежде, присвоенной их культу».— Прим. переводчика.), но общественные богослужения пока еще под защитой закона.

7 ноября. Конституционная Церковь Франции перестает существовать. Все священники — депутаты Национального собрания, в том числе и протестанты, отрекаются от сана, и в первую очередь архиепископ Парижа Гобель.

20 ноября (По некоторым источникам— 20 брюмера Прим. переводчика.). В соборе Парижской Богоматери состоялось празднество в честь «богини Разума». Усиление антихристианских выступлений по всей стране.

21 декабря. Принят декрет о терпимости(Возможно, имеется в виду декрет о свободе культов, принятый Конвентом 16 фримера Прим. переводчика.). (Еще в ноябре Дантону удалось добиться принятия постановления, запрещавшего антирелигиозные выступления.) Несмотря на все усилия, дехристианизация продолжает усиливаться.

1794 год. Апрель. Дантон арестован и казнен.

8 мая(По некоторым источникам— 18 флореаля IIг. Прим. переводчика.). Робеспьер выступил в Конвенте с докладом «Об отношении религиозных и моральных идей к республиканским принципам и о национальных праздниках», в котором отстаивал культ «верховного существа» (сюда же: о бессмертии души). Принятие новых декретов о терроре, массовые казни.

Для того, чтобы избежать гильотины, около 1750 священников вступили в брак, тем самым продемонстрировав отречение от Церкви. Во Франции лишь в 150 приходах открыто служат мессу. 23 из 83 «конституционных» епископов публично отреклись от Церкви (9 из них вступили в брак). 24 епископа отказались от должности. В общей сложности было казнено 8 епископов.

27 июля. Арест Робеспьера и на следующий день, 28 июля,— казнь.

1795 год. 21 февраля. Окончательное отделение Церкви от государства. Наблюдается тенденция к неприятию догмы на фоне временной терпимости по отношению к духовенству и отправлению службы.

II. Принципиальные замечания

Здесь важно указать, что изначально Французская революция возникла не как движение, враждебное Церкви. Напротив, сначала духовенство в большинстве своем поддерживало поднявшееся «tiers evtat» (многие духовные лица были к тому же избраны народом в депутаты), клир отказался от своих социальных и экономических привилегий (август 1789г.), и вдобавок ко всему всячески пытался способствовать принятию Гражданской конституции духовенства. Традиционная для Франции связь Церковь_государство оставалась в первое время достаточно прочной.

В переходе к разрушительному террору в первую очередь повинны радикальные группировки. И как это часто случается в истории, во Французской революции, по крайней мере в ее начале, верх берут именно радикальные настроения. Радикалы домысливали до конца идеи просвещенных вольнодумцев, отрицавших исторические традиции.

К факторам, негативно воздейств овавшим на ситуацию, следует отнести следующие обстоятельства: (1) нерешительную, а затем и откровенно неверную позицию, занятую Пием VI (нерешительную— в ответ на просьбу епископата «принять» гражданскую конституцию, неверную— вследствие направления папского легата в Германию и заключения союза с противниками Франции в 1792г.); (2)усиливающийся внешнеполитический нажим консервативных сил в Европе (во многом благодаря влиянию французской эмиграции!)191. После побед революционной армии и в особенности после победы под Флери над австрийцами в июле 1794г., когда была устранена внешнеполитическая опасность, заметно усилилось сопротивление силам террора внутри страны. Это сильно облегчило положение Церкви, но лишь Наполеону в 1799г. удалось окончательно подавить их (§110).

III. Описание

1. Французская революция не только потрясла и преобразила весь мир— она и в более узкой области церковной истории стала событием эпохальным. Значение ее для Церкви было двояким— с одной стороны, она завершила один этап в ее истории, а с другой— разрушив средневековый миропорядок и разделив общество на множество политически неравноправных сословий, открывала новые возможности для развития Церкви.

В 1789г. самым важным с точки зрения исторического развития Церкви была ее тесная связь с государством. Эта связь, основывавша яся на принципиальном представлении о существовании и взаимодействии двух «совершенных обществ», находила выражение в соответствующих государственно-правовых и церковно-политических актах (к примеру, в конкордате 1516г., который явился практическим признанием Церковью галликанских свобод) и служила залогом благосостояния Церкви во Франции— еще в эпоху раннего средневеко вья началось выделение в лен епископатам земель, принадлежавших княжеским и королевским дворам. В результате тесной связи с государством Церковь постепенно усиливала свое могущество. И не только за счет расширения земельных владений и растущих доходов, но и за счет возраставшего политического влияния. Высшее духовенство ancien revgime было, как и дворянство, сословием привилегирован ным— оно обладало большими экономическими и политическими свободами и облагалось меньшими налогами. Но, с другой стороны, и государство имело значительные права в области церковной деятельности (назначение епископов, определение размера церковных налогов и распределение ленных земель).

Страницы:
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133 


Похожие статьи

Лортц Й - История церкви